Библиографическое описание:

Филотенкова Е. А. Шекспировские аллюзии в романе Айрис Мердок «Черный принц» // Молодой ученый. — 2013. — №8. — С. 490-492.

Гамлет — одна из самых загадочных фигур мировой литературы. Вот уже несколько столетий писатели, критики, ученые пытаются разгадать загадку этого образа. В произведении Шекспира Гамлет — пламенный выразитель новых взглядов, принесенных эпохой Возрождения, ощущающий разрыв связи времен, умный, благородный и честный гуманист, который не может смириться с нравами современного ему общества. Эта знаменитая легенда о Гамлете нашла свое отражение во многих произведениях мировой литературы. Постмодернистская ее версия раскрывается перед нами в книге выдающейся английской писательницы 20 века Айрис Мердок — «Черный принц» (1973).

Роман Айрис Мердок представляет собой своеобразный, замкнутый мир, обладающий собственной логикой. Мир одновременно реалистичный и, возможно, несколько ирреальный. Но, так или иначе, это роман со сложной внутренней структурой.

«Черный принц» — это роман в романе. Существует автор произведения — сама Айрис Мердок, которая создает Брэдли Пирсона — художника, написавшего книгу об одной «истории своей жизни». Но эта «история» творчески переосмыслена Брэдли-творцом; это события, которые Пирсон преподносит читателю через призму шекспировской трагедии.

Брэдли Пирсон — человек, от чьего лица ведется повествование и чью книгу, по замыслу А. Мердок, мы читаем. В конце своей жизни этот немолодой интеллектуал, сидя в тюрьме за преступление, виновника которого мы так и не узнаем (возможно, это сам Брэдли), создает произведение искусства.

Развязка романа неоднозначна: убийство друга и соперника Брэдли — Арнольда Баффина — могло быть осуществлено как самим Брэдли, так и женой Арнольда, Рейчел.

Но если мы позволим себе выдвинуть гипотезу о том, что виновен Брэдли Пирсон, то перед нами сложится схема семьи шекспировского Гамлета, но в своей трактовке Айрис Мердок переносит акценты с одних действующих лиц на другие. Теперь перед нами трагедия «Гамлет» глазами Клавдия, так если бы он жил в 20 веке и был художником, человеком по имени Брэдли Пирсон, которому суждено написать выдающееся objet d'art. Но если пьеса Шекспира начинается с трагического убийства короля, то роман Мердок этим убийством как бы подходит к концу, завершение же романа также весьма интересно как само по себе, так и в сравнении с завершением пьесы Шекспира, но в данной статье мы этого не коснемся.

Таким образом, роман Айрис Мердок «Черный принц» — предыстория сюжета легенды о принце Датском, но только в том случае, если мы берем сюжет Шекспира. Айрис Мердок рисует трагедию не Гамлета, но трагедию Клавдия, породившую, по нашему мнению, трагедию Гамлета.

В своей пьесе Шекспир не показывает нам сцену убийства короля в настоящем времени, но, тем не менее, узнав от призрака убитого короля подробности его смерти, мы в свою очередь можем догадаться о мотивах, толкнувших Клавдия на убийство. Так, не без оснований можно предположить, что ценой братоубийства были куплены «край, корона, королева».

Следуя выдвинутой ранее гипотезе, в «Черном принце» мы можем увидеть предысторию убийства, какой бы она могла быть, по мысли А. Мердок. Здесь мотивы современного Клавдия-Брэдли у А. Мердок аналогичны мотивам соперничества и ревности у Шекспира. «Нам мало преуспеть, нужно, чтобы еще и другие потерпели неудачу» [1, с. 192], — говорит Брэдли Пирсон. Его alter ego — Арнольд Баффин, Брэдли считает его «эманацией собственной личности» [1, с. 285], «самым важным для себя человеком» [1, с. 285]. Но вместе с этим Брэдли завидует Арнольду, ревностно следит за изданием его книг, за его успехом. Он считает, что произведения Арнольда нельзя считать подлинным искусством. Слова Джулиан Баффин, дочери Арнольда, как нельзя лучше выражают мнение самого Брэдли Пирсона: «Он [Арнольд Баффин — прим. автора ст.] живет в розовом тумане, а вокруг Иисус, и Мария, и Будда, и Шива, и Король-рыболов водят хороводы в современных костюмах» [1, с. 209].

Шекспировский Гамлет, разочаровываясь в матери Гертруде, переносит свое разочарование и недоверие на других женщин. Так, гонению подвергается возлюбленная им Офелия. «Уйди в монастырь» [2, с. 191], — говорит Гамлет. Он разочарован в браке, он больше не верит ни в добродетель женщин, ни в супружескую верность и любовь. Столь священный и нерушимый союз на его глазах превращается в порочную связь:

«Мне ль вспоминать≤ Она к нему тянулась,

Как если б голод только возрастал

От насыщения. А через месяц –

Не думать бы об этом! Бренность, ты

Зовешься: женщина! — и башмаков

Не износив, в которых шла за гробом,

Как Ниобея, вся в слезах, она –

О боже, зверь, лишенный разуменья,

Скучал бы дольше! — замужем за дядей,

Который на отца похож не боле,

Чем я на Геркулеса. Через месяц!

Еще и соль ее бесчестных слез

На покрасневших веках не исчезла,

Как вышла замуж. Гнусная поспешность –

Так броситься на одр кровосмешенья!» [2, с. 128].

Для Брэдли, как и для главного героя Шекспира, также одной из ключевых тем является тема брака, к которой он возвращается снова и снова на страницах своего романа. «Брак — это загадочная область» [1, с. 58], — размышляет Брэдли Пирсон. Он описывает свое супружество с Кристиан, которая давно уже стала его бывшей женой. Для него супруга явилась сначала «дарительницей жизни» [1, с. 29], а затем — «дарительницей смерти» [1, с. 29]. И теперь все женщины для него — хищницы, от которых он старается оградиться. И если, по Шекспиру, Гертруда выходит замуж за Клавдия уже после убийства короля, то в «Черном принце» измена Рейчел, жены Арнольда, происходит до смерти мужа.

Рейчел — своеобразная тень Арнольда, страстно желая быть любимой, она решает сблизиться с Брэдли Пирсоном. Строго говоря и Рейчел, и Брэдли, выходя на новый уровень «своей дружбы», преследуют одинаковую для обоих цель — отомстить Арнольду: Рейчел — за не слишком учтивое обращение в течение их с мужем совместной жизни, Брэдли же эта ситуация позволяет покорить новую вершину в отношениях с Арнольдом, что дает Пирсону чувство превосходства, ведь он знает то, что скрыто от соперника, а это, по его мнению, очень важно.

Кроме того эти новые ощущения, что подарила ему Рейчел, питают его как художника, становятся некой ступенькой к достижению его высшей цели — созданию произведения искусства. Продолжая рассуждать о браке, следует заметить, что Рейчел отзывается о своем супружестве двояко. Будучи обиженной на Арнольда, она позволяет себе показывать Брэдли все отрицательные стороны ее семейной жизни, но снова войдя в равновесие Рейчел объясняет, что бы ни случилось, они с Арнольдом всегда поймут и простят друг друга.

Именно здесь впервые возникает мотив мести, который является едва ли не самым главным в трагедии Шекспира, где отомстить за отцов желают два человека — Гамлет и Лаэрт, брат Офелии. Как в первой части романа «Черный принц» после легкой интриги с Брэдли, Рейчел объясняет свое поведение желанием отомстить, так и во второй его части Рейчел снова поднимает на поверхность тему дружбы во имя мести. Также сам Брэдли появляется перед нами в роли Лаэрта, когда им овладевает желание отомстить за сестру Присциллу. Он видит, как жестока к ней судьба и насколько она несчастлива в браке. Но спустя некоторое время жажда мести оставляет Брэдли, на смену ей приходит жажда любви и творческой реализации.

Мы уже предположили в начале, что А. Мердок создает такую же схему в рамках семьи Баффинов, что и Шекспир в королевской семье. Дочь Арнольда и Рейчел, Джулиан, выступает своеобразной реминисценцией гамлетовского образа, посредством которого раскрывается образ Клавдия-Брэдли.

Джулиан появляется в романе несколько позже, чем это происходит в пьесе, но ее появление знаменует новый виток жизни Брэдли Пирсона. Джулиан сразу заводит с ним речь о литературе, в ответ на ее просьбу помочь сориентироваться в мире произведений Брэдли в своем письме отсылает ее к шекспировским пьесам, из которых наибольшее внимание юной Джулиан привлекает «Гамлет». Дискуссия, которая возникает между ней и Брэдли на тему этой трагедии, заканчивается небольшой лекцией Пирсона. Впоследствии их разговора станет известно, что, будучи 16-летней школьницей Джулиан играла роль Гамлета, что сразу наводит на отождествление девушки с этим легендарным персонажем. Интерпретируя «Гамлета» Брэдли говорит: «Он остроумен, как Иисус Христос, но Христос говорит, а Гамлет — сама речь» [1, с. 306]. И затем в послесловии, когда Брэдли дописывает свою книгу, он так интерпретирует саму Джулиан: «Джулиан должна была существовать ради книги. Не потому <…> что книга была схемой, которой Джулиан должна была дать жизнь, и не потому, что схемой была Джулиан, которую наполнить жизнью должна была книга. Просто Джулиан была — и есть — сама эта книга <…>» [1, с. 580].

В тексте романа содержится довольно много намеков на Гамлета в образе Джулиан. Помимо внешнего сходства с мальчиком, Джулиан однажды облачается в костюм Гамлета, ее образ довершает овечий череп, найденный на берегу. Девушка часто цитирует Шекспира, что еще раз показывает силу его влияния на ее образ.

В конце своей истории, Брэдли Пирсон был признан в обществе сумасшедшим. Таким образом, к завершению романа он как будто сам превращается в Гамлета. Им обоим было трудно смириться с тем обществом, в котором они жили. Их духу слишком тесно было в этом мире. «Весь мир тюрьма» [2, с. 177], — говорит Шекспир, и Айрис Мердок вторит ему своей историей о Брэдли Пирсоне. Отсюда образ тюрьмы, который стал для Пирсона образом новой, неизведанной жизни. Его «наконец-то ждал его собственный, достаточно увесистый крест, и на нем значилось его имя» [1, с. 571], Брэдли обрел свой путь, и только теперь жизнь для него стала полной.

Важно отметить, что трагедии Шекспира — это, прежде всего истории человеческих страданий. Именно здесь имеет место быть понятие катарсиса. Все трагические герои Шекспира от Лира до Гамлета прошли свой путь сквозь тернии сомнений, разочарований. То же можно сказать и о герое романа Айрис Мердок Брэдли Пирсоне. «Мир юдоль страданий» [1, с. 519], — печально замечает Брэдли. Эта фраза может поистине считаться лейтмотивом всех трагедий Шекспира. Брэдли Пирсон рассуждает о счастливой и несчастной любви. Последняя, по мысли Пирсона, может приобщить человека к чистому страданию, что важно как для художника, так и для обычного человека, потому что мораль характеризует личность в первую очередь.

Подводя итоги, необходимо сказать, что гипотеза, выдвинутая в докладе только один из многочисленных вариантов прочтения этого романа. Каждый из вас, взяв в руки «Черного принца», увидит его мир совершенно по-другому и, возможно, встанет на сторону других героев произведения. Но однозначным становится то, что те проблемы, которые ставил в своих трагедиях Шекспир, отразились и по-новому зазвучали в романе А. Мердок «Черный принц». Брэдли Пирсон, как и Клавдий, и Гамлет является характером неоднозначным, сложной и многогранной личностью. Жизнь поставила перед ними непростые задачи, и каждый решал их по-своему, каждый прошел свой путь и каждый из них достиг своей цели.

Идет время, жизнь вносит свои коррективы в мышление людей, переворачивает устои с ног на голову, а потом возвращает старые традиции. Трагедия «Гамлет» — великое произведение мировой литературы, ведь позволяет авторам по-новому взглянуть на возможности разрешения поставленных вечных философских вопросов.

Литература:

1.                 Мердок А. Черный принц. М., 2009.

2.                 Шекспир У. Гамлет, принц датский // Шекспир У. Трагедии. М., 1983.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle