Библиографическое описание:

Иванова О. А. Уголовная ответственность за организацию и проведение азартных игр в России в исторической динамике // Молодой ученый. — 2013. — №9. — С. 294-298.

Статья посвящена правовой регламентации общественных отношений в сфере организации и проведения азартных игр. В исторической динамике представлены виды и основания ответственности за проведение азартных игр. Проанализировано понимание азартных игр по источникам права на различных этапах российской истории.

Ключевые слова:азартные игры, игры на интерес, уголовная ответственность за проведение и организацию азартных игр.

Далеко не секрет, что игорный бизнес ныне распространен повсеместно. Лас-Вегас, Канзас-сити, Макао — современные столицы азартных игр — фактически живут за счет туризма и игорных заведений. Для россиян индустрия азарта стала очевидна сравнительно недавно, однако, в действительности имеет давние корни. Проследим правовую регламентацию азартных игр в России в исторической динамике.

Принято считать [5, с.15], что впервые запрет на азартные игры был зафиксирован в Стоглаве 1551 года, в гл. 92, посвященной «игрищам еллинского бесования» [12].

Однако факты запрета игр встречаются и ранее.

В Новгородской кормчей книге 1280 года говорится: «Шахматы имети да ся останеши». Софийский сборник XIV века стоит на том же: «Аще поп играет шахы да извержется сана своего». В Домострое, который датируется XV—XVI веками, тоже имеется порицание шахмат: «Возрадуются беси и вся угодная творится им да такоже бесчиньствуют и зернью и шахматы, и всякими играми бесовскими тешатся» [4]. Игры, в частности, — игра в шахматы, карается отлучением от церкви.

Безусловно, законодательным запретом азартных игр эти нормы не являются, поскольку выделенного понятия азартных игр как такового еще не существует, а зачатки нормативного запрещения игр в зернь[1] остаются на уровне осуждения.

Уже в 13-ом веке прослеживаются нотки неодобрения «игр на интерес», азартными их назвать вряд ли можно, уже хотя бы потому, что цель — получение денежного выигрыша, равно, как и риск проигрыша, отсутствуют. Тем не менее, запрет на шахматы подтверждается Стоглавом и приравнивает эту игру к игре в кости: «Святаго вселенского шестого собора правило 50 и 51 запрещает всякое играние. Пятьдесятное убо правило собора сего возбраняет играти всем и причетником, и мирским человеком зернью и шахматы, и тавлеями[2], и влириями, рекше костьми, и прочими таковыми играми. 51 правило всякое играние возбраняет и отметает и причетникам, и простым людем. Такоже и упивание в пьянство» [4].

Очевидно, что подобные запреты — есть не что иное, как религиозно-нравственные правила. Это неудивительно, ведь Стоглав сам по себе, скорее, является сборником правил религиозно-церковного толка, нежели правил государственного устройства. Порицаемые азартные и иные игры как в Стоглаве, так и в кормчих книгах остаются неодобряемой формой деятельности, без какого-либо наказания за их осуществление.

В 1649 году в Соборном уложении уже устанавливается ответственность уголовная, однако не прямо за проведение азартных игр, а за разбой или хищение, совершенные из-за проигрыша в карты или зернь, т. е. кости (ст. 15 гл. 21 «О разбойных и татийных делах») [13].

Подобная политика вполне объяснима. Еще ранее, азартные игры были фактически легализованы в угоду делам фискальным: «Романовым Михаилом Федоровичем (1596–1645 гг.) при сохранении существовавшей системы штрафов, была введена новая система налогов и откупов за проведение азартных игр, т. е. карты, кости (зернь), шахматы и яичный бой отдаются на откуп местным властям по ставкам, установленным в каждом городе, чети или уезде» [3].

Далее азартные игры в правовых актах встречаются значительно чаще, изначально, как запрещенные для военнослужащих под угрозой дисциплинарных наказаний, а затем и в правовой системе государства в целом.

Указом Петра I от 17.12.1717 «О запрещении носить пряденое и волоченное золото и серебро, покупать оное и играть на деньги» [17, с.525] устанавливается запрет на игру на деньги под угрозой наказания в виде штрафа в троекратном размере выигрыша. Здесь мы видим не просто запрет, но и последующее наказание, причем наказание назначается с учетом степени общественной опасности содеянного. Штраф обозначен не в твердой денежной сумме, а зависит от выигранного, т. е. фактически от того, насколько далеко в своем увлечении зашел человек: дольше игра, больше ставка — значительнее выигрыш. Несмотря на установленный запрет игры на деньги, наказание понесут только те, кто выиграл, но не все, кто фактически играл. Из чего напрашивается вывод о запрете не самих азартных игр, а незаконного обогащения от них.

Указом Анны Иоанновны (1730–1740) от 23.01.1733 «О запрещении, по силе указа 1717 года, играть на деньги в карты и в кости, и о степенях наказания и штрафа изобличившимся в сем преступлении в первый, второй и в третий раз» запрет на азартные игры ужесточается. В указе отмечается, что по запрету указом Петра I в 1717 году азартные игры не только не прекратились, но и продолжились, что привело к растрачиванию денег, имущества, совершению иных противоправных деяний. Отмечается, что азартные игры проводятся в партикулярных домах, ставки делаются даже на людей. Указом устанавливается градация наказаний за рецидив преступлений: за единичный факт игры — штраф в троекратном размере выигрыша в случае уличения в игре сохраняется, при этом 1/3 от данного штрафа причитается лицу, сообщившему об осуществлении игры. За повторную игру — офицеров и знатных людей сажали в тюрьму на месяц, иных людей причиталось бить батогами, за игру в третий раз — установленный штраф взыскивался в двукратном размере [18, с.20]. Очевидно — идея о размере наказания в зависимости от степени опасности содеянного, продолжается Анной Иоановной. Необходимость регламентации рецидива (повторности совершенного деяния), увеличения видов наказания: штраф, битие батогами, заключение в тюрьму, — свидетельствует о неискорененности и широкой распространенности развивающегося увлечения, что в свою очередь не могло не отразиться на дальнейшем развитии законодательства.

Так, уже Указом Елизаветы Петровны (1741–1761) от 16.06.1761 «О запрещении азардныхъ игръ и о дозволении играть в дворянскихъ домахъ для препровождения времени и не на большия суммы въ ломберъ и прочия тому подобныя игры» [10, с.732-733] запрет на азартные игры не категоричен: игры разрешены в апартаментах ее императорского величества, некоторые виды игр разрешены в знатных домах. Причем предусмотрена ответственность как за игру, так и за ее организацию: штрафу в размере двукратного годового жалованья как игрокам, так и тем, кто игре способствует заемными денежными средствами, векселями и т. д. Устанавливалась необходимость сообщать о лицах, уличенных в играх в Сенат, военную и адмиралтейскую коллегию, полковые канцелярии, дабы не равнять их в наградах и чинах с остальными. Более того, здесь впервые делается разграничение игр азартных и иных:

-          азартные карточные игры, выигрыш в которых зависел главным образом от случая, играть в которые запрещалось (кроме апартаментов ее величества);

-          прочие карточные игры, игры на интерес и на небольшие деньги, играть в которые допускалось только в знатных дворянских домах [10, с.732-733].

В последующем Екатериной II 21 июля 1762 г. был издан Указ «О неигрании никому въ большия азардныя игры». Фактически он был адресован полицмейстерской канцелярии для усиления контроля выполнения ранее изданного указа от 16.06.1961 года. Новых норм и положений он не содержал, а вот наказ полиции был строгим на выявление азартных игр [10, т.16, с.313]. Вероятно, изданием указа преследовалась не цель правотворчества, а — упорядочение взаимоотношений властных структур: фактически в это время Екатерина II взошла на престол [22]. А 14 октября 1764 г. вновь издается Указ в подтверждение прежних указов «О запрещении карточной игры», содержащий процедурные моменты, регулирующие споры о подследственности, возникшие у полиции. Необходимость соблюдения требований о пресечении азартных игр возлагается вновь на полицию. Новым было то, что доносителям полагалась ровно половина от взысканного штрафа, ¼ шла на госпиталь, ¼ — на содержание полиции [10, т.16, с.938]. Аналогичными по своему значению стал Указ от 30 января 1766 г. «О неигрании въ запрещенныя игры», предусматривавший при изобличении в действиях запрещенных и после издания данного указа, ответственность по всей строгости закона [10, т.17, с.553]. Указом от 10 марта 1766 г. — «О подтверждении прежнихъ законовъ, чтобъ картежные долги уничтожать, и при живомъ отцъ неотделеннымъ дътямъ не върить» уничтожаются картежные долги. Предпосылкой к этому явились челобитные проигравшихся купцов [10, т.17, с.607-608]. Здесь уже изменения коснулись гражданско-правовой сферы, а именно: имущественных обязательств, образовавшихся вследствие игр. Отказ на законодательном уровне в защите игроков, которым причитается выигрыш, служит предпосылкой к последующему тотальному запрету азартных игр.

Устав благочиния [10, т.21, с.479] от 8.04.1782 года предусматривает ответственность уже только за азартные игры, выигрыш в которых определялся случаем, в отличие от игр на интерес, по-прежнему имеется ответственность за предоставление дома для игр, за участие в играх, организацию. Под запрет попало даже присутствие при игре. Запрещены только азартные игры, но игры на интерес также не остаются без внимания — устанавливается запрет на мошенничество в любых играх. Наказание варьировалось от рода деятельности участия в азартной игре, но всегда предусматривало содержание в смирительном доме и взыскание пени. Предписывается, что иски по долгам в азартные игры (не только карточные) не подлежат удовлетворению. Здесь мы наблюдаем абсолютный запрет на азартные игры. Представляется, устав благочиния есть первая претензия на уголовно-правовой запрет, т. к. до него азартные игры не были запрещены полностью.

В дальнейшем пристальное внимание к азартным играм снижается.

Называемое первым российским уголовным кодексом [1], Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. включало лишь одну статью об ответственности за азартные игры (ст. 1670), да и, скорее всего, — это ответственность не за азартные игры как таковые, а за мошенничество в «играх запрещенных и незапрещенных»: тот, кто в игре, запрещенной и незапрещенной, будет заведомо употреблять поддельные карты, кости и т. п. или давать играющим упоительные напитки или зелья, или подменит карту или кости, или же вообще будет изобличен в каком-либо обмане или обыгрании, приговаривается к лишению всех лично или по состоянию присвоенных прав и ссылке в Сибирь [8, с.287].

Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, от 20.11.1864 года в главе «О нарушении порядка и спокойствия» (ст. 41) устанавливалась ответственность за открытие трактиров, харчевен, питейных и других сего рода заведений в недозволенное время, а равно за допущение в них недозволенных увеселений, или игр, или же бесчинств и беспорядков под угрозой штрафа в 50 рублей [21]. В комментариях к ст. 41 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, указано, что кассационная практика под недозволенными увеселениями и играми понимала допущение в трактирных заведениях музыки, пения, азартных игр, в том числе лото, игры на органе в гостинице без разрешения полицейских властей [21].

Этим же Уставом в ст. 46 вводилась ответственность в виде ареста не свыше одного месяца или денежного взыскания не свыше ста рублей «за устройство запрещенных игр в карты, кости и т. п., однако не в виде игорного дома (ст. 28)» [21].

По смыслу ст. 1 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, ответственность предусмотрена за проступки[3] [21]. Тем не менее, сказать, что деяния, запрещенные уставом, не являются преступлениями, однозначно, пожалуй, нельзя. Из анализа статей 5, 13, 20 главы 1 «общие положения» Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, наказание определяется «приговором» [21]. Привлекаемому к ответственности за «проступки» выносился «приговор», которым «присуждается» денежное взыскание, арест, заключение в тюрьме и др. [21, с.1, 3, 4].

В соответствии со ст. 1274 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1845 года вновь появляется ответственность за участие в запрещенных играх[4]. Ответственность отличалась для крестьян — она была строже: за совершение участия в играх в первый раз — арест до 3 суток, во второй раз — наказание розгами от 5 до 10 ударов. Для «некрестьян» предусматривался штраф от 100 до 500 рублей. Небезынтересно, что также как и ответственность за участие в играх, вернулась ответственность и для организаторов игр: «кто в своем доме или ином каком месте устроит или дозволит устроить род заведения для запрещенных игр», тот подвергался штрафу от 500 рублей до 3000 рублей, за совершение во второй раз — аресту до 1 месяца, а в третий раз — тюремное заключение до 6 месяцев [19]. Однако уже в Уложении 1866 года участие в запрещенных играх декриминализируется, но остается запрещенной организация игр (ст. 990 Уложения), причем ответственность при «рецидиве» ужесточается: арест до 3 месяцев помимо денежного взыскания за преступление, совершенное во второй раз, до 8 месяцев тюрьмы в случае совершения деяния в третий раз [20]. Из изложенного можно заключить, что если со времени издания Петром I указа от 17.12.1717 г. правотворчество носило целенаправленный характер: изменения вносились для уточнения или дополнения, — и достигло наибольшего развития в нормах Устава Благочиния от 8.04.1782 г., то дальнейшие поправки назвать последовательными вряд ли можно. Многочисленные изменения азартного законодательства: повторное введение ответственности за присутствие при азартной игре, последующая декриминализация данного деяния, как общественно-опасного; возврат к системе рецидивов, — свидетельствуют о тщетных попытках урегулирования указанной сферы правоотношений и незрелости законодательной базы.

В уголовном уложениии от 22 марта 1903 года появляется разнообразие ответственности за причастность к азартным играм. Так, согласно ст. 289 виновный в устройстве игр в карты, кости и т. п. или предоставлении своего дома для данных игр наказывался арестом или штрафом до 500 рублей. А вот организаторы, «открывшие» игорный дом, т. е. заведение, специально предназначенное для азартной игры, карались гораздо серьезнее — заключением в тюрьму и штрафом до 3 тыс. руб. [16, с.62]. Ответственности подлежали и лица, допустившие игры в заведениях, осуществляющих торговлю спиртными напитками, в размере 100 руб. пенни (ст. 315) [16, с.66]. Подлежали уголовной ответственности и изготовители, продавцы карт: в первом случае — с заключением в тюрьме до 6 мес. и штрафом в 15 рублей за каждую дюжину колод карт; орудия производства конфисковывались (ст. 343), во втором — со взысканием 300 руб. пенни (ст. 344) [16, с.72].

Советская власть взялась за азартные игры в прямом смысле слова: 24 ноября 1917 г. вышел приказ военно-революционного комитета № 4605, в соответствии с которым военно-революционный комитет постановил: «Закрыть все клубы и притоны, где производится игра в карты» [9]. Иных правил и положений данный приказ не содержал. А. А. Цакоев отмечает, что из столь краткой нормы права очевидно — под запрет попали абсолютно все игры в карты, без какого-либо разграничения на азартные или неазартные игры [7]. Таким образом, эпоха переворотов свела на нет какие-либо попытки правовой регламентации общественных отношений в сфере организации и проведения азартных игр.

Неудивительно, что уже весной 1918 года Совету Комиссаров Петроградской трудовой коммуны последовало предложение Калинина М. И. о легализации азартных игр с последующим обложением их налогом от 10 до 30 % дохода. Однако предложение не нашло положительных откликов и азартные игры остались под запретом [6].

Примечательно, что подобного рода запреты во время советской власти скорее выступают способом административной регламентации государственного и общественного устройства. Данные запреты ничем не обеспечены — ответственность за нарушение приказа, запрещающего игры в карты не предусмотрена.

Подпольными азартные игры оставались недолго. Уже 9.11.1921 года Советом труда и обороны РСФСР издано постановление «О продаже игральных карт на внутреннем рынке», согласно которому «постановления административных органов, воспрещавших держание и продажу игральных карт», отменены [11]. Несмотря на то, что запрет на клубы и притоны, где производится игра в карты снят не был, уголовный кодекс РСФСР 1922 г. [14] и его редакция 1926 г. [15] не содержали норм об ответственности за участие или организацию азартных игр.

Лишь разъяснением НКВД РСФСР в мае 1929 г. нижестоящим органам внутренних дел указывалось, что «содержатели трактиров и клубов привлекаются к административной ответственности лишь тогда, когда помещение приобретает характер игорного заведения, где с играющих владельцами помещений или устроителями игр берётся какая-либо плата за вход или за пользование игральными предметами или за участие в игре» [2, с.77].

Уголовная ответственность за азартные игры появляется в УК РСФСР 1960 г., в первоначальной редакции — в ст. 210: «вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность, в занятие попрошайничеством, проституцией, азартными играми…». Конечно, это не ответственность за организацию и проведение азартных игр. Азартные игры здесь рассматриваются не как преступление, тем более, что в данной статье ведется речь о преступной деятельности (более широкое понятие), но скорее, как антиобщественная деятельность. Причем сама по себе азартная игра не наказуема в уголовно-правовом смысле, преступлением считается вовлечение несовершеннолетнего в такую антиобщественную деятельность, как азартные игры.

А вот уже в УК РСФСР 1960 г. в ред. 1988 года была введена ст. 208.1 УК РСФСР, предусматривающая ответственность за организацию азартных игр (в карты, рулетку, «наперсток» и другие) на деньги, вещи и иные ценности лицом, к которому в течение года применялись меры административного взыскания за такое же нарушение.

Представляется, что здесь мы впервые видим юридически оформленную именно уголовную ответственность за организацию азартных игр.

Принимая УК РФ 1996 г., законодатель декриминализировал организацию азартных игр и признал их разновидностью предпринимательской деятельности, подчиняющейся требованиям гражданского законодательства, а требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари или с участием в них в части выплаты выигрыша и др., подлежащими судебной защите (ст. 1062 ГК РФ).

Несмотря на столь неоднозначное отношение государства к азартным играм, порицаемым с точки зрения морали, но выгодным на некоторых этапах истории казне, изменениями федеральным законом от 20.07.2011 N 250-ФЗ в УК РФ 1996 года мы вновь возвращаемся к криминализации незаконных организации и проведения азартных игр — ст. 171.2 УК РФ установлена ответственность за организацию и проведение азартных игр.

Проследив российскую историю с уверенностью можно сказать, что только во времена правления Екатерины II запрет на азартные игры носил постоянный характер, хотя и не категоричный (некоторые виды игр разрешались), в иные исторические этапы отношение к азарту было двояким.

Литература:

1.                  Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права России. Курс лекций. — Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. URL: file:///C:/Users/Admin/AppData/Local/Temp/Rar$EXa0.322/ %D0 %98 %D0 %A1 %D0 %A2 %D0 %9E %D0 %A0 %D0 %98 %D0 %AF %20 %D0 %93 %D0 %9E %D0 %A1 %D0 %A3 %D0 %94 %D0 %90 %D0 %A0 %D0 %A1 %D0 %A2 %D0 %92 %D0 %90 %20 %D0 %98 %20 %D0 %9F %D0 %A0 %D0 %90 %D0 %92 %D0 %90 %20 %D0 %A0 %D0 %9E %D0 %A1 %D0 %A1 %D0 %98 %D0 %98. %20 %D0 %91 %D0 %B5 %D0 %BB %D0 %BA %D0 %BE %D0 %B2 %D0 %B5 %D1 %86. %20 %D0 %9B. %D0 %9F. %202000 %20 %D0 %B3. %20 %D0 %9A %D0 %A3 %D0 %A0 %D0 %A1 %20 %D0 %9B %D0 %95 %D0 %9A %D0 %A6 %D0 %98 %D0 %99..htm

2.                  Берекет В. М. Административно-правовое регулирование игорного бизнеса. Дис. … к.ю.н. СПб.., 1996.

3.                  Варлачева А. В. Азартные игры в России: история государственного регулирования и современность. URL: http://www.rusnauka.com/18_ADEN_2012/Pravo/1_113669.doc.htm

4.                  История шахмат URL:http://ru.wikipedia.org/wiki

5.                  Сохан А. В. Азартные игры в России в середине XVI — начале XXI вв. (историко-правовое исследование) / автореф. дисс… к.ю.н. — Нижний Новгород, 2012, с.7; Севостьянов Р. А. Проблемы уголовной ответственности за организацию и ведение незаконного игорного бизнеса: дис.. канд. юрид. наук. Саратов, 2009.

6.                  Тарасов О. Азартные игры в Советском Союзе http://statehistory.ru/973/Azartnye-igry-v-Sovetskom-Soyuze/.

7.                  Цакоев А. А. Правовое регулирование азартных игр в советском государстве в 1917–1929 гг. URL: www.viu-online.ru/tl_files/docs/bulleten/k13 %203 %20Cako.docx

8.                  Шрейбер Н. Сборник статей Уложения о наказаниях с разъяснениями. Спб., 1869.

9.                  Документы великой пролетарской революции. Том 1. Из протоколов и переписки Военно-революционного комитета Петроградского совета. ОГИЗ, 1938. с. 301. Документ № 483. URL: http://doc20vek.ru/node/1273

10.              Полное собрание законов Российской империи. Первое собрание (1649–1825). Т. 15. СПб, 1830.

11.              Постановление СТО РСФСР от 9.11.1921 г. URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_1190.htm (дата обращения: 26.04.2013 г.).

12.              Российское законодательство Х-ХХ веков. М., 1985. Т. 2. С. 267–374. URL: http://www.hrono.ru/dokum/1500dok/1551_100glav.php

13.              Соборное уложение 1649 года. М., Изд-во Моск. ун-та, 1961г. URL: http://hist.msu.ru/ER/Etext/1649/whole.htm

14.              Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. //СПС «Консультант Плюс».

15.              Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1926 г.// СПС «Консультант Плюс».

16.              Уголовное уложение от 22.03.1903 года, Спб., сенатская типография, 1903 г.

17.              Указ от 17.12.1717 «О запрещении носить пряденое и волоченное золото и серебро, покупать оное и играть на деньги» // Полное собрание законов Российской империи. Первое собрание (1649–1825). Т. 5. СПб., 1830

18.              Указ от 23.01.1733 «О запрещении, по силе указа 1717 года, играть на деньги в карты и в кости, и о степенях наказания и штрафа изобличившимся в сем преступлении в первый, второй и в третий раз» // Полное собрание законов Российской империи. Первое собрание (1649–1825). Т. 9. СПб.

19.              Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, Спб., 1845 г., с. 526.

20.              Уложение о наказания уголовных и исправительных, М 1878, с.260. URL: http://www.knigafund.ru/books/97262/read#page260

21.              Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Комментарии. Российское законодательство X–XX вв. URL: http://lib.uni-dubna.ru/search/files/sud_ustav/ustav_nakaz.htm

22.              Переворот 28.06.1762г.// http://ru.wikipedia.org/wiki/%C5%EA%E0%F2%E5%F0%E8%ED%E0_II#.D0.9F.D0.B5.D1.80.D0.B5.D0.B2.D0.BE.D1.80.D0.BE.D1.82_28_.D0.B8.D1.8E.D0.BD.D1.8F_1762_.D0.B3.D0.BE.D0.B4.D0.B0



[1] Зернь — азартная игра в небольшие косточки с белой и чёрной сторонами, особенно распространённая в России в XVI и XVII столетиях, а также именование самих косточек. Выигрыш определялся тем, какой стороною упадут брошенные косточки; искусники умели всегда бросать так, что они падали той стороною, какой им хотелось. Эта игра считалась предосудительной: в наказах воеводам предписывалось наказывать занимающихся ею, а саму зернь велено отбирать и сжигать. Однажды только, в Сибири, в 1667 году, зернь вместе с картами была отдана на откуп (обложена налогом)// Зернь URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8C_%28%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%29 (дата обращения: 7.04.2013 г.).

[2] Тавлеи (в народе велеи) — древнерусская настольная игра шашечного типа, позднее — название игры в шашки //Тавлеи URL: http://ru.wikipedia.org/wiki  (дата обращения: 7.04.2013 г.).

[3]  «За проступки, означенные в сем Уставе, мировые судьи определяют на основании изложенных ниже правил … наказания…».

[4]  Уставом благочиния от 8.04.1782 г. присутствие при игре запрещалось.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle