Библиографическое описание:

Эйбакабади Ф., Мавлои М. Лексика и различные аспекты колыбельных песен таджикского и иранского народов // Молодой ученый. — 2013. — №9. — С. 479-483.

В данной статье сопоставительно исследуются колыбельные песни ПЯ и ТЯ, как части культуры двух односистемных языков — персидского и таджикского. Авторы анализируют колыбельные, представляющие обширное и весьма сложное по своей структуре лексико-семантическое поле психической деятельности человека.

Ключевые слова: колыбельные песни, аспект, лексика, язык, персидский и таджикский.

Лексика колыбельных песен в персидском и таджикском языках относится к числу наиболее значимых и основополагающих элементов речи, формирование и функционирование которых постоянно находятся в центре внимания лингвистов-лексикологов, исследующих устную и письменную речь.

В раскрытии семантической структуры колыбельных огромная роль принадлежит употреблению в них художественных и литературных приёмов. Иранский ученый Шафе Кадкани, исследуя художественные и литературные приёмы, указывает на то обстоятельство, что по своим функциональным характеристикам их условно можно разделить на две группы: музыкальные приёмы и языковые приёмы. Он высказывает мнение, что музыкальные приёмы, используемые в колыбельных песнях, принадлежат к числу факторов, которые возвышают литературный язык над простой речью в силу их музыкального и мелодичного оформления. При этом такие приемы, как мера, рифмовка и сопроводительное окончание (радиф) стихотворной формы колыбельных песен, а также фонетическое созвучие текста способствуют возникновению напевности и сбалансированности лексических единиц в составе колыбельных (10;35).

Семантическое поле более чем другие уровни языка подвергается процессу применения литературных приёмов. В связи с этим, такие художественные приёмы, как метафора, олицетворение, гипербола и аллегория, которые в качестве традиционных приёмов употребляются в рамках художественного оформления колыбельных, наиболее полно охвачены анализом в силу их специфики отдаления от смысловых искажений.

Дж. Н. Линч утверждает, что употребление художественных приёмов условно можно подразделить на два вида. Первый — это когда в действующих правилах разговорной речи допускаются некоторые отклонения. Второй вид употребления сводится к тому, что правила нормативного языка соблюдаются в большей степени по сравнению с разговорной речью [10;43].

В художественных приёмах, строящихся на сравнении, наблюдается неоднородный характер семантических особенностей ЛЕ колыбельных. По данной причине сравнение необходимо рассматривать на различных языковых уровнях. Для описания и классификации видов сравнения необходимо обратиться к трем уровням анализа: фонетическому, лексическому и синтаксическому. К примеру, сравнение, содержащее стихотворную меру, должно рассматриваться на фонетическом уровне, а сравнение с таким видом художественного искусства, как лаффу нашр, несомненно, подлежит рассмотрению на синтаксическом уровне языка. Искусство тарсеъ также наиболее результативно анализировать на лексическом уровне. (11:160)

Одну из групп сравнений более удобно рассматривать на фонетическом уровне. Существует фонетическая редупликация одной буквы, нескольких букв одного слога, а также нескольких слогов, следующих друг за другом. Рассматривая фонетическую пропорциальность, необходимо подчеркнуть то, что лексические повторы на каждом уровне анализа, так или иначе, затрагивают и фонетический повтор. Кроме того, необходимо отменить, что на образование фонетической пропорции влияют два фактора, к которым относятся сравнение букв и слогов. В буквенной пропорции внутри слога наблюдается семь видов художественных приёмов. Это-повтор первого звука (аллитерация), естественный повтор, повтор последнего звука, естественный повтор и звуковое сочетание, полный сочетающийся повтор, естественный повтор с нижним сочетанием и полный повтор слога.

Касаясь повтора первого звука, Линч использует традиционный термин alliteration. (89:28) Возможно, благодаря этому, вместо данного термина в специальной литературе применяется выражение «сочетание букв». Обратимся к следующим примерам:

Лоло, лої, гули чої,

Асои дасти бобої (1:25)

ты так хорош, цветок чая, посох в руках деда

В этой колыбельной наблюдается повтор гласного звука «о» в лексемах лоло, лої, чої, асо и бобої, что привело к фонетическому сравнению текста:

 Оло, лоло, гули савсан

Сарет бардор лабат бўсам

спи, краса, цветок кипариса, подними головку, поцелую тебя в губки

Лабат бўсам ки бў доре

Ки бо гул гуфтугў доре (16:27)

Целую твои губки, имеющий аромат, перекликающийся с запахом цветов

В этой колыбельной наблюдается сочетание первого звука «с» с этим же звуком в предыдущих строках савсан, сарат, сочетание звука «б» в лексемах бардор, бусам, бў, бо, а также сочетание звука «г» в лексемах гул, гуфтугў, что способствует мелодичности и поэтичности стихотворения.

Лоло, лоло гули пуме

Гадо умад дари хуне

Нунеш додем хушаш умад

Худаш рафту сагеш умад.

Чихеш кардем бадеш умад (16:25)

Спи, усни, цветок ты мой,

У двери стоит нищий с сумой

Дали ему хлеба — обрадовался,

Сам ушел, собака его пришла,

Прогнали её-не понравилась

В данной колыбельной песне также наблюдается сочетание нижнего согласного звука «ш» в словах нунеш, хушеш, худеш, cагеш, чихеш, бадеш, что создало некую звуковую сб. и мелодичность колыбельной.

Лексическая пропорция достигается различными путями. Такие художественные приёмы, как саљъи мутавозї — зарифмованое сравнение, саљъи мутарраф — обоюдная рифмовка, и литературные виды, которые являются разновидностями лексической пропорции, образуются путем неполного сочетания компонентов. В данную группу художественных приёмов также можно отнести такие виды искусства, как тарсеъ–риторическая фигура и мувозина — сравнение. Лексическое сочетание не ограничивается повтором двух или нескольких слогов внутри одного слова, оно может охватывать два или несколько слов, группу слов, и даже комплекс слов в составе предложения. (11:207)

Сходство между двумя или несколькими лексемами может быть полным и частичным. Частичное сходство заключается в фонетическом соответствии двух или нескольких слов, а полное сходство, по сути, подобно полному сходству между двумя или несколькими звуками одного корня:

Ба кўчањо давон шавї, аллаё

Ба мактабњо равон шави, аллаё (8:11)

Будешь ты бегать по улицам, спи

Будешь ты ходить в школу, спи

В этой таджикской колыбельной наблюдается звуковое соответствие между парными словами кўчањо, мактабњо-улицы и школы, а также давон, равон — бегущий и идущий. Их расположение друг против друга создает некую пропорцию на лексическом уровне (частичное сочетание).

Дастёри хонадон шави, аллаё алла

Ѓамхори волидон шаваї, аллаё алла (8:12)

Чтоб ты стал в доме помощником,

Чтоб заботился о взрослых

Сочетание звуков между лексемами дастёр, ѓамхор — помощник, заботливый и хонадон, волидон — дом, родители привело к лексической пропорции данного двустишия.

Необходимо подчеркнуть, что элементы, из которых состоят колыбельные, отличаются в различных культурах и этот вопрос нуждается в особом анализе. Таджикский литературовед Б.Шермухаммадов в своей монографии «Таджикская народная детская поэзия» об используемых в колыбельных элементах пишет следующее: «в колыбельных песнопениях все образы-люди, животные, предметы и окружающая среда — очень близки восприятию ребенка, в них удивительно отображена простая и крестьянская жизнь народа. Колыбельные, как правило, обладают определенным сюжетом и текстом. Таджикские колыбельные содержат сюжеты, в которых преимущественно описываются дети. Такие описательные песни в большинстве случаев имеют определенное содержание, поэтому колыбельные являются отражением жизненного уклада, желаний, мечтаний, намерений и состояния матери». (9:86)

Элементы материальной действительности, преобладающие в колыбельных, преследуют цель описания окружающей среды, знаменательных событий жизни человека, таких как его рождение, свадьба и т. д. Наряду с этим, необходимо подчеркнуть, что элементы, используемые в колыбельных для описания нематериальных явлений, также представляют определенную ценность с точки зрения описания верований, убеждений и эмоций человека как части общества. (16:104)

К важнейшим элементам, употребляемым в иранских и таджикских колыбельных, принадлежат:

-          описание разновидностей цветов и растений, таких как кипарис, тюльпан, роза, базилик, миндаль, мята, нарцисс и другие, наиболее часто применяющиеся названия:

Лоло, лоло гули лола

Балогардон шавад хола (8:7)

Спи, усни, цветок тюльпана

Отведет от тебя беды тетя

-          Описание представителей животного мира, наиболее популярными из которых являются соловей, тигр, симург (птица счастья — феникс), воробышек и др.

Гунљишки паррон хоб кард, аллаё

Булбулихушхон хоб кард, аллаё (8:10)

Уснул шустрый воробей, баю бай

Уснул сладкозвучный соловей, баю бай

-          Описание некоторых профессий также нередко встречается в колыбельных:

Аллаё, аллаё, чупон шавї, ту аллаё

Алаё, аллаё, боѓбон шавї, ту аллаё (8:9)

Баю бай, станешь пастухом

Баю бай, станешь садовником

-          Указание на религиозную лексику с употреблением духовных элементов:

Алохудоёрат шавад аллаё

Пирњомададгорат шавад аллаё (8:14)

Пусть Бог Аллах хранит тебя, баю бай

Святые помогут тебе, баю бай

Самая главная цель исполнения колыбельных заключается в успокоении ребенка, установлении психологической взаимосвязи между матерью и ребенком. В колыбельной ребенок для матери является главным образом, то есть мать в доверительной форме сообщает ребенку о своих мечтах, надеждах, планах, радостях и горестях. От ее эмоционального мелодичного песнопения психика ребенка приходит в уравновешенное состояние. Матери с помощью исполнения колыбельной помогают своим детям более ясно осознать действительность и открыться для добра, благодарности и нежности.

Внутреннее спокойствие матери: качая колыбель ребенка, мать с помощью колыбельной песни выражает свои внутренние чувства и свое психологическое состояние: страхи и беспокойство за близких, тоску и мучения, печаль из-за жизненных невз год и добрых людей, тем самым мать облегчает свою душу и восстанавливает душевное равновесие (8:2)

Образовательная функция колыбельной и ее влияние на речь ребенка.

Еще одним достоинством колыбельной песни является ее образовательная функция, способствующая развитию речи ребенка. Слуховое восприятие в раннем младенчестве приводит к расширению лексического запаса, фонетического разнообразия в его произношении. Последовательное и продолжительное исполнение колыбельной является фундаментом формирования речевых навыков и создает благоприятные условия для развития памяти ребенка. Колыбельная матери, безусловно, является самой первой стадией изучения языка ребенком. В своей докторской диссертации на тему «Языковые аспекты периода младенчества» российская ученая Наталия Плойнен дает следующую оценку обучающего фактора в колыбельных: «баюканье — это инструмент, который помогает матери вырастить и обучить ребенка, этот инструмент оказывает определенное влияние на его будущее». (20:39).

При обращении к иранским и таджикским колыбельным в них обнаруживаются три аспекта. Первый аспект колыбельных заключается в их поэтичности, которой колыбельные обладают как в содержании, так и в метрике и рифмовке. Второй аспект заключается в музыкальности колыбельных, т. е. никто не исполняет колыбельную песню так, как исполнили бы стихотворение Хафиза или другого автора. Если же колыбельная будет исполнена как стихотворение, то это уже будет не колыбельная, так как колыбельная без мелодии — это тело без души. Третий аспект — показательный аспект работы, то есть колыбельная должна сопровождаться движением и отличаться индивидуальностью исполнения. Только благодаря выполнению этих условий колыбельная будет полноценной.

В связи с тем, что слушателями колыбельных преимущественно являются младенцы в возрасте от одного года до трех лет, можно заключить, что они не понимают большей части исполненного, но наличие мелодии, ее ритм и звучание вкупе с родным для него материнским голосом становятся гарантом особого влияния колыбельной на умиротворенное психическое состояние ребенка

 Необходимость рассмотрения формы и структуры колыбельных связана с особенностями музыкальности, метрики, форм употребления рифмовки, размера строк и другими факторами. Все это, кроме голосовой музыки, присуще и для колыбельных. Разновидности стихотворных размеров, их место и особенности употребления дают возможность для широкого диапазона структурирования формы колыбельных песен. Персидские колыбельные преимущественно бывают восьми-и одиннадцати стопными. Количество строк в них может колебаться от двух до пяти. В жанровом отношении они в большинстве случаев исполняются в виде песен (двустиший).

Большинство колыбельных песен ираноязычных народов начинаются с повтора слога «ло». В частности, персидские колыбельные начинаются со слов «лоло, лоло, лолої», а таджикские — со слов «аллаё, аллаё, аллаё» или«алаи, алаи, алаи». Вообще, колыбельные отличаются такой специфической особенностью, что наличие метрики и музыкальности изначально заложено в них. Преимущественное большинство колыбельных иранского и таджикского народа отличаются наличием метрики и рифмы, они в структурном отношении формируются за счет повтора коротких слогов. В силу того, что колыбельные не столь строго подчиняются правилам стихосложения, их музыкальная основа играет большую роль и обладает большим значением, нежели стихотворная, с той целью, чтобы прикрыть поэтические недостатки и сгладить неровности метрики и рифмы.

В таджикских колыбельных к числу конкретных стихотворных моделей принадлежат двустишия, особенно, рубаи. Указанная модель стихотворения с древних времен распространена на территориях, где персидская поэзия обладает особым приоритетом. То же самое можно сказать и о таджикской литературы. Р. Амонов–один из составителей сборника таджикских народных рубаи, пишет: «книжная литература таджикского народа, обладающая более 1000-летней историей, в начале своего возникновения широко пользовалась жанром рубаи. Вследствие этого рубаи занимают особо важную позицию, как в народном творчестве, так и в книжной литературе таджикского народа». (7:3)

Таджикские колыбельные песни и стихи содержат относительно устойчивые с точки зрения меры и рифмовки тексты. Матери довольно широко используют в колыбельных стихотворения, сложенные в жанрах двустиший, маснави (аа, бб, вв, гг и …) и тарджехбанд (аааб, ввввб, ггггб и …), где основным припевом и речитативом является неизменное «аллаё, аллаё / аллае, алла». Обычно исполнители (исполнительницы) таджикских колыбельных используют мотивы, которые просты и напевны в исполнении. (8:5)

Наиболее широко употребляемой моделью колыбельных песен Ирана являются двустишия, наряду с которыми можно назвать не столь совершенные по форме маснави, образующиеся из рифмованных строк по принципу: три строки, пять строк и т. д. Структура этих колыбельных в целом образуется из двух или более повторов стихотворного размера мафоилун споследующими строками.

Двустишия:

Лоло, лоло гулам бошї

тасаллои дилам бошї

Дарахти пургулам бошї

њамеша сумбулам бошї (14:27)

Пять строк:

Эта группа колыбельных встречается в двух видах:

1.      Пять строк с объединенной рифмой:

Лоло, лоло гули пуме

Гадо омад дари хуне

Нунеш додем хушаш умад

Худаш рафту сагаш омад

Чихеш (рондем) кардем бадеш умад (16:25)

2.      Конструкция из трех срок:

Себи сурха об барад, аллаё

Њуршедљона хоб барад, аллаё

Аллаё, аллаё, алла (8:13)

Структурно-семантический анализ особенностей и функциональная концептуализация колыбельных Ирана и Таджикистана исследует упорядоченный уровень процесса образования языковых единиц, оформленных различными типами лексических, грамматических и функционально-семантических средств. Они способны в совокупности передавать конкретным образом организованную и морфологически выраженную в колыбельных песнях информацию о психологическом и эмоциональном состоянии матери. Структурно-семантический анализ колыбельных учитывает взаимодействие общего и конкретного в значении ЛЕ ПЯ и ТЯ при определении их структуры и выявляет реальный удельный вес общего значения и конкретного со значения в конфигурации смысловой связи между их составляющими.

Литература:

1.             А. Анджафи Шерази. Взгляд на народную культуру. Изд-во «Исперк». — Тегеран, 1992, 150 стр.

2.             К. Пулоди. Фонды детской литературы -источники нравственного воспитания детей и подростков. -Тегеран, 2005, 300 стр.

3.             М.Тулон. Наука о мифах и легендах (лингвистическое критическое введение), перевод Ф. Алави и Ф. Немати: «Самт», 2007, 115 стр.

4.             Р. Джумаев. Рождение и воспитание детей среди таджиков Горного Зерафшана. Изд-во: «Эйр групп». — Душанбе, 2012, 105 стр.

5.             Р. Али, К. Фони, М.Содот. Источник распространения знаний. Изд-во «Руз» -Тегеран, 2010, 200 стр.

6.             Р. Мухаммад. Введение в познавательную лингвистику: теория и понятия. Изд-во «Самт», 2010, 250 стр.

7.             Р. Амонов. Таджикские народные рубаи. Изд-во «Ирфон». — Душанбе, 1976, 95 стр.

8.             Б.Шермухамммадов, Д. Обидзода.Алла љонам, аллаё. -Душанбе 1993,53 стр.

9.             Б.Шермухамммадов.Таджикская народная детская поэзия. -Душанбе 1973, 185 стр.

10.         К. М. Шафии. Музыка стихотворения. Изд-во «Тус». -Тегеран, 1979, 129 стр.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle