Библиографическое описание:

Гафарова А. И. Исторический аспект развития социальной ответственности бизнеса // Молодой ученый. — 2013. — №6. — С. 386-389.

Общество нуждается в религии, ибо последняя — социальный факт и социальный материал любого общества.

Макс Вебер

На первый взгляд может показаться, что данный эпиграф не имеет никакого отношения к тематике работы. Но, на мой взгляд, причинами социально-экономического благополучия любого общества является «морализация труда и бизнеса, наполнение будничной трудовой деятельности людей глубоким социальным и религиозным смыслом» [2]. Социальная ответственность бизнеса, предпринимательства, человека своими корнями уходит в общественные системы ценностей, норм и правил поведения, что в свою очередь, во все времена базировалось на социальных доктринах различных религий.

Понятие «ответственность» имеет важную особенность: ответственность органически «включена» во все области деятельности человека и во все формы общественного и индивидуального сознания, выступая как противоречивое единство его перспективного и ретроспективного сторон существования. Наиболее изученной является тема нравственных характеристик ответственности.

В наши дни особую роль играет исследование критериев ответственного поведения субъекта, и, прежде всего социальный аспект. Социальную ответственность можно определить как категорию, обозначающую степень готовности субъекта выполнить свои обязанности, используя в соответствии с конкретными условиями оптимальный с точки зрения общества вариант.

Существенным фактором формирования ответственных зависимостей и связей является, прежде всего, трудовая деятельность. С развитием общества содержание труда существенно меняется.

Труд, профессиональная деятельность, трудовые и экономические отношения представляют собой важнейшие составляющие жизни людей, которые раскрывают перед человеком возможности получения материальных благ, помогают ему увидеть сложность сопряжения разных сторон бытия.

Этимологически слово «труд» во многих языках перекликается с понятиями «обременительно», «трудно», «нужда», «повинность» и другими. Вместе с тем, преодолевая в своей хозяйственной деятельности многочисленные трудности, человек обретает собственное достоинство. Благодаря труду изо дня в день строится его жизнь.

Организационные формы труда и экономики во многом определяют тип общественных систем, образуя ядро «социального пространства», влияя на общественное сознание и являясь плодом длительной эволюции [4].

Предпринимательство — понятие рыночной экономики, подразумевающее, прежде всего, сочетание факторов производства для достижения экономического результата. Но, несмотря на очевидность такого поведения, предпринимательство является весьма сложным социально-экономическим феноменом.

Бизнес — это деятельность, направленная на получение прибыли путем создания и реализации определенной продукции или услуг.

Видно, что в такой трактовке предпринимательство скорее является частным случаем бизнеса и связано больше всего с личностью человека — предпринимателем, который осуществляет бизнес, затевая новое дело [3].

По определению С. Ожигова, предприимчивый — умеющий предпринять, находчивый, изобретательный, то есть эта роль накладывает на человека дополнительные ограничения, требует проявления особых качеств. Неслучайно именно фигуре предпринимателя, его роли в обществе уделялось пристальное внимание в экономической и социологической науке.

В античные времена и долгие периоды традиционного способа ведения хозяйства деятельность предпринимателя характеризовалась, как «недостойная», «мерзкая» и «греховная». Такое отношение восходит к Аристотелю, который otium cum dignitate (отдых с достоинством) философа определял как более подобающий образ жизни. Он решительно восставал против окрашенного финансовым интересом мышления своего времени и якобы вызванного этим разрушения «природного» общественного уклада. Враждебное отношение многих богословов и философов того времени к предпринимательству, видимо, было связано с тем, что на доиндустриальном этапе домашнее хозяйство и производство составляли единое целое, и предпринимательским функциям отводилась малозаметная роль.

Религиозные воззрения на труд и экономическую деятельность охватывают позиции, связанные с верой, богословским взглядом на человеческую природу, миссию человека на Земле.

В античном обществе отношение к труду зачастую носило высокомерный и пренебрежительный характер. Говоря современным языком, оно сводилось исключительно к потребительству. Так, в философских системах Древней Греции и Древнего Рима вопросы труда (его дифференциация, разделение и специализация) рассматривались с позиции экономической целесообразности, когда основной субъект труда — работник — с его интересами и потребностями выводился за рамки координат общественных ценностей.

Христианство предложило кардинально иное — уважительное — отношение к труду, основанное на признании того, что с его помощью можно не только обеспечивать свои жизненные потребности, но и, например, поддерживать слабых членов общества, преодолевая тем самым общественные и личные пороки.

Христианские установки, связанные с трудом и хозяйственной деятельностью, получили свое религиозное осмысление, развитие и практическое воплощение в процессе формирования культуры средневековой Европы.

Ассоциация труда с наказанием постепенно вытеснялась его восприятием как спасения, способа возвышения человека. Это замечательно сформулировал Доменик Кавалька (середина XIV в.): «Если имя тебе человек, иди, трудись и вкушай хлеб усталости твоей».

Социальная доктрина протестантизма явилась выработкой идеала трудовой жизни и предпринимательской этики.

Основы социальной доктрины протестантизма были заложены купцом-еретиком Пьером Вальдо (жившего в Лионе в XII в.) и идеологом бюргерской ереси в Англии Джоном Уиклифом (XIV в.), которые выступили против обмирщения католической Церкви и обострившейся дисгармонии в общественных отношениях, что было связано с осознанием ценности человеческой жизни, с одной стороны, и возросшей эксплуатацией народа, с другой.

По их мнению, не власть (светская или церковная), а праведность составляет основу человеческогообщества; следует не отнимать, а делиться с другими людьми, сотрудничать с ними, любить их; похвальны не гордость, а смирение, не безграничное богатство, а благородная добровольная бедность и чистота.

На этапе зарождения протестантизма вектор его протестной направленности был ориентирован против властей предержащих и был, по сути, покаянной попыткой вернуться к образу жизни ранних христиан, презиравших земные блага и коварные искусы торговли.

Ядром социального учения протестантизма, по мнению С. Булгакова и М. Вебера, являются догматические положения, касающиеся способа спасения души и обретения вечной жизни — по сути, центрального вопроса всех течений христианства. Но в протестантстве этот вопрос приобрел особое значение благодаря:

постулату предопределенности в том, что касается спасения души. В этой связи центральная задача, решаемая христианином в течение земной жизни — возможность спасения души с помощью активной профессиональной деятельности;

ориентирам богоугодного образа жизни — успех как результат повседневного ответственного труда, постоянный контроль своих действий посредством нравственной критической самооценки, а также внутренняя установка на сдержанность и самоограничение в потреблении материальных благ, стремление расширять собственное дело за счет максимального вложения материальных ресурсов и собственного самоотверженного труда.

Данные установки мотивируют индивида к активной хозяйственной деятельности на основе твердых религиозных правил, главным из которых выступал постулат долга и ответственности перед Творцом. Это объясняет наблюдавшийся в XVIII и XIX вв. феномен, когда принадлежность к протестантским сектам зачастую являлась достаточным условием для получения кредита и обретения полного доверия в деловых кругах конфессии.

В немецком языке само слово «профессия» — «Beruf», впервые появившееся в лютеровском варианте перевода Библии, сочетает в себе сложный набор понятий: долг, призвание (зов Бога), профессия.

Профессиональная деятельность задает духовные и моральные ориентиры, формирует поведение индивидов и их систему ценностей, определяет социальный статус, организует в профессиональные союзы.

Существо протестантской этики труда состоит в том, что труд является главной жизненной целью и призванием человека.

Высокая «планка» требований к исполнению трудового долга, отказ от земных радостей — отличительные черты протестантской морали, которую Вебер назвал мирским аскетизмом: «один из конституционных компонентов современного капиталистического духа, и не только его, но и всей современной культуры — рациональное жизненное поведение на основе идеи профессионального призвания — возник из духа христианской аскезы» [1].

Религиозно-нравственные ценностные ориентиры трудовой деятельности сформировали ту форму человеческого общежития, которую западные социологи именуют «трудовым обществом». По их мнению, на протяжении почти пяти столетий (с XV по XIX в.) «трудовое общество» определяло пути развития западной цивилизации и послужило основой формирования «индустриального общества» (с конца XIX в.).

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что протестантская трудовая этика, потребность в успехе, внутренняя способность к контролю стимулируют инновационную и предпринимательскую деятельность, способную быть социально ответственной.

Зарождение концепции социальной ответственности бизнеса на Западе относится к началу XIX столетия. Эта инициатива исходила от промышленного среднего класса. Организованное рабочее движение возникло позднее, когда в ряде стран были устранены различные препятствия для реализации права на свободу объединения.

Одним из основоположников данного воззрения был английский промышленник, социалист утопист Роберт Оуэн, разработавший план по улучшению условий жизни рабочих и пытавшийся его осуществить на одной из прядильных фабрик Шотландии.

К следующему историческому этапу осмысления социальной ответственности бизнеса можно отнести зарождение доктрины капиталистической благотворительности. Согласно этой концепции, прибыльные организации должны жертвовать часть своих средств на благо общества (финансировать общественные потребности). Данная концепция была рассмотрена Э. Карнеги в работе «Евангелие процветания», опубликованной ещё в 1900 г. В 50-х годах ХХ в. в США появился основательный труд на тему социальной ответственности. В книге «Социальная ответственность бизнесмена» X. Боуэн рассмотрел, как концепция социальной ответственности может быть распространена на предпринимательство, как осознание более широких социальных целей при принятии деловых решений может приносить социальные и экономические выгоды обществу. Усиление социальной ориентации европейского бизнеса с середины 70-х годов обусловлено: переходом к постиндустриальному обществу, требованиями нового качества человеческого капитала.

Как и в промышленных странах Запада, в России социальная ответственность бизнеса первоначально проявлялась в виде индивидуальных социальных программ на отдельных предприятиях. По оценкам иностранных специалистов, некоторые русские фабрики были лучшими в мире не только с точки зрения устройства и оборудования, но и в плане решения социальных проблем. Например, такой считалась Кренгольмская мануфактура в г. Нарва, которая обладала собственной больницей, рабочим городком с населением 3 тыс. человек, школами и другими социальными учреждениями. А на Всемирной выставке в Париже в 1900 г. за решение социальных проблем рабочих на Трёхгорной мануфактуре её владельцу Н. Прохорову была присуждена Золотая медаль. Российский бизнес конца XIX — начала XX вв. полностью находился под контролем верховной власти и развивался неравномерно, в первую очередь в зависимости от стратегических задач страны. Достаточно распространённой оставалась практика, когда финансовые льготы и привилегии предоставлялись в обмен на пожертвования и благотворительную деятельность в пользу казны.

Поощряя профессиональную и благотворительную деятельность, власть негативно относилась к политической деятельности буржуазии, отдавая приоритет политического участия представителям аристократии. В ходе либеральных реформ дооктябрьской России предпринимательский слой не занимал ведущего положения в обществе и не являлся центральной фигурой модернизации страны.

Вместе с тем, необходимо отметить, что довольно часто меценаты оговаривали специальные условия благотворительной помощи, при которых их имя небудет опубликовано в прессе. Например, С. Морозов обещал всестороннюю помощь основателям Художественного театра при условии, что его имя не будет упоминаться в газетах.

Таким образом, если на Западе развитие социальной ответственности шло через организацию общественных союзов, неформальных объединений предпринимателей и озвучивание ими «призыва делиться», то в России социальная ответственность связана, прежде всего, с именами крупнейших меценатов того времени, которые просто жертвовали деньги по велению души или из религиозных побуждений.

В связи с этим нельзя не отметить высказываний некоторых экспертов, которые напрямую увязывают социальную ответственность бизнеса с христианскими заповедями: «По большому счёту, это фактически библейское понятие «Возлюби ближнего своего». Это фундаментальная основа ведения бизнеса».

Литература:

1.                           Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. // Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 205.

2.                           Кушпов В. Социальная ответственность бизнеса как компонент рыночной экономики. // Человек и труд, № 2, 2004. — С. 69.

3.                           Мухаметлатыпов Ф. У. Политэкономия труда / Издание Башкирск. Ун-та, 2001. С. 171.

4.                           Роик В. Социальные доктрины христианства: труд и экономика.// Человек и труд, № 1, 2004. — С. 40.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle