Библиографическое описание:

Беляев Д. В. Тенденции развития прямых иностранных инвестиций в условиях глобализации // Молодой ученый. — 2013. — №5. — С. 253-263.

В условиях глобализации ПИИ способствуют становлению новой институциональной структуры рыночной экономики. Укрепляют зарождающиеся на рыночной основе хозяйственные связи между экономическими субъектами разных типов стран. В этом смысле ПИИ следует рассматривать, как действенный фактор институциональной трансформации в реальном секторе национальных экономик.

Ключевые слова: глобализация; ПИИ; развитие; приток иностранных инвестиций; тенденции; развитые, развивающиеся, страны с переходной экономикой; воздействие.

В последние десятилетия особую значимость приобрел термин «глобализация»[1], что обусловлено глубоким интересом к этому явлению ученых, работающих практически во всех областях науки, политиков, общественных деятелей, бизнесменов и простых граждан.

Впервые термин «глобализация» появился в 1983 г. в статье Т. Левита в журнале «Harvard business review» [3, с. 12–20; 4, с. 14–19]. Первоначально под этим термином понималось образование единых мировых рынков, на которых действуют крупные корпорации, производящие аналогичные товары и услуги. В настоящее время существует большое количество определений этого процесса, зачастую вступающих в противоречие друг с другом [10, с. 6].

Появление термина «глобализация» связывают с именем американского социолога Р. Робертсона, который в 1985 г. дал толкование понятию «глобализация», а в 1992 г. изложил основы своей концепции в книге [14]. Согласно Робертсону, глобализация — процесс всевозрастающего воздействия на социальную действительность отдельных стран различных факторов международного значения: экономических и политических связей, культурного и информационного обмена и т. п.

Под глобализацией Д. Сорос понимает развитие глобальных финансовых рынков, рост могущества ТНК и их возрастание на национальные экономики [6, с. 15].

Более широкое понятие дает РИ. Хасбулатов, «Понятие глобализация в собственно экономической трактовке правильнее всего отнести к процессу накопления структурных сдвигов и поэтапного формирования органически целостного, взаимосвязанного и взаимозависимого всемирного хозяйства, отдельные звенья которого органически переплетены непрерывно укрепляющимися финансово-экономическими, производственно-техническими, информационными и иными связями, намного более всесторонними, многочисленными и глубокими, чем на предшествующих этапах. Таким образом, это более высокий этап интернационализации всех факторов производства, когда система МЭО пронизывает все национальные экономики, укрепляя экономическую целостность мира» [8, с. 106]. Однако Хасбулатов не упоминает о ТНК и ТНБ в своем определении.

На сегодняшний день в научных и деловых кругах еще не сложилось единого и четкого определения термина «глобализация экономики». Ученые — А. И. Неклесса, Н. А. Симония, М. М. Гузев, Ю. В. Шишков, А. Б. Вебер, А. А. Тейт, Н. А. Косолапов, М. Кастельс, В. М. Коллонтай, В. Г. Хорос и др., по-разному трактуют термин «глобализация». Под глобализацией экономики чаще всего понимается стремительное увеличение потоков товаров, инвестиций, кредитов, информации, обменов людьми, идеями, а также расширение географии их распространения. Нам более правомерной представляется точка зрения ЛА. Юнусова. По мнению Юнусова, глобализация мировой экономики — это качественно новый процесс формирования единого мирового экономического, финансового, информационного, интеллектуального и гуманитарного пространства посредством революционных изменений в электронике, компьютерной технике, телекоммуникациях и связи, где ведущими участниками выступают ТНК, ТНБ, наднациональные структуры (например, МВФ, МБРР, ВТО) и суверенные государства, обеспечивающие и влияющие на этот процесс. Значительную роль в процессе глобализации играет международное движение капитала, способствующее экономическому росту и стран-реципиентов и стран-доноров, а, следовательно, и финансовая глобализация, как составляющая процессов глобализации мировой экономики [10, с. 17–18].

Мы согласны с мнением ГФ. Фейгина, что в настоящее время, несмотря на очевидность процесса глобализации, мировое хозяйство еще очень далеко от состояния глобальности. Вопрос о возможности перехода к глобальной форме ведения хозяйственной деятельности остается дискуссионным. Поэтому глобализацию Г. Ф. Фейгин трактует, как длительный очевидный процесс с неопределенным результатом. Неопределенными являются, как длительность процесса становления глобального хозяйственного миропорядка, так и сама возможность функционирования глобальной формы ведения хозяйственной деятельности [7, с. 21].

Элементы национальных экономик (национальные производители, потребители, финансовые и другие институты) напрямую интегрируются в общее мировое экономическое пространство. В результате, национальные производители становятся, все больше связаны с иностранными потребителями. Соответственно и на внутренних рынках в борьбе за национальных потребителей, они вынуждены на равных конкурировать с иностранными экономическими субъектами. Таким образом, если раньше происходило количественное увеличение взаимодействия отдельных национальных экономик в форме роста потоков товаров, капитала и инвестиций, то сегодня наблюдается качественное изменение в их взаимодействии.

В этой связи существуют смысловые различия между терминами «глобализация» и «интернационализация» мировой экономики.

Интернационализация — это, на наш взгляд, постепенное усиление взаимозависимости отдельных национальных экономик под влиянием экономической интеграции, при сохранении ключевой роли национального государства и относительной автономности национальных экономик.

Напротив, глобализация приводит к тому, что национальные экономики становятся частью единой мировой экономической системы, т. е. глобализированной экономики.

При множестве общих свойств, глобализация и интернационализация — это два качественно различных процесса [9, с. 20]. Однако многие исследователи отождествляют интернационализацию и глобализацию, характеризуя одни и те же явления то одним, то другим термином, не объясняя их качественного различия [5, с. 39].

Интернационализация хозяйственной жизни предполагает нарастание взаимодействия и взаимосвязи между странами в историческом аспекте, а глобализация — это такая стадия интернационализации хозяйственной жизни, когда она практически охватила весь мир [10, с. 18].

Однако мы считаем, что именно в процессе развития интернационализации хозяйственных отношений появились предпосылки для перехода мирового хозяйства на новую стадию, обозначаемую, как глобализация.

Феномен глобализации сегодня охватывает уже не только экономику, сферу предпринимательской деятельности, но и политическую и социальную сферы. Фактором, все более мощно регулирующим социально-трудовые отношения в современном мире, представляет собой процесс формирования системы международного разделения труда, мировой инфраструктуры, мировой валютной системы, международной миграции рабочей силы, бурный рост мировой торговли и потоков ПИИ, стремительные технологические изменения.

В конце XX — начале XXI в. решающее значение приобретает снижение издержек международной деятельности. Глобализация начинает рассматриваться, как стратегический ресурс, использование которого необходимо для повышения эффективности развития во всех сферах, в том числе благодаря совершенствованию системы распределения, маркетинга, развития брендов, превращению «традиционной международной экономики торговцев» в «международную экономику интернациональных производителей» на основе дальнейшего развития ПИИ, в том числе и ТНК [5, с. 65].

ПИИ — проявление интернационализации и глобализации экономики, процесса формирования мирового хозяйства, как единой целостной системы и одновременно — средство разрешения противоречий этого процесса. ПИИ сыграли огромную роль в мировой экономике уже на ранних этапах ее становления. В настоящее время нет ни одной высокоразвитой, развивающейся или постсоциалистической страны, в которых не присутствовал бы иностранный капитал в виде ПИИ.

В данной работе мы рассмотрим ПИИ, как важный количественный индикатор глобализации национальных экономик различных стран[2] (рис. 1).

Рис. 1. Основные индикаторы глобализации.

Источник: Составлено автором [7].

По мнению ГФ. Фейгина, именно количественные показатели в большей степени воздействуют на глобализационные процессы в мировой экономике, а влияние других факторов сводиться к значениям этих показателей [7, с. 184–186].

Для большинства развивающихся стран ПИИ являются значимым источником финансовых ресурсов, поскольку они не только являются достаточно стабильным источником капитала, но и могут обеспечить появление в стране современных технологий, организационных навыков и распределительных сетей. Если исходить из предположения о том, что в условиях дефицита ресурсов отдача является максимальной, то более бедные страны с небольшим капиталом, обильными природными ресурсами и высокой численностью неквалифицированной рабочей силы должны привлекать к себе ТНК, превращая ПИИ в потенциально мощный фактор конвергенции доходов.

Рассмотрим движение мировых ПИИ, начиная с истоков. Возрастающий объем и разнообразие международной торговли товарами и услугами и международных потоков капитала, началось на рубеже 1940-х гг., что напрямую связано с привлечением иностранного капитала, в частности ПИИ. Отметим, что ввиду отсутствия статистических данных в период с 1940 г. по 1969 г. мы не можем наглядно показать объемы привлекаемых и накопленных мировых и национальных ПИИ.

По направлению движения иностранных инвестиций между странами можно выделить несколько долговременных периодов. Подробно рассмотрим эти периоды, разбив их на десятилетия. В период с 1940–1950-х гг. основная масса иностранного капитала направлялась из наиболее развитых стран в страны экономически и политически зависимые, находившиеся на более низком уровне развития. Доля иностранного капитала, перемещавшегося между ПРС, составляла не более одной трети. Объемы притока мировых ПИИ в эти годы достаточно скромны.

В 1950-х гг. основной сферой приложения иностранных инвестиций становятся развитые страны. Это связано с распадом колониальной системы, развитием НТР, становлением западноевропейской интеграции, либерализацией внешнеэкономических связей, деятельностью иностранных инвестиций и ТНК, развитием международных финансовых рынков. Таким образом, до 60-х гг. ПИИ привлекались только в развитые страны, т. е. эти страны являлись, как таковыми «прародителями ПИИ». В последующие годы, ПИИ начали также привлекаться и в развивающиеся страны, которые развернули широкомасштабные программы экономического преобразования в области иностранных инвестиций.

Начиная с 1960 г. объемы ПИИ стали быстро возрастать. И хотя о причинах такого роста существуют разные мнения [13, с. 581], в целом они достаточно очевидны. Это и снижение рентабельности производства в развитых странах в связи со структурными изменениями в их экономике, вызвавших отток капитала в развивающиеся страны, в которых имелись более благоприятные условия для его прибыльного приложения, и ускорение темпов индустриализации в новых независимых государствах, и обусловленные этим изменения сложившейся системы международного разделения труда. По мнению Р. Ротвелла [16, с. 171–183], в мировой экономике начался период рационализации международного производственного процесса, повышения его производительности, что сказалось на деятельности ТНК и на направлениях движения ПИИ.

Однако получение независимости развивающимися странами оказало двойственное влияние на приток ПИИ. Во-первых, усложнились условия торговли с бывшими колониальными державами, что привело к импортозамещающей индустриализации в развивающемся мире и резкому увеличению потока ПИИ, особенно в страны Латинской Америки и Карибского бассейна [17, с. 259]. Во-вторых, многие развивающиеся страны (в частности, африканские), после приобретения независимости, существенно ужесточили политику в отношении привлечения ПИИ. В ряде случаев такая политика сопровождалась национализацией иностранных предприятий, в соответствии с теорией зависимости, согласно которой проникновение ТНК в экономику ведет к большему ее отставанию и «недоразвитости». Сторонники теории зависимости обвиняли ТНК и развитые страны в стремлении сохранить (в новых формах) колониальную зависимость в мире, в навязывании новым самостоятельным странам несвойственных им потребительских вкусов, остальных производственных технологий и т. д. Благодаря влиянию сторонников таких взглядов на политику во многих развивающихся государствах усилился контроль над ПИИ, приводивший к полному их запрету.

Начиная с 1970 г. стали доступны статистические данные, опираясь на которые мы можем судить о количестве ПИИ, поступающих в различные типы стран (табл. 1). Общая тенденция постоянного увеличения притока ПИИ свидетельствует об интеграции ПИИ в мировую хозяйственную систему.

Таблица 1

Объем мирового притока ПИИ в 1970-х гг., млрд. долл.

Год

1970

1971

1972

1973

1974

1975

1976

1977

1978

1979

Мировой приток ПИИ

13,3

14,3

15,0

20,6

24,1

26,6

22,0

27,1

34,4

42,3

Развитые страны

9,5

10,7

11,5

15,5

21,7

16,9

15,5

20,2

25,4

33,8

Развивающиеся страны

3,9

3,6

3,4

5,2

2,5

9,8

6,5

7,0

8,0

8,5

Страны с переходной экономикой

-

-

-

 -

-

-

-

-

-

-

Источник: Составлено автором [20].

С 1970-х гг. растущие потоки ПИИ между развитыми странами были тесно связаны с быстрым развитием производства, особенно в капиталоемких и высокотехнологичных секторах экономики стран, что сопровождалось стремительным ростом доходов и их конвергенцией. Эти потоки главным образом были ориентированы в двух направлениях и зачастую поступали в одни и те же сектора. Инвестиционные потоки состояли из вложений, производимых крупными компаниями, которые уже имели прочные связи в экспортной сфере и для которых контроль над производственными активами за рубежом обеспечивал более надежное средство получения и увеличения ренты на неидеально функционирующих конкурентных рынках. Подобные внутриотраслевые ПИИ в основном были обусловлены размерами рынка и наличием сложного технологического производства. Большинство развивающихся стран находилось на периферии этих процессов, и могли предложить ТНК лишь весьма ограниченные возможности в плане инвестиций. Однако расширение местных рынков привлекло ТНК в те сектора, где довольно интенсивно использовались малоквалифицированная рабочая сила и технологии среднего уровня, например, в химическую промышленность и сферу транспорта. Это происходило в ряде крупных развивающихся стран и обычно имело место в тех случаях, когда тарифные барьеры обеспечивали более надежные рынки, что способствовало концентрации потоков ПИИ в этих странах. Поскольку за стремительным увеличением ПИИ в современном секторе услуг стоят во многом аналогичные экономические силы, смещение потоков в пользу развитых стран сохраняется с 1970 г. и в последнее время часто осуществляется через СиП [10, с. 161–162]. Отметим, что объем мирового притока ПИИ с начала 1970-х гг. по настоящее время увеличился почти в 115 раз.

Следующий временной период — это 1980-е гг. Вначале 1980-х гг. приток ПИИ несколько сократился во всем мире (чему способствовала и рецессия 1982 г.), но особенно он уменьшился в развивающиеся страны (в большей степени, чем в страны ОЭСР), (табл. 2).

Таблица 2

Объем мирового притока ПИИ и объем мировых накопленных ПИИ в 1980-х гг., млрд. долл.

Год

1980

1981

1982

1983

1984

1985

1986

1987

1988

1989

Мировой приток ПИИ

54,1

69,6

58,1

50,3

56,8

55,9

86,4

136,6

164,0

197,3

Развитые страны

46,6

45,5

31,7

32,7

39,2

41,7

70,6

114,8

133,6

166,5

Развивающиеся страны

7,5

24,0

26,4

17,5

17,6

14,2

15,8

21,8

30,4

30,7

Страны с переходной экономикой

0,02

0,01

0,0003

0,018

-0,008

0,02

-0,03

0,007

0,02

0,02

Мировой объем накопленных ПИИ

699,0

749,2

784,0

836,5

865,9

987,6

1136,3

1337,1

1528,5

1837,9

Развитые страны

401,6

432,3

449,5

488,5

506,2

613,7

745,9

918,7

1084,1

1362,0

Развивающиеся страны

297,3

316,9

334,5

348,0

359,7

373,9

390,4

418,4

442,7

474,2

Страны с переходной экономикой

-

-

-

-

-

-

-

-

1,6

1,6

Источник: Составлено автором [20].

Потоки ПИИ в основном были направлены из одной ПРС с избыточными капиталами в другую и даже в тех случаях, когда потоки ПИИ переливались в развивающиеся страны, они отличались высокой концентрацией во времени и пространстве и помимо выгод приводили к издержкам.

По данным Центра ООН по ТНК, в сфере взаимных отношений в США, ЕС и Японии замыкалось 80 % ПИИ в то время. В 1980-х гг. многие из развивающихся стран вступили в полосу долговых кризисов. Объем частных кредитов этим странам начал быстро сокращаться. Соответственно, доля ПИИ начала возрастать, превышая темпы роста производства и торговли. Под влиянием быстрого экономического подъема после рецессии начала 80-х гг., бума СиП и отчасти реакции на изменение политики в отношении ПИИ [18, с. 91]. Между первой половиной и второй половиной 1980-х гг. произошло почти 4-кратное увеличение среднегодовых мировых притоков ПИИ (табл. 2). Потоки ПИИ были сконцентрированы в нескольких странах. С начала 1980-х гг. на восемь ведущих получателей ПИИ пришлось три четверти притока инвестиций в эти страны — США, Канада, Великобритания, Испания, Бельгия, Франция, Нидерланды и Австралия. Также отметим, что мировой объем накопленных ПИИ с 1980-х гг. по настоящее время увеличился почти в 30 раз[3] и достиг примерно одной трети от мирового ВВП в 2011 г.

Мы согласны с ЛА. Юнусовым, что положительные изменения произошли, во-первых, благодаря стремительной и широкомасштабной либерализации политики в отношении ПИИ не только в развитых, но и в развивающихся странах значительные изменения произошли во взаимоотношениях между государствами и ТНК. В группе развивающихся стран такие изменения предусматривали сокращение налогов, предоставление большей защиты инвесторам и расширение системы стимулирования. На международном уровне о необходимости подобных изменений также настаивали участники многосторонних форумов. Кроме того, их включали в условия двухсторонних и региональных соглашений и договоров. В большинстве случаев пересмотр законов, касающихся ПИИ, был связан с увеличением пакета мер, направленных на повышение роли рыночных сил в распределении ресурсов. Например, в Латинской Америке притоку ПИИ в сферу услуг в значительной мере способствовали программы приватизации. Во-вторых, крупные корпорации ввели новую практику в управлении своими активами за рубежом. С одной стороны, произошел переход от «простых» интеграционных стратегий к «сложным», связанным главным образом с производственной деятельностью. Прежде компании, расширяясь и открывая свои филиалы за рубежом, воспроизводила все свои операции в одном месте за пределами страны. Теперь операции, предусмотренные отдельными звеньями цепи создания добавленной стоимости, выполняются в разных местах и оцениваются в соответствии с тем, в какой мере они способствуют достижению целей компании, выступающей, как единое целое, а не по прибыльности этих операций для страны-хозяйки. Эти тенденции привели к направлению значительной части ПИИ в сферу промышленного производства Азии, Центральной Америки и Мексики [10, с. 163–164].

Развивающиеся страны становятся все более важными партнерами для наиболее развитых стран благодаря растущему спросу на их ресурсы и готовую продукцию и возникновению практики принятия коллективных решений в мировой экономике. Изменение ситуации, по оценкам экспертов Центра ТНК ООН, способствовал целый комплекс различных, иногда противоположных, факторов:

-          замедление экономического роста и недостаточный уровень накопления капитала в развивающихся странах;

-          уменьшение привлекательности большинства развивающихся стран, как получателей ПИИ по сравнению с развитыми странами;

-          возрастающая заинтересованность развивающихся стран в получении новых технологий, необходимых для ускорения структурных изменений в их экономике;

-          утрата иллюзий о преимуществах банковских кредитов по сравнению с ПИИ в результате мирового финансового кризиса и усложнения практики обслуживания и возврата кредитов;

-          воздействие ряда ТНБ, государств-кредиторов, МВФ и Всемирного банка на развивающиеся страны, способствовавшее либерализации их экономики;

-          растущее осознание странами «социалистической ориентации» и слаборазвитыми странами неэффективности бюрократических методов управления экономическими процессами [19, с. 262–263].

Способствовали изменению отношения развивающихся стран к ПИИ и проблемы, связанные с нехваткой валютных средств вследствие сокращения как прямых, так и портфельных инвестиций в их экономику и хронических торговых дисбалансов их внешней торговли.

В том же направлении действовала политика приватизации, провозглашенная, в частности, М. Тэтчер, получившая широкий международный резонанс, практика реформирования налоговой сферы и использование других методов, уменьшавших роль государства в экономике, и, конечно, распад «социалистического содружества» и СЭВ, нанесший серьезный удар по взглядам на централизованное планирование и развитие инвестиционной деятельности, контролируемой государством.

Многие развивающиеся страны начали осуществлять политику «большей открытости» национальной экономики, что повлекло за собой изменение и отношения к иностранным инвестициям, выразившееся, в том числе, в изменении законодательства, регулирующего ПИИ. Однако политика либерализации не была достаточно глобальной и последовательной, особенно в отношении ПИИ. Ряд стран сохранил ограничительные механизмы с целью защиты местных предпринимателей от иностранной конкуренции. Другие развивающиеся страны поощряли лишь иностранные инвестиции, направленные на организацию совместных предприятий, предпочтение отдавалось СиП. В ряде стран законодательство поощряло инвестиции только в определенные отрасли, в частности, в отрасли, обеспечивающие развитие экспорта и т. п.

Изменения по отношению к ПИИ далеко не всегда сопровождались совершенствованием управления экономикой. ПИИ из развитых стран очень часто определялись, как и прежде, главным образом фактором наличия у развивающихся стран природных ресурсов. Все это привело к тому, что большинство развивающихся стран продолжало включаться в процессы интернационализации и глобализации лишь в качестве пассивных участников [5, с. 61–64]. Таким образом, вплоть до конца 80-х гг. ПИИ направлялись только в развитые и развивающиеся страны. Эти страны обладали благоприятным инвестиционным климатом и создавали все возможные условия для притока иностранных инвестиций, с целью планомерного развития с их помощью.

С момента падения Берлинской стены в 1989 г., внимание инвесторов стали привлекать бывшие социалистические страны, которые взяли курс на демократические преобразования и возвращение к рыночной модели экономики. В частности, например, это относится к странам ЦВЕ, темпы роста притока ПИИ в которые превысили среднемировые. Интерес со стороны инвесторов повысился, благодаря принятым мерам по улучшению инвестиционного климата в этих странах. Тем самым, для иностранных инвесторов образовался новый рынок, рынок, который долгое время не давал возможности вступить на него, будучи составной частью плановой экономики и регулируемый государством. Таким образом, у инвесторов появилась возможность занять этот рынок и планомерно расширять там свое производство и предоставлять услуги.

Теперь рассмотрим динамику притока ПИИ в 1990-х гг. (табл. 3).

Таблица 3

Объем мирового притока ПИИ и объем мировых накопленных ПИИ в 1990-х гг., млрд. долл.

Год

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

Мировой приток ПИИ

207,5

154,1

165,9

223,3

256,0

342,8

390,9

487,9

706,3

1091,4

Развитые страны

172,5

114,0

111,1

143,4

150,6

222,5

236,0

285,4

508,7

852,1

Развивающиеся страны

34,9

39,8

53,0

76,7

103,4

115,8

146,6

190,6

190,7

228,9

Страны с переходной экономикой

0,08

0,204

1,7

3,1

2,0

4,1

5,9

10,4

8,1

8,6

Мировой объем накопленных ПИИ

2081,1

2344,5

2425,3

2608,8

2851,8

3438,1

3985,8

4588,4

5762,6

7137,5

Развитые страны

1562,3

1786,2

1810,8

1913,0

2080,7

2579,3

2984,8

3443,6

4490,7

5498,1

Развивающиеся страны

517,2

556,1

614,0

693,2

764,3

847,3

983,7

1115,2

1238,3

1596,5

Страны с переходной экономикой

1,7

2,2

0,5

2,6

6,8

11,5

17,4

29,6

33,7

42,9

Источник: Составлено автором [20].

Начиная с 1990-х гг. начался новый период в истории ПИИ, т. к. страны с переходной экономикой включились в процесс международного движения капитала в период его бурного развития, когда ведущие страны мира осуществляли дерегулирование экономики, в стремлении преодолеть наметившуюся в 80-е гг. экономическую стагнацию. Развитию процесса способствовала высокая деловая активность в мире. В 90-х гг. экономический рост и интенсивное вовлечение в экономический оборот новых ресурсов были характерны практически для всех стран [1, с. 10–11].

Бесспорным, с нашей точки зрения, является тот факт, что первым шагом к реинтеграции стран с переходной экономикой в мировое хозяйство, послужила либерализация внешней торговли, за которой довольно быстро последовал рост ее объема и кардинальные изменения в географической и товарной структуре. Вслед за этим большинство стран в рамках стратегии трансформации стали следовать линии на либерализацию движения иностранного капитала, открывая тем самым экономику для международных инвестиционных потоков и включаясь в процесс глобализации. В результате чего растущее значение для реинтеграции регионов в мировое хозяйство приобрел начавшийся приток ПИИ.

Однако всю первую половину 90-х гг. иностранные инвесторы в большинстве стран все же встречали сопротивление. Активность их сдерживалась отсутствием или несовершенством нормативно-правовых рамок, непрозрачностью институтов, неблагоприятными таможенными режимами, незаинтересованным в появлении иностранных собственников директорским и менеджерским корпусами, враждебно настроенными профсоюзными активистами. Ощутимые результаты деятельности предприятий с иностранным участием и их превосходство в вопросах эффективности производства и оплаты труда, а также острая нужда государства в дополнительных финансовых ресурсах изменили общее отношение к иностранным инвесторам. Правительства и местные фирмы начали предпринимать активные действия по привлечению в экономику иностранных инвестиций, зачастую очень дешево выставляя на продажу активы. Это совпало по времени с периодом высокого инвестиционного потенциала в мире. Когда мировые потоки ПИИ росли значительно быстрее глобального ВВП и экспорта, а ТНК стремились использовать возможности проникновения на новые рынки. Позднее главной движущей силой ПИИ в промышленность стал экспортный спрос, а стремление закрепиться на новых рынках привлекло инвесторов в сектор услуг.

В результате в постсоциалистических странах, в частности в ЦВЕ, произошел настоящий бум ПИИ. С 1990 г. объем притока ПИИ в странах с переходной экономикой начал заметно расти[4]. С середины 90-х гг. стало увеличиваться число стран, активно привлекающих ПИИ, и быстрый рост их притока постоянно продолжался. Позитивная роль ПИИ признавалась уже большинством стран мира. В документе ЮНКТАД «Партнерство для роста и развития» подчеркивалось, что ПИИ могут играть ключевую роль в экономическом росте, что это инструмент, который может обеспечить производственную интеграцию в мировой экономике на основе обмена технологией, управленческим опытом, совместного развития инноваций и предпринимательства «путем усиления прямых и обратных связей» [17, с. 268].

К концу 90-х гг. более половины притока частных долгосрочных капиталовложений в развивающиеся страны составляли ПИИ, в то время как, например, в 70-х гг. две трети внешнего финансирования приходилось на банковские кредиты. Также прочно укрепили свои позиции на мировой рынке капитала развитые страны и страны с переходной экономикой, которые к концу 90-х гг. многократно превысили объемы ПИИ, поступившие в начале этого десятилетия.

Основываясь на изложенных выше фактах, подчеркнем, что в 90-х гг. доминирующую роль на мировом рынке ПИИ продолжают играть развитые страны. Развивающиеся страны и особенно постсоциалистические страны активно борются за ПИИ, проводя широкомасштабную либерализационную политику и регулирование законодательной базы национальных экономик.

Особое внимание уделим анализу ПИИ в последние годы (табл. 4).

Таблица 4

Объем мирового притока ПИИ и объем мировых накопленных ПИИ в 2000-х гг., млрд. долл.

Год

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Мировой приток ПИИ

1400,5

827,6

628,0

587,0

744,3

980,7

1463,4

1975,5

1790,7

1197,8

1309,0

1524,4

Развитые страны

1138,0

601,0

440,7

369,2

418,8

619,2

977,9

1306,9

965,1

602,8

601,9

748,0

Развивающиеся страны

257,6

215,6

174,9

183,6

293,1

332,3

429,5

573,0

658,0

510,6

573,6

684,0

Страны с переходной экономикой

7,0

9,5

11,3

20,0

30,4

31,1

54,5

91,1

121,0

71,6

68,2

92,0

Мировой объем накоп­ленных ПИИ

7450,0

7477,6

7501,2

9387,5

11100,7

11563,0

14300,4

17901,1

15451,3

18041,0

19906,7

20438,2

Развитые страны

5653,7

5592,2

5655,0

7253,6

8577,9

8577,4

10550,4

12738,2

10812,7

12296,7

12890,9

13055,9

Развивающиеся страны

1735,5

1797,4

1730,9

1979,9

2325,4

2712,8

3355,0

4487,5

4214,3

5120,2

6256,1

6625,0

Страны с переходной экономикой

60,8

88,0

115,4

154,1

197,4

272,8

395,0

675,3

424,3

624,1

759,7

757,3

Источник: Составлено автором [20].

В начале текущего века из-за нестабильной геополитической ситуации мировую экономику охватили застойные явления. Это привело к глобальному спаду инвестиционной активности. Негативное влияние на нее оказали понижение котировок акций ряда ведущих компаний, низкие прибыли, медленная реструктуризация многих корпораций, рост цен на нефть, катаклизмы на финансовых рынках и завершение в некоторых странах приватизаций. Свертывание инвестиционной активности ТНК, вызванное вялой экономической конъюнктурой, привело к сокращению на две трети операций в сфере трансграничных СиП. Уменьшилось количество крупных сделок. Годовой приток ПИИ сократился в мире с 1400,5 млрд. долл. в 2000 г. до 587 млрд. долл. в 2003 г.

Вместе с тем степень устойчивости экономики стран-получателей ПИИ к неблагоприятным глобальным тенденциям оказалась разной. Наибольшим было падение делового доверия в развитых странах, прежде всего в США, Канаде и государствах «старой» Европы. Суммарный объем притока ПИИ в развитые страны в 2003 г. составил всего 369,2 млрд. долл., против 1138 млрд. долл. в 2000 г. Показатели развивающихся стран также имели отрицательную тенденцию. Только страны с переходной экономикой показали положительную динамику роста.

В то же время многие регионы смогли более или менее успешно противостоять воздействию неблагоприятной мировой конъюнктуры. Динамично развивались Китай, Индия, Япония и другие азиатские страны. Сохранил устойчивость экономический рост в странах Латинской Америки и Карибского бассейна. Не утратила динамизма экономика стран ЦВЕ. Эти новички в сфере ПИИ продолжали реструктуризацию экономики для увеличения потоков ПИИ, направляемых в их страны.

Изменение географии наиболее динамично развивающихся регионов, повышение интереса инвесторов, ориентированных на освоение и эксплуатацию природных ресурсов в богатых ими странах, результативность принимаемых правительствами мер и внешнеполитических инициатив, направленных на привлечение ПИИ, внесли коррективы в мировое движение капитала. Самым крупным реципиентом ПИИ впервые стал Китай, превзойдя по этому показателю США. Улучшение положения в регионе способствовал целый ряд факторов — сочетание благоприятных деловых подходов, планомерное движение к дальнейшей экономической интеграции и улучшившийся инвестиционный климат. Многие страны по всему миру смогли привлечь большие объемы ПИИ, чем в предыдущие годы.

Мировой финансово-экономический кризис 2008 г. отрицательно повлиял на международное движение ПИИ, но в целом в период 2000–2011 гг. мировые объемы привлеченных и накопленных ПИИ заметно выросли и продолжают расти. Развивающиеся страны по объему привлекаемых ПИИ стали вплотную приближаться к развитым странам, а страны с переходной экономикой планомерно также увеличивают долю ПИИ в своих национальных экономиках. Конечно же, объемы ПИИ в постсоциалистических странах не столь высоки, в виду их позднего старта в борьбе за ПИИ.

Тенденции последних лет обусловлены интеграцией и сплочением многих стран между собой, что приводит к предсказуемости их экономической политики и прозрачности принимаемых решений, которые стали определяться ориентирами и ограничениями этих организаций, что повысило уровень доверия инвесторов. Основываясь на этом, мы считаем, что страны находясь в союзах, альянсах с другими странами таких как: CEMAC, CACM, CARICOM, FTAA, NAFTA, ASEAN, ECO, SAARC, EFTA, EU, ACP, APEC, WTO, G8, G20, G77, GSTP и др., «страхуют друг друга» от риска, дают определенные гарантии, оказывают содействие по развитию, что влечет за собой рост ПИИ, ВВП и развитие всего реального сектора национальной экономики всех типов стран. Это развитие происходит при обильном притоке ПИИ, что помогает развитию сектора производства и сектора услуг, в который в последние годы значительно вырос объем поступающих и накопленных иностранных инвестиций. Тем самым, рост производства и услуг стимулирует экономический рост мировой и национальной экономики.

Исходя из рассмотренных выше долговременных периодов, можно сделать вывод о систематическом росте ПИИ во всех типах стран и мире в целом. Данные рассуждения можно проиллюстрировать графически (рис. 2).

Рис. 2. Приток ПИИ в развитые, развивающиеся и страны с переходной экономикой в 1970–2011 гг. (млрд. долл.).

Источник: Составлено автором [20].

Мы видим, что на протяжении всего рассматриваемого нами периода приток ПИИ имел положительную динамику. За исключением временных отрезков, связанных с нестабильной экономической ситуацией в мире, которая напрямую влияет на международное движение ПИИ.

На основании проведенного анализа, обобщим выявленные мировые тенденции ПИИ. Объем мирового притока ПИИ вырос с 13,3 млрд. долл. до 1524,4 млрд. долл. (с 1970 по 2011 г.), а мировой объем накопленных ПИИ вырос с 699,0 млрд. долл. до 20438,2 млрд. долл. (с 1980 по 2011 г.). Увеличился приток ПИИ в реальном секторе мировой экономики со 187,5 млрд. долл. до 1633,5 млрд. долл. (с 1989 по 2009 г.) и объем накопленных ПИИ в реальном секторе с 1803,7 млрд. долл. до 17950,5 млрд. долл. (с 1990 по 2009 г.). Мы видим, что объем ПИИ постоянно растет, инвестиции активно участвуют в мировой хозяйственной деятельности и процессах глобализации. ПИИ также являются неотъемлемой частью странового и мирового ВВП. Объем накопленных ПИИ по отношению к мировому ВВП показывает положительную динамику роста в 1980 г. — 5,9 %, а в 2011 г. — 29,3 %; объем притока ПИИ по отношению к мировому ВВП в 1980 г. — 0,5 %, а в 2011 г. — 2,2 %, что говорит о значительном усилении мировых позиций ПИИ. ВВП является показателем уровня жизни населения, чем выше ВВП, тем выше уровень жизни. ПИИ положительно воздействуют на экономический рост, а значит и на уровень жизни населения. Это говорит о том, что ПИИ были и являются движущей силой глобализации и интернационализации.

Однако чтобы страны могли получить выгоду от ПИИ, находящиеся в них компании и институты должны иметь необходимую «поглощающую способность». Страны, в которых параллельно притоку ПИИ вкладываются значительные средства в создание внутреннего потенциала (например, Сингапур и Ирландия), добились наибольших успехов в мобилизации притока ПИИ. И наоборот, если ПИИ обусловлены существенными налоговыми льготами или становятся результатом применения политических мер, ведущих к возникновению торговых диспропорций (квоты на текстиль и одежду) и не сопровождаются одновременным наращиванием местного потенциала и созданием связей между иностранными филиалами и местными компаниями, то возможности получения долгосрочных выгод от ПИИ оказываются весьма ограниченными [2].

Следует отметить, что остается открытым вопрос о том, каким образом между ПИИ, накоплением капитала и ростом может установиться связь, позволяющая создать благоприятный цикл для развивающихся и постсоциалистических стран. Согласно оценкам М. Блумструма [11, с. 7], сведения о наличии позитивной корреляции между запаздыванием ПИИ и ростом дают достаточно оснований считать ПИИ двигателем роста, но только при условии ведения страной открытой политики. Ведение открытой политики возможно при членстве в международных организациях, союзах и альянсах. Хотя другие исследователи либо не видят признаков того, что ПИИ являются независимым ускорителем роста даже при таких условиях (например, Р. Каркович [12, с. 18]), либо полагают, что эффект от них очень невелик и исчезает в случае усиления контроля в отношении определенных характеристик страны (Д. Родрик [15, с. 37]). Нам более правомерной представляется точка зрения Блумструма и мы категорически не разделяем точки зрения Карковича и Родрика, т. к. ПИИ способны стать и являются ускорителем экономического роста, однако говорить о полной открытости развивающихся и постсоциалистических стран до достижения ими определенного экономического уровня преждевременно. Им необходимо, в целом следуя политике открытости, обеспечить защиту отдельных отраслей реального сектора, с целью обеспечения экономической безопасности государств.

Таким образом, влияние ПИИ на рост и конвергенцию доходов зависит от соблюдения многих условий. ПИИ оказывают воздействие на рост, однако и быстрый рост также влияет на приток ПИИ, например, — экономика Китая или Российской Федерации. Следует также учитывать, что динамика ПИИ носит кумулятивный характер, причем размеры существующих портфелей ПИИ оказывают серьезное воздействие на размеры последующих потоков. Анализ данных позволяет нам утверждать, что необходимо преодолеть некий пороговый уровень в доходах, развитии человеческого капитала, технологических знаний и предпринимательства для того, чтобы имело место значительное положительное воздействие ПИИ на конвергенцию доходов. Следовательно, политику по привлечению и управлению ПИИ нельзя разрабатывать и планировать без учета начальных условий и структурных ограничений, существующих в экономике страны, в данный момент времени. Все это делает актуальным анализ эффективности процессов глобализации, осуществляемых через развитие ПИИ.

Литература:

1.                  Глинкина С. П., Куликова Н. В., Фейт Н. В. Прямые иностранные инвестиции в европейских странах с переходной экономикой. — М.: Наука, 2006.

2.                  Костюнина Г. М., Ливенцев Н. Н. Международная практика регулирования иностранных инвестиций. — М.: Анкил, 2001.

3.                  Кузнецов В. И. Что такое глобализация? // МЭиМО, 1998. № 2.

4.                  Кузнецов В. И. Что такое глобализация? // МЭиМО, 1998. № 3.

5.                  Онгоро Т. Н. Прямые иностранные инвестиции в экономику развивающихся стран: опыт анализа западных теоретических оценок и международной статистики. — СПб.: СПбГУЭФ, 2006.

6.                  Сорос Дж. О глобализации. — М.: Эксмо, 2004.

7.                  Фейгин Г. Ф. Закономерности глобализации и развитие национальных экономик: Диссертация д-ра экон. наук. — СПб., 2009.

8.                  Хасбулатов Р. И. Мировая экономика. — М.: Экономика, 2001. Т.1.

9.                  Чугров С. В. Глобализация, модернизация или интернационализация? // МЭиМО, 2002. № 4.

10.              Юнусов Л. А. Прямые иностранные инвестиции в условиях глобализации мировой экономики. — М.: РГТЭУ, 2010.

11.              Blomström M., Lipsey R., Zejan M. What explains developing country growth? // NBER Working paper, 1992. № 4132.

12.              Carcovic M., Ross L. Does foreign direct investment accelerate economic growth? — Minnesota, 2002.

13.              O’Hara Ph.A. Encyclopedia of political economy. — Routledge, 1999. Vol. 1.

14.              Robertson R. Globalization. — London, 1992.

15.              Rodrik D. The new global economy and developing countries: making openness work // Overseas development council, 1999.

16.              Rothwell R. Pointers to government policies for technical innovation // Futures, 1981. Vol. 13.

17.              UNCTAD. Beyond conventional wisdom in development policy: an intellectual history of UNCTAD, 1964–2004. — New York, Geneva, 2004.

18.              UNCTAD. World Investment Report 1993. — New York, Geneva, 1993.

19.              UNCTC. Transnational corporations in world development: trends and prospects. — New York, 1988.

20.              http://unctadstat.unctad.org



[1] Глобализм (от лат. Globus – шар) – в политике – принцип подхода к формированию, организации, функционированию и развитию мира, как целостной экономической, социокультурной и политической суперсистемы.

[2] В своей работе «Закономерности глобализаций и развитие национальных экономик» Г.Ф. Фейгин также отмечает важность ПИИ, как одного из основных катализаторов глобализации [7, с. 193, 305, 389.].

[3] Статистические данные об объеме мировых накопленных ПИИ стали доступны только начиная с 1980 г.

[4] В период социалистической экономики доля стран с переходной экономикой от мирового объема ПИИ практически равнялась нулю с 1970 по 1991 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle