Библиографическое описание:

Соколина О. В. Современный украинский литературный язык: у истоков становления и развития // Молодой ученый. — 2013. — №8. — С. 459-462.

В процессе становления государственности каждого народа важной и актуальной становится проблема языка. Д. Алигьери в своем трактате «О народном красноречии» пожалуй, одним из первых обратил особое внимание на проблему языка. Дело в том, что Данте являлся гражданином страны-империи, где каждый из народов использовал свой язык, общей же для всех была латынь. И Данте отходит от латыни в пользу итальянского («провинциального») языка: «…заявляем, что блистательная италийская речь приличествует столько же прозаическим, сколько и стихотворным произведениям» [3].

Под литературным языком мы понимаем обработанную форму общенародного языка, который обслуживает и в устной и в письменной форме все сферы культурной и общественной жизни народа. Литературный язык является государственным языком, языком образования, науки, искусства, средств массовой информации и т. д.

Ф. де Соссюр так определяет литературный язык: «Под «литературным языком» мы понимаем не только язык литературы, но, в более общем смысле, любой обработанный язык, государственный или нет, обслуживающий весь общественный коллектив в целом» [6, с. 231].

Письменность и литературно-письменный язык закономерно возникают у каждого народа в связи с внутренним, самобытным развитием его политической, экономической и культурной жизни.

Литературный язык является мощным орудием духовной и материальной культуры человеческого общества. Без него совершенно невозможно представить себе успехов в развитии литературы, науки, искусства, техники, поскольку опыт и достижения каждого поколения каждого народа во всех областях культуры не могли бы передаваться от поколения к поколению, от народа к народу без языка, закрепленного на каком-либо материале с помощью определенных знаков письма.

Украинский литературный язык, будучи тесно связан в своем развитии с историей украинского народа и его культурой, на протяжении своего существования претерпел различных изменений в словаре и фразеологии, частично в грамматическом строе. Значительные изменения произошли также в составе и характере его стилей, по-разному на разных исторических этапах впитывал он в себя живой язык украинского народа.

Исследователи И. Белодед, Г. Ижакевич и З. Франко переходный период, то есть период перехода на единый общенациональный литературный язык, связывают с рядом факторов общественного характера и прежде всего с потребностью выражения в письменности как формы выявления социального и национального самосознания народа, его национальной консолидации — своего единого для всей нации языка. «Если в русском языке этот период приходится на ХVІІІ и начало ХІХ века, а именно на промежуток времени от М. Ломоносова до А. Пушкина, то в украинском языке он несколько поздней во времени и менее объемный. В основном — это конец ХVІІІ и начало ХІХ века, то есть период от И. Котляревского до Т. Шевченка, а в белорусском языке он распространяется на весь ХІХ век». [1, с. 4]

У М. Наенка читаем: «На рубеже ХVІІІ — ХІХ вв. европейское литературоведение уже будто бы окончательно отказалось от неоклассических представлений о творчестве, а в России, в состав которой входила и Украина, они все еще оставались очень живучими. В европейских странах почти повсеместно наука начала создаваться национальными языками; в России еще в 1830 г. докторская диссертация М. Надеждина была защищена латынью, а в высших слоях общества более распространенным был французский язык. Об украинском языке в научных трудах даже понятия не было. Опубликованные 1798 г. Первые части «Энеиды» Котляревского были единственным на то время художественным и научным украинским мышлением» [5, с. 45].

И. Котляревский по праву считается первым среди украинских писателей, кто начал писать живым народным украинским языком, продемонстрировав на примере своих произведений его самобытность, глубину, пластичность, художественную функциональность. Своим творчеством он утверждал украинский язык как язык украинской национальной литературы, окончательно освободив его от церковнославянского, недоступного для широкой читательской массы языка. Появление «Энеиды» было явлением чрезвычайно важным для украинской литературы.

Д. Чижевский об этом пишет так: «Котляревский как будто хочет подать в своей поэме полный лексикон украинского языка своего времени. Нет сомнений, что он, употребляя все эти слова, не думал о какой-то норме украинского языка: поскольку есть среди них многочисленные местные слова (диалектизмы) и еще численней слова с языка определенных групп — «жаргонные» слова» [7, с. 367].

Свободно используя живой народный язык, И. Котляревский при этом щедро вводил в обращение аксессуары народного быта, закрепляя в литературном контексте реалии народной жизни. Язык обыденный, ворвавшись в литературу, а точнее — в поэзию, вызвал удивление выявлением ранее скрытых в нем возможностей. Вполне естественно, что внимание уделялось выразительной силе языка, а не его развитию.

Однако бурлескный жанр «Энеиды» все же не мог стать явлением, которое можно было бы положить в основу будущей словесности украинского народа.

Романтизм торжествовал в европейских литературах на протяжении первой половины ХІХ в. и имел исключительное значение для каждого из славянских народов. Д. Чижевский пишет: «Большое значение романтики придают языку. Его обновление для большинства славянских литератур было крайне необходимым, ведь их классицизм пользовался в большей мере устаревшим «язычием». И некоторых славянских народов (украинцев, словаков, словенцев и лужицких сербов) новые или обновленные литературные языки сформировались только в эпоху романтизма. Представление о высокой миссии поэзии и ведущей функции ни от кого и ни от чего не зависящего поэта-творца вело к убеждению, что он достойнейший и, более того, даже обязан обогащать родной язык, создавать для него новые слова. Иллюстративным в этом отношении есть взгляд Йозефа Юнгмана, который писал: «Художник слова должен создавать для себя новый, особый язык; этим самым он предоставит своему творческому наследию тех необходимых художественных черт, без которых произведения писателя не выкарабкаются из плена обыденного языка и никогда не станут художественными». Формирование литературного языка могло заключаться в присоединении к нему слов с все еще униженных лексических слоев, хотя этому прислуживались также заимствования из иностранных языков и всевозможные способы словообразования — от неологизмов к семантическому перетолкованию уже употребляемых слов» [8, с. 167–168].

Двадцатые годы ХVІІІ века были годами поисков и утверждения национального идеала в духовной сфере, и этот идеал поэты-романтики находили в различных формах общественного сознания, там, где был накоплен многовековой опыт нации. Отсюда постоянная ориентация на освоение фольклора, который был эмоциональной историей народа.

Важнейшей особенностью и заслугой украинской романтики Д. Чижевский называет то, что «она сознательно поставила себе задание создать «полную литературу», которая могла б удовлетворить духовные потребности всех кругов и шаров украинского общества. Стремление к «полной литературе» нашло свое воплощение преимущественно в создании «полного языка», языка всестороннего, пригодного во всех сферах литературы и жизни» [7, с.516–517].

Украинский романтизм теснее, чем в других литературах, связан с народной стихией и сильнее ощущал на себе влияние народной поэзии. Жанровое богатство фольклорных произведений, к которым обращались поэты-романтики, способствовало расширению жанровых границ и в их творчестве: возникают исторические поэмы, баллады и т. д. П. Мовчан по этому поводу пишет: «Фольклор имел решающее значение в становлении новой украинской литературы. Вообще фольклорные произведения, особенно думы и исторические песни, сыграли важную роль не только в становлении новой литературной традиции, но и в формировании самой нации. Об этом писал и Н. Гоголь, подчеркивая совершенно особое значение украинских исторических песен и дум для народного самосознания. «Камень с красноречивым рельефом с исторической надписью — ничто против этого живого, который говорит и звучит в прошлом, летописи. С этой точки зрения песни для Малороссии — все: и поэзия, и история, и отцовская могила. Кто не проник в них глубоко, тот ничего не узнает о прошедшем быте этой цветущей части России» [4, с. 44].

Фольклор не случайно был в центре внимания романтиков. Ведь, как говорил К. Чистов: «Если язык уже сам по себе является не только средством коммуникации, обслуживающим этнос, и тем самым — одним из непременных условий существования всякой этнической общности, то фольклор как вторичная языковая моделирующая система обладает этим же свойством в наиболее суггестивных формах» [9, с. 9].

Появление в украинской литературе Т. Шевченка знаменовало собой новый исторический этап в ее развитии, и как следствие новый этап в истории самого украинского народа.

На сегодняшний день считается неоспоримым утверждение о Т. Шевченко как основателе нового украинского литературного языка, хотя известно, что новая украинская литература и новый украинский литературный язык начинаются не с Шевченковского «Кобзаря» 1840 года, а с «Энеиды» Котляревского 1798 года. Известно также, что на ниве новой украинской литературы, кроме И. Котляревского, творили такие выдающиеся предшественники Т. Шевченка, как П. Гулак-Артемовский, Е. Гребинка, Г. Квитка-Основьяненко.

Почему же не их и не И. Котляревского, а именно Т. Шевченка считаем мы основоположником новой украинской литературы, нового украинского литературного языка≤

Дело в том, что творчество предшественников Т. Шевченка хоть и носило прогрессивный характер, но не могло стать ведущим фактором развития новой украинской литературы позднего времени, после появления в ней Т. Шевченка. Если вспомнить творчество И. Котляревского, П. Гулака-Артемовского, Е. Гребинки, Г. Квитки-Основьяненка, мы увидим, что в их творчестве преобладает сочувствующее описание тяжелой крепостной жизни украинского народа, его быт, но никаких путей к освобождению не указывается. Их реализм — это в основном реализм этнографический с отдельными чертами реализма критического. Поэтому они не могли сыграть для своих последователей такую роль, какую сыграл Т. Шевченко. Именно под влиянием творчества Т. Шевченка творили во второй половине ХІХ — в начале ХХ века Марко Вовчок, Леся Украинка, И. Нечуй-Левицкий, П. Мирный, И. Франко, М. Коцюбинский, П. Грабовский и др.

В основе языка Т. Шевченка лежит народный украинский язык (разговорно-бытовой и фольклорно-песенный), который поэту удалось вознести на уровень литературного языка. Но, кроме этого, Т. Шевченко в своем творчестве обращается и к церковнославянским словам, и к иностранным.

В отличие от И. Котляревского, в языке Т. Шевченка впервые прослеживаются уже определенные нормы украинского литературного языка. Т. Шевченко не копировал местные диалекты (как это было у его предшественников), более того, он впервые в истории украинской литературы создал единую гармоничную лингвостилистическую систему.

Таким образом, первые шаги, как видим на примере украинской литературы, обязательно обусловлены фольклорными традициями. Первые шаги — шаги идентичности, слияния. Как справедливо замечает Г.-Г. Гадамер в своей статье «Родина и язык», «... в родном языке струится вся близость к своему, в нем — обычаи, традиции и знакомый мир» [2, с. 188]. Язык формирует наш разум и духовность. Фольклор, художественная литература, театр, песня, воплощенные в словесной форме, раскрывают перед человеком мир красоты. В живой речи каждый язык выполняет, в основном, функцию общения, в художественном произведении он служит средством образного воспроизведения действительности. Вспомним В. Гумбольдта, который говорил, что язык должен быть и народным и образованным.

Проблема развития национального языка — это проблема литературы и фольклора. Ни один литератор не создает художественный язык, он находит его в народнопоэтическом сознании. И соответственно, литература есть не что иное, как язык фольклорный в своей первооснове, на который наслоились отдельные индивидуальные пласты. Как говорил М. Горький, который обращался к писателям на I Всесоюзном съезде советских писателей: «Начало искусства слова в фольклоре. Собирайте ваш фольклор, учитесь на нем, обрабатывайте его. Он очень много материала дает и вам, и нам».

Литература:

1.                               Білодід І., Їжакевич Г., Франко З. Співвідношення стилів української літературної мови в порівнянні з іншими східнослов’янськими в період творення національних літературних мов (доповідь рад. делегації V міжнар. з’їзд славістів (Софія, вересень 1963р.). — Вид. Акад. наук Укр. РСР, Київ — 1963, 40 с.

2.                               Гадамер, Г.-Г. Батьківщина і мова //Герменевтика і поетика / Вибрані твори / Пер. з нім. — К.: «Юніверс», 2001. — 288с.

3.                               Данте Алигьери. О народном красноречии. Книга 2. [Электронный ресурс] http://dante.velchel.ru/index.php≤cnt=13&sub=1

4.                               Мовчан П. Мова — явище космічне: Есе, літературно-критичні статті. — К.: Всеукр. т-во «Просвіта», 1994. — 168 с.

5.                               Наєнко М. Історія українського літературознавства і критики: навч. посіб. / М. К. Наєнко. — К.: ВЦ «Академія», 2010. — 520 с. (Серія «Альма-Матер»).

6.                               Соссюр Ф. де Труды по языкознанию. М.: «Прогресс», 1977. — 696 с.

7.                               Чижевський Д. Історія української літератури. — К.: ВЦ «Академія», 2008. — 568 с. (Альма-Матер).

8.                               Чижевський Д. Порівняльна історія слов’янських літератур: У двох книгах / переклад з німецької. — К.: ВЦ «Академія», 2005. — 288 с. (Альма-Матер).

9.                               Чистов К. Народные традиции и фольклор. — Ленинград: Изд-во «Наука», — 1986. — 304 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle