Библиографическое описание:

Мастерских Е. А. Взаимоотношение крестьянства Ишимского округа и советской власти в период новой экономической политики (на основе информационных сводок ОГПУ) // Молодой ученый. — 2013. — №6. — С. 623-627.

Новая экономическая политика — исторический период, в который претворялись в жизнь основные начала политики советской власти в условиях мирного времени. Это было время, когда граждане «присматривались» к новой власти, оценивали ее политику.

Крестьянство являлось социальной силой, с которой действующая власть не могла не считаться в силу его многочисленности. Поэтому отношения государства и крестьянства были ключевой проблемой НЭПа. [1]

В рамках статьи для удобства характеристики взаимоотношения крестьянства и советской власти, мы будем рассматривать их в соответствии с этапами динамики развития новой экономической политики. Именно от того, в каком русле власть осуществляла НЭП, зависело её отношение к народу, а точнее к крестьянам. И можно утверждать, что от того же и зависело отношение крестьянства к советской власти.

По сути, этапы развития новой экономической политики можно разделить на три этапа: первый — 1921–1923гг. Данный этап включает в себя начало перехода на новую экономическую политику, а также время её становления. Второй этап — 1924–1926гг. Период наиболее стабильного развития НЭПа. Третий — 1927–1929 гг. Этап свёртывания экономической политики.

Итак, весна 1921 года. Советское руководство осознает бесперспективность продолжения политики «военного коммунизма», вызвавшую недовольства и массовые восстания, которые показали, что власть начинает терять поддержку не только армии (восстание матросов Кронштадта, март 1921 г.), но и самого многочисленного социального класса — крестьян. Крестьянство, отстояв в боях с белогвардейцами и интервентами землю, все настойчивее выражало нежелание смириться с удушавшей всякую хозяйственную инициативу экономической политикой большевиков. Последней каплей в чаше терпения крестьянства, самого многочисленного социального слоя страны, было проведение продразверстки. В разных концах страны вспыхнули антиправительственные выступления крестьян, которые, в результате заставили власть по-новому отнестись к выстраиванию экономической политики государства. Здесь нельзя не отметить крестьянское восстание 1921 г., прошедшее в Ишимском уезде, которое явилось крупнейшим звеном в цепи антикоммунистических выступлений.

Введенные с конца августа 1920 г. В Тюменской губернии многочисленные разверстки были явно непосильны для крестьян Ишимского уезда, тем более, что в 1920 г. этот регион постиг сильный неурожай. Однако местное партийное и советское руководство, изымая в ряде мест даже продовольственный хлеб и семена, осуществляло беспрецедентное насилие по отношению к крестьянству. В дошедших до нас протоколах волостных собраний сельских советов на территории, только что охваченной разгорающимся крестьянским восстанием, отчетливо прослеживается стремление крестьян предотвратить угрозу голода. [2]

Таким образом, первой и главной мерой НЭПа стала замена продразвёрстки продовольственным налогом. Кроме того, при переходе к новому экономическому курсу соввласти приходится отказаться от репрессивных мер, то есть от всестороннего принуждения населения, для преодоления сложившегося кризиса. Однако, несмотря на все трудности по реализации преобразований в стране, партийно-государственные органы переходят к стимуляции экономики посредством широкого комплекса мер по удовлетворению нужд народных масс.

В этот период большую роль для руководства страны стали играть госинфсводки, а также информационные письма ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление при СНК СССР) о положении в стране внутренних дел. В период НЭПа они оперативно сообщали важную информацию о настроениях крестьян по отношению к власти, об их отношении к проводимой политике и реформам. Это было необходимо, чтобы предотвратить возможность повторения антиправительственных выступлений. Данные сводки носили долгие десятилетия гриф «секретно». И лишь с недавних пор стали доступны исследователям, в частности краеведам г. Ишима и Ишимского района.

Принятые в 1921–1922 гг. законодательные акты об экономических отношениях деревни и государства, а также о земельных порядках, положившие начало переходу к новой экономической политике, отвечали крестьянским требованиям и открывали пути для подъема сельского хозяйства. [2] Однако последствия военной разрухи предыдущих годов, породившие голод в основных хлебопроизводящих районах страны, в т. ч. и в Ишимком уезде, исключали возможность скорого и легкого выхода из тяжелейшего кризиса.

Можно утверждать, что переход к НЭПу в голодающей деревней осуществлялся медленно и тяжело.

Общие тенденции первых годов НЭПа д можно проиллюстрировать следующей цитатой из официальных документов: «Положение в голодных губерниях постепенно начинает улучшаться. Случаи голодной смерти мало-помалу становятся все реже. Более всего ощущается голод в губерниях, расположенных по Уралу. Объясняется это тем, что помощь голодающим в этих районах начала оказываться только весной, (1922)». [3]

Кроме того, на почве голода принял серьезные масштабы уголовно-грабительский бандитизм, и даже в конце I922 г. по Ишимскому уезду орудовали мелкие разбойничьи шайки, происходили грабежи и убийства. [4]

В госинфсводках отмечается следующее отношение к власти в этот период: «Настроение крестьян Ишимского у. плохое. 27 тыс. пуд. Семян, полученных уездом, распределяются среди населения, этого количества семян не хватит для полного обсеменения полей. В некоторых волостях вследствие полного отсутствия семматериала, отмечено открытое недовольство Советской властью, (апрель 1922)». [5, стр. 616]

Стоит отметить также общее отрицательное отношение к Соввласти ввиду деятельности местных уполномоченных органов власти. В ряде причин указывается пьянство и недопустимое поведение. «Крестьяне …страшно возмущены и заявляют: «Что Советская власть хуже колчаковской…Сами продработники же занимаются пьянством и развратом, а выполненный нами с таким трудом налог гниет. Этого даже не было при царе». Отношение крестьян к Советской власти и РКП по вышеуказанным причинам враждебное, (1922)». [3]

Таким образом, «настроение враждебное по причинам слишком больших ненормальностей и противозаконных явлений, допущенных при наложении и допускаемых при изъятии продналога». [3]

Примечательно, что еще в эти годы начала НЭПа, советская власть воспринимала кулаков как враждебный ей элемент и источником антисоветских настроений. «Кулачество почти повсеместно настроено враждебно к Советской власти; местами оно ведет агитацию против налогов и является главным рассадником всевозможных провокационных слухов». [3]

Определенно, что охарактеризовать однозначно взаимоотношения власти и крестьян на начально этапе НЭПа нельзя. С одной стороны, организовывая восстание против «военно-коммунистической политики большевиков» 1921 года ишимские крестьяне, как и вообще весь этот класс подсознательно имели надежды на нечто смутно-утопическое, но без голодных поборов и грабежа. Однако, как видно из инфсводок губчека, сложно назвать проведение НЭПа в деревне образцовым, и соответствующим идеям центра. Таким образом, отношение к советам крестьян трудно назвать положительным. Однако же, как отмечают сами доносчики ГПУ о политнастроении данного класса: «Отношение крестьян к Советской власти, за исключением кулаков, большей частью благоприятно, (1923г.)». [3]

Начало 1924 года, несмотря на то, что политика НЭПа проводится с явно тяжелыми последствиями для крестьян, в особенности те же налоги, но выкачанные с деревни средства и помощь власти благоприятно действуют на ситуацию в стране. Конкретно по Ишимскому округу сводка ОГПУ за апрель 1924 г. констатирует данный факт: «Сельское хозяйство заметно в округе улучшается». [6] Несомненно, что изменение положения крестьян в округе не может не сказаться и на их настроении. Так в сводке о политическом и экономическом состоянии округа сообщается: «Урожай по району средний, крестьянство довольно урожаем, из этого вытекает, что Соввластью тоже». [7]

В определенной степени сводки ОГПУ за 1924–1925 годы констатировали настроения крестьян в основном как удовлетворительне. Повсеместно же в сводках констатируются антисоветские настроения кулачества, и его пропагандистская деятельность среди других слоев крестьянства. Так, в сводке за 1924 сообщается: «Настроение населения крестьянства в большинстве своем по отношению к Соввласти и РКП (б) удовлетворительное, кулаки же по прежнему враждебно относятся как к Соввласти, так и к РКП (б) и всеми силами стараются распространить неправдободобные и ложные слухи, а также при всяком удобном случае стараются уронить авторитет Соввласти в глазах крестьянства…». [8]

Отмечаются также и различные высказывания кулаков. Например, гр-не Гашинев, Бурлаков, Бусыгин на проходящих собраниях зачастую говорят против представителей Соввласти: «Что им надо, вылезут и дерут глотки на требунах, а работать не хотят». Еще одно высказывание: «деревня Мало-Приютная. Гр-не Кузнецов Константин, Томбовнев Николая, Ужаков Митрофан среди населения распространяют, что Соввласть грабиловка, и о том, что таковая состоит из коммунистов, а последних называют шпаной и грабителями — абдиралами крестьян, путем налога, (1925)». [9] Кроме того в своих агитациях кулаки призывают поднять восстанию и свергнуть коммунистов. Пример из инфсводки ОГПУ за октябрь 1925г.: «С. Викулово. Кулак Знаменщиков среди крестьян ведет пропаганду и призывает к новому восстанию, также просит не дожидаться крестьян, когда их снова оберут». [10]

Что касается последнего года «настоящего НЭПа», то инфсводки ОГПУ указывают на общее стабильное удовлетворительное состояние политических настроений крестьян. Иногда встречается и более развернутые оценки: «политическое настроение отдельных групп населения, безусловно, различное. Бедняки относятся к Советской Власти сочувственно, за исключением очень небольшого процента против, как находящегося в известной степени зависимости от зажиточника. Средняки разбиваются на два лагеря, одни идут в контакте с большинством бедняков и поддерживают Советскую Власть и другие в союзе с зажиточными являются в известной степени Враждебными элементом Советской Власти. Зажиточник, как вообще крупный собственник, является враждебным элементом Власти, которому Советские законы не по виду, (1926)». [11]

Так характеризуют инфсводки ОГПУ политические настроения крестьян Ишимского округа на втором этапе НЭПа. В большинстве своем политические настроения выражаются лишь в высказываниях недовольств на почве экономической политики в деревне, и не носят какого-то активного характера. По сути, старались избегать открытой конфронтации с властью, уходя в свои хозяйственно-бытовые проблемы. Исключением являются кулаки.

Главным политическим событием 1927 года является обострение международной ситуации (ухудшение и разрыв дипломатических отношений между Великобританией и СССР, убийство советского представителя Войкова в Варшаве).

Крестьянство Ишимского района очень своеобразно отнеслось к этому. Приведем характерные высказывания, зафиксированные агентами ОГПУ. «Скоро ли война будет, может быть будет другая власть, а советская власть надоела, (1928)». [12]

«В настоящее время при Соввласти стало очень плохо жить, ну да может быть дождемся войны, тогда увидим, что получится от соввласти. … везде ждут войны. Соввласти снабжают бедняков лентяев, а они ни один за 11 лет не восстановили своего хозяйства(1929.)». Таким образом, выражается желание деревни восстать против коммунистов.

Такой поворот международной ситуации оказал значительное влияние на настроения сверху и на политический курс осуществления экономических мер.

Были приняты по инициативе Сталина чрезвычайные меры для сбора запланированного на 1928 года сельскохозяйственного налога. Осуществлялись эти меры насильственными репрессивными методами, что еще больше нагнетало антисоветские настроения. Особенно это касалось хлебозаготовок, проведению которых крестьяне сопротивлялись. Из донесений органов ОГПУ о политсостоянии: «Я лучше свалю хлеб под гору или в речку, но не сдам государству, какая в этом польза — кормить дармоедов» (кулак дер. Стрельцовки Ишимского округа). [13] Сорокинский р-н. Бедняк на бедняцком собрании Скрипачев Матвей говорил: «Нужно поддержать зажиточных, нужно за них стоять. Иначе мы все с голоду сдохнем. У них хлеб отберет Соввласть и нам не даст». На этом же собрании бедняк Гаганов: «Нас обобрали совсем. Вот какие то заготовки хлеба, Скоро мы будем с голоду пропадать. Нет у нас ни у кого хлеба и нечего говорить. Накормила нас Соввласть-довольно. Дожили, довели нас, (1929)». [14]

Таким образом, действительно в период с 1927–1929 г. в ходе борьбы за хлеб была использована система методов экономического и политического воздействия на крестьян, которые в дальнейшем широко применялись во время коллективизации. Раскручивался репрессивный механизм, в его поле действия неминуемо попадали все крестьяне.

В социальной отношении власть делала ставку на раскол деревни, приоритет отдавался бедноте, изолируя «кулаков». При этом понятие «кулак» было фактически лишено социально-экономического смысла и имело политический оттенок. И в принципе, тех, кого причисляли к «кулакам» были разорены в этот период еще до начала раскулачивания.

Миф о «кулаке» был необходим для воздействия на основных поставщиков хлеба — середняков. [15]

Таковы взаимоотношения крестьян и советской власти. Начинаясь с антиправительственных настроений и восстаний, политика НЭПа по сути ими же и закончилось. Единственное, что без активных форм протеста, так как ни одного восстания или протестного движения в рабсводках ОГПУ по Ишимскому округу не отмечено, либо не сообщается. В качестве причин можно отметить, если допустить что были какие то очаги, то они могли быть локализованы и не имели перспективы перерасти в крупные выступления. Прежде всего, из отсутствия единства в крестьянской среде, когда кулаки считали средняков и бедняков лодырями и лентяями, а те ненавидели в свою очередь кулаков за их состоятельность. Не обошлось, разумеется, и без коммунистической агитации, направленной на раскол крестьянства.

В деревне царили настроения усталости, нагнетания антисоветских настроений, ожидание войны и смены власти. А между тем руководители коммунистической партии, в условиях кризиса международных отношений и роста негативных настроений деревни, свертывают новую экономическую политику. Так даётся установка на переход к политике индустриализации и коллективизации, что означает вступление отношений крестьян и Соввласть в новый период, начало которого очерняется трагическими страницами раскулачивания.

Литература:

1.                 Петрянина, Л. Д. Отношение крестьянства Среднего Поволжья к советской власти в период новой экономической политики [Текст] / Л. Д. Петрянина // Известия Рос. гос. пед. ун-та им. А. И. Герцена — СПб., 2009. Вып.96. — С. 58–62.

2.                 Курышев, И. В. Крестьянское восстание 1921 года в Ишимском уезде: облик и поведение участников [Текст] / И. В. Курышев // Коркина слобода. Историко-краеведческий альманах. — Ишим: изд-во ИГПИ им. П. П. Ершова, 2001.Вып.3 — С. 22–35.

3.                 «Совершенно Секретно»: Лубянка Сталину о положении в стране (1922–1934 гг) [Электронный ресурс] // Проект «Исторические Материалы»: [сайт]. [2012]. URL: http://istmat.info/node/22548 (дата обращения: 1.12.2012).

4.                 Курышев, И. В. Преступность и бандитизм в Ишимском уезде в начале 1920 — х гг. [Текст] / И. В. Курышев // Клио. Журнал для ученых. — Спб., 2010.Вып. № 3 (50)- С. 87–91.

5.                 Cоветская деревня глазами ВЧК—ОГОУ—НКВД. 1918–1939. Доку-С 56 менты и материалы. В 4-х т. / Т. 1. 1918–1922 гг. / Под ред. А.Береловича, В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. — 864 с.

6.                 ГУТО ГА в г. Ишиме. Фонд 3, оп. 5, д. 97. л.37.

7.                 Там же. Л. 85.

8.                 Там же. Л. 31.

9.                 Там же. д. 98.л.23

10.             Там же. Л. 6

11.             Там же. д. 99. л. 115

12.             Там же. д. 100. л. 54

13.             Там же. Л.87

14.             Там же. Л. 222

15.             Гончарова, И. В. Власть и крестьянство в конце 1920-х гг. [Текст]: К 80 Крестьянство и власть в истории России XX века: сборник науч. ст. участников Международного круглого стола журнала «Власть» и Института социологии РАН (12 ноября 2010 г.) Научный проект «НАРОД И ВЛАСТЬ: История России и ее фальсификации» / Под ред. П. П. Марченя,С. Ю. Разина. — Москва: ООО «АПР», 2011.Вып. 3 — C.153–162.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle