Библиографическое описание:

Пашнева С. А. Русские нормативные имена для 275 изображений действий и данные по их образности, знакомости и возрасту усвоения // Молодой ученый. — 2013. — №10. — С. 606-610.

Для набора экспериментальных стимулов (275 изображений действий из международного проекта именования изображений IPNPhttp://crl.ucsd.edu/experiments/ipnp/) представлены полученные в ходе экспериментальных исследований доминантные имена и оценки образности, знакомости и возраста усвоения. Полученные данные позволяют считать предлагаемый набор пригодным для использования в психолингвистических исследованиях с русскими информантами.   

Ключевые слова: образность, знакомость, возраст усвоения, нормы именования, изображения, действия, глагол

Изображения часто используются в качестве стимулов в исследованиях доступа к слову носителями языка и билингвами, в диагностике зрительно-вербальных функций у детей и взрослых, в нейролингвистических исследованиях, в исследованиях патологии речи, памяти и т. п. Однако сопоставление результатов, полученных разными исследователями на разном визуальном материале, затруднено. В этой связи в настоящее время в когнитивных исследованиях обычно используется стимульный материал, взятый из специально разработанных стандартных наборов изображений. В этих наборах помимо собственно рисунков, созданных в едином стиле, содержатся данные о характеристиках изображенных объектов, самих рисунков и их имен.

Наиболее известным и часто используемым в научном сообществе банком визуальных стимулов является набор из 260 черно-белых линейных рисунков объектов, разработанный еще в 1980 году J.Snodgrass & M. Vanderwart [1]. Однако, как показала апробация данного набора стимулов, полученные показатели являются значимыми только в пределах определенного языка и культуры. В этой связи возникла необходимость стандартизации стимулов для разных языковых и возрастных групп (см. обзор в [2]). Следует отметить, что в процессе апробации данного набора в разных в культурно-языковых средах у ряда исследователей возникала необходимость его расширения или модификации. Так, количество стимулов было расширено до 400 в работе [3],а некоторые культурно-специфичные изображения были заменены в исследованиях с французскими [4] и японскими информантами [5]. Дополнительные рисунки (n=82) добавили Alvarez & Cuetos [6], а Bates с коллегами [7], оставив лишь 174 рисунка Snodgrass & Vanderwart, расширили банк стимулов до 520 и провели его апробацию для семи языков.

Кроме банков изображений объектов, в последние годы стали появляться и наборы изображений действий. Одной из первых работ в этом направлении стало исследование [8], в котором в качестве стимулов использовались фотографии людей, осуществляющих различные действия. Позже на основе этих же фотографий было проведено исследование [9], в котором были выявлены нормы именования действий для французскогоязыка. В работе [10] использовались линейные изображения действий, которые позднее также были стандартизированы для испанского языка [11].

К сожалению, для русского языка стандартные наборы стимулов, оригинальные или полученные в результате апробации иностранных, практически отсутствуют. Насколько нам известно, существуют нормативные данные лишь для объектов [12,13,14], а не для действий. Наша работа призвана заполнить этот пробел. Мы поставили перед собой задачу собрать нормы именования изображений действий для русского языка. В качестве стимульного материала мы взяли 275 линейных рисунков действий из Международного проекта именования изображений [7] и применили традиционно используемую для сбора нормативных данных процедуру.

Сбор данных проходил в несколько этапов. На первом этапе исследования нами эмпирическим путем были выделены нормативные имена для стимульных изображений. Нормативное имя было определено как «доминирующий ответ», т. е. слово, которое чаще других использовалось информантами для того или иного изображения. В эксперименте участвовало 34 носителя русского языка разного пола, возраста и рода занятий, занимающие разное социальное положение. От информантов (далее ии.) требовалось максимально быстро назвать изображенное на рисунке действие (подробнее о процедуре эксперимента см. [15]).

Помимо нормативного имени для стимульных изображений мы также получили данные по параметру Nameagreement(NA) — уровень согласованности в выборе имени. Данный параметр измеряется как процент информантов, давших нормативный ответ. Он считается одним из наиболее важных параметров при изучении процессов именования. Однако в работе [1] отмечается, что более показательным является измерение энтропии структуры реакций по формуле:

где k — количество различных имен, предложенных ии. на каждую картинку, и piпропорция информантов, давших каждое имя. Чем выше показатель H, тем ниже степень согласованности в выборе имени.

Показатель H является абсолютной величиной и фиксирует больше информации о распределении имен, чем процентное соотношение. Например, если два изображения получают доминантные имена на основе 60 % совпадающих реакций, однако для одного из изображений ии. дают лишь одно отличное от доминантного имя, а для другого изображения — четыре, то для двух этих изображений процентный показатель согласованности в выборе имени будет одинаковым, однако у первого стимула показатель H будет ниже.

По результатам первого этапа эксперимента наиболее высокие показатели согласованности в выборе имени (97–100 %) получили изображения 002 пить, 024 чистить, 081 кормить, 173 читать, 026 гореть, 066 капать, 122 вязать, 143 доить, 154 гладить, 164 наливать, 196 бриться, 207 спать, 212 улыбаться, 213 курить, 233 загорать, 259 смотреть, 263 взвешивать. Наиболее низкие (≤15 %) — изображения 262 ткать, 144 работать, 199 фотографировать, 250 эвакуировать, 011 дарить, 241 думать, 249 пробовать, 251 толкать.

На втором этапе эксперимента мы собрали оценки по ряду параметров, традиционно выделяемых в исследованиях именования действий. На данном этапе исследования в качестве стимулов использовались доминантные имена, полученные на изображения действий в первом этапе эксперимента. Для них мы получили оценки по следующим параметрам:

Imageability (Imag) — образность слова. Это переменная, учитывающая насколько легко слово вызывает ментальный образ.

Conceptfamiliarity (Fam) — «знакомость» изображенного действия. Ии. просят оценить, насколько часто названное действие встречается в жизни, или насколько часто они о нем думают. Оцениваться должно само действие, а не называющее его слово.

Аge-of-acquisition(AoA) — возраст усвоения слова, называющего изображенное действие. Эту меру можно получить, если попросить взрослых определить возраст, в котором, как им кажется, они выучили слова, называющие эти действия в устной или письменной форме (от 1 до 12). Отметим, что в работе [16] было указано, что подобные субъективные оценки очень близки объективным данным, получаемым в результате анализа детской речи.

Следует, однако, отметить, что в процессе выделения доминантного имени для трех изображений были получены имена-претенденты с одинаковым количеством совпадений (см. Табл.1).

Таблица 1.

Изображения, для которых не были выделены доминантные имена

act071dust.jpg

act106hang.jpg

act275zip.jpg

071 dust

106 hang

275 zip

подметать/убирать

вешать/сушить

застегивать/расстегивать

В Международном проекте именования изображений была разработана система правил выделения имени для таких изображений. Например, в качестве доминантного считалось слово, наиболее близкое к «ожидаемому», т. е. тому, на основе которого изначально выполнялись сами рисунки и др. (подробнее об этом см. [7]). Использование этих правил позволило выделить нормативные имена для американского варианта английского языка для всех изображений. Однако, поскольку мы не располагаем данными об «ожидаемых» именах и, соответственно, не можем применить эту же систему правил, доминантных имен для русского языка для вышеприведенных изображений выделено не было и для данных изображений норм не собиралось.

Кроме того, 34 имени, полученные в ходе первого этапа эксперимента, использовались для двух и более изображений (см. Приложение 1 [17]). Для них оценки по параметрам образности, знакомости и возраста усвоения собирались один раз.

В эксперименте по сбору данных участвовали 60 студентов 1 курса факультета иностранных языков Курского государственного университета(52-ж, 8-м, возраст 17–22, ср. 17,8). Участники эксперимента были разделены на две группы. Первой группе информантов (26-ж, 4-м, возраст 17–22, ср. 17,7) был предъявлен список из 112 слов, вторая группа (26-ж, 4-м, возраст 17–19, ср. 17,8) работала со списком из 111 слов. Слова в каждом из списков предъявлялись разным информантам в 4 разных последовательностях.

От участников эксперимента требовалось оценить 1) насколько легко то или иное слово вызывает зрительный образ того, что оно называет (0- образ создать невозможно, 1- образ создать очень трудно, 7- образ создать очень легко) и записать оценку в колонку ОБРАЗНОСТЬ; 2) насколько часто они думают об этом действии или совершают его (1-практически никогда, 7- очень часто) и записать полученный результат в колонку ЗНАКОМОСТЬ; 3) в каком возрасте они узнали это слово (от 1 до 12 лет) и записать ответ в колонку ВОЗРАСТ УСВОЕНИЯ.

Всего было получено 40140 реакций. В процессе первичного анализа, было забраковано 10 бланков, часть из которых были заполнены меньше, чем наполовину. Другие демонстрировали несерьезное отношение информантов к эксперименту: полученные оценки были одинаковыми для всех стимулов или же в оценках наблюдалось устойчивое чередование (например, 775775775). Небольшое количество бланков было забраковано, поскольку среди оценок встречались непредусмотренные инструкцией оценки (например, 13, 18 и т. п.)

В результате анализу были подвергнуты оставшиеся 11144 оценки образности (6 отказов), 11144 оценки знакомости (6 отказов), и 11141 оценка возраста усвоения (9 отказов).

Наиболее образными оказались слова есть, смеяться, спать, стоять, здороваться, мыться и улыбаться. Наименее образными — глаголы посвящать, прясть, сосать, смазывать, вылупляться.

По параметру знакомость наивысшие оценки получили стимулы разговаривать, спать, идти, мыться, лежать, сидеть и вставать. Наименьшие же значения — глаголы прясть, отдавать честь, доить, курить, арестовать.

Субъективные оценки возраста усвоения показывают, что раньше всего усваиваются слова пить, спать, играть, мыться, лежать, идти, а позднее всего — глаголы медитировать, бриться, оперировать, голосовать, эвакуировать, отдавать честь и печатать.

Полный список оценок приведен в Приложении 2 [18]. В таблице 2 представлены сводные данные по результатам эксперимента.

Таблица 2

Сводные данные по результатам эксперимента

 

Согласованность в выборе имени

Imag

Fam

AOA

NA %

NA(H)

alt

средн.

55,18

1,89

7,74

6,17

4,45

4,63

ст.откл

23,37

0,92

3,77

0,43

1,35

1,42

min

9

0

1

4,6

1,56

2,14

max

100

3,83

19

6,96

6,92

9,36

NA % — процент информантов, давших нормативный ответ

NA(H) — энтропия структуры реакций

alt — количество разных имен, полученных на картинку

Imag — образность

Fam — знакомость

AOA — возраст усвоения

Как видно из таблицы 2, в рассматриваемый набор стимулов входят изображения знакомых с детства действий. Средние оценки образности достаточно высоки (6,17), а стандартное отклонение небольшое (0,47). Чуть ниже и с большим разбросом оказались оценки знакомости (4,45±1,35). Если сравнить полученные данные с русскими нормами для предметных изображений [13], то можно отметить, что глаголы являются менее образными, более знакомыми (ср. у существительных образность 6,56±0,26; знакомость 2,67±1,02).

В то же время, низкий показатель согласованности в выборе имени (NA % = 55,18 ±23,37; NA(H) = 1,89±0,92), и большое количество имен, которые информанты дают на изображения из изучаемого набора стимулов (alt = 7,74±3,77) свидетельствует о том, что в рассматриваемый набор включены рисунки, покрывающие широкий спектр значений данного показателя. В отличие от других наборов изображений, например, [10], в котором авторы целенаправленно добивались согласованности в выборе имени не менее 93 %, данный банк стимулов лучше подходит именно для психолингвистических исследований, в которых важны не только стереотипные и наиболее частотные реакции, а полный корпус экспериментальных материалов, в составе которого значим каждый единичный факт, поскольку внимание исследователей фокусируется «не на словах как таковых, а на моделях связей между тем, что предлагается испытуемым, и тем, что от них получено» [19, с.9]. Как отмечает А. А. Залевская, «с опорой на моделирование речемыслительной деятельности человека … интерпретация выявляемых связей должна проводиться через призму процессов, которые могли привести к регистрируемым в эксперименте продуктам вербальной манифестации глубинных связей и отношений» [Там же, с. 9–10]. При этом решающую роль играет то, как был идентифицирован стимул, в какую систему связей он был включен, «высвечивая» тем самым определенный ракурс переживания именуемого словом объекта как знакомого со всеми его качествами, связями и отношениями при возможном акцентировании определенного признака или ситуации [Там же].

Проведенный корреляционный анализ переменных показал, что согласованность в выборе имени (NA) не зависит от образности (Imag), знакомости (Fam) и возраста усвоения слова (AoA). Наивысшая положительная корреляция наблюдается между образностью и знакомостью. Также можно отметить, что глаголы, усвоенные в более раннем возрасте, являются более образными и более знакомыми. Полученные данные представлены в таблице 3.

Таблица 3

Корреляции между показателями стимулов

 

NA %

Imag

Fam

Imag

.23

   

Fam

.01

.70*

 

AoA

-.07

-.55**

-.60*

 *p<0.05

**p<0.01

В заключение отметим, что проведенное нами исследование можно рассматривать как апробацию набора рисунков действий из Международного проекта именования изображений для русского языка. Проведенный анализ показывает, что рисунки из данного набора покрывают широкий спектр исследовательских нужд и могут быть использованы с русскоязычными информантами в психолингвистических, нейролингвистических и других экспериментах.

Литература:

1.         Snodgrass, J. G., & Vanderwart, M. (1980). A standardized set of 260 pictures: norms for name agreement, image agreement, familiarity, and visual complexity. Journal of Experimental Psychology: Human, Learning & Memory, 6, 174–215.

2.         Brodeur, M. B., Dionne-Dostie, E., Montreuil, T., & Lepage, M. (2010). The bank of standardized stimuli (BOSS), a new set of 480 normative photos of objects to be used as visual stimuli in cognitive research. PloS ONE, 5(5), e10773.

3.         Cycowicz, Y. M., Friedman, D., Rothstein, M., & Snodgrass, J. G. (1997). Picture naming by young children: Norms for name agreement, familiarity, and visual complexity. Journal of Experimental Child Psychology, 65, 171–237.

4.         Alario, F.-X., & Ferrand, L. (1999). A set of 400 pictures standardized for French: Norms for name agreement, image agreement, familiarity, visual complexity, image variability, and age of acquisition. Behavior Research Methods, Instruments, & Computers, 31, 531–552.

5.         Nishimoto, T., Miyawaki, K., Ueda, T., Une, Y., Takahashi, M. (2005) Japanese normative set of 359 pictures. Behavior Research Methods, 37, 398–416.

6.         Alvarez, B., Cuetos, F. (2007) Objective age of acquisition norms for a set of 328 words in Spanish. Behavior Research Methods, 39, 377–383.

7.         Bates, E., D’Amico, S., Jacobsen, T., Székely, A., Andonova, E., Devescovi, A., et al. (2003). Timed picture naming in seven languages. Psychonomic Bulletin & Review, 10, 344–380.

8.         Fiez, J.A., Tranel, D. (1997) Standardized stimuli and procedures for investigating the retrieval of lexical and conceptual knowledge for actions. Memory & Cognition, 25, 543–569.

9.         Bonin, P., Boyer, B., Meot, A., Fayol, M., Droit, S. (2004) Psycholinguistic norms for action photographs in French and their relationships with spoken and written latencies. Behavior Research Methods, Instruments, & Computers, 36, 127–139.

10.     Masterson, J., Druks, J. (1998) Description of a set of 164 nouns and 102 verbs matched for printed word frequency, familiarity and age-of-acquisition. Journal of Neurolinguistics, 11, 331–354.

11.     Cuetos, F., Alija, M. (2003) Normative data and naming times for action pictures. Behavior Research Methods, Instruments, & Computers, 35, 168–177.

12.     Kremin, H., Akhutina, T., Basso, A., Davidoff, J., De Wilde, M., et al. (2003) A cross-linguistic data bank for oral picture naming in Dutch, English, German, French, Italian, Russian, Spanish, and Swedish (PEDOI). Brain & Cognition, 53, 243–246.

13.     Григорьев А. А., Ощепков И. В., Балясникова О. В., Орлова Е. А. Нормативные данные по образности, согласованности наименований, знакомости и соответствию наименования изображению для набора из 286 стимулов//Вестник Московского государственного областного университета. Психологические науки. 2010. Т.№ 1. — с. 42–51.

14.     Tsaparina, D., Bonin, P., Méot, A. (2011). Russian norms for name agreement, image agreement for the colorized version of the Snodgrass and Vanderwart pictures and age of acquisition, conceptual familiarity, and imageability scores for modal object names. Behavior Research Methods, 43, 1085–1099.

15.     Пашнева С. А. Влияние формы проведения эксперимента на результаты исследования процесса именования изображений действий / Теория языка и межкультурная коммуникация. Электронный научный журнал Курского государственного университета. — Режим доступа URL: http://tl-ic.kursksu.ru/pdf/008–12.pdf

16.     Alario, F.-X., Ferrand, L., Laganaro, M., New, B., Frauenfelder, U., & Segui, J. (2004). Predictors of picture naming speed. Behavior Research Methods, Instruments, & Computers, 36, 140–155.

17.     Приложение 1. Изображения с совпадающими доминантными именами в русском языке из набора 275 стимулов из Международного проекта именования изображений [Электронный ресурс]/С. А. Пашнева. — Режим доступа: URL:https://docs.google.com/file/d/ 0B67nAD8xdFBPYkJfeWVweGVZaFk/edit≤usp=sharing

18.     Приложение 2. Нормы именования 275 изображений действий для русского языка [Электронный ресурс] / С. А. Пашнева — Режим доступа: URL: https://docs.google. com/spreadsheet/ccc≤key=0Aq7nAD8xdFBPdGFKM25RTlJIY2tJRkxuRmtZZ2V6aFE&usp=sharing

19.     Залевская А. А. Значение слова через призму эксперимента: монография. — Тверь: Твер.гос.н-т, 2011. — 240 с.



[1] Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований («Нормы именования изображений действий»), проект № 12-34-01250

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle