Библиографическое описание:

Атаев З. В., Гусендибиров Д. С., Хусаинов И. М., Магомедова М. А., Магомедова А. З. Географические факторы и закономерности формирования и эволюции ландшафтов Северо-Восточного Кавказа // Молодой ученый. — 2013. — №5. — С. 209-212.

В статье рассматриваются основные закономерности формирования и пространственной дифференциации природно-территориальных комплексов Северо-Восточного Кавказа, эволюции и антропогенной трансформации.

Ключевые слова: Северо-Восточный Кавказ, Дагестан, ландшафт, типы ландшафтов, пространственная дифференциация, антропогенная трансформация, ландшафтная асимметрия, эволюция ландшафта, охрана ландшафтов.

В формировании и пространственной дифференциации природно-территориальных комплексов Северо-Восточного Кавказа большую роль сыграли высота над уровнем моря, экспозиция и крутизна склонов, густота и глубина расчленения поверхности [4; 10]. Это предопределено тектоническими процессами, климатическими условиями, процессами стока и хозяйственной деятельностью человека. Особенности пространственной организованности ландшафтных комплексов региона находится в тесной зависимости от абсолютной и относительной высоты местности, характера и степени расчленённости рельефа, направления простирания хребтов и гряд, что, прежде всего, определяет экспозиционные различия, морфологию склонов и т. д.

Чередование морфоструктур разных типов (как положительных, так и отрицательных) обусловливает, прежде всего, чередование групп ландшафтов, которые приурочены к однотипным и однопорядковым морфоструктурам, если даже им присущи разные типы ландшафта. Так, в рассматриваемом регионе выделяются ландшафтные комплексы хребтов, плато, котловин, долин, гряд, но и в них одинаковые комплексы располагаются на разной абсолютной высоте.

Сухостепные ландшафты развиты на высотах 400–500 м (в предгорьях), 800–1100 м (в долинах Андийского Койсу, Самура), так как эти местности имеют почти одинаковое соотношение тепла и влаги. И в то же время на одинаковых высотах наблюдаются различные природно-территориальные комплексы — на высотах 1600–1700 м на Хунзахском плато преобладают горно-лугово-степные ландшафты, а на Главном Кавказском и Богосском хребтах на этих же высотах развиты горно-лесные ландшафты, так как при равном количестве поступаемого тепла наблюдается различие в количестве выпадаемых осадков.

Несмотря на небольшие гипсометрические диапазоны низкогорно-предгорных ландшафтов (по сравнению с высотами всего Северо-Восточного Кавказа), и здесь наблюдается смена ландшафтов с высотой [11]. В частности, в восточной части полосы предгорных ландшафтов сухостепные природно-территориальные комплексы выше сменяются аридными лесостепными и лесными. Основными причинами этого являются уменьшение среднегодовых и среднемесячных температур воздуха и увеличение количества атмосферных осадков. Смена более аридных ландшафтов более гумидными с высотой наблюдается также и в северо-западных предгорьях, однако, в каждом конкретном поперечном секторе градиенты увеличения абсолютных высот ландшафтного пояса неодинаковы. Это связано с разными типами увлажнения отдельных высотных интервалов, что и обусловило формирование различных спектров высотной ландшафтной поясности и аномалии в их проявлении.

Не менее важным фактором ландшафтной дифференциации выступает макроэкспозиция горных склонов. Большинство хребтов Северо-Восточного Кавказа имеет общекавказское (или почти общекавказское) простирание. Немалая разница в направлении развития наблюдается в ландшафтных комплексах северных и южных склонов хребтов. Если исходить из характера восстановленных ландшафтов, то на северных склонах Нараттюбинского хребта были развиты лесные ландшафты, а на южных — лесостепные, лесокустарниковые и кустарниково-степные [2; 3]. В данном случае причина этих различий заключается в разнице увлажнённости этих склонов, вызванных большими величинами испаряемости на склонах южных экспозиций.

Влияет на ландшафтную дифференциацию и циркуляционная экспозиция крупных хребтов. В этом плане особо следует отметить хребты Андийский, Салатау, Гимринский, Кара-сырт и другие, оконтуривающие Внутренний Дагестан, с семиаридными континентальными ландшафтами [6; 15]. Во «Внешнем» Дагестане ландшафты более увлажнены и менее континентальны. Так, на хребте Кара-сырт северо-восточные склоны заняты горно-лесными ландшафтами, а юго-западные — горно-степными. Еще бóльшая ландшафтная асимметрия наблюдается на наветренных и подветренных склонах Андийского хребта. С увеличением высоты до 3000 м и выше роль экспозиции уменьшается [8; 12].

Характер и степень расчленённости рельефа являются также немаловажными факторами дифференциации ландшафта. С увеличением густоты и глубины расчленения рельефа возрастает разнообразие природно-территориальных комплексов и сложность их морфологической структуры. В верхних частях долин дагестанских Койсу преобладают горно-луговые и нивально-гляциальные ландшафты, тогда как в их средних частях, где врез долин достигает 1000–1500 м, распространены на склонах луговые, лугово-степные, степные и сухостепные ландшафты [14]. Относительно глубокие эрозионные формы, представленные V-образными и ящикообразными долинами и большим развитием овражно-балочной эрозии, образуют довольно своеобразные типы местности.

Крупные долины, пересекающие хребты вкрест их простирания, разрывают пространственную «цельность» отдельных типов и подтипов ландшафта, усложняя их горизонтальную структуру. Помимо этого, ландшафты долин отличаются по характеру (вплоть до различий типа ландшафта) от ландшафтов пересекаемых ими хребтов, плато, возвышенностей, образуя в большинстве случаев интразональные комплексы пойм и низких террас с приречными лесами, лесокустарниками и лесолугами [2]. Поймы селеносных рек заняты, в основном, валунно-галечниково-песчаными образованиями с редкими кустарниками. Склоны речных долин, пересекающих степные, аридно-редколесные низкогорные хребты и плато, заняты кустарниковыми и кустарниково-степными комплексами. Лишь в местах пересечения долинами рек лесных хребтов и плато типологические различия между ними отсутствуют. Однако в этом случае наблюдаются различия между северо-западными и юго-восточными склонами долин.

Структурно-петрографические факторы также способствуют неоднородности природно-территориальных комплексов. На трещиноватых и водопроницаемых известняках среднегорного Дагестана развиты горно-степные и лугово-степные ландшафты, а на глинистых сланцах — лугово-степные. В предгорном Дагестане на известняковых и песчано-глинистых породах сформировались степные ландшафты, а на соленосных песчаниках — сухостепные [9]. Горные породы не всегда обусловливают различия природно-территориальных комплексов. Местами горно-лесные ландшафты формируются на песчаниках, известняках и даже глинистых сланцах.

В последние десятилетия природные комплексы, также как и отдельные их компоненты, подвергаются влиянию всё усиливающегося антропогенного фактора ландшафтогенеза. В результате хозяйственной деятельности человека большинство горных ландшафтов Северо-Восточного Кавказа, пожалуй, за исключением нивально-гляциальных и скально-осыпных, претерпело значительные изменения [16].

Изучение антропогенных ландшафтов и их пространственно-временной анализ позволили установить две противоположно направленные закономерности антропогенной трансформации — интеграцию и дифференциацию ландшафтных комплексов. Агрохозяйственное использование горных земель привело к появлению пашенных, пастбищных, сенокосных и садовых комплексов, большей частью на искусственных террасах. Земледелие исторически характерно для среднегорья и высокогорья и приурочено к днищам долин и котловин, пологим платообразным склонам и способствовало созданию искусственных террас [7]. Оно повлияло на растительность, почвы, рельеф. Террасное земледелие характерно для горно-степных ландшафтов, зачастую поднимается и в горно-луговую зону. Рельеф изменён за счёт создания на склонах искусственных террас с насыпными почвами.

Лугово-пастбищные ландшафты занимают значительные площади в горной части. Здесь пастбищная дигрессия проявлялась веками и привела к дифференциации ландшафтной структуры. На альпийских и субальпийских лугах в результате выпаса скота естественный травостой заменяется малоценными белоусовыми лугами, вдвое снижается урожайность трав. Лесные ландшафты при использовании их территории под выпас скота и частичной рубке трансформируются либо в послелесные луга, либо, как это наблюдается в низких предгорьях, превращаются в кустарниковые шибляковые заросли. Рубка леса у его верхней границы ведёт к смене лесных ландшафтов субальпийскими. В горном Дагестане около 7,2 % площади занимают послелесные луга. Из-за тропинчатой эрозии и рубки лесов на глинистых склонах появляются современные экзогенные процессы — оплывины и оползни.

К интеграции ранее существовавших природных комплексов привело создание полевых сельскохозяйственных ландшафтов, особенно ярко проявившееся в предгорной полосе, где естественная лесостепь почти полностью замещена пашней [5]. Можно утверждать, что современная лесостепь предгорья имеет антропогенное происхождение, так как после прекращения хозяйственного воздействия на месте бывшей лесостепи формируется степной ландшафт. Примером интегративных ландшафтов могут служить водохранилища, «поглощающие» разнообразные долинные природно-территориальные комплексы. Гидрогеологическое воздействие на прибрежные комплексы нивелирует их прежнее разнообразие, устраняет внутриландшафтную контрастность. Создание водохранилищ в долинах Каракойсу, Андийского и Аварского Койсу, Сулака и Самура уничтожает часть горно-ксерофитных, горно-степных и окультуренных террасовых комплексов и выводит из сельскохозяйственного использования наиболее плодородные земли [1]. Эти аквальные комплексы играют немаловажную роль и в изменении микроклимата примыкающих к ним территорий. С созданием небольших прудов на реках восточных предгорий и использованием их для орошения сельскохозяйственных земель часть рек не доносит своих вод до моря, а в летний период сток резко сокращается или вовсе исчезает. Пруды могут быть использованы не только для орошения, но и для разведения рыбы и в рекреационных целях.

Некоторые свойства почв земледельческих районов меняются и без орошения. В степных ландшафтах восточных предгорий тёмно-каштановые пахотные почвы содержат гумуса 6,5 %, гигроскопической влаги — 8 %, а непахотные почвы — соответственно 4,0 и 3,3 %. На изменение почвенно-растительного покрова повлияли и построенные в различные исторические периоды крепости, городища, многочисленные сельские и другие селитебные комплексы. Нарушение естественного равновесия при проведении дорог по горной территории часто приводит к усилению экзогенных рельефообразующих процессов и появлению обвальных, оползневых и эрозионных комплексов.

Наряду с интеграцией в природе чаще наблюдаются процессы антропогенной дифференциации ландшафтных комплексов, возникновение которых связано с различными направлениями хозяйственного использования последних. Разнотипное использование даже однородных природно-территориальных комплексов усиливает контрастность между ними и, в конечном счёте, приводит к дифференциации на различные антропогенные ландшафты. В зависимости от структуры агроценозов обособляются различные типы агрохозяйственных ландшафтов.

Актуальна проблема охраны горных природно-территориальных комплексов и их компонентов. С этой целью на территории горного Дагестана организовано 9 заказников, горный ботанический сад «Гунибское плато», природный парк «Ицари», а также выявлено множество ландшафтных, ботанических, аквальных, геоморфологических и природно-исторических объектов, подлежащих охране. Подготовлен материал по организации Тляратинского участка Дагестанского государственного природного заповедника, призванного защитить эндемичные, редкие и исчезающие виды животных и растений [13].

Также назрела необходимость создания Богосского высокогорного ледового национального парка — территории с естественным природным ландшафтом, с высокогорной фауной и флорой, вечными снегами и ледниками. Организация подобного парка, по нашему мнению, не потребует больших расходов и в короткий срок окупится, так как ледники и ущелья Богосского хребта издавна привлекают туристов-горников и альпинистов своей красотой и живописностью. Это привело бы и к расширению исследований метеостанции «Сулак-высокогорная».

В связи с высокой хозяйственной освоенностью горных ландшафтов Северо-Восточного Кавказа стоит острая проблема их оптимизации. Установление сбалансированного состояния между эксплуатацией, сохранением и улучшением ландшафтных ресурсов должно вестись с обязательным учётом рассмотренных закономерностей дифференциации и антропогенной трансформации природно-территориальных комплексов.

Литература:

1.         Абдулаев К. А., Атаев З. В. Характеристика ландшафтов горной части бассейна реки Самур // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. 2008. № 1. С. 68–71.

2.         Атаев З. В. Ландшафты долины реки Шура-озень // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1986. № 14. С. 10–11.

3.         Атаев З. В. Краеведческие исследования антропогенных ландшафтов Дагестана // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1989. № 17. С. 15–19.

4.         Атаев З. В. Некоторые методические аспекты изучения природно-территориальных комплексов Дагестана // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1992. № 20. С. 14–15.

5.         Атаев З. В. Ландшафтно-мелиоративные комплексы Предгорного Дагестана // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1993. № 21. С. 19–20.

6.         Атаев З. В. Природные условия и ландшафты Северо-западного физико-географического района Предгорного Дагестана // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1994. № 22. С. 24–25.

7.         Атаев З. В. Ландшафты Кавказа: современное состояние и взгляд в будущее // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1996. № 24. С. 176.

8.         Атаев З. В. Ландшафты хребта Салатау, их хозяйственное использование и вопросы охраны // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1998. № 26. С. 70–77.

9.         Атаев З. В. Ландшафты Буйнакского района Дагестана // Труды Географического общества Республики Дагестан. 1999. № 27. С. 63–67.

10.     Атаев З. В. Анализ закономерностей пространственной дифференциации природно-территориальных комплексов Горного Дагестана // Эколого-географический вестник Юга России. 2002. № 3. С. 42–46.

11.     Атаев З. В. Ландшафты Предгорного Дагестана и вопросы их агрохозяйственной оптимизации. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. Ростов-на-Дону, 2002. 27 с.

12.     Атаев З. В. Котловинные ландшафты Внутригорного Дагестана // Естественные и технические науки. 2008. № 4. С. 176–178.

13.     Атаев З. В., Братков В. В. Современные проблемы сохранения биологического и ландшафтного разнообразия Северокавказского экологического региона // Юг России: экология, развитие. 2009. № 4. С. 186–192.

14.     Атаев З. В., Братков В. В. Оценка эрозионного расчленения рельефа Северо-Восточного Кавказа методами ГИС-технологий // Мониторинг. Наука и технологии. 2012. № 1. С. 63–67.

15.     Братков В. В., Атаев З. В., Байрамкулова Б. О. Географические особенности горных умеренных семигумидных и семиаридных ландшафтов северного макросклона Большого Кавказа // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. 2009. № 1. С. 92–96.

16.     Eldarov E. M., Holland E. C., Aliyev S. M., Abdulagatov Z. M., Atayev Z. V. Resettlement and migration in Post-Soviet Dagestan // Eurasian Geography and Economics. 2007. Т. 48. № 2. С. 226–248.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle