Библиографическое описание:

Аюпова Д. И., Мухаммедова Ф. Р. Гёте: идеи натурфилософии // Молодой ученый. — 2013. — №7. — С. 472-474.

Великий немецкий поэт Иоганн Вольфганг Гёте интересовался многими вопросами разных областей естествознания: физики, химии, минералогии, геологии, метеорологии и других наук, стремясь охватить научной мыслью всю природу в её целостности и единстве. Поэтому он известен как поэт-натуралист, как поэт-философ, натурфилософия Гёте проявляется во многих его произведениях.

Гёте, вспоминая свою юность, назвал имена трех людей, сыгравших большую роль в его духовном развитии: Шекспир, Спиноза и Линней. Шекспир как поэт, Спиноза как философ и Линней как морфолог.

Влияние Спинозы очень глубоко отразилось на научной деятельности Гёте, на всю жизнь запечатлелось в его манере видеть и понимать природу. Спиноза имел «большое влияние на весь мой умственный склад», — писал Гёте в своей автобиографии. «Тот дух, который так решительно действовал на меня и который должен был оказать такое большое влияние на весь мой способ мышления, был Спиноза», писал он. «Этику» Спинозы Гёте читал в 1773 году и поделился впечатлениями в 14-й книге «Поэзии и правды»: «..мне показалось, что передо мною открывается великий и свободный вид на умственный и нравственный мир».

Философская система Спинозы изложена в основном в его сочинении «Этика» (1677). Спиноза учил о единой субстанции, которую он называл богом, как основе и источнике бытия всего, что существует, как самом бытии всего существующего. Поэтому Спиноза говорил о «боге-природе», как причине, производящей все «вещи» и содержащей в себе все возникшие «вещи». Свою философскую систему Спиноза изложил «геометрическим способом» с помощью теорем, исходя из понятия субстанции, которая является «причиной самой себя». Субстанция состоит «из бесконечно многих атрибутов, из которых каждый выражает вечную и бесконечную сущность» («Этика, ч.1, теор.11). Людям доступны два из этих атрибутов — «протяжение» и «мысль», иначе говоря — тело и душа, как два аспекта единой субстанции. Согласно учению Спинозы все вещи в природе в той или иной степени одушевлены, способны ощущать, думать и т. д. Подобное представление было известно в философии еще в древности и носит название гилозоизм, то есть одаренность жизнью всякого рода вещества, материи. Гёте усвоил гилозоизм Спинозы и до старости придерживался его, считая, что дух не может существовать без материи, а материя — без духа.

Вся философская система Спинозы с ее метафизикой направлена на решение проблемы о смысле человеческой жизни, и потому главное сочинение Спинозы названо «Этика». Движущей силой философии этого мыслителя был энтузиазм познания сущности субстанции мира, бога. Преданность этому стремлению, которое он называл «интеллектуальной любовью к богу», вела к освобождению от мелочных страстей и вселяла в душу спокойствие и способность смотреть на явления жизни в «аспекте вечности». Эта эмоциональная основа «Этики» производила воздействие на Гёте.

Философия Спинозы повлияла на формирование французского материализма и немецкого спинозизма, в развитии которого Гёте сыграл значительную роль. Гёте подошёл к Спинозе со стороны чувства, а не рассудка. Рациональная метафизика философа, изложенная в геометрической форме, в виде теорем и доказательств их, мало интересовала поэта. Но дух философии Спинозы Гёте усвоил хорошо. Об этом свидетельствуют его произведения довеймарского периода: «Страдания юного Вертера»(1774), «Фауст» в первой редакции (1774), стихотворения «Ганимед» (1773), «Прометей» (1773–1774) и другие. Чтобы уловить дух спинозизма у Гёте достаточно прочесть знаменитую исповедь Фауста в саду Марты, где он отвечает на вопрос Маргариты — верит ли он в бога.Но одним из самых ярких выражений спинозизма Гёте является его стихотворение в прозе «Природа», написанное около 1782 г. На русский язык его в свое время перевел Герцен: «Природа! Окруженные и охваченные ею, мы не можем ни выйти из нее, ни глубже в нее проникнуть… Она позволяет всякому ребенку мудрить над собой; каждый глупец может судить о ней; тысячи проходят мимо нее и не видят; всеми она любуется и со всеми ведет свой расчет. Ее законам повинуются даже и тогда, когда им противоречат; даже и тогда действуют согласно с ней, когда хотят действовать против нее… Она все. Она сама себя и награждает, и наказывает, и радует, и мучит. Она сурова и кротка, любит и ужасает, немощна и всемогуща… Она ввела меня в жизнь, она и уведет…Пусть она делает со мной, что хочет. Она не возненавидит своего творения. Я ничего не сказал о ней. Она уже сказала, что истинно, и что ложно. Все ее вина и ее заслуга». Это стихотворение в прозе, которое мы привели кратко, Ч.Дарвин назвал «великолепной рапсодией». В старости Гёте написал краткое пояснение к этому стихотворению: «Однако завершение, ему недостающее, это — созерцание двух маховых колес всей природы: понятия о полярности и о повышении; первое принадлежит материи, поскольку мы мыслим ее материальной, второе, напротив, ей же, поскольку мы мыслим ее духовной.. Но так как материя без духа, а дух без материи никогда не существует, и не может действовать, то и материя способна возвышаться, так же как дух не в состоянии обойтись без притяжения и отталкивания».

К важнейшему, что Гёте вынес из чтения Спинозы, относится представление о закономерности всего происходящего в мире: «Природа действует по вечным, необходимым и столь божественным законам, что само божество ничего не могло бы изменить в них. Малейший намек на то, что какое-нибудь явление природы происходит на основании рассудка, разума, или даже только произвола, приводит нас в изумление, даже ужас», — писал Гёте в 16-й книге «Поэзии и правды». До конца дней Гёте остался верен своему спинозизму. Так, в 1826 году под впечатлением созерцания черепа своего друга Шиллера, умершего в 1805 г., Гёте написал терцины, в заключение которых говорится: «Что большее может получить в жизни человек, чем откровение бога-природы».

Философия Спинозы оказала на Гёте глубокое и плодотворное влияние. В этой философии он нашёл опору для своих исканий реалистического миросозерцания, основанного на познании конкретных вещей и явлений действительного и мира, на его влюбленности в чувственный мир. Научная деятельность и поэзия Гёте проникнута спинозизмом. Гёте много раз говорит о влиянии на него природы и в стихах и в прозе (например, в стихотворениях “Auf dem See”, “An den Mond”, “Veber allen Gipfeln”, “Im ersten Beinhaus war’s” и др.). Гёте понимал искусство в его отношении к природе. Он писал: “Прекрасное есть проявление тайных законов природы, которые без этого явления остались бы навсегда скрытыми от нас». В произведениях античности Гёте видел образцы подлинного искусства, отражающего сущность действительности: «Я… не нашел ничего мне лично более подходящего, чем широкая и глубокая, вечно живая природа в произведениях греческих поэтов и ваятелей», писал Гёте в 1814 г. Эллинское искусство кажется поэту продолжением творчества природы.

Гёте писал в своих примечаниях к статье Дидро об искусстве: «Природа кажется действующей ради себя самой; художник действует ради человека… и так художник — благодларный природе, которая и его произвела — дает ей обратно вторую природу, но прочувствованную, продуманную, человечески завершенную. Но если это должно произойти, то гений, призванный художник, обязан действовать по законам, по правилам, которые сама природа предписывает ему, которые ей не противоречат, которые являются его величайшим богатством, потому что благодаря этому он может овладеть и использовать как большое богатство природы, так и богатство своей души» [3, с. 90–91]

Natur und Kunst, sie scheinen sich zu fliehen,

Und haben sich, eh’man es denkt, gefunden;

Der Widerwille ist auch mir verschwunden,

Und beide scheinen gleich mich anzuziehen.

Es gibt wohl nu rein redliches Bemühen!

Und wann wir erst in abgemess’nen Stunden,

Mit Geist und Fleiss uns an die Kunst gebunden,

Mag frei Natur im Herzen wieder glühen.

So ist’s mit aller Bildung auch beschaffen:

Vergebens werden ungebundne Geister

Nach der Vollendung reiner Höhe streben.

War Grosses will, muss sich zusammenraffen;

In der Beschränkung zeigt sich erst der Meister,

Und das Gesetz nur kann uns Freiheit geben.

Перевод:

В связи с здесь сказанным будут понятны знаменитые стихи Гёте:

Природа и искусство, как кажется, избегают друг друга,

И, не успеешь подумать это, они уже нашли друг друга;

Неприязнь пропала и у меня.

И оба как будто одинаково привлекают меня.

Стоит только честно постараться!

И лишь когда мы в отведенные часы

С душой и усердием отдались искусству,

Пусть снова природа пламенеет в сердце.

«Совершенное произведение искусства есть произведение человеческого духа и в этом смысле также и произведение природы». Гёте считал, что поэт, художник вообще — это своеобразный голос природы, говорящий языком искусства о таких истинах бытия, которые иначе невозможно выразить. Размышления о творящем художнике приводили Гёте к некоторым сравнениям его с творящей природой, произведений искусства — с произведениями природы. Такие аналогии были известны ему из сочинений Аристотеля и других философов.

Литература:

1.                  Гёте. Собрание сочинений в 13 томах. Том 9 и 10. «Из моей жизни. Поэзия и правда». М.: Изд. «Худ. лит-ра», 1935–1937. С. 491 и 246 соответственно.

2.                  Канаев И. И. Иоганн Вольфганг Гёте. Очерки из жизни поэта-натуралиста. — М.-Л.: Наука, 1964.

3.                  Гёте.В Статьи и мысли об искусстве. — Л.-М., Искусство, 1936.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle