Библиографическое описание:

Кадыров К. Б. Ташкентская школа милиции в годы второй мировой войны // Молодой ученый. — 2013. — №9. — С. 317-318.

В первые дни войны из Узбекской милиции ушли добровольцами и были мобилизованы в Красную Армию наиболее подготовленные кадры личного состава, в большинстве коммунисты и комсомольцы. Так например, только из органов милиции Самаркандской области на фронт ушли 149 сотрудников. [1, с.44]

204 человека лучших работников Дорожного отдела милиции, а из Ташкентской школы милиции 85 курсантов и 12 преподавателей влились в ряды Узбекской национальной дивизии и другие воинские части. В числе первых добровольцев отправились на фронт заместитель начальника школы милиции по политчасти Баймурзаев, секретарь партийного комитета школы Габдухалилов, секретарь комитета комсомола школы М.Меш, преподаватель Кунашбаев и др. [6, с.59]

«Считаю своим долгом принять непосредственное участие в борьбе против злейшего врага человечества — фашизма. Прошу направить меня в ряды действующей Красной Армии, на фронт», — писал в своем рапорте младший лейтенант милиции тов. Ахмедов. Аналогичными по содержание были рапорты и других добровольцев. [2, с.22]

Сокращение личного состава представляло серьезную трудность, преодоление которой потребовало принятия срочных мер по комплектованию органов милиции. В этих целях, согласно приказу НКВД Узбекской ССР от 27 июня 1941 года, был произведен досрочный выпуск курсантов второго курса Ташкентской школы милиции в количестве 68 человек. [3, с.188] Срок обучения курсантов основного отделения этой школы был сокращен с двух лет до девяти месяцев.

28 июня 1942 года курсы переподготовки при школе милиции были реорганизованы в курсы подготовки младшего оперативно-начальствующего состава со сроком обучения 3 месяца и 20 дней, а с 20 октября 1942 года срок обучения на этих курсах был сокращен до 3-х месяцев. Эти курсы в своем большинстве комплектовались через военные комиссариаты из числа раненных фронтовиков, а также лицами, ограниченно годными для службы в Красной Армии по состоянию здоровья и возрасту. Ряды милиции республики пополнялись и работниками милиции эвакуированных территорий нашей страны. В годы войны в органы милиции, равно как и в другие ведомства, предприятия, взамен ушедших на фронт мужчин пришли женщины. Начиная с четвертого набора военного времени (июнь-сентябрь 1942 года) и вплоть до восьмого набора (1945 год) курсантский состав Ташкентской школы милиции в известной мере комплектовался за счет женщин. В отдельные годы их уделенный вес общему числу курсантов школы доходил до 60 %.

Определенный недостаток в кадрах ощущался в последние годы войны, когда часть личного состава республиканской милиции была откомандирована на территории, освобожденные от немецких оккупантов. В эти годы в целях подготовки оперативных работников при Ташкентской школе милиции были образованы двухмесячные курсы. Занятия проводились три раза в неделю по 4 часа. [4, с.31]

Приказом МВД Узбекской ССР от 30 июня 1941 года были отменены отпуска всему личному составу, а сотрудники, находившиеся в отпуске, отозваны. [5, с.75]

Такой порядок работы обеспечивал постоянную готовность милиции для выполнения возложенных на нее задач. Была установлена воинская дисциплина, и сотрудники, допустившие нарушения установленных правил, строго наказывались. МВД издал директиву об установлении в органах внутренних дел 12-часового рабочего дня. Фактически же сотрудники милиции отказались от нормированного рабочего дня с начала и на весь период военного времени, работая столько, сколько требовала обстановка и условия службы.

В годы второй мировой войны значение многогранной деятельности милиции возросло, а сама эта деятельность значительно усложнилось. Военная обстановка изменила характер уголовный преступности, появились новые виды преступлений: мародерство, хищение и подделка продовольственных карточек, дезертирство, новые виды мошенничества и т. п. Условия военного времени вызвали увеличение количества убийств, разбоев и грабежей. Изменились и методы совершения преступлений: преступники часто маскировались под эвакуированных, инвалидов-фронтовиков, переодевались в форму военнослужащих и всегда были хорошо вооружены.

Тем не менее курсанты Ташкентской школы милиции наряду с выполнением обычных задач, помогали обеспечивать милиции Республики: охрану оборудования и иных ценностей, принадлежащих эвакуированным предприятиям; оказывала помощь гражданам в розыске родных и близких; выявляла беспризорных и безнадзорных детей; боролась с дезертирством; спекуляцией продовольственными и промышленными товарами, продовольственными карточками. [2, с.24]

ЦК ВКП (б) и СНК СССР в течение трех месяцев 1941 года эвакуировали в восточные районы страны более 1360 крупных предприятий, имеющих важное значение. [6, с.61]

В частности, в Узбекистан — ленинградские заводы им. Карла Маркса, «Вулкан», им. Энгельса. Вместе сотрудниками милиции Республики курсанты Ташкентской школы милиции встречали эшелоны с оборудованием указанных предприятий, сопровождали их к месту назначения и совместно с рабочими организовывали охрану.

В связи с временной оккупацией значительной территории страны ЦК ВКП (б) и СНК СССР приняли решение об эвакуации гражданского населения в глубокий тыл страны, в том числе и в Узбекистан. К весне 1942 года в Узбекской ССР было размещено716 тысяч человек. [7, с.229] В целях правильной и планомерной эвакуации советских граждан, повсеместно были созданы эвакуационные и приемные пункты.

5-й пленум ЦК КП Узбекистана принял специальное решение об устройстве эвакуированных граждан и оказании помощи семьям военнослужащих. Решением ЦК КП и СНК Узбекской ССР от 15 ноября 1941 года местные партийные и советские организации обязаны были принять и устроить эвакуированных детей. В Ташкенте был создан специальный приемный пункт, который только в первые дни своей работы разместил более 2500 детей. [6, с.350]

Во всех областях, городах и районах республики были созданы специальные комиссии по приему и устройству граждан.

Благодаря огромной работе милиции Республики и курсантов Ташкентской школы милиции все эвакуированные граждане были своевременно устроены. Так, например, только в Ташкентской области в первые месяцы войны были приняты 100 тысяч граждан, создано 26 детских домов с 10 тысячами детей. Кроме этого, было размещено 300 детей из Польши. [8, с.37]

Несмотря на принимаемые меры, в годы второй мировой войны беспризорность среди детей была высокая. Работники милиции вместе курсантами Ташкентской школы милиции проделали большую работу по выявлению и устройству беспризорных и безнадзорных детей. Только за 9 месяцев 1943 года в городе Ташкенте было учтено 9199 безнадзорных и 8896 беспризорных детей, из которых были направлены: в школы ФЗО, детдома и устроены на работу 4959, в детские приемники 3664 и в другие организации 148 детей. Больные и истощенные беспризорные дети были немедленно помещены в лечебные учреждения. [9, с.53]

Введение в стране карточной системы потребовало усилить борьбу с хищениями продуктов питания и товаров первой необходимости. Органы милиции совместно с курсантами Ташкентской школы милиции сумели раскрыть ряд крупных преступлений. Была разоблачена организованная группа преступников, которая занималась изготовлением продовольственных карточек типографическим способом. У преступников было изъято большое количество поддельных талонов и крупная сумма денег. Типографические станки обнаружили в Ташкенте. Всего по делу было арестовано 64 человека. [10, с.82]

С расхитителями были тесно связаны спекулянты, которые пользуясь трудностями в снабжении продовольствием, старались нажиться. Поэтому борьбе со спекуляцией работники милиции уделяли особое внимание. Например, только сотрудниками Ташкентской железнодорожной милиции в 1942 году было изъято у спекулянтов 11257 кг разных продуктов. Более 50 человек было привлечено к уголовной ответственности. У спекулянтов изъяли 20 кг. 870 гр. золото. [11]

Самоотверженная работа курсантов Ташкентской школы милиции в годы второй мировой войны по укрепление общественного порядка и борьбе с преступностью, является ярким примером верного служения Родине.

Литература:

1.      Архив УВД Самаркандского Облисполкома, д. 1, за 1941 г., л. 44.

2.      Ташкентская школа милиции. Ташкент. Изд-во ТШМ, 1964, с. 31.

3.      Архив МВД Уз. ССР, ф. 29, оп. 4, д. 14, л. 192.

4.      Архив МВД Уз. ССР, ф. 29, оп. 3, д. 34, л. 31.

5.      Архив МВД Уз. ССР, ф. 29, оп. 3, д. 32, л. 75.

6.      Г.Рахимов 75 лет на службе народа. Ташкент «Узбекистан».1992. с.255.

7.      История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945. т.2. М., 1961. с. 548.

8.      Партархив Ташкентского ОК КПУз. Д. 106. ол.3., ед. хр. 49, л.37.

9.      Уразаев Ш. Ташкентский Совет в годы Великой Отечественной войны. Ташкент, «Узбекистан», 1968, с. 53.

10.  Мотылев Я. С., Лысенко Е. В. Солдаты порядка. Изд-во «Ирфон», 1967, с. 84.

11.  Газета «На боевом посту» (орган МВД Уз. ССР) № 16, от 21 февраля, 1970 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle