Библиографическое описание:

Липецкий Н. Н. Психологические особенности отношения к жизни онкологических больных (на примере женщин больных раком молочной железы III ст.) // Молодой ученый. — 2013. — №7. — С. 372-374.

Современная медицина озабочена проблемой нахождения наиболее эффективных путей диагностирования и лечения онкологических заболеваний. По данным Российской Академии Медицинских Наук заболеть раком легкого рискует один из каждых 13 человек в мире. Злокачественной опухолью простаты — 1 из каждых 6 человек. Злокачественной опухолью молочной железы — 1 из каждых 8 человек. В России по линии обязательного медицинского страхования только 6 % выделяется на профилактику онкозаболеваний, 94 % всех денежных средств, направлены на онкологических больных, а на реабилитацию не выделяется ничего.

Создаются различные психологические службы для оказания помощи онкологическим больным, вынужденным практически в одиночку противостоять трудностям, связанным с преодолением болезни. Известие о диагнозе «злокачественного заболевания» зачастую является сильнейшим стрессом для любого человека и активизирует различные психологические реакции. Принятие онкологического диагноза неизбежно сопряжено с рядом факторов, влияющих на дальнейшую психологическую адаптацию больного, а также на его индивидуально-психологические особенности.

Данное психологическое исследование проводилось в 2011 году на базе «Городского клинического онкологического диспансера» г.Санкт-Петербурга. Целью исследования стало определение особенностей отношения к жизни у людей, страдающих онкологическими заболеваниями, а его предметом явилось изучение характеристик и особенностей жизненного пути людей, страдающих онкологическими заболеваниями.

Со стороны клинической психологии онкологические заболевания часто классифицируют как кризисные и экстремальные ситуации. Таким ситуациям присущ ряд особенных признаков таких как: разрушение ранее сложившейся картины мира, внезапность появления, отсутствие контроля над ситуацией, определенная стадийность протекания, как самого заболевания, так и реакций на него. Кризисность ситуации заключается в том, что больше невозможно дальнейшее прежнее нормальное функционирование личности, осуществления ею своих жизненных замыслов и утверждения себя в них в рамках прежней модели поведения. Больной человек чувствует внутренний тупик своего положения, который блокирует нормальное течение жизни. Духовные потребности личности фрустрируются и прежде всего это сказывается на потребности в самоактуализации. При психологическом кризисе происходит утрата субъективного смысла жизни, важнейших ориентиров и ценностей, восстановление которых невозможно без коренной реконструкции личности [1].

В последние десятилетия активно изучаются феномены психологической и соматической направленности, наблюдаемые у онкологических больных на разных этапах заболевания, в рамках новых и молодых междисциплинарных наук — психоонкологии и онкопсихологии. При этом в настоящий момент у специалистов и пациентов складывается более четкое представление и понимание того, что рак это болезнь не просто какого-либо конкретного органа, а болезнь всего организма. Эта болезнь строго индивидуальна у каждого человека, её возникновение и развитие зависит от состояния его психики, от образа жизни, питания, условий среды в которой он обитает и даже мыслей, а также реакции человека на все это. Существует одно из представлений, что рак может являться и психосоматозом, то есть заболеванием, появление которого в организме очень сильно связано с психологическим состоянием заболевшего. При этом помимо традиционного медицинского лечения психотерапевтическое лечение может выступать в качестве вспомогательного поддерживающего метода, помогающего активизировать психологические ресурсы больного и направить их на борьбу с болезнью [4].

В проведенном исследовании приняли участие пациентки городского клинического онкологического диспансера г. Санкт-Петербурга отделения маммологии. Женщины с диагнозом рака молочной железы III ст. в возрасте от 27 до 35 лет. Выборка являлась однородной, все участницы в процессе лечения пережили предоперационное лечение, далее операцию по удалению молочной железы, последующую за ней химиотерапию и на момент отбора испытуемых и проведения исследования они проходили первые курсы лучевой терапии.

В контрольную группу вошли женщины в возрасте от 20 до 42 лет. Всего в исследовании приняли участие 50 человек — 24 человека в экспериментальной группе (онкологические больные с диагнозом РМЖ-III ст.) и 26 человек в контрольной (здоровые люди).

Предполагалось, что отличительные свойства, при условии их наличия, скорее всего, должны проявляться в кризисных и экстремальных периодах жизни, к которым в клинической психологии можно отнести ситуацию тяжелой соматической болезни, переживание последствий оперативных вмешательств и сам трудный процесс прохождения лечения онкологической болезни.

Все эти события позволяют наблюдать изменения в ценностно-ориентационных, смысловых, мировоззренческих, духовных, эмоциональных и других сферах жизни человека. Это имеет своё подтверждение со слов и наблюдений врачей и родственников больных. Но существует трудность в том, что невозможно однозначно утверждать, что эти изменения вызваны только фактом переживания болезни, так как существуют еще социальные и возрастные факторы, влияющие на отношение к жизни. В любом случае переживание тяжелой болезни может служить толчком в переосмыслении больным своего жизненного пути, так как зачастую тяжелая болезнь затрагивает почти все сферы жизни человека.

Для проведения данного научного исследования в соответствии с поставленными задачами были выбраны следующие психодиагностические методики:

1)                 Каузометрия (методика «LifeLine») — применялась для исследования субъективной картины жизненного пути и выявления ее психологических особенностей;

2)                 Тест смысложизненных ориентаций Д. А. Леонтьева (СЖО) — применялся для диагностики уровня осмысленности жизни.

Изучение психологических особенностей жизненного пути онкологических больных при помощи метода каузометрии [18] показало, что онкологические больные в отношении психологического возраста более стары по сравнению со здоровыми людьми. Такие больные мало ждут от жизни и субъективно ощущают то, что половина жизненного пути и более ими уже пройдена. Также онкологические больные сосредоточены больше на прошлом и настоящем, чем на будущем. Причём, преимущественно только на радостных событиях прошлого, так как видят в основном свою жизнь в более приятных тонах, в отличие от здоровых людей. Всё это в свою очередь говорит о пессимистичной и обеднённой жизненной перспективе, которая является симптомом жизненного кризиса. При этом больным, возможно, могут быть характерны потребительские и гедонистические ориентации и некоторое снижение способности к самооценке.

Такие данные подтверждаются также и тем, что у 91,7 % испытуемых, входящих в выборку в результате каузометрического анализа был обнаружен кризис бесперспективности, связанный с отсутствием потенциальных связей между значимыми событиями жизни. Этот кризис характеризуется отсутствием значимого психологического будущего. При этом следует отметить, что у испытуемых могут присутствовать жизненные цели, направленные в будущее, но рациональных межсобытийных связей между этими целями не существует, а значит, они малоосмысленны и малоосознанны. Болезнь «сковывает» человека в настоящем, будущее становится неопределенным. У человека есть реальные достижения, успехи в самореализации, в настоящем есть активность в жизнеосуществлении, но она уже не развивает личность, так как эта активность имеет инерционный характер прежней жизненной программы. Новая жизненная программа ещё не сформирована, человек не видит новых путей в дальнейшей самореализации.

У оставшихся 8,3 % онкобольных входящих в экспериментальную выборку был обнаружен кризис опустошенности и бесперспективности, для которого характерно отсутствие значимого психологического настоящего и будущего. Выражается в отсутствии актуальных и потенциальных связей в картине жизненного пути. Прежняя жизненная программа человека полностью исчерпана, потеряла и инерционное своё воздействие. Человек не видит реальных возможностей дальнейшей самореализации. Он психологически мёртв. Существует лишь физическая активность организма. Во внутреннем мире преобладают воспоминания. Все происходящее, если и вызывает реакции, то лишь с точки зрения прошлого, его прошлых ценностей и установок.

Такие данные говорят о том, что у всех онкологических больных, вошедших в выборку, имеются деформации субъективной картины жизни. Тогда как в выборке здоровых людей кризис бесперспективности встречается только в 23 %, а кризис опустошонности и бесперспективности в 3,9 %, при этом 73,1 % не имеют подобных деформаций картины жизни, а их отсутствие говорит о том, что таким людям есть о чем вспомнить, чем жить сейчас, о чем мечтать.

Анализируя сферы принадлежности событий и их важность, можно сказать, что больным свойственно ставить на первое место по значимости для себя события, связанные с изменениями во внутреннем мире (мыслях, чувствах, ценностях) и события связанные с семьей, а на последнее — события связанные с работой. При этом у здоровых людей наблюдается сходная тенденция с разницей в том, что на первых по значимости местах отсутствуют события, связанные с внутренним миром, и преобладают события, связанные с семьей и бытом, на последние места здоровые люди определяют, также как и больные, события связанные с работой и учёбой.

В результате методики «Оценивания пятилетних интервалов», которая входит в состав каузометрической процедуры биографической разминки, была выяснена субъективная ожидаемая продолжительность жизни каждого испытуемого в выборках и получены оценки событийной насыщенности каждого пятилетия жизни вплоть до ожидаемой продолжительности жизни. Средняя ожидаемая продолжительность жизни здоровых людей составила 85,4 года, в свою очередь у онкологических больных 71,8 лет, что в среднем не значительно, но несколько меньше показателя здоровых людей.

Стоит также отметить, что у 25 % испытуемых, входящих в экспериментальную группу, незадолго до момента постановки онкологического диагноза (от 2–3 лет) в прошлом опыте имеются события, получившие крайне негативные оценки (как вербальные, так и невербальные) и связанные с различными трагическими обстоятельствами (смерть близкого человека, несчастные случае и т. п.). В картине жизни здоровых людей такие события также имеют место быть, но уже в 7,7 % случаев.

Анализируя смысложизненные ориентации участников исследования можно отметить, что при проверке достоверности различий математико-статистическим критерием Манна-Уитни оказалось, что у онкологических больных, вошедших в экспериментальную группу, смысложизненные ориентации направленные на процесс жизни, достоверно выше (U=184,5 при p≤0,05), чем в контрольной группе здоровых людей. Эти данные говорят о том, что онкологические больные в большей степени, чем здоровые люди, склонны ориентироваться на события настоящего времени. При этом, не смотря на психологическую старость и высокие показатели субъективной реализованности жизни, выявленные в каузометрическом анализе, онкобольные не теряют интереса к настоящим жизненным событиям. Эти события воспринимаются ими как эмоционально насыщенные и наполненные смыслом. Возможно, это также связано, с тем, что их жизненная перспектива обеднена и трудно предсказуема, поэтому большей частью приходится концентрироваться на настоящем процессе жизни. Настоящая жизнь эмоционально волнует и захватывает, присутствует удовлетворенность сегодняшним днем. Каждый день отличается от предыдущего, в жизни отсутствует рутина. По сравнению со здоровыми людьми можно сказать, что у онкологических больных повышается важность и ценность момента «здесь и сейчас», а жизнь субъективно воспринимается более динамичной.

В группе онкологических больных корреляционный анализ показал, что:

1.                  Чем более сильны ориентации на цели в будущем, которые придают жизни направленность, тем больной более эмоционален и удовлетворен своей жизнью, тем сильнее она ему интересна, а также приятна.

2.                  Человеку в ситуации тяжелой болезни как никогда ранее требуются жизненные цели, направленные в будущее и дающие определенную временную перспективу, опираясь на которую больной будет чувствовать удовлетворенность от самого процесса проживания жизни, обеспечивая тем самым стабильность жизни и богатство своей эмоциональной сферы.

3.                  Чем слабее у больного чувство реальности, тем сильнее он защищается от ее травматичного психологического воздействия, это, в свою очередь, придает ему некоторую уверенность в том, что он способен контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в действительности. При этом неизбежно растет и чувство собственной взрослости, а также увеличивается осмысленность собственной жизни и как следствие растет ощущение того, что больной является сильной личностью, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о её смысле. Таким образом, можно сказать, что посредствам непринятия реальность, в какой-то степени даже собственного самообмана онкологический больной достигает снижения тревожных переживаний относительно жизни и получает некоторую выгоду в виде ощущения контроля над ней и способности преобразовывать её по своему желанию.

Практическая значимость данного исследования заключается в возможности рационализации психологической помощи онкологическим больным. Результаты могут использоваться для более эффективной психопрофилактической работы с онкологическими больными. Данное исследование, дает возможность более чётко понять психологические особенности изменения картины мира, мироощущения и отношения к жизни у онкологических больных. В свою очередь, опора на эти факты позволяет более целесообразно выбирать подходы и проводить психокоррекционную и консультативную работу, как с больными людьми, так и с их родственниками.

Литература:

1.                          Бочаров В. В., Карпова Э. Б. Психодинамика профессионального взаимодействия при оказании помощи в кризисных и экстремальных ситуациях // Актуальные проблемы клинической психологии и психофизиологии: Ананьевские чтения 2004: матер. научно-практ. конф. СПб.: СПбГУ, 2004. 54–59 с.

2.                          Васютин А. М. Спасение есть — оно в тебе! Рак как психосоматоз. Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. 160 с.

3.                          Кроник А. А., Ахмеров Р. А. Каузометрия: методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути. 2-е изд., исправленное и дополненное. М.: Смысл, 2008. — 294 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle