Библиографическое описание:

Редько А. М. Пространство репертуара // Молодой ученый. — 2013. — №10. — С. 569-573.

Статья раскрывает актуальные на сегодняшний день темы. А именно следующие тематические направления: это расширения композиторского творчества в интеграционном плане и это инновационное совершенствования хорового детского репертуара.

Ключевые слова: хоровая лаборатория, инновационное совершенствование репертуарной основы, детский хоровой театр, художественное творчество, музыкально-театральный аспект, сюжетнаяминиатюра, театр, драматургическая завязка, театральная схематичность.

Article opens subjects actual today. Namely following thematic directions: it expansions of composer creativity in the integration plan and this innovative improvement of choral children's repertoire.

Keywords: choral laboratory, innovative improvement of a repertoire basis, children's choral theater, art creativity, musical and theatrical aspect, subject miniature, theater, dramaturgic outset, theatrical sketchiness.

Ваше внимание хотелось обратить на одно мероприятие, которое проходило сравнительно недавно, а точнее несколько лет тому назад. В мае месяце 2009 года в г. Санкт-Петербурге состоялось знаковое мероприятие для регионального Союза композиторов, т. е. подведение итогов конкурса: «Русская музыка XXI века для детей и юношества. Хоровая лаборатория» /автор вышеназванного проекта: И. Роганова/. Это значимое событие в области композиторского искусства проводилось при поддержке Фонда Преподобного Серафима Саровского. Мы хотели остановиться на нём более обстоятельно тем более для решения накопившихся проблем в хоровом детском репертуаре на сегодняшний день.

Просматривая автором данной статьи информационные материалы, /см.: газету «Музыкальное обозрение». 2009. № 7–8. — с. 30/,сразунас навеяли рассуждения об условии конкурса-лаборатории. С этими размышлениями я и хотел поделиться.

Прежде всего, обращаем на то место в положении конкурса, а именно где говорится, что «произведения участников, /здесь мы имеем в виду начинающих композиторов/, были ограничены в жёсткие жанровые категории» [1, с. 30]. Этому соответстветствует данное пояснение: «1.Духовная хоровая музыка, которые должны быть написаны в традиции православного богослужения. 2.Произведения, которые должны быть написаны в фольклорном направлении; 3.Хоровые произведения о природе, которые должны быть написаны с использованием стихов отечественных классиков и современных поэтов» [1, с. 30].

Нам непонятно и очень странно, что начинающих композиторов, тем более на этом конкурсе загоняют в определённые в жанровом плане рамки композиторского творчества. Это, безусловно, сковывает конкурсантов ведь одно из названий конкурса хоровая лаборатория, а раз это название, то, безусловно, конкурс, прежде всего, должен отвечать данному его статусу. Хоровую лабораторию мы позицианирум как большая свобода начинающих композиторов, дающее право экспериментировать в интеграционном жанре, так например, в «Детском Хоровом Театре» /ДХТ/[1] и тем более поддерживать тех ярких экспериментаторов, которые инновационными средствами исполнительства создавали театральный хоровой спектакль. Учитывается здесь, безусловно, что яркая драматургия в соединении с актёрским управлением вокальным голосом и с декламационным его владением в хоре даёт креативные возможности для репертуарного процесса. Процесс самого репертуарного пространства «есть процесс деятельности, который порождает нечто качественно новое, никогда ранее не существовавшее; создает нечто новое, ценное и, главное, постулирует процесс создания субъективных ценностей»[2]. Этим самым композиторы, используя новые веяния, могут создавать не просто вокальные произведения для возрастных хоровых коллективов, а и в инновационном направлении сочинять, например, в видах жанра «Хорового Детского Театра». Это может быть хоровое произведение-действо или хоровой концерт-действо, либо хоровой спектакль. Захватывающая драматургическая идея вокруг, которой строится обычно представление, креативно объединяя сольные, хоровые, инструментальные номера общей драматургией. Придумать визуальное оформление, оригинальные костюмы, всё это, безусловно, заинтересовывает слушателей. Просто обладать хорошим вокалом на сегодняшний день недостаточно. Позиционируя хор — это не статичный организм как это было в эпоху «больших» русских хоров. Здесь каждый артист детского самодеятельного коллектива — исполнительская единица и поэтому не обойтись не только без хорового композитора, но и конечно без хорового режиссёра, а уж о необходимости артистических навыков и говорить не приходится.

Автор этой статьи останавливается на художественном творчестве, а если быть более четким в определениях, то на интеграции следующих жанровых направлений: вокально-хорового, театрального, инструментального, а именно на «Детском хоровом театре». В современной России этот интегрирующий жанр, с одной стороны, имеет глубокие исторические корни, а, с — другой, именно в силу многих объективно-субъективных причин, не имеет широкого распространения в практике современного сочинительства.

В позапрошлом периоде хоровой литературе и хоровой литературе нашего периода, тем не менее, если хорошо поискать, можно найти и положительные примеры, подтверждающие, что хоровой детский театр постепенно завоёвывал и завоёвывает репертуарное пространство. Если перечислять список композиторов /О. Ди Лассо, Г. Ф. Гендель, В. А. Моцарт, Ф. П. Шуберт, П. И. Чайковский, С. В. Рахманинов, М. И. Глинка, Г. В. Свиридов, О. С. Чишко, Ю. М. Чичков, В. Н. Рубин, С. М. Слонимский, Е. И. Подгайц/ фактом остаётся то что, к сожалению, немногочисленная часть композиторов обращавшихся и обращающихся в своём творчестве к злободневному на сегодня и в будущем этим видам жанра.

Здесь, прежде всего нам видится некий креативный союз хорового композитора и хорового режиссёра. Функция первого. В удобной для детского самодеятельного хора вокальной технике, что составляет соответственный уровень мастерства коллектива, хоровой композитор сочиняет вокальное произведение. Функция второго. На основе хоровой зарисовки, а вокальное произведение можно трактовать, как хоровую зарисовку, хоровой режиссёр драматургически сконструирует, выстраивает мизансцену — основу например хорового произведения-действа, что, безусловно, в дальнейшем самодеятельный детский хор будет позиционировать слушателям уже совместный продукт художественного творчества.

Общий анализ вокально-хоровых произведений /«Эхо»; «Аллилуйя»; «Репетиция к концерту»; «Баркарола»; «Соловушка»; «Весенние воды»; «Жаворонок»; «Попутная песня»; «Балаганчик»; «Сюита-фантазия», «Ложкари»; «Веснянка»; «Хоровые игры»; «Повелитель мух»; «Крыса»/ у вышеперечисленных композиторов в музыкально-театральном аспекте конкретно показывает:

1.      Сюжетную миниатюру.

Задушевно, искренне воплощены прекрасные человеческие чувства и переживания: любовь и благодарность к друзьям, грусть расставания и радость будущего возвращения в родную страну.

О красотах лесной природы о раздающемся явлении: ЭХО, часто слышащее в лесу, а диалоге, перекличке с теми, кто забрёл в лесистую местность. Разговор путников зашедших в лес с этим явлением по душам.

Выйти на берег, т. е. подойти ближе к воде (отнюдь не выйти на берег из лодки после, например, катания в ней); мы слышим, как тополь к себе нас зовет, и мы можем внимать шуму ветвей — тоже, надо полагать, на берегу, а не на воде. Сцена — не столько в лодке, сколько на берегу реки или озера — закончилась, влюбленные (нет сомнений, что это именно они) удалились, остался один пейзаж. Символ твёрдости духа и гимн единению людей в общей радости. Отчаявшиеся обретут надежду, слабые получат опору. Слава всевышнему, напоминающая о первичном назначении поддерживать людей.

Таким образом, данные примеры придают некую миниатюрную содержательную сюжетность. «Три минуты театра для всех» — так называют «chanson», что в переводе с французского — песня сами французы. И эта действительно песня, прочтённая как «сюжет для небольшого рассказа».

2.      Театр.

Являясь прекрасными примерами звукоизобразительности в вокально-хоровой музыке поражают слушателей своей оригинальностью придающее и некую театральность.

Самым интересным на наш взгляд представляется постижение пространства поэтических миров, дающее возможность с лирическим героем собеседования со всем сущим тем самым подчёркивает возможность осознания, обнаружения своего родства с природой с историей и культурой. Размышление в музыкально-поэтических образах о вечных проблемах современной жизни, о философских аспектах в искусстве, ибо пространство поэтических миров — пространство души современного человека, чувствующего свою кровную причастность к проблемам всего мира, ответственность за его судьбы. С графической точностью, словно пунктиром в происходящих на сцене передвижениях переходах «действующих лиц» — хора, индивидуальных солистов и артистов из хора прорисовываются содержание событий, судьбы героев, характеры.

Исполнительское ощущение времени связано с событийностью музыкальной драматургии. Образ воспринимается как переживание (проживание) и знание. Интерпретация художественного материала обусловлено проникновением в образный строй, вживанием в атмосферу сочинения собственного «Я» и субъективного воссоздания в индивидуальном воплощении. Исполнение вокально-хоровой музыки в виде театрального выступления, проникновение в образный мир обусловлено неограниченными возможностями музыкального языка и богатством специфических средств художественной выразительности. В связи с этим ёмкость музыкального содержания предусматривает осознанное восприятие материала и осмысленное воплощение в театральной сценографии.

3.      Драматургическую завязку.

Вокал, взятый в динамическом действе, является источником и моделью организации звуковой материи. Отсюда следует возможность полагать, что в нём (вокале) заложены базисные элементы — ритм, дыхание, движение. Однако звучание только хорового исполнения может трансформироваться в художественную структуру и способно воспроизвести сюжетную линию.

Сюжетные линии связаны с еженедельным репетиционным процессом в оркестровом коллективе (хоровой детский коллектив исполняет роль всего симфонического оркестра, солисты из хора — роль отдельных музыкальных инструментов играющих «соло» в оркестре). Безусловно, в процессе репетиционной работы возникают и некие рабочие конфликты дирижера, (основную роль исполняет индивидуальный солист, который одновременно и поёт и дирижирует) с музыкальным коллективом происходящее из-за нестройности, из-за не выверенности каждой оркестровой группы. Симфонический оркестр — это очень сложный творческий коллектив и конечно здесь большую роль играет дирижер, который объединяет разных инструменталистов в концертный организм единомышленников, отчего сам репетиционный процесс делается более энергичным и азартным. Все вместе заняты любимым делом, и процесс креативности помогает довести до исполнительского совершенства сам продукт — инструментальное произведение.

Проблема добра и зла становится уже в фабульном противопоставлении в мизансценах. В процессе развития происходит взаимопроникновение двух сфер: положительного и отрицательного: критическое сближение двух миров приводит к ситуации как бы типа «вселенского разрушения».

4.      Фольклорность.

На фоне изменения условий бытования хоровой музыки на концертной эстраде, при котором заметно сблизились фольклор и академическое хоровое искусство, всё явственнее становится противоречивость их отношений со статичной исполнительской формой. Исполнительскими средствами начинающие композиторы способны более раздвинуть пространство художественных возможностей в рамках традиционного вокального репертуара.

5.      Театральную схематичность.

Мы видим, что совмещаются линии сценического представления и реакции слушателей. В центре внимания — эмоциональная реакция слушательской аудитории, поэтому ролевая наполненность поручается партии солистов, а хор выступает в сценическом амплуа повествователя сюжетной фабулы. Театральная диада: актёры /хор/ слушатели /солисты/ разветвляются по бинарному принципу (см.: рис. 1):

Рис. 1. Театральная диада: актёры/хор/ слушатели /солисты/ разветвляются по бинарному принципу

Определённая линия выстраивается и в составах исполнителей: детский хор, но и индивидуальные солисты играют не последнюю роль, выступая, то в качестве единовластного хозяина, то в совокупности с другими участниками исполнения. Поясним:

·                представление всего хора, а затем и его хоровых групп;

·                развитие его составляющих, /т. е. индивидуальные солисты-вокалисты, солисты из хора, вокально-хоровые ансамбли, появляющихся на фоне общего хорового звучания самодеятельного коллектива/.

Детский хор образует несущий каркас — основу композиционного построения. Вокальный голос детского хора и общезначим и субъективен, кроме того живой и гибкий организм, чутко реагирующий и раскрывающий сюжетно-драматургическую канву мизансцен.

Обращаясь к диагональной стереофонической координате пространственно-временного аспекта хорового действа, мы обратили внимание на то, что диалогизм проходит в мизансценическихпостроениях(см.: рис. 2, 3.):

Рис. 2. Первый тип диалогизма.

Рис. 3. Второй тип диалогизма.

Сценическое пространство можно слегка расширить за счет территории перед слушателями. Соответственно, многие эпизоды можно играть прямо перед слушателями, что вполне в здешних традициях (не говоря уже о традиционных проходах через пространство слушательского зала). Другие, напротив — в глубине сцены. Чисто режиссёрски это до конца можно продумать и перемещать артистов по логичности драматургического содержания.

Диалог естественен символизирующий проявление собственно концертирования в контексте противопоставления хоровой и инструментальной групп.

Концертное состязание индивидуальных солиста, солистов из хора и самого хора осложняется не менее интенсивной борьбой внутри художественного коллектива, что сказывается на выдвижении на основной план хоровых партий естественным путём.

Ещё один уровень разъединения артистов хора может существовать и внутри хоровой группы. Тонко чувствуется индивидуальность каждой вокальной партии и в совместном групповом ансамбле подчас неожиданно нарушается иерархия, путём рельефного выдвижения на первый план красивого в тембральном отношении вокального голоса.

Образнее ярче передать сюжетный поворот, в этом случае в хоровой практике используется следующий приём: художественному исполнению хором противопоставлен «голос из хора».

Напомним и о таком существующем приеме, безусловно, эффектном в исполнительском плане как хоровое скандирование.

Также используется полифонический приём в хоре. Эмоциональное воздействие этого приёма котируется. Здесь чётко прослеживаются отдельные вокальные голоса, ведущие определённые темы в хоровых группах. Эти вокальные партии образуют хоровую полифонию — кульминация, которой и есть многоголосное звучание всего хора.

Выводы:

Музыка, сама музыка, переходит в действо и каждая из отдельных (музыкальных номеров, песен) является эпизодом композиционного действа, но не случайным, а тесно взаимосвязанным с другим эпизодом. Композиционность выстроена с художественным расчётом. Соотношения и образные связи музыкальных номеров удивительны своей свободой, гибкостью, многозначностью. Характер «цепной» развития «звеньями», от образа к образу сочетается после достижения эмоциональных вершин с временным «снятием» только что достигнутого и переводом мысли как бы в другой план, что, однако не означает разрыва со всем предыдущим. Наиболее типичным является лирико-пейзажное содержание, выявленное через личное восприятие образов природы. События — это сюжет о природе, о любви. Изображение природы в контексте развития (обновления) противопоставляется пассивному герою. Проникновение принципов театральности в музыкальную драматургию даёт возможность показать всю картину образов: от контраста и противостояния до взаимодействия и синтеза. Воздействие театральной конкретики и изобразительности проявляется в остроте драматических коллизий. Музыкальным образам свойственны черты, а именно тонкость эмоциональных оттенков, сложность и противоречивость чувств этим самым рождающие драматургические контрасты. Инструментальное сопровождение становится фоном драматургического действия это тот эмоциональный камертон, который настраивает слушательское восприятие на нужную чувственную волну и помогает достичь необходимого сценического воздействия.

Фотография. Вручение Редько А. М. хормейстеру концертного хора «Мелодия» МУ ДОД ГДД(Ю)Т г. Пермь специального приза за яркое воплощение репертуара в детском самодеятельном коллективе. IV Советско-Болгарская детская хоровая ассамблея «Дружба». Колонный зал Дома Союзов. г. Москва, 1991 г.

Литература:

1.              Роганова И. Условия конкурса-лаборатории. [Текст]/И. Роганова.//Газета «Музыкальное обозрение». 2009. № 7–8. — с. 30.



[1]Авторская аббревиатура.

[2]Авторская интерпретация понятия «Репертуарное пространство».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle