Библиографическое описание:

Храмушина Л. М. Прагматические функции повторов в публицистическом тексте // Молодой ученый. — 2013. — №5. — С. 487-489.

Данная статья посвящена исследованию роли различного вида повторов в публицистических текстах.

Ключевые слова:диктема, повтор, перифраз.

This article is devoted to the analysis of the role of different kinds of repetitions in publisictic texts.

Key words: dicteme, repetition, periphrasismd

В последние несколько лет публицистический текст находится в сфере особого внимания лингвистов благодаря усилению и расширению влияния СМИ и новых информационных технологий на современное общество.

Публицистический текст — это статья, очерк и более протяженное сочинение, написанное на «злобу дня» и посвященное описанию и оценочному рассмотрению общественно-значимых событий и фактов, в том числе часто нашумевших, сенсационных.

Публицистические тексты сконцентрированы вокруг тем широкого диапазона. Это и политические новости, скандалы, экономические новости, события в сфере культуры, жизни известных людей, спортивные события.

Исследователи подчеркивают, что основными функциями публицистического текста являются: а) информационная, б) воздействующая или экспрессивная, т. е. «функция убеждения», и в) популяризаторская [Кириллов 2007, Ковалевская 2011, Шейгал 2000].

Практически главной функцией, характеризующей публицистический текст, многими современными исследователями считается именно воздействующая функция, т. к. основным предназначением такого текста является не просто информирование читателя, но формирование у него определенного отношения к предоставляемой информации.

Другими словами, воздействующая функция имеет явный оттенок манипуляции, что и выделяет ее на фоне любого другого речевого воздействия.

Воздействующая функция реализуется комплексно, т. е. на всех уровнях языка, но только начиная с уровня диктемы можно наблюдать и анализировать совокупность, «итог» взаимодействия воздействующих средств нижележащих уровней языка, среди которых можно выделить использование авторами разного рода повторов и перифразов.

При анализе участия различного рода повторов в структурно-семантической и композиционно-стилистической организации публицистического текста мы будем опираться в настоящей статье на диктемную теорию проф. М. Я. Блоха.

Ученый показал, что основной уровнеобразующей единицей текста является диктема (от лат. dicto, dicere, dictum), которая может быть сформирована как отдельным предложением, так и группой предложений, выражающих микротему. Иными словами, диктема является элементарной тематической единицей связной речи.

В диктеме выявляются функционально-языковые аспекты речи: номинация, предикация, тематизация и стилизация. Номинация реализует именование событий, ситуаций. Предикация относит название ситуации к действительности. Тематизация скрепляет пропозитивные значения в единое осмысленное целое. Стилизация регулирует выбор языковых средств, необходимых для адекватной передачи содержание в конкретных условиях речевого общения. При участии когезии осуществляется сцепление микроструктур в макроструктуру и когерентности, выражающей отношение части к целому, совместное функционирование данных аспектов речи реализует полноценный текст как продукт содержательно-мыслительной деятельности человека [Блох 2004].

Как говорилось выше, для осуществления воздействующей функции в публицистическом тексте используются различные языковые средства, среди которых можно выделить повторы в самых разных проявлениях.

Под повтором мы понимаем вторичное выражение, воспроизводящее формальную и семантическую структуру предыдущего. Повтор может быть простым, а также расширенным, когда воспроизводится семантическая структура предыдущего и сопровождается при этом расширением первичного выражения с помощью различных языковых средств. Повтор может осуществляться на уровне слова или сочетания слов в составе предложения. Такой повтор М. Я. Блох называет повтором на уровне денотемы [Блох 2004]. Повтор на уровне диктемы — это повтор предложений внутри диктемы. Повторы на этих двух уровнях — денотемном и диктемном — могут быть прямые и косвенные.

Приведем пример прямого повтора из журнала «Time»:

Richard Cook took the stage at the celebratory press conference that followed: “Seriously, was that cool or what? It was cool indeed…” [Time, August 20, 2012].

Прямой повтор в виде ответа “It was cool” не дает фактически новой информации на предшествующий риторический вопрос: “Was that cool or what?” Повтор имеет место в рамках одной диктемы. Совершенно очевидно, что прагматическим назначением данного прямого повтора является придание особой экспрессивности и выразительности данному фрагменту текста. Этому способствует комплекс языковых средств — риторический вопрос и ответ на него с расширяющим компонентом — наречием “indeed”; последний выполняет функцию уточнения, подтверждения.

Приведем еще пример прямого расширенного повтора:

“The impulse to treat Curiosity almost like a human astronaut is hard to resist. The rover gets ready to wake up for its first day in a new place. The rover’s day ends on Mars around 3 or 4 p.m. The rover tells us what she did today, and that … lets us plan her day tomorrow” [Time, August 20, 2012].

В данном примере наблюдаем четырехкратный повтор на уровне слова «the rover» в рамках одной диктемы. Все повторы существительного «rover» сопровождаются элементами расширения, каждый из которых дает дополнительную информацию о марсоходе. Следует отметить, что стилизация данной диктемы, как и в предыдущем примере, сильная. Это достигается комплексом языковых средств: использованием параллельных синтаксических конструкций, а также персонификацией неодушевленного нарицательного существительного «rover», что подтверждается заменой местоимения «it» на «she» и «her». Этот прием свидетельствует о любви американских специалистов к своему детищу-марсоходу Discovery.

В публицистических текстах часто используется косвенный повтор, причем косвенный повтор часто переплетается с простым. Под косвенным повтором мы понимаем такой повтор, который усиливает выражение смысла повторяемого компонента. Косвенный повтор в комбинации с простым повтором способствует детализации, конкретизации основного содержания повторяемого компонента. Выделяя какой-то элемент, автор наделяет его разными определениями, синонимичными или антонимичными по значению, придавая тем самым особую экспрессивность высказыванию.

Например:

Thirteen people had been executed in eastern Syria, shot with their hands bound behind their faces. … Anti-government activists said that those victims — the 13 slain people who were electricity workers — were killed by shelling from military forces [IGT, May 31, 2012].

В данном примере мы наблюдаем переплетение прямого повтора с косвенным: прямой повтор «thirteen people» и «13 slain people», а фразы «had been executed» и «were killed» демонстрируют косвенный повтор. Здесь же находится элемент расширения — обстоятельство образа действия — «by shelling from military forces».

Указанные повторы встречаются на уровне двух диктем, расположенных дистантно — первый в начале публицистического текста, а второй — практически в конце. Автор не случайно обращается к данному трагическому эпизоду, тем самым заостряя внимание читателя на драматических событиях в Сирии, где гибнут мирные люди.

Приведем еще пример:

«They are sitting there, Adam said. Yes, they are sitting and laughing about some of the most important problems» [IGT, May 21, 2012].

Прямой повтор «they are sitting» дополняется косвенным «laughing», который дополняет, детализирует основное высказывание.

Здесь же присутствует элемент расширения повтора «about some of the most important problems». Данный повтор с расширяющим компонентом придает высказыванию несколько саркастический и иронический оттенок.

В источниках справочного характера (Ахманова О. С., Квятковский А. и др.) наблюдаются разночтения в определении термина «перифраз» и его основных признаков, хотя в основном оно сводится к следующему: «Перифрастическое выражение — это функционально-семантическая единица речи, имеющая форму метафоризированного словосочетания, которая, выделяя одну или несколько отличительных черт предмета, явления, признака, служит средством их образно-описательной характеристики и выступает контекстуальным синонимом к слову, обозначаещему основное наименование» [Ахманова 1990]. Итак, под перифрастическим повтором мы понимаем выражение денотативного значения некоторого элемента текста иными языковыми средствами. Перифраз может использоваться на уровне слова или словосочетания в составе предложения, а также на уровне предложений в составе одной или нескольких диктем.

Перифразы могут быть двух видов — логические и образные. Логические перифразы прямо, линейно отражают предмет, образ, явление. Приведем пример логического перифраза:

The market is supra-natural, with potential buyers from anywhere and everywhere. Indeed, real estate marketing has to follow that trend: “You could be in Hong Kong and see on the TV screen that there is a property for sale in Stratford-upon-Avon or a ranch house in Wyoming [NYT, June 1, 2012].

Характерной чертой этих прямых логических повторов-перифраз: market, real estate marketing, a property for sale, a ranch house является то, что их значения связаны и раскрываются вследствие непосредственной связи с обозначаемой ими сущностью — торговлей недвижимостью в Великобритании и США. Стилизация такой диктемы, содержащей логические перифразы, обычно слабая!

Образные перифразы, в отличие от логических, обладают большим выразительным потенциалом. Они не просто обозначают предмет, явление, а создают особый образ его, усиливая в целом выразительность текста (или его фрагмента) и эмоционально воздействует благодаря этому на читателя. Например:

This is the most important development project for Mongolia and is likely to be so for the foreseeable future. But remember this: in 2005, Robert Friedland and others compared the copper and gold deposit to a “cash machine” for foreign investors [Time, March, 2012].

Образный перифраз на уровне сочетания слов copper and gold deposit, “cash machine” подчеркивает явно пренебрежительное отношение к отсталой, медленно развивающейся стране со стороны западноевропейских и американских инвесторов.

Приведем еще один пример из журнала «Time»:

The antipathy of the Mongolians to China extends beyond the economy. The Dalai Lama, the Tibetan spiritual leader, “a wolf in monk’s clothing”, is revered by Mongolian Buddhists and has visited eight times. Each time he does, the Chinese government even severs rail links between the two countries as punishment. Mongolia’s response? Extending a firm welcome back to the Dalai Lama. Still, whenever the Dalai Lama arrives in Mongolia: things are always coming to the foil, the arrows are flying [Time, June 2012].

В этом абзаце мы видим три образных перифраза: “a wolf in monk’s clothing” в отношении Далай Ламы и две в конце диктемы: things are always coming to the foil, the arrows are flying.

Первый перифраз свидетельствует о негативном, саркастическом отношении к Далай Ламе, а два последних ярко демонстрируют накал политических страстей, которые вызываются визитами буддистского лидера в Монголию. Данный перифраз наделен экспрессией, реализует эмоциональность и оценочность ситуации с помощью этих образных высказываний.

Представляется интересным перифраз в диктемах, расположенных дистантно:

In point of fact, “Simpson-Bowles” has become a symbol, or Simbowl, rather than an actual plan, political shorthand for the process of long term deficit reduction. Does the President support “Simpson-Bowles”? Yes. He’s said so many times.

So Obama has tried to be Simbolic. Has he tried hard enough? Probably not. Should the President make a big Simbowlic statement in this campaign? Absolutely. It’s called leadership [Time, August 2012].

Речь в данной статье идет о плане Симпсона-Боулза по сокращению долгосрочного дефицита США. Автор статьи несколько иронично относится к Б.Обаме, который, с одной стороны, вроде бы поддерживает этот план, а с другой — значение этого плана является просто символом (symbol, Simbowl), а не реальным планом. В ряду стилистических приемов следует отметить появление окказионализма (simbowl) и переход имени собственного в нарицательное «symbol», а далее в прилагательное Simbowlic.

Прямой повтор с расширением в приведенном выше примере выступает в двух функциях — связующей (две сильные позиции в тексте — первый абзац — диктема с последним), а также экспрессивной, чему способствует появление окказионализма, а также риторический вопрос. В целом, текст приобретает несколько ироничное звучание, вовлекая, тем не менее, читателя в важную экономическую проблему страны.

В заключение следует сказать, что все виды повторов — простой, а особенно расширенный и перифрастический — являются часто особым стилистическим приемом с целью гармонизации текста, усиления экспрессии, привлечения внимания, подчеркивания и формирования скрытых смыслов. Проанализированный нами материал позволяет выделить следующие наиболее важные прагматические функции расширенного и перифрастического повторов на уровне словосочетания или предложения: информативная, экспрессивная, эмоционально-оценочная, эстетическая и фатическая.

Повторы различного рода в публицистических текстах являются мощным экспрессивным средством. Расширенный повтор и перифраз сходны по прагматическим функциям, но последний отличается большей степенью стилистической маркированности. Повторы всех видов реализуют связь контактно и дистантно расположенных предложений в диктеме, а также в организации композиционной структуры публицистического текста в целом.

Литература:

1.         Ахманова О. С. Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990. — 680с.

2.         Блох М. Я. Диктема в уровневой структуре языка. Вопросы языкознания. — М., 2000. — № 4. — С.56–67.

3.         Кириллов А. Г. Политический нарратив: структура и прагматика. Автореф.дисс. … канд.филол.наук. — Саратов, 2007. — 18с.

4.         Ковалевская Е. В. Метафора и сравнение в публицистическом тексте. Автореф.дисс. … канд.филол.наук. — М.: 2011. — 16с.

5.         Никитина К. В. Технология речевой манипуляции в политическом дискурсе СМИ (на материале газет США). Автореф. дисс. … канд.филолог.наук. — Уфа, 2006. — 18с.

6.         Шейгал Е. И. Семантика политического дискурса. Автореф. дис. … докт. филол. наук. — Волгоград, 2000. — 26с.

7.          International Gerald Tribune. — 2011–2012.

8.         Time. — 2012.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle