Библиографическое описание:

Анфимова А. А. Заступничество святого за город в средневековой Болгарии // Молодой ученый. — 2013. — №7. — С. 305-306.

Покровительство, или заступничество святого за город — это характерная черта всей европейской средневековой городской культуры. Город в Средние века являлся форпостом христианства и поэтому этот элемент жизни города был далеко не второстепенным.

Для средневековой Болгарии можно выделить характерную для всех христианских стран веру в заступничество Бога. Оно воспринималось как защита целого народа. Например, Григорий Цамблак сообщает, что: «…османы взяли город, но не своей волей, а когда от города отвернулся Бог» [1]. Кроме того, такого рода заступничество имел ряд городов. В письменных источниках встречаем следующие эпитеты, применяемые к городам: «богоспасаемый цареград Тырнов», «богоспасаемый Преслав» [2], «богоспасаемый град Ловеч» [3], «богоспасаемый град Видин» [2]. Поскольку перечень городов довольно точно определен, необходимо согласиться с мнением Д. И. Полывянного в том, что перечисленные города имели особый статус, эти города выделялись на фоне остальных, более чем 60 болгарских городов.

С момента образования Второго Болгарского царства в 1186 г. и до середины XIII в. мы можем говорить о наличии трех центров, где фиксируется официально установленные чины почитания, где в ткань публичного пространства вводятся мотивы заступничества, или покровительства, это такие центры как: Тырновград- столица Второго Болгарского царства, Преслав — столица Первого Болгарского царства и Охрид — культурный центр западной Болгарии [2].

К середине XIII в. выделяется другой центр — Средец. Роль города начала возрастать с XI-XII вв., в связи с пребыванием здесь центра византийской власти в Болгарии [2]. Этот центр отличала прежде всего связь с Тырновом, о чем речь пойдет ниже.

Во второй половине XIV в. палитра городов, «богоспасаемых» столиц возрастает: Бдин становится центром крупного удела, получившего статус «царства», самостоятельным центром становится Несебр, все «столичные» элементы были перенесены и на Ловеч.

Таким образом, мы видим, что ко второй половине XIV в. система взаимодействия и противостояния городов была сложной. На фоне всех болгарских городов особенно выделяется столица Болгарского государства.

Как было сказано выше, в город были перенесены мощи нескольких почитаемых святых, которые с того момента стали «защищать» город и его жителей. Среди них был святой Иоанн Рильский. У болгар было распространено поверие, что святой Иоанн Рильский и его последователи — «святая четворица» — охраняют болгарский престол, скрытый в горе Витоше близ Средца [2]. Норовский пролог зафиксировал начало превращения древней болгарской традиции почитания «святого отца» как одного из четверки македонских анахоретов в государственный культ святого Иоанна Рильского — покровителя правящей династии и ее столицы [2]. Почитание святого не ограничивалось близким кругом царя, его популярность была высока и в городе, и за его пределами, поскольку «честные мощи являли дивные и преславные чудеса» [4].

Мощи святых подвижниц, Параскевы Епиватский и святой Филофеи упокоились в столичном женском монастыре Богородицы Темницкой, который стал центром перенесенного из Константинополя тырновского культа Богоматери. Святая Дева — Градозащитница возглавила сонм святых женщин, обеспечивавших городу особое покровительство [2]. Вот что сообщается о столице в «Взятии Тырнова и Бдина варварским царем»: «Изнутри же его втройне защищали всечестные мощи преподобной Параскевы — самой непобедимой воительницы среди жителей» [5].

Защитником столицы, независимости болгар, самостоятельности Болгарской церкви можно считать святого Дмитрия. В период правления первых Асеней была сделана попытка превратить византийско — славянского культа святого Дмитрия в официальное почитание святого [2]. С культом святого и, более конкретно, желанием возвратить в Тырново его чудотворный образ, отбитый византийцами у Петра в 1187 г., могли быть связаны два похода на Фессалоники, предпринятые царем Калояном в 1205–1207 гг. Царь дважды пытался овладеть городом, жители которого изгнали крестоносцев и самоотверженно защищали его, и во время второй осады Фессалоник погиб [2]. Здесь мы видим несколько иную картину: святой «не захотел» защищать Тырново, он был градозащитником Солуни и, надо сказать, именно благодаря этому случаю снискал добрую славу у царской династии как ярый защитник, как тот святой, чью помощь, защиту необходимо заслужить. В предыдущих случаях мы видели, что находящиеся в городе мощи святых воспринимаются как факт присутствия святого, как потенциальная возможность оказания им помощи. Однако, создать ощущение факта присутствия святого могут и другие святыни, например, икона. Перенесение Асенями в центр своих владений — неизвестное до этого Тырново — чудотворной иконы святого Дмитрия, стало актом обоснования самой идеи болгарской самостоятельности. Как пишет Никита Хониат, вожди повстанцев распустили слух, что «Христов мученик Димитрий покинул митрополию солунцев и тамошний храм и пришел к [болгарам], чтобы стать их помощником и покровителем в делах» [6].

Мы видим, что прославление святого было политическим актом, установленным верховной властью, святой Дмитрий появляется на монетах Болгарского царства царей Ивана Асеня II и Якова Святослава (в ряде случаев святой изображен на аверсе монеты).

В ряду «тырновских» святых, защитников города «сверху» можно назвать святого Константина, святого Николая Чудотворца, святого Стефана и святого Георгия. Появление этих святых следует рассматривать, как отображение покровительства определенному царю. Но при этом, по аналогии с фигурой святого Дмитрия, имеет смысл рассматривать их и как градозащитников.

В целом столица занимает особое место среди городов Болгарии в том числе и в вопросе заступничества, поскольку здесь можно говорить не об одном защитнике, а о нескольких. Кроме того, мы можем предположить, что имеет место отождествление заступничества за царскую династию, или отдельного правителя с покровительством над целой страной. Тырновград — столица, а значит другие болгарские центры стремятся повторить ее в некоторых чертах территориального и публичного пространств. Именно в столице мы видим механизм официального установления поклонения святому, превращение его в заступника города.

В прежней столице, Преславе градозащитником почитался святой Петр [2]. Есть сведения о том, что даже в середине XIII в. окрестные территории Преслава назывались «Петровой землей» [2]. Сохранился текст службы XIII в., где святой величается «утверждением церквам и граду твоему Преславу» [2].

Облик Охрида и его представление в глазах современников был особым. Город находился под защитой просветителя, основателя литературной школы — Климента Охридского. Кроме того, следует отметить один важный факт: выделение трех центров (Тырново, Преслав и Охрид) для конца XII в. было вполне закономерно еще и с точки зрения церковно-административного деления — и Тырново, и Охрид были центрами двух архиепископий Второго Болгарского царства [7], а Преслав — центр упраздненной к этому времени архиепископии [7].

Средец, значение которого возросло к началу XIII в., в вопросе покровительства был тесно связан с Тырновом. Это был зависимый от столицы центр. Здесь с X в. почитался святой Иоанн Рильский, мощи святого находились в городе с момента их обретения. Согласно проложному житию, написанному не позднее первой трети XIV в., другой святой, — Гавриил Лесновский — явился в Средце безымянному «русину». Тот пришел в Лесновский монастырь, обрел мощи святого и устроил для них раку. От мощей совершались чудотворения. «По многу времени» мощи были перенесены в новую столицу Болгарии и положены в соборной церкви святых Апостолов, где находились в момент переписки этого проложного жития.

Таким образом, в Болгарском царстве «заступничество» святого за город имело ярко выраженную политическую окраску: почитание святого устанавливалось и поддерживалось правителями. Средневековыми болгарами заступничество воспринималось как защита в любой сложной ситуации, осознание которой уменьшало страх. Далеко не случайно, в 1185 г., готовясь выступить против императора и желая, по словам византийского историка Никиты Хониата, «излечить своих земляков от явной трусости», вожди мятежа, положившего начало Второму Болгарскому царству, братья Феодор-Пётр и Асень-Белгун возвели в своей крепости Тырново «молитвенный дом во имя всехвального мученика Димитрия» [6]. Но следует отметить, что действия подобного характера не были чем-либо выдающимся, они были обусловлены традицией почитания святого или нескольких святых в городе. Без пласта традиции, без связи святого с городом, «укоренение» нового культа было бы невозможным.

Литература:

1.         Григорий Цамблак. О Тырновском разорении// Родник Златоструйный. М. «Художественная литература».1990.С.103.

2.         Полывянный Д.И. Город в политической мысли Второго Болгарского царства // Общество и культура на Балканах в средние века. Калинин. Калининский государственный университет.1985.

3.         Приписка на попъ Теотокий Псилица отъ 1347 // Дуйчев И. Из старата българска книжнина. София. «Хемусъ».1944. С. 135.

4.         Евфимий Тырновский. Житие Иоанна Рильского // Родник Златоструйный.С.137.

5.         Григорий Цамблак. Взятие Тырнова и Бдина варварским царем // Родник Златоструйный.С.114.

6.         Добычина А. «Имперский» святой // Родина. 2013, №1. С.12.

7.         История Болгарии. С.361.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle