Библиографическое описание:

Зайцев Я. А. Проблемы построения коллективной системы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и возможные способы их преодоления // Молодой ученый. — 2013. — №8. — С. 322-328.

Весь мир с ожиданием наблюдает за тем, как Восточная Азия превращается в один огромный центр силы. Сюда перемещаются ресурсы, финансы, капитал. Кто-то из экспертов считает, что это временное явление, которое скоро пойдет на спад, однако многие все же уверены в том, что эпоха доминирования Европы и США проходит, и на ее место приходит новая эпоха Азии. Каким будет мир в обозримом будущем, какие изменения в нем произойдут — заранее никто точно сказать не может. Однако можно быть абсолютно уверенным в том, что если в Восточной Азии не сложится прочная система международных отношений, способная вовремя заметить, выявить и остановить опасные тенденции в отношениях между государствами, то это не только скажется на безопасности всего мира, но и может послужить толчком для настоящей катастрофы.

Ключевые слова: Китай, КНР, Азия, система безопасности, АТР, Восточная Азия, Япония, США, Южная Корея, КНДР, американо-китайские отношения.

Введение

В конце 2011 года Барак Обама объявил, что США начинают «разворот в Азию», что ознаменовало собой новый этап в истории международных отношений. Это заявление является колоссальным по своей важности событием и имеет символический характер. С одной стороны, Обама указал на то, что Соединенные Штаты теперь рассматривают Восточную Азию самым приоритетным направлением своей внешней политики, с другой — США тем самым косвенно лишний раз подтвердили, что мировой политический и экономический центр силы постепенно перемещается в Азиатско-Тихоокеанский регион.

АТР — это огромная по своей площади и численности населения часть мира. Фактически он включает в себя около пятидесяти стран с суммарным населением в 3,5 миллиарда человек. Уже эта цифра заставляет задуматься над важностью и стратегической ролью данного региона. Только на страны входящие в АТЭС приходится свыше 60 % мирового ВВП и экспорта, а размер ВВП на душу населения также на 40 % выше среднемирового уровня [11, с.6]. При этом важнейшей составляющей частью региона несомненно является Северо-Восточная Азия. А. В. Островский приводит следующие данные по экономическим показателям стран этой части региона: «совокупный ВВП Японии, КНР, Республики Корея, Тайваня и Гонконга составляет более 6 трлн. долл., тогда как ВВП всех стран АСЕАН не превышает 1 трлн. долл., а Южной Азии — менее 0,5 трлн. долл» [11, с.6]. Таким образом, если добавить к этим странам ВВП России, США и Канады, то мы получим невероятно мощный, продвинутый регион с колоссальными ресурсами и потенциалом.

Однако, несмотря на все вышеприведенные данные, это отнюдь не означает, что экономическое развитие способствует стабильности Азиатско-Тихоокеанского региона. Важнейшей его проблемой, наряду с экологической обстановкой и бедностью большой части населения, является отсутствие прочной системы коллективной безопасности. Более того, очаги напряженности находятся в двух жизненно необходимых для региона районах — Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии. Главным «яблоком раздора» и в том и в другом случае являются территориальные споры между крупнейшими государствами, а в случае с Северо-Восточной Азией нестабильности придают еще и ядерные испытания Северной Кореи и ее агрессивная риторика.

В целом в регионе, помимо двух-трех организаций, которые в основном занимаются вопросами экономического развития и либерализации рынка, отсутствует наднациональный орган, который бы курировал проблемы и выступал третейским судьей в территориальных спорах. Прототипом такой организации, или органа, могла бы стать АСЕАН, с учетом того, что в нее войдут не только страны Юго-Восточной Азии, но и другие крупнейшие акторы в регионе. Однако даже если такой орган будет создан, то это еще будет только полпути. Необходимо осознавать, что территориальные споры, будучи главным источником конфронтации и потенциального военного конфликта, базируются не только на сегодняшних экономических и геополитических расчетах, но и на исторических обидах и претензиях. В качестве примера здесь можно привести территориальный спор Китая и Японии прошлого года о статусе островов Дяоюйдао (Сенкаку), в котором прослеживается не только экономическая заинтересованность государств в добыче ресурсов, но и личностная неприязнь между китайцами и японцами.

Учитывая все вышеприведенные противоречия и разногласия, в данном эссе делается попытка обобщить и систематизировать конфликты в регионе, а также найти способы их преодоления, которые в будущем могли бы стать отправными точками в построении коллективной региональной системы безопасности.

Прежде чем приступить к рассмотрению данного вопроса, автор бы хотел заранее отметить, что считает необходимое китайско-американское сотрудничество в этой области основой будущей системы безопасности, и собирается проводить анализ ситуации сквозь призму нарастающего китайско-американского противостояния с позиций, близких к неореализму.

Глава I

Геополитическое противостояние КНР и США как одна из главных преград на пути построения системы безопасности в АТР

2012 год можно назвать одним из самых неспокойных в современной истории Восточной Азии. Год начался с того, что в Северной Корее к власти пришел сын Ким Чен Ира Ким Чен Ын, на которого одни возлагают надежды проведения хотя бы небольшой либерализации в стране, другие связывают с ним опасения сохранения Северной Кореей статуса-кво. Однако что бы ни предпринял Ким Чен Ын в будущем, в настоящем мы видим лишь непримиримую агрессию и нежелание идти на любой диалог.

Далее, 24 июля, китайским правительством на острове Юнсин, который входит в зону спорных Парасельских островов, был заложен новый город — Саньша [3]. Дело в том, что на Парасельские острова в Южно-Китайском море претендуют Китай, Вьетнам и Китайская Республика (Тайвань). В 1974 году в ходе сражения у Парасельских островов архипелаг был захвачен Китайской Народной Республикой, однако Вьетнам до сих пор предъявляет свои требования на территорию островов. 24 июля, после торжественного открытия города Саньша, Вьетнам выразил решительный протест, что, впрочем, никак не повлияло на действия КНР. Куда больший интерес представляет реакция Китая на заявление Соединенных Штатов, которые обвинили Китай в «создании напряженности» вокруг спорных островов, вместо ведения дипломатических переговоров и урегулирования конфликта правовым путем. В августе в официальной правительственной газете «Женьминь Жибао» был опубликован ответ Китая на заявление США: «Заявление американской стороны путает правильное с неправильным, вводит в заблуждение общественность, посылает неверный сигнал и должно быть безжалостно опровергнуто. Мы можем просто прокричать США: «Заткнитесь», — так цитирует агентство AFP «Жэньминь жибао» [8]. Уже сам факт того, что Китай чуть ли не впервые в столь грубой форме ответил на обвинения США, говорит о том, что он не намерен считаться ни с кем, когда речь идет о территориях, которые он считает своими.

Пик нестабильности в регионе пришелся на конец августа — середину сентября в связи с очень острой конфронтацией между Японией и Китаем по вопросу о принадлежности островов Дяоюйдао (Сенкаку). История конфликта берет свое начало с конца XIX века, когда японское правительство начало регулярные исследования островов и обнаружило, что они не только необитаемы, но и нет никаких следов того, что они находились под контролем Китая. На основании этого 14 января 1895 года правительство страны официально включило острова Сенкаку в состав территории Японии в соответствии с международным правом terra nullius — «ничьей землёй» [10]. В 1945 году, после того, как Япония потерпела поражение во Второй мировой войне, острова оказались под юрисдикцией Соединенных Штатов, которые вначале 1970-х гг. отдали эти острова, а также и остров Окинаву, под юрисдикцию Японии [9]. Далее в 1968 году здесь были проведены исследования под эгидой ООН, на основании которых был сделан вывод о возможности наличия запасов нефти и газа в Восточно-Китайском море. Это в свою очередь побудило правительство Китая и власти Тайваня с 1970-х гг. сделать первые заявления о своих притязаниях на территориальный суверенитет над островами Сенкаку. Примечательно то, что до момента обнаружения на островах нефти и газа в адрес японского правительства не поступало никаких претензий от соседних стран о статусе островов.

В апреле 2012 года японское правительство заявило о намерении выкупить острова, которые до этого находились в частной собственности японских граждан [2]. Именно это заявление и вызвало резкий протест со стороны Китая, посчитавший, что «исконно китайские территории» не могут быть предметом торга. 19 августа в крупнейших городах Китая прошли массовые демонстрации против национализации Японией островов, а японский посол был отозван из Пекина для проведения консультаций. В сентябре конфронтация Китая и Японии достигла высшей точки. 11 сентября Китай направил к спорным островам два военных корабля «для защиты суверенитета». В китайском МИД пояснили, что если Япония не откажется от покупки островов Сенкаку, которые КНР считает исторически принадлежащими ей, то инцидент может грозить «серьезными последствиями» [1]. Одновременно с этим в Китае возобновились беспорядки и погромы, начались массовые забастовки на заводах, принадлежащих японским компаниям. Вплоть до сегодняшнего времени между Китаем и Японией так и не было заключено соглашение, регулирующее статус островов. Вместо этого в их районе постоянно происходят провокации с той и с другой стороны, что грозит перерасти в еще больший конфликт в будущем.

Наконец, осенью того же года Китай выпустил новую серию паспортов с изображением карты страны со спорными островами Спратли, на которые претендуют Филиппины и Вьетнам. Территориальный спор вокруг архипелага Спратли является, наверное, самым давним и самым запутанным в Юго-Восточной Азии. Исторически права на эту территорию заявляют КНР, Филиппины и Вьетнам, однако существуют и «второстепенные» кандидаты, такие как Китайская Республика (Тайвань), Бруней и Малайзия. Вокруг остров Спратли обнаружены крупные запасы нефти и газа, и скорее всего именно это является причиной спора. После выпуска новых китайских паспортов министр иностранных дел Филиппин Альберт дель Росарио заявил следующее: «Республика Филиппины выражает резкий протест против границ (Китая), обозначенных пунктирной линией в паспортах нового образца, так как граница охватывает территорию и территориальные воды, принадлежащие Филиппинам» [4]. Одновременно с этим протест выразила и вьетнамская сторона. В ответ китайские власти заявили, что паспорта соответствуют международным стандартам. «Карты, изображенные в новых паспортах с обозначением границ Китая, не направлены против какой-либо страны. Китай хочет активно сотрудничать с соответствующими странами и развивать здоровый обмен с зарубежьем», — говорится в официальном заявлении китайского правительства [4].

В принципе, из всего вышеперечисленного видно, что активным участником споров везде неизменно является Китайская Народная Республика. По мнению автора, причина этого в том, что КНР, добившись успеха в экономической сфере и став одним из важнейших игроков в международной торговле, начинает осознавать, что она неустанно сокращает разрыв между собой и единственной в мире сверхдержавой — США. При этом, китайские власти не могут не понимать, что Соединенные Штаты не собираются просто так уступать свое лидерство возвышающемуся Китаю, и как следствие, стараются всеми силами сдержать развитие своего соперника. Окружающие Китай страны, глядя на его растущее могущество, с одной стороны стремятся к тесным экономическим отношениям с ним, с другой — все больше и больше опасаются гегемонии своего соседа. В связи с этими опасениями близлежащие страны ищут помощи у их единственного патроната — Соединенных Штатов. Если взглянуть на ситуацию свысока, то можно заметить, что Китай замыкают в полукольцо союзники или ближайшие партнеры США: Южная Корея и Япония на востоке, на территории которых располагаются военные базы США, Филиппины, Индонезия, Тайвань — на юге. Соединенные Штаты Америки в данном случае используют геополитический метод «анаконды», суть которого заключается в окружении противника поясом из союзных себе стран. Также следует учитывать, что США под предлогом защиты своих союзников в Восточной Азии от Северной Кореи формируют масштабную систему ПРО, которая потенциально также направлена против Китая. Кроме того, в регионе находятся Австралия, Новая Зеландия и Индия, которые не только находятся в близких отношениях с Соединенными Штатами, но, что более существенно, в отличие от вышеперечисленных стран культурно и цивилизационно принадлежат западной цивилизации и могут выступать ее представителями в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Особенно следует подчеркнуть здесь роль Индии, которая все чаще рассматривается США как наиболее реальный противовес Китаю.

Осознавая все это, китайское руководство очень обеспокоено сложившейся ситуацией вокруг своих границ. Дополнительных проблем добавляет так называемый «союзник» Китая — КНДР, которая своими действиями скорее играет на руку Соединенным Штатам, нежели самому Китаю. Проводя испытания ядерного оружия и осуществляя крайне агрессивную риторику в адрес США и Южной Кореи, КНДР таким образом дает Соединенным Штатам фактический карт-бланш на проведение военных учений и расположение дополнительных контингентов американских войск вблизи непосредственных китайских границ. Китай в данном случае находится в очень сложной ситуации — с одной стороны, он, будучи единственным союзником Северной Кореи, не может отказаться от ее поддержки, так как в противном случае это может привести к непредсказуемым последствиям. Больше всего при таком сценарии Китай опасается объединения Южной и Северной Кореей с автоматическим перемещением американских войск к восточным границам Китая. С другой стороны, действия Северной Кореи, как уже было сказано, очень выгодны США для наращивания в этом регионе военного потенциала, целью большей части которого будет сдерживание Китая.

Еще один фактор, который вызывает опасения китайского руководства — это ситуация на Ближнем Востоке. Географически этот регион расположен далеко от китайских границ, однако его влияние очень опасно для КНР. Дело в том, что одним из самых нестабильных районов Китая, где очень сильны сепаратистские тенденции, является исламский Синьцзян-Уйгурский автономный район, который культурно связан со Средней Азией. Таким образом, в случае распространения на Ближнем Востоке идей исламского фундаментализма они могут через государства Средней Азии дойти и до Синьцзяна, который взорвется изнутри при первой возможности. Именно руководствуясь идеями своей безопасности, Китай всеми силами старается способствовать нормализации отношений на Ближнем Востоке. И в этом, кстати, его интересы тождественны интересам России.

Анализируя все опасности и угрозы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, особое место нужно уделить анализу ситуации вокруг Тайваня (Китайской Республики). Это проблема является самой болезненной для Китая, и более того, она до сих пор остается камнем преткновения в отношениях Китая и США.

После Синьхайской революции 1911 года и падения династии Цин на месте Китайской империи образовалось новое государство — Китайская Республика. Это государство прошло через череду войн, как гражданских, так и внешних, и в 1949 году, после поражения от войск коммунистической партии во главе с Мао Цзэдуном, его правительство в лице Гоминьдана вынуждено было бежать на остров Тайвань. До 1971 года правительство Гоминьдана признавалось единственным легитимным правительством Китая и, имея поддержку со стороны США, занимало место постоянного члена в Совете Безопасности ООН. Однако впоследствии, когда стало ясно, что коммунистический Китай обладает куда большим влиянием и политическим весом в мире, чем Китайская Республика, а тем более после установления дипломатических отношений между США и КНР, Китайская Республика была вынуждена уступить ему свое место в Совбезе ООН, а со временем и вовсе лишилась своего политического влияния. Однако, несмотря на это, Тайвань по-прежнему продолжает поддерживать самые активные связи с Соединенными Штатами, и именно они, во многом, являются гарантом его более-менее самостоятельного существования.

Китайская Народная Республика считает Тайвань своей неотъемлемой частью, о чем сказано в преамбуле Конституции КНР, хотя косвенно и подтверждается временное разъединение: «Тайвань является частью священной территории Китайской Народной Республики. Завершение великого дела воссоединения Родины — священный долг всего китайского народа, в том числе и наших соотечественников на Тайване» [6]. Как уже упоминалось выше, поддержка Тайваня Соединенными Штатами очень болезненно воспринимается материковым Китаем. Но самое важное то, что неспособность урегулировать данную проблему является одним из главных препятствий на пути построения коллективной системы безопасности в регионе. Во-первых, Тайвань, опасаясь возможной агрессии со стороны КНР, обращается за помощью к Соединенным Штатам. США, со своей стороны, не могут отказать ему в помощи, так как в противном случае они не только сведут на нет все усилия по его сохранению предыдущими администрациями, но и это будет противоречить их внешнеполитической доктрине, обязывающей их поддерживать демократические государства. Более того, в нарастающем противостоянии КНР и США Тайвань играет роль козыря Соединенных Штатов, которым можно воспользоваться только в крайнем случае для ослабления Китая. Во-вторых, даже будучи лишенным поддержки США, Тайвань, в случае нападения на него Китая, будет отстаивать свой суверенитет военными методами, а это приведет к беспрецедентному обострению ситуации в регионе. В-третьих, Китай также не может отказаться от претензий на Тайвань, так как это не только является главной целью внешней политики коммунистической партии, но и делом принципа.

Проанализировав, таким образом, все вышеперечисленные факторы, можно с уверенностью утверждать, что Китай, обеспокоенный сложившейся ситуацией, стремится к созданию пояса безопасности вокруг своих границ, и именно поэтому занимает такую жесткую позицию во всех территориальных спорах. Как правильно заметил Генри Киссинджер, «главный стратегический страх Китая — это внешняя сила или силы, которые разместят военные контингенты вокруг китайских границ, окажутся способны проникнуть на территорию КНР или вмешаться во внутреннюю ситуацию» [5]. Но даже несмотря на то, что политика Китая следует справедливой логике обезопасить себя, методы, которыми пользуется китайское правительство, не только пугают его соседей, но также создают лишнюю напряженность в регионе и еще больше усложняют задачу построения системы безопасности.

Глава II

«Северокорейский фактор» и конфликты между другими странами региона

Подробно рассмотрев роль и позицию Китая в территориальных спорах с соседями, необходимо провести анализ деятельности других, не менее важных, акторов Азиатско-Тихоокеанского региона.

Бесспорным можно назвать тот факт, что на сегодняшний день самым опасным государством в этой части мира, чьи действия порой невозможно предугадать, является Северная Корея. КНДР — единственное государство, которое практически никак не интегрировано в международное сообщество, более того, которое существует в основном и исключительно за счет поддержки своего главного союзника — Китайской Народной Республики. Однако эти союзнические отношения, как уже было сказано выше, не носят идеалистический характер, но во многом вызывают раздражение в первую очередь Пекина. Тем не менее, это не мешает Северной Корее продолжать игнорировать наставления и уговоры китайской стороны. Главное беспокойство стран региона вызывает ядерная программа КНДР, которая, согласно официальным заявлениям, призвана обеспечить безопасность страны от возможного нападения со стороны США и Южной Кореи.

9 октября 2006 года Северной Кореей был произведен первый ядерный взрыв, что де-факто сделало эту страну ядерной державой. После этого было проведено еще два испытания — 25 мая 2009 года и 12 февраля 2013. Мир впервые столкнулся с ситуацией, когда ядерное оружие оказалось в руках страны, которая во имя сохранения своей безопасности готова пожертвовать безопасностью других. Чтобы создать хоть какой-то противовес Пхеньяну и оказать на него давление, руководители трех стран — Китая, Японии и Южной Кореи — договорились о проведении регулярных совещаний и консультаций по корейской проблеме. Это еще раз подчеркивает важность, которую придают страны северокорейским ядерным испытаниям.

Ситуация обострилась в разы, когда в марте 2013 года Северная Корея объявила о денонсации и одностороннем отказе от всех соглашений о ненападении, действующих между Пхеньяном и Сеулом. «В условиях, когда южнокорейские марионетки в сговоре с США с налитыми кровью глазами стремятся к нападению на нас, теряют всякий смысл соглашения Севера и Юга о ненападении, касающиеся неприменения вооруженных сил, предотвращения случайных столкновений, мирного решения конфликтов, пограничных вопросов», — говорится в заявлении [7]. Также власти Северной Кореи заявили о разрыве договоренностей об ограничении ядерных вооружений на Корейском полуострове [7].

До сих пор, при всей агрессивной риторике Северной Кореи и даже при проведении ею ядерных испытаний, сохранялась более-менее прочная уверенность в том, что лидеры КНДР не пойдут на существенную эскалацию конфликта, будучи связанными договорами о ненападении и ограничиваясь лишь провокациями. Однако односторонний выход страны из всех договоров создал предпосылки возможного столкновения в будущем и угрозу безопасности региона.

Следующий источник беспокойства в регионе — это территориальные споры Японии с пограничными государствами. Спор Японии и Китая был рассмотрен выше, поэтому здесь необходимо сосредоточиться на двух других, не менее важных — спор Японии и Южной Кореи о статусе островов Лианкур и спор Японии и России о статусе Южных Курил.

Разногласия Японии и Южной Кореи о суверенитете над островами Лианкур базируются на спорной интерпретации того факта, относится ли отказ Японии после Второй мировой войны от суверенитета над своими колониями также и к островам Лианкур. Дело в том, что японское правительство официально включило эти острова в состав страны в 1905 году, а после аннексировала Корею. Однако острова после аннексии по-прежнему остались административной частью собственно Японии и в генерал-губернаторство Корея не входили. После поражения во Второй мировой войне Япония была вынуждена отказаться от суверенитета над всеми захваченными территориями, однако окончательный Сан-Францисский мирный договор между Японией и Союзными державами не упоминает острова Лианкур. Спор между двумя странами до сих пор не урегулирован и продолжает оставаться источником недоверия и антипатии.

Куда более сложен территориальный спор между Японией и Россией вокруг Южных Курил. Главная сложность заключается в том, что стороны занимаются заранее бескомпромиссные, диаметрально противоположные позиции. Конечно, в истории конфликта были моменты, когда стороны уже были близки к урегулированию спора и подписанию мирного договора, однако каждый раз играл роль внешний фактор — в первую очередь влияние США на позицию Японии. Спор возник главным образом из-за неопределенности и разночтений с юридической точки зрения. С одной стороны, согласно Каирской декларации и Ялтинским соглашениям, СССР, а, следовательно, и Россия в качестве правопреемницы, имеет все права на территорию Южных Курил, на что во время Второй мировой войны были согласны страны Запада. С другой стороны, из-за отказа СССР подписать Сан-Францисский мирный договор формально признание его суверенитета над островами закреплено не было. Этот факт и позволяет Японии требовать передачи ей «северных территорий». Тем не менее, страны не теряют надежды на скорейшее разрешения спора, которое бы удовлетворило обе стороны. Основой такого разрешения может стать советско-японская декларация 1956 года, согласно которой СССР согласен был передать Японии острова Шикотан и Хабомаи после подписания мирного договора. Однако в любом случае, пока данный спор остается неурегулированным, это имеет пагубное влияние не только на сегодняшние российско-японские отношения, но и на ситуацию в регионе в целом.

Глава III

Возможные способы преодоления сложившейся ситуации и построение коллективной системы безопасности

По мнению автора, построение в регионе коллективной системы безопасности должно основываться, в первую очередь, на китайско-американском сотрудничестве, учитывая то, что обе стороны заинтересованы в этом, и при активном участии таких важнейших государств региона, как Россия, Япония, Южная Корея и, с определенными оговорками, Северная Корея.

Построение региональной коллективной системы безопасности стоит начать с создания в каждой части региона отдельной межправительственной организации, занимающейся вопросами только этой части региона. Например, в Юго-Восточной Азии такая организация может быть создана на основе АСЕАН, тем более что АСЕАН уже занимается, в какой-то степени, вопросами безопасности. В Северо-Восточной Азии в такую организацию, несомненно, должны войти Китай, Япония, Россия, Южная Корея и США. Принимая во внимание, что КНДР, при игнорировании ее интересов, может обострить нестабильность и свести на нет все планы по созданию системы безопасности, по мнению автора, следует официально направить приглашение Северной Корее принять участие в работе организации, но в качестве «особого члена» только с совещательным правом и без права голосования. Страна может стать полноправным членом только при условии, что КНДР либо откажется от дальнейших ядерных испытаний, с сохранением того ядерного потенциала, которой у нее уже имеется, и позволит международным наблюдателям под эгидой ООН и МАГАТЭ осуществлять мониторинг ее ядерных объектов, либо полностью откажется от ядерного оружия. При полном отказе Северной Кореи от ядерного оружия предлагается чтобы окружающие ее страны, прежде всего Южная Корея и Япония, а также США дали ей официальные заверения в том, что они не будут вмешиваться во внутренние дела страны, а также не будут предпринимать никаких действий, которые бы Северная Корея могла счесть угрожающими ее безопасности. Гарантами бы такого заверения могли выступить Россия и Китай.

Переходя к структуре будущих организаций, следует сказать о том, что она (структура), само собой, должна разрабатываться только совместно всеми странами региона (или той части региона, в которой создается организация), однако автор хотел бы привести свои идеи по поводу ее возможного вида.

В первую очередь, такая организация, занимающаяся вопросами безопасности, должна быть демократична, то есть в нее на полноправной основе должны входить все страны региона. Исключение будут составлять только КНДР, которой, как уже было описано выше, до выполнения ею определенных условий может быть предоставлен статус «особого члена», и Китайская Республика (Тайвань), о которой речь пойдет ниже. Так как обладание всеми странами правом вето может привести к злоупотреблению им и может помешать эффективности работы организации, то предлагается, чтобы любое решение или резолюция принимались большинством голосов. Отдельно стоит рассмотреть вопрос о вооружениях, который необходимо решать сообща в виду того, что для каждой страны это является предметом особых опасений. В данном вопросе можно было бы опираться на опыт Вашингтонских соглашений 1921–1922 гг., которые оформили первую систему безопасности в АТР.

Принимая во внимание то, что китайско-американское взаимодействие в сфере построения системы безопасности должно быть базой для ее создания, а также то, что главной проблемой в отношениях двух стран является проблема Тайваня, то к решению о членстве Тайваня в будущей организации необходимо подходить с особой осторожностью. Автор предлагает предоставить ему в будущей организации статус «особого члена» так же как и в случае с Северной Кореей. Однако этот статус, подразумевал бы, что Тайвань, в отличие от Северной Кореи, имеет право голоса, но только в тех случаях, когда обсуждаемый вопрос или проблема непосредственно затрагивает его интересы и границы. В данном случае автор ограничивается только этим предложением, и дальнейшее решение проблемы считает целесообразным оставить на рассмотрение Китаю и Америке.

В заключение необходимо добавить, что разделение огромного Азиатско-Тихоокеанского региона на несколько частей и дальнейшее построение в каждой из них своей коллективной системы безопасности, является, по мнению автора, наиболее продуктивным вариантом. Успешное создание в каждом мини-регионе межправительственной организации, способной ликвидировать вакуум безопасности и создать взамен этого стабильные межгосударственные отношения, основанные на взаимном доверии и поддержке, может быть первым шагом. В дальнейшем это могло бы стать предпосылкой к объединению всех этих организаций в одну большую межправительственную организацию, ориентированную на весь Азиатско-Тихоокеанский регион, и которая была бы в состоянии использовать опыт своих предшественниц для создания уже общей региональной системы безопасности.

Заключение

Весь мир с ожиданием наблюдает за тем, как Восточная Азия превращается в один огромный центр силы. Сюда перемещаются ресурсы, финансы, капитал. Кто-то из экспертов считает, что это временное явление, которое скоро пойдет на спад, однако многие все же уверены в том, что эпоха доминирования Европы и США проходит, и на ее место приходит новая эпоха Азии. Каким будет мир в обозримом будущем, какие изменения в нем произойдут — заранее никто точно сказать не может. Однако можно быть абсолютно уверенным в том, что если в Восточной Азии не сложится прочная система международных отношений, способная вовремя заметить, выявить и остановить опасные тенденции в отношениях между государствами, то это не только скажется на безопасности всего мира, но и может послужить толчком для настоящей катастрофы.

Учитывая количество и всю сложность вышеописанных конфликтов, вряд ли можно говорить об Азиатско-Тихоокеанском регионе как стабильном в плане межгосударственных отношений. Несмотря на всю значимость региональных акторов как в политической так и в экономической сферах, между ними существует огромной дефицит доверия и множество взаимных опасений. Однако в мире нет неразрешимых проблем и все трудности вполне преодолимы. Главное, что должны понимать страны, это то, что построение безопасного мира возможно только при условии взаимодействия всех без исключения участников международных отношений, а также их заинтересованности в этом. В настоящее время, когда весь мир взаимосвязан и взаимозависим, невозможно достижение благополучия и процветания одним отдельно взятым государством без участия в этом остальных стран. Только через взаимное доверие и сотрудничество можно гарантировать безопасность не только ныне живущим людям, но и их потомкам. Построение коллективной системы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе как ничто другое отвечает этим интересам.

Человечество всегда стремилось к выживанию. Несмотря на историю, полную войн, завоеваний и кровопролития, когда люди оказывались на грани, им зачастую хватало разума вовремя остановиться и решить проблему миром. В каком-то смысле наиболее красноречивым примером такого поведения может быть Карибский кризис 1962 года. Именно в это чрезвычайно опасное для всего мира время, руководители двух сверхдержав проявили сдержанность и благоразумие и уберегли его от уничтожения. Сегодня мы живем в совершенно другую эпоху, когда риск возникновения подобного инцидента крайне мал. И все же стабильному развитию еще угрожает множество опасностей. Но если люди осознают, что отныне их благополучие связано с благополучием других, и проявят разумность, которую они не раз проявляли на протяжении своей истории, то смогут гарантировать сохранение безопасного мира для себя и будущих поколений.

Литература:

1.         Бунт в Китае закрыл японские школы и заводы: [Электронный ресурс] // Дни.ру. Интернет-газета. 2012. URL: http://www.dni.ru/polit/2012/9/17/240565.html (Дата обращения: 15.03.2013).

2.         Бурмистров П. Камни в океане: как японский Лужков поссорил две главные азиатские экономики: // Русский Репортер. 25 сентября 2012, № 38 (267). URL: http://rusrep.ru/article/2012/09/25/kamni/ (Дата обращения: 15.03.2013).

3.         В Китае официально создан город Саньша: [Электронный ресурс] // Агентство Синьхуа. 2012. URL: http://russian.news.cn/china/2012–07/25/c_131737393.htm (Дата обращения: 15.03.2013).

4.         Карта Китая со спорными островами возмутила Филиппины: [Электронный ресурс] // РГРК «Голос России». 2005–2013. URL: http://rus.ruvr.ru/2012_11_22/Karta-Kitaja-so-spornimi-ostrovami-vozmutila-Filippini/ (Дата обращения: 15.03.2013).

5.         Киссинджер Г. Будущее американо-китайских отношений: // Россия в глобальной политике. 2012. № 3 URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Buduschee-amerikano-kitaiskikh-otnoshenii-15533 (Дата обращения: 15.03.2013).

6.         Конституция КНР 1982 г. (с изм. 1988, 1993, 1999, 2004 гг.): [Электронный ресурс] // Консалтинговая группа «Окно в Китай». 2008–2013. URL: http://chinalawinfo.ru/constitutional_law/constitution/constitution_ch0 (Дата обращения: 15.03.2013).

7.         Литвинов Д. КНДР денонсирует договор о перемирии: // Мнения.ру. 10 марта 2013. URL: http://mnenia.ru/rubric/politics/kndr-denonsiruet-dogovor-o-peremirii/ (Дата обращения: 15.03.2013).

8.         Палий И. США, заткнитесь: // Взгляд. Деловая газета. 6 августа 2012. URL: http://vz.ru/politics/2012/8/6/592017.html (Дата обращения: 15.03.2013).

9.         Спорные острова снова поссорили Японию, на этот раз — с Кореей: [Электронный ресурс] // РосБизнесКонсалтинг. 1995–2013. URL: http://top.rbc.ru/spb_sz/10/08/2012/664082.shtml (Дата обращения: 15.03.2013).

10.     Японо-китайские отношения: ситуация вокруг островов Сенкаку: [Электронный ресурс] // Посольство Японии в России. 2012. URL: http://www.ru.emb-japan.go.jp/Senkaku/index.html (Дата обращения: 15.03.2013).

11.     Островский, А. В. Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе: учеб. пособие по дисциплине «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» для специальностей 030701.65 «Международные отношения», 080102.65 «Мировая экономика»/ А. В. Островский. — Мурманск: Изд-во МГТУ, 2009. — 138 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle