Библиографическое описание:

Слепцов Ю. А. Народное воспитание детей эвенов // Молодой ученый. — 2013. — №9. — С. 403-404.

Рассматривается некоторые аспекты народного воспитания детей эвенов — коренных жителей Севера.

Ключевые слова: семья, воспитание, дети, культура, успех.

Эвены — коренные малочисленные народы Севера. Ранее в этнографической литературе они были известны как ламуты, их численность по данным переписи 2002 г., в Российской Федерации составила 19071 чел. — из них в Республике Саха (Якутия) — 11657 человек. Место проживание — Республика Саха (Якутия), Чукотская АО, Хабаровский и Камчатский края, Магаданская область.

Жизнь в суровых природно-климатических условиях сформировала у эвенов особую систему жизнеобеспечения, важным элементом которой были положительные знания о природе и человеке. Степень их развитости и специфику обусловливала практика промыслового и кочевого хозяйства. Как и у других народов Севера, у эвенов до недавнего времени отсутствовала письменность, поэтому накопленные знания и опыт передавались от поколения к поколению в устной форме. [7. с. 125]

В 50–60-ые годы XX в. произошли события, которые существенным образом повлияли на коренные кочевые народы Севера. В результате непродуманной политики перевода в оседлый образ народов ведущих кочевой образ жизни, прервало преемственность народного воспитания детей в традиционном образе кочевой жизни. Семьи были оторваны друг от друга: мужчины пасли домашних оленей, а женщины жили в поселках с детьми. Многие дети жили и учились в интернатах, т. е. были оторваны от родителей, что негативно отразилось на сохранность эвенского языка.

Между тем, сохранность традиций народной культуры определяющим образом влияет на содержание социальной работы с семьей в ее ближайшем окружении, создает основы и условия для эффективного патриотического воспитания подрастающего поколения. [1. с. 38]

В эвенской народной педагогике главная роль отводится семье, так как именно в ней сосредоточено богатство содержания, форм и методов системы этновоспитания детей.

Сущность его состоит в том, что ребенок как член семьи, взаимодействующий с социальной и природной средой, находит с помощью взрослых адекватные пути и способы выживания, принимает посильное участие во всех делах семейного сообщества. В процессе этой деятельности происходит социализация его личности. Для воспитания детей не готовятся какие — либо специальные, тем более «тепличные» условия, все необходимое в жизни они познают и приобретают в деятельности. [1. с.39]

Дети занимали особое положение в семье. Особой мягкостью отличалось отношение эвенов к детям. Они очень любили детей, не деля на своих и чужих. Поэтому не было такого взрослого эвена, который удержался бы, чтобы не поласкать ребенка.

Ребенок пользовался относительно большой свободой, мог свободно ходить около стойбища, уходить далеко в горы или в лес. Грубое и жестокое обращение с детьми осуждалось обычаем. Родители обычно никогда не применяли наказаний (порка, лишение еды и т. д.). Детей воспитывают в большом послушании к родителям. [4. с.56]

У эвенов любой гость, входя в тордох, должен был здороваться за руку не только со взрослыми, но и со всеми детьми, если только те научились ходить. Они даже приветствовали грудных детей, трепля их за щечки или щекоча за затылком. [5. с.46]

Наглядно все это мы можем видеть из жизни первого эвенского писателя Н. С. Тарабукина. Все его друзья говорили, что писатель, не имея собственных детей, очень любил чужих. Где бы он ни был, его всегда окружали дети. Об этом писал его ученик В. Д. Лебедев: «…опираясь на свежие детские впечатления, на воображение детей, он пытался пробудить в них тягу к знаниям. Так, например, он придумал коллективные игры, рассказывал невыдуманные истории из жизни замечательных людей, пел песни, беседовал с детьми как равный с равным, а потом вдруг экспромтом сочинял сам броские четверостишия, эти стихи тут же подхватывались и пелись детьми». [2]

Вот поэтому мы считаем Н. С. Тарабукина не только первым эвенским писателем, но и педагогом. Его повесть «Мое детство» посвящена детям, воспитанию их в семье. В этой повести, если внимательно прочитать, разработана целая система воспитания детей в семье. Дети не изолировались от взрослых, они постоянно находились под присмотром кого-нибудь из старших членов семьи, бабушки и дедушки. От детей ничего не таили и по возможности их ни в чем не ограничивали.

Воспитанием девочек занимались мать и взрослые сестры. Мальчики до 7–8 лет оставались с девочками дома. С 7–8 лет мальчиков старшие брали с собой на ближнюю охоту и пастьбу оленей. Начиная с 14–15 лет, мальчики могли ходить на промысел самостоятельно — ставить петли на зайцев и куропаток. Они иногда принимали участие в охоте на крупного зверя.

Воспитание детей идет во время повседневной хозяйственной деятельности и во время охоты как-то незаметно и для самих детей. Специальные беседы, нравоучения не проводятся.

В зависимости от успехов в охоте авторитет мальчика в семье рос. Успехи отмечались лесными, хотя и краткими похвалами, в то же время слабости детей, лень, упрямство постоянно порицались и вышучивались. Провинившимся давали обидное прозвище. Ребенок, получивший такое прозвище, всеми силами старался избавиться от него. Задевая самолюбие ребенка (большинство воспитательных мероприятий сводилось именно к этому), родители добивались ревностного отношения к порученным делам.

Игра, физкультурные упражнения, состязания, фольклор, труд, обычаи и обряды, регламентирующие воспитания детей, — всё это формирует базу для развития детей северных кочевников. [6. с.7]

Большую роль в формировании мировоззрения детей играли различные запреты, связанные с обычаями и верованиями. Из этих запретов незаметно слагался своеобразный кодекс поведения человека тайги и тундры. [3. с.21]

В семье дети проходили жизненную школу, необходимую для существования в суровых условиях Севера, и усваивали хозяйственные и охотничьи навыки, выработанные веками. Исходя из жизненных потребностей воспитание детей у эвенов занимало особую роль, так как от этого зависело их жизнь в гармонии с суровой северной природой.

Литература:

1.         Антонова В. Н. Возрождение прогрессивных народных традиций якутской семьи в социальной работе. — М., ВИУ, 2001. — 180 с.

2.         Архив Улахан-Чистайской музея культуры и истории эвенов

3.         А. М. Дегтярев, Р. Г. Дегтярева, Ю. А. Слепцов. Эвены Момского района Республики Саха (Якутия). — Якутск: ЯФ ГУ «Изд-во СО РАН», 2004. — 40 с.

4.         Линденау Я. И. Описание народов Сибири (первая половина XVIII века): историко-этногр. Материалы о народах Сибири и Северо-Востока. — Магадан: Кн. изд-во, 1983. — 176 с.

5.         Николаев С. И. Эвены и эвенки юго-восточной Якутии, Якутск, 1964, — 139 с.

6.         Турутина П. Г. Школа детей лесных ненцев/ П. Г. Турутина. — Новосибирск: Академ. Изд.-во «Гео», 2007. — 87 с.

7.         История и культура эвенов. — СПб, Санкт-Петербургская издательская фирма РАН, 1997. — 184 с.



[1] Статья подготовлена в рамке проекта РГНФ №13-11-14601 09.10.2012.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle