Библиографическое описание:

Турчан О. В. Отношение к миру в ранней юности при социальной депривации // Молодой ученый. — 2013. — №10. — С. 488-490.

Проблема социального сиротства детей в России на сегодняшний день является одной из самых острых. Статистика пятилетней давности (более свежих данных нет) свидетельствует: по числу сирот, приходящихся на каждые десять тысяч детей, наша страна занимает первое место в мире, а всего у нас свыше 760 тысяч детей, оставшихся без попечения родителей. Сегодня в нашей стране насчитывается около миллиона беспризорных детей, 330 тысяч преступлений, которые совершаются подростками, жизнь 2 тысяч детей в год заканчивается самоубийством, только в больницы Москвы ежегодно попадает 1800 детей, совершивших попытку суицида. Почти половина детей нашей страны находится в зоне социального риска.

Поэтому проблема глубины и тотальности психической травматизации детей и подростков, воспитывающихся в условиях родительской депривации в детских учреждениях разного типа, на сегодняшний день остаётся открытой, судя с аналитических позиций психологии развития. Поэтому важно произвести сравнение качественной выраженности психологических феноменов у подростков-сирот и подростков из семей, влияющих на развитие их личности, их социализацию и адаптацию. [1, 2, 3, 4, 5, 6, 8, 9, 10, 11, 12]

Главной научной задачей нашего психологического эмпирического исследования, представленного в данной статье, явилось выявление различий психологических особенностей старших подростков, воспитывающихся в детских домах, и старших подростков, воспитывающихся в семьях.

Эмпирическими базами исследования в городе Москве выступили Политехнический колледж № 19, детский дом для детей-сирот (школа-интернат) закрытого (интернатного) типа № 24 и детские дома для детей-сирот № № 12 и 17, являющиеся детскими домами открытого типа.

Отметим, что в независимости от типа детских домов, разделяемых по уровню (степени) социальной (общественной) открытости/закрытости, в них проживают сироты различного рода (два основных рода сиротства) и разного возраста. Это — дети и подростки в возрасте от 7 до 18 лет, являющиеся так называемыми круглыми сиротами (не имеющими никого из родителей), или являющиеся так называемыми социальными сиротами (имеющими одного или двух родителей, лишённых родительских прав или отказавшихся от детей, что юридически аналогично). [3, 4, 10]

Исследование личностных особенностей старших подростков, воспитанников детских домов, и старших подростков, воспитывающихся в семьях, осуществлялось посредством следующих психодиагностических методик: 1) Опросник способов совладания — ОСС (авторы: R. Lasarus, S. Folkman, адаптация Т. Л. Крюковой и Е. В. Куфтяк); 2) Опросник отношения к смерти — ООС (И. Ю. Кулагина, (2011)); 3) Шкала «Активность — оптимизм» — ШАО (Шуллер и Комуниани (AOS), адаптация Н. Водопьяновой, М. Штейн)); 4) Шкала одиночества — ШО (авторы — Д. Рассел и М. Фергюсон (UKL), адаптация Н. Е. Водопьяновой (2009)); 5) Шкала депрессивности — ШД (автор — П. Хейманс, адаптация А. И. Подольского, (2003)); 6) Диагностика страхов — ДС (В. Леви, (2003)) [2, 7, 11, 13].

Математическая обработка полученных данных осуществлялась нами при помощи статистического пакета SPSS 17.0.

Мы обнаружили в полученных психодиагностических данных эмпирического исследования значимые различия, для математического выявления и уточнения которых, в изученных нами группах и подгруппах общей выборки старших подростков, воспитывающихся в детских домах, и старших подростков, воспитывающихся в семьях, нами был применён t-критерий Стьюдента (равенство средних значений). [2, 7, 11, 13]

Мы приводим здесь ниже, при описании психодиагностических результатов исследования, в качестве психологических фактов только достоверные показатели по всем изученным нами аспектам (р ≤ 0,05).

Подростки из детского дома менее активны, но при этом более оптимистичны, чем их сверстники из семей. Если сравнивать эти данные с определенной долей фатализма, присущего воспитанникам детских домов, то можно заключить, что, не заглядывая в будущее, не имея дальних перспектив и целей, они готовы получать максимум удовольствия от настоящего.

Подросткам из детского дома при их чувстве «мы» и сплоченности в рамках закрытого образовательного учреждения менее свойственно чувство одиночества и минорный фон настроения (депрессивность), чем подросткам из семей. Следует учесть, оценивая эти данные, что подростковый возраст — это время самоанализа, бурного развития самосознания, представлений о собственной исключительности, уникальности, попыток самосовершенствования, вследствие чего подростки ощущают одиночество и периодически нуждаются в нем (одиночестве). Эта возрастная особенность проявляется у подростков из семей и слабо представлена в детском доме. Поэтому полученные данные можно оценивать с одной стороны, как сохранение психологического здоровья, а с другой стороны — как недостаточно полное глубокое проживание подросткового возраста, которое Л. Н. Толстой не случайно назвал «пустынней отрочества».

При этом различные страхи более выражены у подростков из детского дома, чем из семей. Это касается страхов смерти и боли, страхов пространств, страхов общения со взрослыми и страхов ответственности, страхов перед агрессией, страхов нехватки чего-либо, общебытовых страхов, мистико-психологических страхов. Исключение составляют так называемые фортунофобии: подростки из детского дома, имея суженную временную перспективу, не больше чем их сверстники из семей боятся сложных поворотов судьбы.

Почти все копинг-стратегии у подростков из детских домов выражены меньше, чем у подростков из семей. Это может быть причиной меньшей адаптированности к сложным ситуациям и, таким образом, большей подверженности стрессам. В наибольшей мере данные подростки из детского дома отличаются от данных подростков из семей по трем видам совладеющего поведения: самоконтролю, избеганию и положительной переоценке. Можно считать, что подросткам, находящимся в условиях закрытого образовательного учреждения, в сложной стрессовой ситуации трудно контролируют свои эмоции, пытаться избежать этой ситуации или найти в ней определенный позитивный смысл. Подростки склонны «застревать» на отрицательных эмоциях, порожденных стрессовой ситуацией.

Проведённое исследование выявило достоверно значимые различия в проявлениях личностных особенностей старших подростков, воспитывающихся в детских домах и в семьях. Возможно широкое использование полученных результатов в целях психологической профилактики и коррекции негативных тенденций личностного развития в старшем подростковом возрасте.

Практическая значимость исследования заключается также и в том, что выявлены конкретные различия выраженности целого ряда личностных особенностей подростков-сирот и подростков из семей, что отражает социально-психологическую и социально-культурную реальность их жизнедеятельности. Это: проживание в замкнутом пространстве, отсутствие навыков интеграции в макросоциум в силу привычки жизнедеятельности в изолированном обществе, затруднённое вступление в контакт с людьми и т. д. [3, 4, 5, 6, 9, 10, 11, 12]

Затруднения личностного развития, социализации, усвоения стереотипов социального поведения, искажённые представления о жизни в макросоциуме и переживание определённой социальной ущербности, — всё это те психосоциальные тенденции, которые весьма характерны для подростков из детских домов. Это приводит к снижению общительности, росту тревожности и депрессивности и к снижению темпов психосоциального развития личности старших подростков, воспитывающихся в детских домах. В этом плане, от подростков, воспитывающихся и обучающихся в детских домах интернатного типа, выгодно отличаются подростки, обучающиеся в общеобразовательных школах, а проживающие и воспитывающиеся в детских домах открытого типа. [3, 4, 5, 6, 9, 10, 11, 12]

Старшие подростки из семей наименьшим образом применяют такие стратегии совладания со стрессовыми ситуациями как: поиск социальной поддержки, самосохранение, дистанцирование, бегство, избегание. Старшие подростки из детских домов достоверно реже используют такие совладающие способы и стратегии в стрессовых ситуациях как: бегство и избегание, дистанцирование, самосохранение, поиск социальной поддержки. Эти различия отражают психосоциальные параметры депривации личности старших подростков, являющихся воспитанниками детских домов. [3, 4, 10]

Выявленные тенденции рекомендуются к учёту специалистами, работающими в разного типа учреждениях для детей-сирот, — это: воспитатели, учителя, педагоги-психологи, социальные педагоги, социальные аниматоры.

Самой основной проблемой всех детей и подростков, воспитывающихся без родителей, является нарушенное общение со взрослыми. Взрослым надо учитывать описанные психологические особенности подростков-сирот в общении с ними. Главное — уметь видеть в особенностях поведения подростков-сирот проявление их личностных особенностей, обусловленных социальной ситуацией развития их личности, и быть добрыми к ним.

Литература:

1.                 Василюк Ф. Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций. — М.: МГУ, 1984. — 200 с.

2.                 Водопьянова Н. Е. Психодиагностика стресса. — СПб.: Питер, 2009. 336 с.

3.                 Донцов Д. А., Донцова М. В. Социальное положение безнадзорных детей и подростков в Российской Федерации // Современные исследования социальных проблем: Материалы III Общероссийской научно-практической конференции с международным участием. Вып. I. — Красноярск: Научно-инновационный центр, 2011, С. 39–42.

4.                 Донцов А. И., Донцов Д. А., Донцова М. В. Сиротство российских детей и подростков как социальное явление // Роль молодёжи в будущем России: социально-экономический и образовательно-культурный аспекты. Материалы VII-ой научно-практической конференции с международным участием. Том 2. — Одинцово, АНОО ВПО «ОГИ», 2011. — 354 с., С. 30–40.

5.                 Донцов Д. А., Донцова М. В., Поляков Е. А., Сухова Г. В. Детская возрастная психология. — Тула: ТГПУ им. Л. Н. Толстого, 2011. — 203 с.

6.                 Донцов Д. А. Психология подростка. — Одинцово: АНОО ВПО «ОГИ», 2011. — 142 с.

7.                 Донцов Д. А., Донцова М. В., Поляков Е. А., Сенкевич Л. В. Комплексное пособие по дисциплинам «Психодиагностика» и «Практикум по психодиагностике». — Воронеж: «Научная книга», 2013. — 164 с.

8.                 Крюкова Т. Л. Психология совладающего поведения. — Кострома: Студия оперативной полиграфии «Авантитул», 2004. — 344 с.

9.                 Кулагина И. Ю., Колюцкий В. М. Возрастная психология: полный жизненный цикл развития человека. — М.: ТЦ Сфера, 2005. — 464 с.

10.             Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Психология сиротства. 2-е изд. — СПб.: Питер, 2005. — 400 с.

11.             Практикум по возрастной психологии: Учеб. пособие / Под ред. Л. А. Головей, Е. Ф. Рыбалко. — СПб.: Речь, 2006. — 688 с.

12.             Психология человека от рождения до смерти. Полный курс психологии развития. Под ред. А. А. Реана. — СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2005. — 656 с.

13.             Энциклопедия психодиагностики. Психодиагностика детей. Самара: Издательский Дом «Бахрах-М», 2008. — 624 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle