Библиографическое описание:

Аюбов Н. В. Международно-правовое сотрудничество Российской Федерации в области предупреждения преступности // Молодой ученый. — 2013. — №6. — С. 532-535.

Известно, что в 90-е гг. ХХ в. существенно изменилась правовая система страны. Характерной чертой современного периода является то, что Россия быстро восполняет пробел, образовавшийся за предыдущие десятилетия в сфере международного сотрудничества по противодействию преступности. Российская Федерация принимает активное участие в международных организациях, непосредственно занимающихся вопросами борьбы с международной преступностью, а также в формировании международно-правовой базы сотрудничества в этой сфере, где РФ сегодня вышла на уровень развитых стран мира. В качестве примера можно указать на то, что принятие Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма 2005 г., разработанной на основе проекта, внесенного РФ в 1997 г., является результатом инициативной и энергичной системной деятельности, прежде всего, российской стороны. Россия первой подписала эту Конвенцию в рамках проходящего в сентябре 2005 г. в Нью-Йорке саммита глав государств. 

В отношении других двенадцати антитеррористических международных конвенций и протоколов всеми признается задача-максимум — обеспечить универсальное участие и их выполнение государствами, и Россия причастна к расширению как перечня, так и охвата глобальных антитеррористических документов. РФ также прилагает настойчивые усилия по окончательному согласованию проекта Всеобъемлющей конвенции о борьбе с международным терроризмом. [1-с.146]

В последние годы в связи с ускорением интеграционных процессов в мире, взаимным упрощением порядка въезда и выезда значительно активизировалось международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Углубление международного сотрудничества в этой сфере объясняется и тем фактом, что проблема международной преступности приобретает все более глобальный характер. Рост преступности отмечается практически во всех развитых государствах. Идет процесс интернационализации преступности, когда возрастает число преступных проявлений, имеющих международный характер (например, совершение преступлений на территории других государств, перевод доходов от преступной деятельности за рубеж). Опасность для международного сообщества представляют и незаконный оборот наркотиков, культурных ценностей, оружия, радиоактивных материалов, нелегальная миграция людей. По имеющимся сведениям, из 3 тыс. преступных формирований, действующих на территории Российской Федерации, каждое десятое имеет связи с зарубежной криминальной средой. Борьба с такими видами преступлений может быть эффективной только при единстве действий правоохранительных органов большинства государств, выработке общего правового механизма, позволяющего реально осуществлять принципы международного сотрудничества в противодействии преступности, поддержании правопорядка, охране прав и законных интересов граждан.

Эти проблемы особенно важны для России в ее взаимоотношениях с другими государствами, ранее входившими в состав Советского Союза. Разрыв единого правового пространства, существовавшего на территории бывшего СССР, крайне негативно отразился на результативности действий правоохранительных органов. Так, преступники, совершившие преступления на территории бывших советских республик, пользуясь «прозрачностью» границ, скрываются от правосудия на территории другого государства — члена Содружества, в то время как сотрудники правоохранительных органов, руководствуясь принципами уважения государственного суверенитета и независимости стран СНГ, во взаимоотношениях со своими коллегами действуют исходя уже из принципов международного права, соблюдают установленные нормы и правила на территории другого государства. [2-с.109]

Россия, как ранее СССР, занимает активную позицию в развитии научно-информационного направления международного сотрудничества. Делегации СССР и РФ принимали участие в работе II — XI Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, в различных международных встречах и симпозиумах, посвященных обмену опытом. РФ оказывает другим странам техническую помощь в осуществлении Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности на двусторонней основе путем проведения практикумов и конференций, а также совместного согласования законодательства. [3]

Россия также активно включилась в формирование системы международного финансового контроля, одной из важнейших целей которой является пресечение финансирования терроризма. Накоплен большой опыт в законодательной и в административно-контрольной сфере, осуществляется результативное сотрудничество по линии специализированных органов финансовой разведки как на двусторонней основе, так и через взаимодействие Комитета по финансовому мониторингу (КФМ) РФ, преобразованного Указом Президента РФ от 9.03.2004 г. в Федеральную службу по финансовому мониторингу.

РФ выступила с инициативой разработки под эгидой ООН комплексной международной стратегии по пресечению потока контрабандных наркотиков из Афганистана. Основной акцент сделан на сочетании содействия оздоровлению экономики страны, борьбы с культивированием опийного мака и производством наркотиков с усилиями по созданию «поясов безопасности» по всему периметру границ Афганистана.

На уровне двустороннего международно-правового регулирования в области предупреждения преступности и уголовного правосудия диссертант отмечает большое количество заключенных Россией договоров об оказании взаимной правовой помощи.

РФ активно сотрудничает со странами СНГ в сфере борьбы с преступностью, следуя положению ст.7 Соглашения о создании СНГ от 8 декабря 1991 г., определяющей, что к сфере совместной деятельности стран СНГ относится борьба с организованной преступностью. Диссертант, исследуя механизмы сотрудничества России с государствами СНГ, делает вывод о том, что государствами-участниками СНГ внесен существенный вклад в создание на территории СНГ единого правового поля в сфере борьбы с преступностью и осуществление реального сближения уголовных, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительских законодательств.

Изученный нами материал по рассматриваемому вопросу подтверждает значительное расширение и активное участие Российской Федерации в международном сотрудничестве в сфере борьбы с международной преступностью.

В литературе вполне обоснованно указывается, что процесс осуществления международного права, для обозначения которого обычно используют термин «имплементация», необходимо рассматривать как двуединство правотворческой и организационно-исполнительной деятельности государств. [4-с.107]

Ч.1 ст.3 УК РФ устанавливает, что преступность деяния, а также его наказуемость определяются только Уголовным кодексом, таким образом уголовное законодательство РФ исключает прямую ссылку на нормы международного договора РФ при квалификации преступления. Г.В Игнатенко обоснованно считает эту норму главным пробелом УК, поскольку в тексте самого Кодекса есть отходы от данного императива — это содержащиеся отсылки к международным договорам РФ нормы ст.11,12,13 и ст.355 и 356 УК РФ. Пока же нормы международного уголовного права в большинстве своем могут служить типичным примером несамоисполнимых международно-правовых норм, и осуществление международных конвенций и соглашений в этой области должно происходить либо путем трансформации во внутригосударственное уголовное законодательство, либо путем частной отсылки к конкретному составу, предусмотренному международным договором РФ. [5-с.102]

Многие нормы в УК РФ были включены именно в результате заключения Россией международных конвенций, касающихся сотрудничества в борьбе против преступности. Это, например, легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем (ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ), изготовление и сбыт поддельных денег и ценных бумаг (ст.186 УК РФ), незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ (ст.228–233 УК РФ), на борьбу с коррупцией направлены нормы ст. 290 УК РФ («Получение взятки»), ст. 204 УК РФ («Коммерческий подкуп»).

В отношении норм, предусматривающих ответственность за террористический акт, диссертант отмечает, что в УК РФ приведены в систему понятия и признаки, используемые для характеристики такого социально-правового феномена как терроризм. На их многообразие, отсутствие толкований в прежней редакции УК РФ и на необходимость воспроизводства в ст.205 УК РФ состава «террористический акт» в соответствии со ст. 3 ФЗ «О противодействии терроризму» 2006 г. указывалось в литературе. Новая редакция УК устранила эту коллизию норм.

Во исполнение своих международных обязательств и норм Федерального закона от 27 июля 2006 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» № 153-ФЗ [6] введена конфискация имущества как мера уголовно-правового характера, которая может быть применена только по судебному решению к лицу, осужденному за одно из преступлений, перечисленных в ст.104 УК РФ. При этом конфискации подлежит не только имущество, непосредственно связанное с преступлением (доходы, средства, орудия и т. п.) или используемое для финансирования терроризма, организованной группы или незаконного вооруженного формирования, но и доходы от использования такого имущества. Диссертант отмечает, что вопрос о возвращении института конфискации в отечественное уголовное право был предметом горячих споров и дискуссий как среди депутатского корпуса, так и среди ученых-криминалистов и в обществе в целом, и считает, что восстановление института конфискации, являющегося действенным элементом механизма борьбы со многими общественно опасными деяниями, можно характеризовать как дальнейшее развитие международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью. Законодательное нововведение относительно конфискации может стать серьезным ударом по инфраструктуре терроризма, лишая его источников материальной и финансовой подпитки. Данные вопросы нашли нормативное регулирование не только в УК РФ, но и в УПК РФ, и вносимые изменения направлены на совершенствование процедур, применяемых на различных стадиях процесса. В частности, уточняются процессуальные моменты, связанные с конфискацией имущества, создается механизм, определяющий порядок изъятия имущества, которое впоследствии может быть конфисковано, корректируются нормы, связанные с доказыванием и судебным рассмотрением уголовного дела в части решения вопроса о конфискации имущества. Одновременно УПК РФ дополняется новыми формами процессуальных документов, необходимых для наложения ареста на имущество в случаях, не терпящих отлагательств.

Таким образом, для привлечения виновного лица к уголовной ответственности по УК РФ за международные преступления и преступления международного характера необходимо закрепление соответствующих норм в уголовном законе России. Международные уголовно-правовые нормы, имея существенное значение для формирования уголовно-правовой системы Российской Федерации, реализуются через национальную уголовную юрисдикцию. Однако некоторые нормы отечественного уголовного законодательства еще требуют приведения в соответствие нормам тех международных конвенций, участницей которых является РФ.   В частности, в российском законодательстве понятие организованной преступной группы отличается от понятия, закрепленного Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г., например, по минимальному числу участников группы. Согласно ст. 210 УК РФ преступная организация (сообщество) создается в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений, согласно Конвенции, организованная преступная группа — в целях совершения серьезного преступления, преследующего прямо или косвенно получение финансовой или иной материальной выгоды. Под «серьезными преступлениями» в Конвенции понимаются преступления, наказываемые лишением свободы на максимальный срок не менее четырех лет или более строгой мерой наказания, тогда как за тяжкое преступление в соответствии со ст.15 УК РФ предусмотрено лишение свободы на срок не менее пяти лет. Таким образом, конвенционная норма организованной преступной группы является более жесткой, чем аналогичная норма УК РФ.

В настоящее время для интеграции России в мировой процесс борьбы с преступностью сделано уже немало. Активно работает Национальное бюро Интерпола, которое ведет оперативный обмен информацией более чем с 80 государствами. Можно привести немало примеров высокой результативности международного сотрудничества в проведении оперативно-розыскных и других мероприятий. [7-с.68]

Вместе с тем сегодня ощущается немало пробелов в деятельности как российских правоохранительных органов, так и наших партнеров за рубежом. В частности, отсутствует оперативность в предоставлении необходимой информации, что зачастую не позволяет предупреждать совершение преступлений.

В целом же анализ вопросов применения международных уголовно-правовых норм в российском уголовном праве позволяет сделать вывод, что совершенствование в этом плане отечественного уголовного законодательства продолжается, что подтверждает приверженность Российской Федерации принципу добросовестного выполнения своих международных обязательств, содействующего решению важнейшей задачи современности — противодействию международной преступности.

Литература:

1.                  Арцыбасов И. Н., Казанцев Ю. Д. Международный симпозиум, посвященный «праву войны» //Государство и право. 2007. № 4. — С. 144–147.

2.                  Костенко Н. И. Международное уголовное право: современные теоретические проблемы. — М.: Юрлитинформ, 2009. — 234с.

3.                  Обзор хода осуществления Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности. 2-я сессия Конференции участников Конвенции 10–21 октября 2005 г. //СТОС/сор/2005/2. П. 115.

4.                  Гаврилов В. В. Принятие ООН актов о правах человека и международный механизм их имплементации: Автореф. дис… канд. юрид. наук. — Казань: Изд-во КГУ, 2004. — 211с.

5.                  Каюмова А. Р. Проблемы теории международного уголовного права. — Казань: РестОН,2009. — 237с.

6.                  Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (в последней ред. ФЗ от 25.12.2012. № 255-ФЗ) //Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. ст. 3031; 2012. № 31. ст. 4008.

7.                  Блищенко И. П. Деятельность ООН по организации сотрудничества государств в области борьбы с международной преступностью: Учебное пособие /Под общей ред. В. Н. Кудрявцева. — М.: Юристъ, 2007. — 372с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle