Библиографическое описание:

Ковалев И. А. Анализ определений и сущности правосознания // Молодой ученый. — 2013. — №5. — С. 396-399.

В статье рассматриваются существующие определения правового сознания, производится их анализ и выделение характерных элементов. Рассматривается сущность правосознания и его связь с сознанием.

Ключевые слова: правосознание, общественное сознание, индивидуальное сознание.

Проблема определения правосознания появляется почти всегда, когда речь заходит об этом феномене. Множество работ, посвященных правосознанию, начинаются именно с определения понятия. Однако данные определения не только не всегда отражают всю его суть. Но и являются, порой, причиной недопонимания при усвоении материала.

В данной статье мы попытаемся определить те границы и ту плоскость, в которых существует правосознание, а также попытаемся установить сущность рассматриваемого явления в отрыве от его функционально-ценностной стороны.

Но, в первую очередь, нужно сказать, что представляет наибольшую сложность при изучении понятия правосознания. Дело в том, что само правосознание, независимо от конкретного определения, должно охватывать ту теоретическую базу, которая выстроена вокруг права. Эта теоретическая база включает в себя весь понятийный аппарат, включая понятие правосознания. Из этого следует, что правосознание конкретного человека прямо влияет на то, что он понимает под правосознанием, а определение оказывает влияние на само правосознание. Получается замкнутый круг, единственным выходом из которого может быть только строгое научное абстрагирование от всех субъективных факторов. Наблюдатель не должен делать себя частью наблюдаемого явления. В идеале могла бы существовать единая концепция правосознания, но, к сожалению, по уже указанным причинам это невозможно.

Таким образом, мы приходим к вопросу о том, как понимают правосознание различные ученые. Для начала, нужно сказать, что определяющим фактором, который так или иначе откладывает свой отпечаток на определение, является мировоззрение самого автора и та система взглядов, которая сложилась на момент создания конкретной работы.

Так, в Советском Союзе наибольшее распространение получила теория классовости, поэтому она была отражена в интересующих нас определениях. Так, Строгович М. С. дает следующее определение правосознанию: «это есть совокупность распространенных в классовом обществе взглядов, убеждений и идей, которые выражают отношение существующих в обществе классов (как господствующих, так и подчиненных) к действующему в обществе праву» [1].

В дореволюционный период правосознание воспринималось с несколько большим оттенком метафизики, нежели сейчас. Так, Ильин в своем труде “О сущности правосознания” большое внимание уделяет связи правосознания с духовностью. “ Итак, развитие правосознания требует прежде всего работы над расширением и утончением своего внутреннего духовного опыта. В этом отношении правовая жизнь подлежит общему и основному закону духовного развития и является, подобно религии, философии, науке, искусству и нравственному творчеству, разновидностью единого жизненно-духовного делания,” [2, c. 174] пишет он.

Кроме того Ильин делает строгий упор на ценностную основу правосознания. По его мнению, правосознание должно быть нормальным, т. е. обладать рядом черт, которые в целом можно описать как “законопослушные”, однако в полной мере этим словом не выражаемые. Дело в том, что Ильин писал о случаях, когда законодательство противоречит правосознательным установкам, но не всегда законы справедливы в противоположность больному правосознанию. Порой, случается там, что закон не справедлив, и тогда нормальное правосознание должно найти верный выход из конкретной ситуации.

“Поэтому нормальное правосознание есть прежде всего воля к цели права, а потому и воля к праву; а отсюда проистекает для него и необходимость знать право и необходимость жизненно осуществлять его, т. е. бороться за право. Только в этом целостном виде правосознание является нормальным правосознанием и становится благородной и непреклонной силой, питающейся жизнью духа и, в свою очередь, определяющей и воспитывающей его жизнь на земле” [2, c. 158].

Такой подход к правосознанию как к категории, которой можно приписать оценочный эпитет, характерен для большинства подходов к изучению правосознанию. На нем строятся теории дефектов правосознания, теории правового воспитания и т. д. Стоит отметить, что на Ильина и его работу ссылаются многие последующие авторы, поскольку он заложил несколько основных идей о правосознании, которые впоследствии применяются современными авторами.

Но современное толкование правосознания отнюдь не однозначно. Здесь присутствует множество теорий, объясняющих плюсы конкретного подхода и порой дающих необычные определения.

Самым простым и распространенным определением правосознания можно считать юридическое. Оно отражается в учебной литературе в том общем виде, в каком его использует юриспруденция. Как пример можно привести:

“Правосознание — это одна из форм общественного сознания, отражающая общественные отношения, которые регулируют или должны быть урегулированы нормами права, чье содержание и развитие обусловливается условиями существования общества” [3, c.141].

Как мы видим из данного определения, правосознанию приписывают ряд черт, которые являются практические неотъемлемыми для чисто-юридического подхода, поскольку они отражают необходимые для понимания правовой системы черты.

Во-первых, речь всегда идет о правосознании как о форме общественного сознания. О том, что представляет собой общественное сознание, также было сказано неоднократно. Вот одно из толкований, данное Пастушенко О. В.:

“Общественное сознание — это отражение общественного бытия, выраженное в языке, в науке и философии, в произведениях искусства, в политической и правовой идеологии, в морали, религии, мифологии, в народной мудрости и социальных нормах, в представлениях различных классов, социальных групп и человечества в целом” [4, c. 38].

Такое определение было выбрано не случайно. Оно отражает суть общественного сознания, при этом дает общее представления о большинстве граней и некоторой классификации данного феномена. Итак, мы видим, что правосознание — это сознание не одного человека, а совокупность сознаний отдельных людей, не сводимое к сумме, а скорее похожее на среднее арифметическое от них. Как форма общественного сознания правосознание значительно уже по содержанию сознания отдельного человека, но, в то же время, шире по охвату субъектов.

Следующей чертой правосознания, исходящего из данного выше определения, является то, что правосознание отражает общественные отношения, так или иначе связанные с правом. То есть в этот список должна входить вся позитивная система права, естественное право, а также те сферы жизни, которые могут или должны быть урегулированы правом. Именно вопрос о том, на какие сферы жизни должно распространяться право и является одним из проблемных вопросов правосознания. Более того, не все ученые сходятся во мнении по вопросу “что такое право?”, что само по себе вызывает некоторые разночтения в вопросе определения правосознания. Однако для чисто юридического подхода это не всегда имеет значение, поскольку там под правом чаще всего понимается именно действующее на данный момент позитивное право.

Дальнейшие черты, как, например, предпосылки содержания и развития правосознания, варьируют от автора к автору. Вот еще одно характерное определение, которое сочетает в себе некоторые черты юридического дискурса:

Правосознание — это “…особая форма духовного освоения действительности, которая может быть представлена системой идей, представлений, убеждений, теорий, чувств, взглядов, складывающихся в отношении правовой действительности в процессе ее познания и осмысления. Правосознание может быть представлено следующими основными элементами: правовой психологией и правовой идеологией” [5, c.20].

Здесь мы видим, что правосознание имеет прямое отношение к освоению реальности, формируясь в рамках этого процесса. В данном определении перечислены основные формы проявления правосознания, выраженные в формах идей, представлений, убеждений, теорий, чувств, взглядов. Как правило, такие списки не являются закрытыми, а призваны подчеркнуть многообразие проявлений правосознания, при этом выделяя лишь основные формы.

Очень важным моментом является разделение правосознания на правовую психологию и правовую идеологию. Первая выражает эмоции и чувства, то есть отражает более спонтанную и, в то же время, более субъективную часть правосознанию. Вторая представляет собой теоретический материал, относящийся к праву, т. е. доктрины, понятия, принципы и т. д.

Следующее определение содержит элемент, который до этого не был нами рассмотрен:

Правосознание — “совокупность взглядов, идей, выражающих отношение людей, социальных групп, классов к праву, законности, правосудию, их представление о том, что является правомерным или неправомерным” [6, c. 336].

Как видно из определения, правосознание это не только форма общественного сознания, но и форма индивидуального сознания, которая отражает восприятие правовой реальности конкретным человеком. Конечно, его нельзя рассматривать в отрыве от общества, от права, но здесь мы можем говорить о конкретных, частных проявлениях правосознания, совокупность которых влияет уже на общественное. Индивидуальное правосознание значительно шире относительно предметной области — его содержание больше за счет наличия конкретных сознательных установок (как правило, частные мысли). В то же время, оно более динамично, его проще изменить, оно не обладает инерцией, присущей общественному правосознанию, не отражает ситуацию в обществе в той мере, в какой она отражена общественным сознанием.

Как правило, определения правового сознания не всегда отражают все стороны этого явления. Так, чаще всего правовое сознание остается отражением права реального мира, но следующее определение прямо указывает на взаимосвязь сознания и реальности:

Правосознание — это “совокупность рациональных и психологических компонентов, которые не только отражают осознание правовой действительности, но и воздействуют на нее, формируя готовность личности к правовому поведению” [7, c. 18].

Таким образом, правосознание и право оказываются взаимосвязанными. Это система сложных связей, которые постоянно существуют и видоизменяются. Любое изменение в праве приводит к изменению в правовом сознание (что само по себе является естественным), однако именно в правосознании находятся те установки, под влиянием которых видоизменяется право (взять к примеру правосознание законодателя).

Последним из указанных в данной статье определений является определение, данное А. Г. Спиркиным:

“Правосознание — это представления и понятия, выражающие отношение людей к действующему праву, знание меры в поведении людей с точки зрения прав и обязанностей, законности и противозаконности; это правовые теории, правовая идеология” [8, c. 657].

Это определение сводит правосознание к знаниям о праве и отношению к нему людей, но в то же время раскрывает ценностную основу правосознания.

Все приведенные выше определения раскрывают какие-то конкретные черты рассматриваемого явления. Чаще всего это происходит ввиду выделение автором основных отличительных черт, но, в то же время, большинство ученых в своих теориях отражаю весь или большую часть спектра характерных для правосознания свойств.

Но для нас важно, что большинство авторов обходят стороной две взаимосвязанные проблемы: что такое, в сущности, правосознание, где оно находится и чем является; как правосознание связано с сознанием.

Ответить на оба эти вопроса не так прости, поскольку для этого необходимо ответить на вопрос, что такое сознание. Здесь возникает целый ряд проблем, начиная с того, что сознание само по себе нельзя выделить как четкий объект и его изучение носит, по большей части, теоретический характер. Конечно. существуют эмпирические подходы к его изучению. Но они скорее отражают конкретные свойства, не выражая сути.

Существует масса теорий о том, что такое сознание и каково его место в реальности, начиная с солипсизма, утверждающего сознание единственно возможной реальностью, заканчивая материализмом, сводящим сознание к свойству материи. Именно вопрос об отношении сознания к материи и является той проблемой, которая мешает понят, что такое сознание.

В рамках данной статьи мы рассмотрим правосознание с двух точек зрения, являющихся, с одной стороны, достаточно перспективными и, в то же время, сильно различающимися. Речь идет о дуализме и материализме (материальном монизме).

Когда речь заходит о материализме, мы сразу представляем себе мир,,состоящий только из материальных объектов, т. е. мир таким, каким мы его видим (ну, или почти — волны, не воспринимаемые человеком не в счет). Сознание для материалиста — свойство материи. Сознание порождено материей. Материя первична и является единственно существующей.

Правосознание также становится свойством материи, но, в то же время, это часть сознания, но та его часть, которая является совокупностью мыслей о праве. Фактически, это та совокупность мозговых сигналов, которая для нас отражается в виде правовых суждений. Более того, можно сказать, что эти сигналы мозга выстраиваются для нас в понятную иллюзию, которая наиболее удобно для обработки информации. В этом случае мы опять возвращаемся с к тому, что не понимаем, как сигналы мозга становятся нашим сознанием, то есть, как появляется видимое нами правосознание.

Но при этом материалистическая теория способна учесть текущее состояние человека при мыслительном процессе. Если человек находится в состоянии аффекта, в его организме происходят определенные химические реакции, которые затрудняют работу сознания (и правосознания), заставляя его действовать нерационально, не думать о законе и т. д. Если говорить о чистом сознание, свободном от материи, то данное явления не получает должного объяснение, как не получает объяснения и любое другое отклонение в интеллектуальной деятельности, вызванное чисто химико-биологическими или физическими причинами.

Дуалистическая теория отвечает на наш вопрос несколько иначе. Ее сторонники говорят о том, что материя не может сводиться к свойствам сознания и наоборот. Сознание и материя не взаимосвязаны. У них нет ничего общего. Следовательно, связь если и присутствует, то ее невозможно постичь ввиду свойств человека. Правосознание также будет являться частью сознания, но уже не будет в полной мере сводиться к сигналам мозга. Максимально возможна только зависимость правосознания от них.

На самом деле и материалистическая и дуалистическая теории в той их части или ипостаси, которые не являются наиболее радикальными (как, например, отрицание сознания вовсе, или отрицание любой связи сознание-тело), являются скорее сторонами одной медали. Они объясняют одни и те же явления схожим образом, однако толкуют некоторые особенности по-своему, при этом давая ответы на те специфические вопросы, которые не может дать конкурирующая теория.

Говоря о связи сознания и правосознания, мы не вполне раскрыли возможные варианты из соотношения. С одной стороны, правосознание может быть конкретной, выработанной в процессе человеческого развития частью сознания, которая отвечает за конкретные вопросы, обрабатывает конкретную информацию. С другой сторон, это может быть термин, обозначающий совокупность установок сознания, которые существуют хаотично, однако относятся ввиду своих свойств к рассматриваемому объекту. Разница в том, что в первом случае правосознание целостно и является скорее объективно конкретной частью сознания, а во втором случае правосознание — понятие весьма условное и его существование — это вопрос точки зрения. Тогда можно сказать, что правосознания не существует, а есть только не связанные между собой поведенческие и интерпретационные установки, формирующиеся в процессе развития личности.

Возможен и третий вариант, когда правовые установки действительно существуют, и они являются бессистемными, однако в процессе обучения они формируются в целостную картину, переосмысливаются, между ними устанавливаются причинно-следственные связи. Все это превращается в единую систему, которая работает связно как единый организм. Такая система может формироваться в процессе профессионального обучения юридической специальности и является неотъемлемой частью профессионального юриста. Без целостной правосознательной системы человек не сможет грамотно интерпретировать, применять нормы права, создавать право, он только способен верно поступать в некоторых правовых ситуациях.

Таким образом, мы видим, что на данный момент правосознание рассматривается как явление, имеющее только ценностно-функциональную сторону. Выделяются четкие свойства, такие как особая структура (правовая психология и идеология), уровни существования (индивидуальное, общественное), связь с объективными явлениями (правом), функции (получение информации, обработка, последующее изменение реальности). Кроме того правосознанию часто дается оценка (хорошее — плохое, нормальное — ненормальное и т. д.).

Однако о сущности правосознания, его месте в “система координат” вселенной, говорится мало. Чаще всего все сводится к констатации факта принадлежности правосознания сознанию или наличия взаимосвязи между двумя этими понятиями.

Литература:

1.                   Строгович М. С. Право и правосознание. Тезисы доклада. Институт права АН СССР. — М., -1940.

2.                   Ильин И. А. И 46 Собрание сочинений: В 10 т. Т. 4/Сост. и коммент. Ю. Т. Лисицы,— M.: Русская книга, 1994,— 624 с. — С. 174.

3.                   Васильев В. Л. Юридическая психология. — СПб.: Изд-во «Питер», 2005. 655 с. — С.141.

4.                   Пастушенко О. В. Правосознание как форма сознания и мировоззрение//Грани, № 11 (91), 2012. С.37–41. — с. 38.

5.                   Ишкильдина Г. Р. Правосознание молодежи: проблемы становления и эволюции в современных условиях: дис… канд. юрид. наук. Уфа, 2002. 164 с. — с. 20

6.                   Философская энциклопедия. В пяти томах//Под. Ред. Ф. В. Константинов, “Советская энциклопедия”, М., 1967., 592. С. — с. 336.

7.                   Максимова И. М. Правосознание как источник правового поведения личности: дис… канд. юрид. наук. Тамбов, 2005. 181 с. — с.18

8.                   Спиркин А. Г. Философия: Учебник. М.:Гардарики, 2006. 736 с. — с. 657

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle