Библиографическое описание:

Виноградова Н. В. Обновление лексико-грамматического наполнения учебных пособий по РКИ (на материале русского компьютерного жаргона) // Молодой ученый. — 2013. — №5. — С. 445-450.

Компьютеризация общества играет очень большую роль в изменении речевых предпочтений русских. Тем не менее, компьютерный жаргон до сих пор рассматривается лингвистами в основном как профессиональный язык, то есть остаётся в рамках лексикологии и стилистики. Такой подход изначально ограничивает область его бытования и недооценивает его влияние на язык в целом. В статье, во-первых, даётся обоснование более широкого подхода к данной некодифицированной подсистеме русского языка, позволяющего более объективно оценить роль компьютерного жаргона в современных языковых изменениях. Во-вторых, уделяется внимание методическому аспекту проблемы, а именно: лексико-грамматическому наполнению учебных пособий по РКИ.

Ключевые слова:поликультурное общение, компьютерный жаргон, профессиональный язык, изменения в речевых предпочтениях русских, методика преподавания РКИ.

Данная работа посвящена истории изучения русского компьютерного жаргона и его роли в изменении речевых предпочтений русских в последние два десятилетия. Кроме того рассматривается проблема пополнения лексики учебных пособий по РКИ за счёт компьютерной лексики и некоторых элементов русского компьютерного жаргона.

Динамика роста числа пользователей Интернета в России возрастает год от года, поэтому компьютерный жаргон просто «обречён» на развитие и экспансию: на постоянное и неограниченное расширение сферы своего влияния и употребления, также как и на устойчивую моду на него среди различных социальных групп. Это должно было предопределить особое внимание к нему со стороны лингвистов. Однако, рассматривая с этой точки зрения лингвистическую литературу последних двух десятилетий, определенно можно сказать, что, при повышенном исследовательском интересе к процессам, происходящим в русском языке постсоветского времени («редко лингвисты могут наблюдать столь стремительный виток языковой эволюции» [23, с.177] и появлении ряда фундаментальных работ об изменениях в языке на рубеже ХХ–ХХI веков [6,9,12,14,20,23,24,25 и многие др.], этого не произошло.

В центре внимания оказывались другие новшества в лексике русского языка, отмечались другие новые явления в семантике, словообразовании, грамматике, в стилистических характеристиках слова, в стереотипах речевого поведения. При анализе социальных факторов изменений в языке главное внимание уделялось общественно-политическим изменениям общества, таким, как: «демократизация русского общества, деидеологизация многих сфер человеческой деятельности, антитоталитарные тенденции, снятие разного рода запретов и ограничений в политической и социальной жизни, «открытость» к веяниям с Запада в области экономики, политики и культуры» [9, с.63].

Среди тематических пространств, которые с наибольшей полнотой отражают эти изменения, рассматривались следующие: «политика, государственное устройство (авторитаризм, административно-командный, антиноменклатурный), экономика, финансовое дело (акционирование, антирыночник, бартер), религии, верования (буддийский, буддолог, гуру), медицина (акупунктура, антиспидовый, антистресс), армия, охранительные органы (бандформирование, гулаговский, дедовщина), область паранормальных явлений (инопланетяне, НЛО, полтергейст), массовая культура (дискотека, рок-клуб, шоу), современная молодежная музыка (мейнстрим, рейв, реп), молодежная субкультура (бодипирсинг, пирсинг), спорт, игры (армрестлинг, боулинг), кушанья, напитки (гамбургер, кола, поп-корн), предметы обихода, украшения, игрушки (биотуалет, джакузи, микроволновка, тамагочи), одежда, фасоны (боди, бюстье, слаксы, топ), ткани, материалы (крэг, лайкра, нубук, стрейч), косметика (гель, скраб, кондиционер)» [23, с. 178–179]. Как легко заметить, компьютера и всего, что с ним связано, в данном перечне тематических пространств нет.

А что же интересующие нас компьютерные неологизмы? Признание того, что изобретение компьютера играет важнейшую роль в языковых изменениях, пришло в российскую науку о языке с некоторым опозданием, и долгое время оставалось на периферии научной мысли. Такой социальный фактор, как компьютеризация общества, оказался недооценённым при анализе причин существенных изменений в языке. Соответственно, среди новых тематических пространств не выделялся компьютер и всё, что с ним связано (компьютерные технологии, информационное перевооружение общества, Интернет и т. д.).

В первое десятилетие ХХ1 века, при опоре на иностранные лингвистические исследования в области социолингвистики и теории коммуникации и особенно под влиянием переведённой в 2001 году на русский язык монографии Д. Кристала «Английский язык как глобальный» [13], наметилось четыре главных подхода к его анализу компьютерного жаргона: традиционный лексико-семантический, социолингвистический, когнитивно-дискурсивный и лингвокультуро-логический.

Во-первых, подъязык компьютерщиков традиционно рассматривается как профессиональный жаргон, т. е. описывается с точки зрения лексико-семантической структуры, лексикографического описания и стилистической принадлежности [5,7,8,15,16,17,27]. Наряду с доступными в Интернете словниками и «словарями», созданными самими носителями жаргона, были опубликованы словари компьютерного жаргона (например, Мещеряков 1999). Особенности тематической организации лексики компьютерного жаргона рассмотрены на материале английского языка [8], на материале русского языка в сравнении с английским [5,7] на материале русского языка в сравнении с английским и французским языками [17].

Лексико-семантический подход к профессиональным жаргонам принят в русистике, что предопределено традицией научного восприятия этой области языка. Считается, что, находясь на периферии языковой системы, профессиональные жаргоны представляют интерес в основном как источник новых слов, которые в перспективе могут перейти в литературный язык. Добавим, что при более широком осмыслении материал профессиональных подъязыков может быть использован для получения данных о том, что сейчас происходит в языке и каковы перспективы его развития. В наибольшей степени это относится к профессиональному языку компьютерщиков.

Во-вторых, наряду с другими социолектами компьютерный жаргон является объектом социолингвистических исследований. В них, как правило, также делается акцент на его профессиональную природу, т. е. в социолингвистических работах во многом сохраняется традиционный угол зрения на этот предмет. По мнению Л. П. Крысина, точно так же как, например, в 50–60-е годы двадцатого века под влиянием моды на профессию был популярен профессиональный язык физиков-ядерщиков, начиная с 90-х годов, «… компьютерный жаргон делается социально активным, как бы попадает в фокус социального внимания» [14, с. 81]. В социолингвистических исследованиях эта некодифицированная подсистема русского языка рассматривается как «второстепенная форма существования языка» [24, с. 16]. Этим, с нашей точки зрения, изначально ограничивается область бытования компьютерного жаргона и недооценивается его влияние на язык в целом.

Взгляд на компьютерный жаргон с социолингвистической точки зрения очень продуктивен, если перенести внимание с профессиональной природы этого подъязыка на анализ его соотношения с другими подсистемами. Учёт таких особенностей современной языковой ситуации, как: а) существование языка в условиях информационной революции и последствий смены общественно-политического строя, б) «смягчение литературной нормы» [20, с. 67], указывает на изменение социального и коммуникативного статуса компьютерного жаргона как подсистемы русского языка, помогает выявить его реальное положение в системе языка в целом. Социолингвистический аспект исследования позволяет привлечь к анализу компьютерного жаргона данные, которые характеризуют его как макросоциолингвистическое явление, влияющее на языковые отношения и процессы, происходящие в русском языке.

В-третьих, языковой материал компьютерного жаргона привлекает внимание исследователей, занимающихся языком Интернета как специфической информационной среды, где происходит процесс «современного «перекраивания» языковой картины мира» [21, с. 316]. Это определяет интерес к описанию языка Интернета (и в его рамках компьютерного жаргона) с точки зрения того, что неологизация может затронуть любой аспект слова и высказывания, могут измениться параметры функционирования некоторых языковых механизмов в структуре языковой способности. В упомянутых работах рассматривается поведение языковых единиц в синтаксическом, парадигматическом, когнитивном и прагматическом аспектах, уделяется внимание проявлениям в языке Интернета новых параметров общения, возникновению новых текстовых структур, изменению стереотипов речевого поведения. Именно в компьютерном жаргоне сконцентрированы языковые явления, в которых проявляется «диалоговое взаимодействие контрастируемых этнолингвокультур» [21, с. 316].

Появление в культуре поведенческих, бытовых, научных, литературных и административных новшеств сопровождается появлением слов, не только пополняющих собою социальный речевой обиход, но и постепенно меняющих представление общества о самом себе. Коммуникативное пространство компьютерного жаргона и его языковой материал в большей мере реализует то новое, что привнесено в язык изобретением компьютера. Анализ компьютерного дискурса (или дискурса компьютерного жаргона) как прагматизированной формы текста даёт основания утверждать, что без «компьютеризмов» русский язык оказывается не в состоянии обслужить новую реальность. А сам жаргон в определённом смысле является катализатором дальнейших изменений в языке. Обращение к этим аспектам жаргона, анализ его функционирования на основе когнитивно-дискурсивной парадигмы знаний даёт возможность не только с наибольшей полнотой описать его, но и понять перспективы и увидеть направления развития русского языка как коммуникативной системы в условиях компьютеризации человеческого общества и человеческого мышления.

Обратим внимание также на такую особенность компьютерного жаргона, которая позволяет ему стать объектом лингвокультурологии. Компьютерный сленг по некоторым параметрам похож на языки межэтнического общения, языки-посредники, гибридные по происхождению, ограниченные по функции и не осознаваемые никем из носителей как родной, выученный от матери язык [18, с.110–111].

Это необходимо учитывать в преподавании русского как иностранного, особенно вне языковой среды. Изучая русский язык у себя на родине, иностранные учащиеся не могут в полной мере восполнить недостаток нового языкового материала наблюдениями над естественным функционированием языка и общением с носителями языка. Многолетний опыт работы в Южной Корее показывает, что, к сожалению, представление корейских студентов о русском языке иногда оказывается архаизированным. Главной причиной этого является использование морально устаревших учебных материалов: корейские преподаватели русского языка приносят в аудиторию те же пособия, по которым учились сами. Это не может способствовать интересу к занятиям. Находясь под воздействием стереотипа о непреодолимой трудности русского языка, многие корейские студенты с предубеждением относятся к русскому языку и не очень верят в успех занятий.

Здесь мы рассмотрим компьютерную лексику как источник нового языкового материала на занятиях по русскому языку в корейской аудитории. Для всех компьютерных жаргонов, в том числе, и для русского и корейского их вариантов, характерны некоторые общие черты. Широкая сфера действия компьютерных жаргонов поддерживается их способностью экономить языковые средства и служить средством самовыраженияучастников коммуникации.

Русский и корейский языки очень далеко отстоят друг от друга. Принадлежа к разным языковым группам, они имеют существенные различия на всех языковых уровнях. Однако в настоящее время «в ходе становления и развития определенной глобальной языковой культуры» [4, с.6] происходит процесс взаимовлияния языков. Современный русский и современный корейский языки включаются в процесс интернационализации национальных языков, который в основном происходит в сфере компьютерной коммуникации. Наличие общих черт в компьютерных жаргонах корейского и русского языков предопределяет существование в них функционально cхожих зон и общих лексем.

Исследователи компьютерного жаргона отмечают, что для современного периода развития русского языка характерно «частое отсутствие необходимых для обозначения компьютерных реалий слов в литературном языке» [15]. Речевая практика такова, что научные исследования в области компьютерных технологий, периодические издания, посвященные компьютерам, официальная документация на русском языке, сопровождающая компьютерный бизнес, не могут обойтись без однословных жаргонных наименований многих реалий компьютерного мира, потому что других просто нет.[1] При наличии концепта и референта отсутствует соответствующий языковой знак — слово, относящееся к кодифицированной форме языка. Есть существующий в нескольких вариантах жаргонизм. Именно посредством жаргонной номинации соответствующая реалия обычно входит в сознание носителей русского языка. Иначе говоря, как правило, мы впервые встречаемся с новыми для нас предметами и явлениями компьютерного мира с помощью слов типа: кэш или кэш-память, каша (от «cash-memory», «main memory», «main storage», «RAM»),русские варианты: оперативка, мозги; софт или софтвер, софтина, софтварий (от англ. «software»); флэшка, флэш-накопитель или USB-флэш-накопитель, флэш-диск, (от англ. «flash-memory card»), русские однословные варианты: накопитель, модуль, карта; атакже словосочетания: модуль памяти, карта памяти, карта Flash-памяти.

Поскольку литературный язык не имеет синонимов для обозначения этих реалий, обладая лишь их дескриптивными характеристиками, в настоящее время некоторые из подобных единиц скорее воспринимаются как неологизмы, а не жаргонизмы. Каждая вновь появляющаяся единица должна служить неформальному общению носителей данного жаргона, но с другой стороны, она обслуживает также их профессиональные нужды, то есть выступает как профессионализм. Тенденция к полифункциональности лексических единиц компьютерного жаргона обусловливает возможность перехода таких единиц в лексическую систему общелитературного языка, так как они становятся общеупотребительными и общепонятными. Компьютерный жаргон активно генерирует общеупотребительную лексику, он же является источником новых слов для так называемого «общего» жаргона, например:

зависать/зависнуть — 1) (о компьютере) прекращать реагировать на внешние воздействия (нажатие клавиш или кнопок мыши), 2) (о программе) переставать выполняться;

скачивать/скачать — переносить информацию с одного носителя, преимущественно из Сети, на другой.

Данные единицы пришли в сферу общего употребления, давно проникли в речевую практику носителей русского языка и в язык средств массовой информации, например:

Мы попали в сложную финансовую ситуацию, так что программа по строительству бань, увы, пока что зависла (“Московский комсомолец” 11 авг. 1999 г.),

Microsoft завис всуде (gazeta.ru 4 мая 2007 года),

Русский народ вот уже 80 лет качает права. Скачать удалось процентов десять (“Московский комсомолец” 17 авг. 2003 г.).

Они претендуют на переход в сферу литературного языка. Следовательно, роль номинативной функции (обозначение новых понятий, заполнение терминологических лакун), а также функции категоризации и систематизации (для фактов и понятий, актуальных в сознании носителей жаргона) очень существенна в жаргоне. Повышение номинативной функции компьютерного жаргона, в свою очередь, дает основания для того, чтобы наиболее частотные жаргонные наименования компьютерных реалий нашли место в учебных лексиконах иностранных учащихся.

В этой связи наблюдения над компьютерным жаргоном могут быть использованы для модернизации языкового материала при обучении русскому языку в иностранной аудитории. Методический аспект русского компьютерного жаргона тем более важен, что нацеливает преподавателя на привлечение к учебному процессу такого языкового материала, который отражает общее для обоих языков тематическое пространство, актуализированное в сознании обучаемых. При этом предлагаемый лексический материал часто понятен корейским студентам без перевода, так как в обоих языках он заимствован из английского. Приведём несколько примеров.

Таблица 1

Русский литературный язык

Русский компьютерный жаргон

Корейский язык

Обозреватель — программа, обрабатывающая страницы, написанные на языке разметки HTML, и отображающая результаты на мониторе компьютера (программа для просмотра страниц в WWW).

браузер или броузер, брозер (от англ. «browser»)

????

Вредоносная программа

вирус (от англ. «virus»)

????

Интернет (англ. Internet, читается [интэрнэ?т]) — всемирная система добровольно объеди-ненных компьютерных сетей, построенная на использовании протокола IP и маршрутизации пакетов данных

инет

???

Электронная почта

И-мэйл

???, ?, ??

Компью?тер (англ. Com-puter — «вычислитель») — машина для проведения вычислений. Большинство компьютеров способны сохранять информацию и осуществлять поиск информации, выводить информацию на различные виды устройств выдачи информации

комп

???, ?, ??

Манипулятор-мышь — одно из указательных устройств ввода (англ. Pointing device), обеспе-чивающих интерфейс пользователя с компью-тером.

мышь (от англ. «mouse»)

???

Веб-сайт или просто сайт (англ. website, от web — паутина и site — «место») — это одна или совокупность веб-страниц, доступных в интернете через протоколы HTTP/HTTPS.

cайт (от англ. «site»)

???

Веб-сервер — это сервер, принимающий HTTP-запросы от клиентов, обычно веб-браузеров, и выдающий им HTTP-ответы, обычно вместе с HTML-страницей, изобра-жением, файлом, медиа-потоком или другими данными.

сервер, сервак (от англ. «server»)

??

Программное обеспечение

софт или софтвер, софтина, софтварий (от англ. «software»)

????

Файл (англ. file — папка, скоросшиватель) — кон-цепция в вычислительной технике: сущность, позво-ляющая получить доступ к какому-либо ресурсу вычислительной системы.

файл (от англ. «file»)

??

Приведенные в таблице языковые данные можно квалифицировать как своеобразные «компьютерные универсалии», одинаково присущие и корейскому, и русскому языку. Опора на эти «компьютерные универсалии» целесообразна на начальном этапе обучения для снятия психологического и языкового барьера и преодоления ложных стереотипов восприятия русского языка.

В данной работе обосновано представление о компьютерном жаргоне как о языковом явлении, обладающим рядом особых свойств не столько на уровне слова, сколько на уровне высказывания и текста. Его главную специфику можно выявить, если обратиться к новым модусам общения, анализу видов компьютерного дискурса, возникновению многомерных текстов, становлению новых стереотипов речевого поведения пользователей компьютерных сетей — носителей компьютерного жаргона. Учитывая многолетний опыт работы в корейской аудитории, мы считаем, что обновление языкового материала в целях оптимизации обучения и повышения мотивации изучения русского языка иностранными студентами может осуществляться за счёт лексико-грамматических «компьютеризмов». Здесь имеется в виду литературная компьютерная лексика, если речь идёт о начальном этапе обучения, и лексический материал компьютерного жаргона, если речь идёт о среднем этапе обучения.

Литература:

1.                       Виноградова Н. В. Номинативная функция русского компьютерного жаргона Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Публикация на сайте международной конференции «Диалог 2007» Бекасово, 31 мая — 4 июня 2006 г. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.dialog.ru, свободный. — Загл. с экрана.

2.                       Виноградова Н. В. Русский компьютерный жаргон в зеркале лингвокультурных взаимодействий. Взаимодействие языков и культур: русский язык в культурно-коммуникативном пространстве новой Европы. Сб. научн. ст. Под редакцией Ю. Е. Прохорова. Вып. 1. — Рига, 2005, с. 82–91.

3.                       Виноградова Н. В. Контактоустанавливающая функция компьютерного жаргона Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды международной конференции «Диалог 2006» (Бекасово, 31 мая — 4 июня 2006 г.) / Под ред. Н. И. Лауфер, А. С. Нариньяни, В. П. Селегея. — М.: Изд-во РГГУ, с.95–100.

4.                       Засурский Я. Н. Язык третьего тысячелетия // Журналистика и культура русской речи. — 2001, № 1, с.2–8.

5.                       Ермакова О. И. 2001 Особенности компьютерного жаргона как специфической подсистемы русского языка. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.dialog-21/ru/archive/2001/volium1/1_14.htm, свободный. — Загл. с экрана.

6.                       Карасик В. И. Языковая матрица культуры. — М., 2013.

7.                       Кармызова О. А. Некоторые особенности тематической организации лексики компьютерного жаргона (на материале английского и русского языков) [Электронный ресурс] Режим доступа: tpl1999.narod.ru/WEBLSE2002/KARMYZOVALSE2002.HTM, свободный. — Загл. с экрана.

8.                       Котова О. Е. Структура и семантика англоязычного компьютерного жаргона // Научно-практическая телеконференция “Антропологический подход к исследованию социума: лингвистические, социолингвистические, культурологические аспекты”, 2001. [Электронный ресурс] Режим доступа: URL: http://www.isuct.ru/etc/antropos/section/3/kotova.htm -Загл. с экрана.

9.                       Крысин Л. П. О некоторых изменениях в русском языке конца ХХ века // Исследования по славянским языкам. Сеул. Корейская ассоциация славистов, 5–2000, с. 63–91.

10.                   Кубрякова Е. С. Новые единицы номинации в проектировании картины мира как транснациональные проблемы // Языки и транснациональные проблемы: Материалы I Международной научной конференции. 22–24 апреля 2004 г. — Т.1 — М.-Тамбов: Изд-во ТГУ им. Державина, 2004. с. 9–16.

11.                   Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа. М., 1994.

12.                   Костомаров В. Г., Бурвикова Н. Д. Старые мехи и молодое вино. Из наблюдений над русским словоупотреблением конца ХХ века. СПб, 2001, 72 с.

13.                   Кристал Д. «Английский язык как глобальный», М., 2001.

14.                   Крысин Л. П. О некоторых изменениях в русском языке конца ХХ века \\ Исследования по славянским языкам. Сеул. Корейская ассоциация славистов, 5–2000, с. 63–91.

15.                   Кутузов А. Б. Лексико-семантические поля в компьютерном сленге (на примере сленговых глаголов английского языка) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.computerra.ru\focus\38009\2004 — Загл. с экрана.

16.                   Лихолитов П. В. Компьютерный жаргон. //Русская речь — 1997 № 3, с.43–49.

17.                   Лушникова Е. В. Экстра- и интралингвистические факторы формирования компьютерного жаргона (На материале русского, английского и французского языков): Дис.... канд. филол. наук: 10.02.19: Саратов, 2003 169 c. РГБ ОД, 61:04–10/123–6

18.                   Мечковская Н. Социальная лингвистика. Изд. 2-е. М., 1996.

19.                   Мещеряков В. А. Словарь компьютерного жаргона / Науч. ред. О. Я. Баев, И. А. Стернин. Воронеж, 1999.

20.                   Норман Б. Ю. Грамматические инновации в русском языке, связанные с социальными процессами // Русистика 1–2. Берлин, с. 57–68.

21.                   Привалова И. В. Интеркультура и вербальный знак (лингвокогнитивные основы

межкультурной коммуникации): Монография.- М.:Гнозис, 2005. — 472 с.

22.                   Скляревская Г. Н. Введение. Толковый словарь русского языка конца ХХ века. Языковые изменения. Под ред. Г. Н. Скляревской. СПб, 1998.

23.                   Скляревская Г. Н. Слово в меняющемся мире: Русский язык начала ХХ1 столетия: состояние, проблемы, перспективы // Исследования по славянским языкам. Сеул, Корейская ассоциация славистов, № 6–2001, с. 177–202.

24.                   Стернин И. А. Социальные факторы и развитие современного русского языка // конецформыначалоформыТеоретическая и прикладная лингвистика. Выпуск 2. Язык и социальная среда. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. С. 4–16.

25.                   Стернин И. А., Прохоров Ю. Е. Русские: коммуникативное поведение: учебное пособие. М., Флинта; Наука, 2011.

26.                   Трофимова Г. Н. Языковый вкус интернет-эпохи в России: Функционирование русского языка в Интернете: концептуально-сущностные доминанты: Монография — М.: РУДН, 2004 г. — 380 с.

27.                   Шейгал Е. И. Компьютерный жаргон как лингвокультурный феномен//Языковая личность.- Волгоград; Архангельск, 1996, с.204–211.



[1]Для номинации соответствующих реалий кодифицированный язык располагает многословными дескрипциями: оперативная память компьютера (кэш), программное обеспечение компьютера (софт), переносной накопитель информации, подключаемый к компьютеру через USB-порт (флэшка).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle