Библиографическое описание:

Соловьев С. А. Институт адвокатуры в Древнем Риме: историко-правовой аспект // Молодой ученый. — 2013. — №6. — С. 582-587.

В статье подводятся итоги проведенного автором исследования, посвященного института адвокатуры Древнего Рима. Определяются генезис древнеримской адвокатуры, ее организационная структура и функционирование. Устанавливаются особенности осуществления адвокатской деятельности, присвоения и прекращения статуса адвоката, основания и порядок привлечения к дисциплинарной ответственности.

Ключевые слова: Древний Рим, адвокатура, заступническая адвокатура, патронат, статус адвоката, дисциплинарная ответственность, юридическая помощь.

По нашему мнению, что подтверждается проведенным нами ранее исследованием [3, с. 74–75; 4, с. 551–554], в Древнем Риме существовали профессии, предварявшие полноценный институт адвокатуры и несущие в своей деятельности некоторые черты и аспекты оказания юридической помощи, а также защиты прав и свобод иных лиц. Их деятельность являлась основой, на которой в дальнейшем и сформировалась адвокатура, то есть выступали общественными предпосылками.

Представляется, что предпосылками возникновения адвокатуры в Древнем Риме являлись: деятельность понтификов по оказанию юридической помощи, а также заступническая адвокатура.

Одновременно с этим необходимо отметить, что впервые оказывать правовую помощь в Древнем Риме стали понтифики, начиная с конца IV–III в. до н. э., в виде консультирования по правовым вопросам. При этом осуществляемое понтификами правовое консультирование впоследствии вошло в перечень полномочий адвокатов по оказанию квалифицированной юридической помощи в рамках адвокатской деятельности [3, с. 74–75].

Далее, представляется, что наименование института заступнической адвокатуры как «родственная адвокатура» либо «заступничество в силу родства», даваемое отдельными исследователями некорректно. По нашему мнению, для наименования указанного института предпочтительнее использовать термин «заступническая адвокатура», как обозначающий незавершенную стадию возникновения адвокатуры, и, в свою очередь, «заступник» — для лица, осуществлявшего деятельность в рамках данного института. То есть нами впервые вводится соответствующее определение для указанного института.

Более того, по нашему мнению, институт заступнической адвокатуры существовал с древнейших времен до основания Рима (VIII в. до н. э.) вплоть до I в. до н. э. включительно. Заступническая адвокатура, возникнув первоначально как средство защиты только лишь родственников, в дальнейшем, с течением времени, расширила перечень субъектов, на которых распространялась судебная защита за счет лиц, не являвшихся заступникам родственниками. При этом в полномочия заступников входило: выступление с защитными речами в ходе судебного процесса, подача ходатайств об отложении судебного разбирательства, а также опрос очевидцев по делу.

Также необходимо отметить, что в ходе проведенного исследования было установлено, что никакой законодательной регламентации деятельности заступников не существовало, а их статус регулировался нормами обычного права. При этом, ввиду непричастности заступников к юридическому знанию и несистематического осуществления деятельности, институт заступнической адвокатуры может признаваться формой оказания юридической помощи лишь отчасти. Вместе тем на протяжении длительного периода времени с VIII по III в. до н. э., то есть с момента возникновения государства Рима и до формирования института адвокатуры, основными защитниками граждан в суде выступали заступники [4, с. 551–554].

Нам представляется, что адвокатура Древнего Рима возникла в рамках института патроната в III в. до н. э., то есть в так называемый период Средней республики. При этом, в институт патроната, вплоть до указанного момента, не входили общественные отношения по оказанию патронами юридической помощи клиентам, в том числе судебной защиты.

Кроме этого, институт патроната на всем протяжении периода своего существования включал в себя также иные общественные отношения, не связанные с адвокатской деятельностью. В этой связи, целостностью статус патрона не обладал, вместо чего состоял из отдельных элементов с отличающейся компетенцией и правовым положением его представителей [1, с. 139–142].

В период Республики, несмотря на существование моральных норм, осуждавших, в том числе, получение вознаграждения с неимущих клиентов и денежных займов от клиентов, оплата труда адвоката законодательно не запрещалась. При этом закон Цинция запрещал адвокату получение дополнительного вознаграждения по завершению дела в виде дара, то есть так называемый «гонорар успеха» [5, с. 301–304].

Помимо изложенного, в результате проведенного исследования [7, с. 71–75], также следует сделать вывод, что назначение адвокатов в качестве защитников в Древнем Риме периода Республики регулировалось преторским эдиктом, а также законом Ацилия (Семпрония). Одновременно с этим необходимо указать, что институт адвокатуры имел подробную правовую регламентацию условий назначения адвокатов защитниками судом. Так, в третьем разделе закона Ацилия (Семпрония) содержались положения о порядке назначения адвокатов истцам по делам о взыскании денег, полученных незаконным путем. Отмеченный закон также содержал нормы, запрещавшие назначение адвоката в определенных случаях. Четвертый раздел закона Ацилия (Семпрония) предусматривал процедуру отказа истца от адвоката в случае, если последний был заподозрен в безнравственности. Отклонение адвоката происходило в уведомительном порядке, причем правом на совершение этого действия было наделено только лицо, которому был назначен адвокат. При назначении адвоката судом проверка соответствия его предъявляемым требованиям не включала в себя оценку его нравственности. Исходя из этого, по нашему мнению, заведомо предполагалось, что назначаемый адвокат отвечал всем признакам надлежащего нравственного поведения.

Правом на назначение адвоката претором обладали лица двух категорий: не обладавшие процессуальной дееспособностью, а также те, которые в силу негативных действий противной стороны не смогли найти себе защитника. При этом, к лицам, не обладавшим процессуальной дееспособностью, то есть лишенным возможности представлять в суде как свои права и интересы, так и права и интересы других лиц, относились: не достигшие семнадцатилетнего возраста и страдающие полной глухотой.

В соответствии с преторским эдиктом, в отличие от закона Ацилия (Семпрония), адвокат мог назначаться как истцу, так и ответчику, при условии соответствия ими установленным требованиям. Основания назначения адвоката в преторском эдикте в отличие от закона Ацилия (Семпрония) были построены не по принципу категории дела, а по принципу соответствия подзащитного лица определенным условиям персонифицированного вида. При этом условия назначения адвоката по закону Ацилия (Семпрония) лишь дополняли аналогичный преторский эдикт, не отменяя его и выступая способом защиты прав и интересов лишь определенной категории лиц, пострадавших от незаконных действий, перечисленных в законе.

Также, в Древнем Риме существовала определенная категория дел, назначение по которым адвоката в качестве защитника судом не предусматривалось. По нашему мнению, таким исключением выступало положение, содержащееся в законе Туллия против предвыборных махинаций от 63 г. до н. э.

Далее необходимо указать, что у подзащитного отсутствовала свобода выбора адвоката по своему усмотрению при его назначении по закону. У клиента также отсутствовало и право на замену назначенного ему защитника по его произвольному немотивированному желанию [7, с. 71–75].

Относительно представителей института адвокатуры Древнего Рима периода Республики, на основании ранее полученных результатов [8, с. 158–167], следует отметить, что перечень лиц, не имевших право осуществлять адвокатскую деятельность, был максимально широк. К лицам, не имевшим права представлять в суде чужие права и интересы, вследствие чего лишенным права действовать в качестве адвоката, в том числе, относились лица, имевшие право на назначение им адвоката в качестве защитника. Далее, преторский эдикт содержал также перечень лиц, которым было запрещено защищать только чужие права и интересы, из чего следовал запрет на обладание ими статусом адвоката. К ним относились женщины, слепые на оба глаза, а также обесчещенные лица по квалифицированному признаку. Такого рода обесчещенными являлись: подвергшие свое тело женской участи, за исключением насильственно обесчещенных; осужденные за совершение тяжкого преступления; осужденные за заведомо ложный донос; нанятые для борьбы со зверями на арене цирка.

В период Республики к адвокатам также предъявлялось требование обладать знаниями права. Однако необходимо отметить, что оно предусматривалось и обеспечивалось не какими-либо нормативными правовыми актами, а лишь морально-нравственным принуждением.

Наряду с этим, в Древнем Риме периода Республики существовала практика предварительного обучения будущих адвокатов. Вместе с тем такое обучение и подготовка какой-либо нормативно-правовой регламентации не получило, основываясь лишь на обычаях.

Помимо изложенного, в Древнем Риме существовала правовая возможность наложения запрета на практикующих адвокатов осуществлять адвокатскую деятельность. Указанное полномочие находилось в компетенции магистратов. Кроме этого, действие соответствующего запрета обычным образом было ограничено по кругу должностных лиц, то есть распространялось только на участие в процессах, проводимых должностным лицом, наложившим указанный запрет. Также, действие запрета магистрата на занятие адвокатской деятельностью могло ограничиваться по времени — периодом исполнения обязанностей должностного лица, наложившего указанный запрет.

Статус адвоката в Древнем Риме периода Республики не накладывал на его обладателя каких-либо ограничений или запретов по одновременному занятию государственных должностей. Кроме этого, также не существовало запретов на одновременное осуществление иной неюридической деятельности.

Практика разделения функций защиты участников судопроизводства между несколькими адвокатами сформировалась лишь к началу I в. до н. э. При этом законодательного либо иного нормативного правового ограничения по количеству адвокатов, участвовавших в процессе, в предшествовавший период не существовало. Принцип недопущения разделения защиты между несколькими адвокатами в период, предшествующий началу I в. до н. э. был обусловлен правовым обычаем.

В Древнем Риме периода Республики отсутствовало корпоративное объединение адвокатов. Понятие «статус адвоката» в современном его понимании, предусматривающим его приобретение в установленном законом порядке с последующим внесением в реестр адвокатов, также отсутствовало. Любое лицо, соответствовавшее определенным требованиям, могло действовать в качестве адвоката и осуществлять адвокатскую деятельность без какого-либо предварительного допуска должностными лицами либо органами к ее осуществлению в специально предусмотренном порядке.

Более того, по нашему мнению, в Древнем Риме периода Республики отсутствовала какая-либо специальная процедура приобретения статуса адвоката. Проверка на соответствие адвоката требованиям, устанавливаемым для осуществления адвокатской деятельности, проводилась непосредственно перед каждым судебным процессом с его участием, а также могла проводиться и в ходе судопроизводства при выявлении каких-либо фактов либо обстоятельств, препятствовавших этому лицу осуществлять адвокатскую деятельность [8, с. 158–167].

Помимо изложенного, на основании результатов проведенных нами ранее исследований [2, с. 150–180; 6, с. 238–242], мы пришли к следующим выводам. В Римской империи адвокаты в своей совокупности образовывали корпорацию — общество, объединенное по профессиональному признаку. При этом сообщество адвокатов приобрело корпоративное устройство не ранее IV в. н. э.

В период Римской империи существовало две категории адвокатов: штатные адвокаты и адвокаты фиска (также именуемые «коронные» либо «адвокаты императорского казначейства»). Кроме этого, также существовала сверхштатная группа лиц, которая была связана с адвокатурой. Сверхштатные не имели каких-либо ограничений по штатной численности. Особо следует отметить, что они не осуществляли адвокатской деятельности, то есть не обладали статусом адвоката. При этом, несмотря на широкий перечень судов, входящих в их компетенцию, а также аналогичное деление на ранги, сверхштатные по уровню профессионального положения находились ниже адвокатов, выступая лишь в качестве претендентов на приобретение статуса адвоката. По нашему мнению, сверхштатная группа лиц представляла собой временное объединение лиц, успешно сдавших квалификационный экзамен на присвоение статуса адвоката и ожидавших высвобождения соответствующей должности в коллегии адвокатов.

В Римской империи статус адвоката присваивался лицам с высоким квалификационным уровнем и отличным знанием юриспруденции ввиду развитого перечня лиц, не допускаемых в профессию, а также сложной процедуры его получения.

Так, начиная с 460 г. н. э. лица, желавшие получить статус адвоката, должны были, прежде всего, пройти обучение юриспруденции, и подтвердить этот факт письменным свидетельством, выданным его преподавателями под присягой. Затем кандидаты в адвокаты должны были сдать квалификационный экзамен под председательством ректора (наместника) провинции, уроженцем которой он являлся, в присутствии провинциальных чиновников, не находящихся от него в зависимости. При этом в случае отсутствия ректора, полномочие на проведение экзамена отводилось коменданту города. Лишь после успешной сдачи экзамена, кандидату присваивался статус адвоката, и сведения о нем вносились в реестр. Также следует отметить, что по нашему мнению, соответствующее подтверждение полученного кандидатом ранее образования, являлось условием допуска к сдаче квалификационного экзамена. Процесс обучения лиц, желавших получить статус адвоката, в период империи занимал четыре года. Предварительное обучение лиц, желавших обладать в дальнейшем статусом адвоката, в отличие от предшествующего периода республики, было нормативно регламентировано и заключалось в получении именно юридического образования.

Одним из условий, предъявляемых кандидатам в адвокаты, также являлась обязательная принадлежность к христианской католической религии. Представляется, что указанное требование к вероисповеданию являлось позднейшим нововведением, как результат достижения христианством господствующих позиций и приобретения им статуса государственной религии.

Также необходимо отметить, что в период империи продолжал действовать перечень лиц, не допускаемых в адвокатуру, установленный преторским эдиктом в период республики.

Выявленный нами комплекс условий для приобретения статуса адвоката не был установлен одномоментно, а являлся результатом законодательного развития в течение длительного отрезка времени. Регламентация института адвокатуры правовыми нормами, установленными в период республики, сохранялась вплоть до IV в. н. э., то есть их постепенной отмены по мере принятия указанных выше актов императорского законотворчества.

Следующим отметим, что переход действующего адвоката в другую местность не допускался, хотя и не был запрещен на законодательном уровне. Такой запрет был установлен официально лишь в 460 г. н. э. косвенным способом путем предъявления требования о сдаче экзамена по месту рождения. До указанной даты, кандидаты в адвокаты были наделены правом свободным образом выбирать место осуществления их дальнейшей деятельности в качестве адвоката единожды при приобретении статуса адвоката.

При этом единственной организационной структурой адвокатуры в Римской империи выступали коллегии адвокатов при судах соответствующего уровня. Коллегии адвокатов существовали отдельно при судах префектов претория, префектов города (Рима и Константинополя), викариев диоцезов, ректоров провинций. По нашему мнению, должность старшины адвокатов в Римской империи не существовала, являясь новеллой византийского, но не римского права.

В период поздней Римской империи штатная численность адвокатов определялась императором для каждой префектуры отдельно, и, была фиксирована. Это не позволяло ни превышать предельно допустимое число адвокатов, ни осуществлять адвокатскую деятельность с фактическим количеством адвокатов, ниже установленной нормы. По нашему мнению, при отсутствии вакантного места в коллегии адвокатов его префектуры лицо, желавшее получить статус адвоката, обладало правом сдать квалификационный экзамен. Вместе с тем, в данном случае, при успешной сдаче экзамена, лицо подлежало включению не в реестр адвокатов, а в сверхштатную группу лиц, ожидая момента появления вакансии. Лишь после высвобождения должности в коллегии сверхштатный получал право на присвоение статуса адвоката.

Основаниями приостановления статуса адвоката выступали: назначение на государственную должность (например, ректора провинции), а также соответствующее решение уполномоченного должностного лица. Также статус адвоката в Римской империи мог быть прекращен по следующим основаниям: собственное желание, достижение предельного срока пребывания в должности (двадцать лет), соответствующее решение уполномоченного должностного лица либо смерть адвоката. Отличие прекращения статуса адвоката Римской империи от его приостановления заключалось в его постоянном (бессрочном) характере.

Адвокатами фиска в Римской империи назначались лишь наиболее опытные (лучшие) штатные адвокаты. Требованиями к кандидату в адвокаты императорского казначейства выступали: обладание статусом штатного адвоката и наивысшая профессиональная квалификация (компетенция). В случае смерти действующего адвоката фиска, на соответствующую должность без промедления назначался следующий после него в ранге штатный адвокат.

Адвокаты фиска исполняли свои обязанности в течение двух лет (а адвокаты префектуры Иллирия до 463 г. н. э. — один год). По истечении указанного срока, который пролонгации не подлежал, адвокат императорской казны покидал свой пост и по общему правилу прекращал осуществление адвокатской деятельности. Вместе с тем, по нашему мнению, бывшие адвокаты фиска сохраняли право на включение в реестр штатных адвокатов и осуществление адвокатской деятельности в общем порядке в дальнейшем. Лицо по окончании срока действия полномочий адвоката императорской казны, было вправе выбирать дальнейшее место службы: консуляра — наместника провинции либо штатного адвоката.

Лицо, занимавшее ранее должность адвоката императорской казны и в последующем его покинувшее, подлежало запрету под страхом наказания в виде лишения чести принимать поручения против фиска, от которого оно ранее получало жалование. Исключениями из описанной нормы являлось оставление правомочия представлять права и интересы своих родителей, детей и подопечных в делах такого рода.

При этом полномочия адвоката императорской казны прекращались вследствие истечения установленного срока занятия должности либо смерти лица, занимавшего должность.

Также следует отметить, что помимо адвокатов фиска, занимавших указанные должности, защита интересов императорской казны могла осуществляться путем выдачи штатному адвокату соответствующего временного поручения. При этом, штатные адвокаты, исполнявшие ранее поручения по защите фиска временно, были уполномочены на ведение дел против императорской казны. Однако, впоследствии, на основании императорской конституции, включенной в Кодекс Юстиниана, штатные адвокаты были лишены этого права.

В качестве адвокатов фиска каждый год назначались по два штатных адвоката. Численность адвокатов фиска для соответствующей коллегии адвокатов была ограничена. Так, при очередном назначении двух адвокатов фиска, полномочия которых длились два года, два адвоката фиска, назначенных ранее, покидали указанную должность. В этой связи, что число адвокатов фиска было стабильным и равнялось четырем. При этом, по общему правилу список адвокатов фиска подлежал обновлению (ротации) один раз в год на одну вторую часть. Вместе с тем, исключением из данного правила выступала префектура Иллирия, в которой срок исполнения обязанностей адвокатов фиска составлял не четыре, а два года. При таких обстоятельствах, численность адвокатов императорской казны в префектуре Иллирия, равнялось не четырем, а двум членам, поскольку ротация в данном случае не производилась.

Особо следует отметить, что по нашему мнению, после назначения на должность, адвокаты фиска не образовывали специализированной коллегии, а по-прежнему пребывали в коллегиях адвокатов при соответствующих судах.

Полномочия адвокатов в Римской империи законодательно прямым образом закреплены не были. Нами были выявлены и определены следующие группы прав и обязанностей адвокатов.

Так, штатные адвокаты были вправе: одновременно замещать должность муниципального сенатора в городе, уроженцем которого он является, при условии не принимать поручения против государственных интересов этого города; приобретать идентичные адвокатам фиска привилегии и льготы, при условии достижения следующего за ними высшего ранга; обладать иммунитетом против наложения на них дополнительных обязанностей, не связанных с осуществлением адвокатской деятельности, любыми должностными лицами.

Адвокаты фиска обладали правом завещать свою заработную плату в размере годового жалования своим наследникам в случае их смерти в период нахождения в должности.

Адвокаты не были вправе: вступать в сговор с противной стороной по делу; выступать в одном судебном процессе одновременно в качестве адвоката и судьи; умышленно затягивать дело; беспричинно отказаться от принятой на себя защиты; занимать любые провинциальные должности за исключением декуриона города, уроженцем которого они являлись; предъявлять в суде требования от своего имени путем заключения сделки в виде возмездной уступки права требования с потерпевшим; осуществлять юридическую деятельность и получать иной доход вне адвокатуры.

Далее, дисциплинарное производство в отношении адвокатов Римской империи осуществлялось префектами претория, викариями и ректорами провинций, то есть судьями в отношении штатных адвокатов действовавших при них коллегий.

В результате указанных выше исследований нами были выявлены и обобщены следующие виды наказаний, применяемых к адвокатам за совершение дисциплинарных проступков, которые расположены по степени тяжести от менее, к более тяжким: штраф; приостановление статуса адвоката на срок, исчисляемый в годах; приостановление статуса адвоката на срок нахождения в должности принявшего решение магистрата, без ограничения по подведомственности; запрет осуществлять адвокатскую деятельность на срок нахождения в должности принявшего решение магистрата по подведомственным ему делам; прекращение статуса адвоката; прекращение статуса адвоката с дополнительным наказанием в виде запрета осуществлять юридическую деятельность по ведению судебных дел вне адвокатуры.

Также нами были выявлены следующие виды составов дисциплинарных проступков адвокатов:

?               Преварикация (тайный сговор с противной стороной по уголовному или гражданскому делу в нарушение интересов своего клиента). Объективная сторона данного проступка заключалась в тайном сговоре с противной стороной по уголовному или гражданскому делу в нарушение интересов своего клиента. Санкция за совершение преварикации не приводится. Единственным указанием на способ наказания является ссылка на наказание в порядке экстраординарного судопроизводства.

?               Понуждение клиента к заключению письменного соглашения, нарушавшего его права, в соответствии с которым в качестве гонорара за оказанную юридическую помощь назначалось имущество, совершенное в корыстных целях. За совершение данного проступка подлежало назначение наказания в виде прекращения статуса адвоката. Отмеченной нормой запрещалось получение гонорара в виде имущества. Назначение вознаграждения за оказанную юридическую помощь допускалось лишь в денежной сумме. В объективную сторону данного проступка также входило и назначение чрезмерного, не соответствовавшего установленным нормам, размера гонорара за оказываемую юридическую помощь.

?               Отказ адвоката, назначенного судом в качестве защитника, от принятой на себя защиты без уважительных причин. За совершение данного проступка предусматривалось наказание в виде приостановления либо прекращения статуса адвоката.

?               Сокрытие факта исповедания религии, не являющейся христианством, любым способом, повлекшее за собой последствия в виде незаконного присвоения статуса адвоката. Лицо, совершившее данное деяние, подлежало наказанию в виде прекращения статуса адвоката. Виновный, уже не обладавший соответствующим статусом, дополнительно подлежал объявлению вне закона и изгнанию в бессрочную ссылку.

Таким образом, нами были обобщены и подведены итоги проведенных ранее исследований.

Литература:

1.      Панкратова М. Е., Соловьев С. А. Возникновение института адвокатуры из патроната Древнего Рима // Современное право. — 2012. — № 10. — С. 139–142.

2.      Соловьев С. А. Адвокатура Римской империи: присвоение и прекращение статуса адвоката, организационная структура, дисциплинарная ответственность // Вопросы. Гипотезы. Ответы: Наука XXI века: монография. — кн. 4. — Краснодар: Научно-издательский центр Априори, 2013. С. 150–180.

3.      Соловьев С. А. Деятельность жрецов как предпосылка возникновения адвокатуры Древнего Рима // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. — 2013. — № 4. — С. 74–75.

4.      Соловьев С. А. Заступническая адвокатура в Древнем Риме // Молодой ученый. — 2013. — № 5. — С. 551–554.

5.      Соловьев С. А. Институт оплаты труда адвоката в Древнем Риме периода Республики // Казанская наука. — 2011. — № 11. — С. 301–304.

6.      Соловьев С. А. Категоризация адвокатов Римской империи // Казанская наука. — 2012. — № 12. — С. 238–242.

7.      Соловьев С. А. Назначение адвоката в качестве защитника в Древнем Риме периода Республики // Современные проблемы гуманитарных и естественных наук: материалы XIII международной научно-практической конференции 21–22 декабря 2012 г.: в 2 т. — Т. 2 / Науч.-инф. издат. центр «Институт стратегических исследований». — М.: Изд-во «Спецкнига», 2012. — С. 71–75.

8.      Соловьев С. А. Статус адвоката в Древнем Риме периода Республики // Теория и практика актуальных исследований: материалы III международной научно-практической конференции 30 января 2013 г.: сборник научных трудов. — Краснодар: Научно-издательский центр Априори, 2013. — С. 158–167.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle