Библиографическое описание:

Ласькова А. Е. Педагогическое значение автобиографических произведений С. Т. Аксакова (по литературно-критическим отзывам современников писателя) // Молодой ученый. — 2013. — №7. — С. 474-477.

Тема статьи — оценка автобиографических произведений С. Т. Аксакова с точки зрения педагогики. Проанализированы отзывы славянофильской и западнической критики 1850-х гг., выявлена разность во взглядах на педагогический смысл аксаковских сочинений и общие черты в оценке заслуг С. Т. Аксакова как писателя — реалиста. Отмечена важность вопросов воспитания для предреформенного времени, на которое пришлась работа автора над книгами «Семейная хроника», «Воспоминания» и «Детские годы Багрова — внука». Основные методы исследования — сравнительный и конкретно — исторический. В результате работы был сделан вывод об актуальности автобиографических произведений С. Т. Аксакова для педагогики, о большом значении творчества писателя для формирования нравственных ценностей и доброго отношения к миру.

Ключевые слова: русская литература; Аксаков С. Т.; воспитательное значение; критика; автобиографические произведения.

Автобиографические книги С. Т. Аксакова («Семейная хроника», «Воспоминания» (1856) и «Детские годы Багрова — внука» (1858)) по праву считаются прекрасными образцами русской реалистической прозы XIX века. Они принесли писателю огромную известность и снискали восторженные отзывы его выдающихся современников: И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, М. Е. Салтыкова — Щедрина… Литературная критика 1850-х годов, несмотря на разность общественно — литературных взглядов, единодушно признала редкий талант Сергея Тимофеевича, который заключался в умении прямо и беспристрастно смотреть на действительность, отражая в повествовании добрый взгляд на мир, с уважением и сочувствием относящийся к событиям прошлого. Его ясный и чистый язык, напоминающий простоту и очарование пушкинского слога, сумел представить через бытие одной семьи традиции и культуру всего русского народа, его национальный характер. Книги С. Т. Аксакова были признаны актуальными и для предреформенной российской действительности. Так, критик радикального направления — Н. А. Добролюбов видел в произведениях писателя наглядное отражение крепостнических порядков, вызывающее в читателе чувство протеста. Сам Сергей Тимофеевич не ставил себе задачи обличения, но его произведения, основанные на подлинной истории собственной семьи, стали живым свидетельством времени, которое утрачено, но в котором содержатся такие непреходящие ценности, как долг и честь, любовь и верность, искренность и милосердие. И, не смотря на грубость и порой дикость в проявлениях патриархального быта, предстающего на страницах книг, читатель понимает, что все это подчинено общему ходу жизни, высшему смыслу бытия. Поэтому уже современники писателя не могли не отметить нравственную чистоту, которой веет со страниц аксаковской прозы. Среди разнообразных суждений критиков о значении автобиографических произведений автора выделялись мнения о педагогическом значении аксаковской трилогии. В исследованиях о жизни и творчестве писателя таких авторов, как С. И. Машинский, М. П. Лобанов, В. А. Кошелев, Е. И. Анненкова, этот вопрос не рассматривался специально. Среди дореволюционных работ можно назвать лишь очерки педагога и литератора В. П. Острогорского, в которых автор в основном выделил положительные черты характера С. Т. Аксакова, сообщающие поучительный смысл его произведениям. Цель настоящей статьи — выявить педагогическое значение «Семейной хроники» и «Воспоминаний», «Детских годов Багрова — внука», основываясь на критических отзывах современной С. Т. Аксакову критики и показать актуальность произведений писателя для своего времени и сегодняшних дней.

Совершенно справедливо критика называла «Семейную хронику» и «Детские годы Багрова — внука» хорошим подспорьем для развития в детях лучших душевных качеств и стремлений. А как могло быть иначе, если автор сам был прекрасным сыном, мужем, отцом. Семья Аксаковых всегда славилась своим особым духовным строем, традициями, которые исключали ложь, лицемерие, зависть. К ним тянулись люди разных возрастов, взглядов, известные ученые, писатели, философы, среди которых А. С. Хомяков, Ю. Ф. Самарин, М. П. Погодин, А. Ф. Гильфердинг, И. С. Тургенев… Радушие и доброта Аксаковых, их строгость в отношении духовно — нравственной жизни восхищали современников, но нередко порождали и нелестные слухи. Как бы то ни было, характер семейной жизни Аксаковых и автобиографические книги Сергея Тимофеевича в единстве составляют ценнейший материал для рассмотрения вопросов воспитания и уяснения традиций русской семьи. Понятие семьи как малой Родины неразрывно связано с жизнью и литературным творчеством Сергея Тимофеевича.

Прощаясь с героями «Семейной хроники», С. Т. Аксаков писал: «Прощайте, мои светлые и темные образы, мои добрые и недобрые люди, или, лучше сказать, образы, в которых есть и светлые и темные стороны, люди, в которых есть и доброе и худое! Вы не великие герои, не громкие личности; в тишине и безвестности прошли вы свое земное поприще и давно, очень давно его оставили: но вы были люди, и ваша внешняя и внутренняя жизнь так же исполнена поэзии, так же любопытна и поучительна для нас, как мы и наша жизнь в свою очередь будем любопытны и поучительны для потомков» [1, с. 193–194]. Вот тот пафос, на котором построены мемуарные произведения Сергея Тимофеевича. Всякая жизнь интересна, поучительна и является частью судьбы народа. Каждое поколение чувствует свою преемственность по отношению к прошлому, сохраняя родные традиции и культуру. В предреформенное время произведения писателя не претендовали на злободневность, но обращали внимание читателей к извечным основам жизни человека, и вопросы воспитания в этом смысле играли немаловажную роль.

Так какие же конкретные стороны аксаковских произведений привлекали внимание критиков как актуальные в педагогическом отношении? Во — первых, стоит сказать о том, что тема воспитания всегда имела большое значение для дворянской культуры. Сохранение русской патриархальности и европейское просвещение, преобладание французского языка в среде высшего общества, этикетные формы, зачастую несоответствующие русскому менталитету, — все эти вопросы освещали в своих работах замечательные представители литературно — ученого мира, среди которых: В. А. Жуковский, А. С. Пушкин, Л. Н. Толстой… Именно в вопросах педагогики нередко сходились во мнениях западники и славянофилы [4, с. 13]. Они отмечали особое значение духовной близости между родителями и детьми, пагубное влияние светских норм, убивающих в ребенке все живое, засилье французской речи и постыдное неумение грамотно изъясняться на родном языке. Основой воспитания, по их мнению, должна быть, прежде всего, любовь и православная вера. В славянофильском толковании семья вообще имела особый смысл, который был замечательно выражен в статье С. П. Шевырева «Об отношении семейного воспитания к государственному»: «Прекрасна и глубока мысль тех филологов наших, которые производят русское слово: семья от семени, знаменуя тем призвание семьи <…>: служить семенем всему человечеству» [13, c. 227]. Автобиографические произведения С. Т. Аксакова служили прекрасным материалом для педагогических выводов, которые сделали многие критики, оценивая художественное и историческое значение книг писателя.

Так, славянофильская критика большое значение придавала нравственному воздействию произведений С. Т. Аксакова, элементу народности, который воплотился в изображении национальных характеров, богатства русской природы… В статье «Семейная хроника и воспоминания С. Аксакова» Н. П. Гиляров — Платонов отнес произведение «в число первых книг к нравственному воспитанию юношества» [5, c. 29]. В бытии одной семьи, художественно воспроизведенном писателем, отразилось историческое развитие всего человечества, основанное на вечных ценностях, таких, как любовь к родной земле, чувство долга, уважение к прошлому. Поэтому книгами Аксакова читатель «духовно воспитывается», проникаясь светлыми чувствами и помыслами. Это искусство истинное, понимаемое душой, а не только разумом.

Эта мысль своеобразно прозвучала и в критическом отзыве П. В. Анненкова на «Семейную хронику и воспоминания». Считая высшей целью литературы «привести общество к самопознанию, к открытию нравственных сил, действовавших в нем прежде, и тех, какие еще могут действовать в нем» [2, c. 23], критик увидел в книге С. Т. Аксакова этот великий смысл. А создание подобного произведения, по его убеждению, стало возможно для человека, который под влиянием жизненных явлений не утратил живости впечатлений и жажды истины, не смотрел на жизнь эгоистично. Строгость к себе и осознание своего жизненного долга — эти качества С. Т. Аксакова сообщили его произведению мудрость и одновременно яркую увлеченность юной души.

«Семейная хроника» и «Воспоминания» (1856) стали началом крупного литературного успеха писателя, он закрепился следующим сочинением — книгой «Детские годы Багрова — внука» (1858). Она была задумана как произведение для детского чтения, а получилась произведением о детстве. Книга вызвала настоящие споры в среде критиков. Причем так же, как С. Т. Аксаков не провел в автобиографических произведениях четкой идеологической линии в плане проблематики, так и критика бралась истолковывать содержание трилогии под разным углом зрения, выбирая за основу взгляды присущей ей общественной ориентации. Так, семейный уклад Багровых одни авторы подвергли критике, а другие увидели в нем органическое единство для гармоничного воспитания детей. То есть педагогический смысл аксаковских сочинений представляется в работах критиков как со знаком плюс, так и со знаком минус. Не ставя задачи противопоставлять мнения авторов — западников и славянофилов, взгляды славянофильской и либерально — западнической критики на произведения писателя представляются наиболее верными. Подтверждением этому служит сама жизнь С. Т. Аксакова, того самого Багрова — внука, воспитанного патриархальным помещичьим бытом. Привязанность к русской земле, страстная любовь к природе и всему живому, осознание ценности семейного счастья — все эти качества Сергея Тимофеевича берут начало из детства, из родного дома и родительской заботы, из характера воспитания, изображенного на страницах его автобиографических произведений.

С критикой семейного уклада Багровых и в целом патриархального общественного строя выступил на страницах «Современника» Н. А. Добролюбов. В своей известной статье «Деревенская жизнь помещика в старые годы» [6] он, рассуждая о неприглядных сторонах крепостнических порядков, выразил отрицательное отношение к характеру воспитания мальчика в семье. По его мнению, произвол помещиков по отношению к крестьянам находил отражение и в домашнем строе жизни. Созерцательность Сережи, его чуткое восприятие природы он расценил как уход ребенка от противоречий окружающего мира. Его живой ум и любознательность подавлялись нежеланием родителей объяснить сыну те или иные причины своих поступков. Педагогический вывод здесь приобщается к выводу критика о том, что времена невежества миновали, и теперь приходит новый день, в котором не будет угнетения свободы человека и его нравственного развития.

С критикой воспитания в дворянской семье выступил и А. В. Станкевич [11], посчитав образ Сережи бледным и не отражающим живых особенностей детского возраста. Натура Багрова изначально получила неправильное направление из-за излишней заботы матери и постоянных болезней. Начитанный и любознательный, мальчик в то же время находился в постоянном унынии, в переживаниях, которые познал из-за преждевременного развития. При этом критик выделил несколько удачных с точки зрения педагогики моментов. Так, автор верно изобразил, какую путаницу понятий рождают в душе ребенка справедливые с точки зрения условностей взрослого мира действия родителей, которые не наказывают старосту Мироныча за его жестокость. Или как болезненно воспринимает ребенок несправедливость взрослых, потешающихся над его доверчивостью. В целом «история дитяти», по мнению А. В. Станкевича, не последовательна: в характере ребенка перемешаны черты взрослого и детского возраста.

Блестящим опровержением подобных взглядов стала статья С. П. Шевырева, который выступил в защиту «Детских годов Багрова — внука» как в художественном отношении, так и в плане поучительного смысла аксаковского сочинения. По его мнению, произведение отражает много «живых, опытных наблюдений и для психолога, и для педагога» [12, c. 78]. Желание критиков видеть в Багрове общие черты детского возраста не оправдано. Сережа — натура особенная, глубокая. Ему чужды типичные проявления детского темперамента: хулиганство, ломка игрушек. Отец и мать органично дополняют друг друга в воспитании сына, приучая его одновременно к природе, сельскому труду и к чтению, внутренним размышлениям и молитвам. Проанализировав отдельные эпизоды книги, критик пришел к важным педагогическим выводам: о нравственной роли матери в воспитании детей, о разумном направлении задатков ребенка в правильное русло, об искре Божьей, которая пробуждает в Сереже восторг и одновременно множество вопросов о незнакомых явлениях, о недопустимости дразнения ребенка и игры на его чувствах. Патриархальный быт, несмотря на свою косность и порой пугающие проявления, учит вековым основам семейной жизни, таким, как уважение к старшим, почитание родителей, он дает Сереже прекрасного наставника из народа — дядьку Евсеича: «Вот дядька, которого лучше не выдумает никакая педагогия и которого могла создать только полная русская жизнь…» [12, c. 85]. Он — хранитель чистоты детского сердца, от него Сережа учится богатой русской речи и народным присловьям. А природа учит ребенка бережности, сочувствию. Игрушки Сережи — это камушки, собачка Сурка, бабочки и птицы, за жизнью которых с трепетом наблюдает мальчик. Воспитательное значение природы неоценимо, и хорошо, если бы педагогика обратила на это свое внимание, утверждал критик. А «Детские годы Багрова — внука», не будучи специальным педагогическим сочинением, «посеют много прекрасных семян в сердцах и умах наших детей» [12, c. 92].

С оценкой аксаковского сочинения выступил и А. Н. Бекетов на страницах «Русского вестника» [3]. Называя мать Сережи главной воспитательной силой, он увидел в ее характере односторонность, которая часто приводила к ошибкам в воспитании сына. Она старалась отгородить ребенка от деревенской жизни, народных забав, в то же время привязывая сына к себе. Из этого следует вывод критика о том, что «книга г. Аксакова может решительно служить настольною книгою для матерей» [3, c. 104], которая содержит массу сведений о малейших движениях характера ребенка и о том, чего нужно избегать в процессе воспитания.

Таким образом, можно сказать, что «Детские годы Багрова — внука» стали книгой для детского чтения, как изначально задумывал С. Т. Аксаков, и одновременно книгой о детстве, которая доставит родителям много полезных сведений о воспитании. Педагогическое и нравственное значение книг Сергея Тимофеевича не подвергается сомнению. Недаром к наследию писателя обращались многие литературоведы и публицисты в переходные моменты русской истории: перед революцией 1917 года [7, 10], в период «перестройки» начала 1990-х [8, 9]. Книги Сергея Тимофеевича как прекрасные образцы русской классики всегда будут учить только добру, любви и нравственности. Но, несмотря на то, что сочинения писателя активно издаются, а его творчество привлекает все больше внимания современных исследователей, произведения С. Т. Аксакова не включены в школьную программу по литературе. Хочется верить, что со временем имя писателя займет достойное место в ряду русских классиков, изучаемых в школе.

Литература:

1.      Аксаков С. Т. Избранное / сост. и примеч. А. Л. Осповата. М. Моск. рабочий, 1987. 544 с.

2.      Анненков П. В. «Семейная хроника и воспоминания» С.Аксакова // Современник. 1856. т.LVI. № 3. С.1–24. (Критика).

3.      Бекетов А. Н. Детские годы Багрова-внука, служащие продолжением «Семейной хроники» С.Аксакова. Москва. В тип. Каткова и К, 1858 // Русский вестник. 1858. т.14. кн.2. (март) С.99–104. (Совр. летопись).

4.      Белинский В. Г. Избранные педагогические сочинения / под. ред. А. Ф. Смирнова. М.: Педагогика, 1982. 288 с.

5.      Гиляров — Платонов Н. П. Семейная хроника и Воспоминания, соч. С. Аксакова // Русская беседа. 1856. т.1. кн.1. С.1–69 (Критика).

6.      Добролюбов Н. А. Деревенская жизнь помещика в старые годы. («Детские годы Багрова — внука», служащие продолжением «Семейной хроники» С. Аксакова) // Современник. 1858. т.LXVIII. № 3. С. 1–29. (Критика).

7.      Каминский В. Идеалы семьи С. Т. Аксакова и его заслуга для русской школы // Русский филологический вестник. 1910. № 1.отд. II. С.1–14.

8.      Кошелев В. А. Время Аксаковых // Литература в школе. 1993. № 4. С. 9–16.

9.      Лобанов М. П. Сила любви к России: К 200 — летию со дня рождения С. Т. Аксакова // Молодая гвардия. 1991. № 9. С.247–276.

10.  Острогорский В. П. С. Т. Аксаков как писатель детский и народный // Женское образование. 1891. № 8. С.710–738.

11.  Станкевич А. В. Детские годы Багрова-внука. М., 1858 // Атеней. 1858. ч.II. № 14. С.337–357.

12.  Шевырев С. П. Детские годы Багрова-внука, служащие продолжением Семейной хроники С.Аксакова. Москва, 1858 // Русская беседа. 1858. т.X. кн.2. С.63–92 (Критика).

13.  Шевырев С. П. Избранные труды; [сост. к.В. Рясенцев, А. А. Шириянц; автор вступ. ст. А. А. Шириянц; авторы коммент. М. К. Кирюшина, К. В. Рясенцев, А. А. Шириянц]. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. 680 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle