Библиографическое описание:

Первухина Е. В. Мотив дома в повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие...» // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 358-360.

Одним из самых важных сюжетообразующих элементов текста является мотив. Мотив помогает автору более глубоко передать эмоциональный фон произведения, объяснить цели и причины действий героев.

В произведениях о войне особый смысл приобретает мотив дома. Мы рассмотрим, как проявляется эта сюжетообразующая часть в повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие...»

В творчестве русских писателей само понятие «дом» имеет разные интерпретации. Например, известный пушкинист В. С. Непомнящий так описывает значение дома в творчестве Пушкина: «Дом — жилище, убежище, область покоя и воли, независимость, неприкосновенность. Дом — очаг, семья, женщина, любовь, продолжение рода, постоянство и ритм упорядоченной жизни» [2, с. 145].

Немного иное толкование мотива дома даёт С. А. Орлова в статье «Мифо-фольклорный мотив в романе Ф. М. Достоевского «Бесы»»: «Прочтение романа позволяет говорить о том, что в изображении дома Ф. М. Достоевский отражает мифологические представления древних славян. В мифопоэтических воззрениях славян дом осмыслялся как мир, приспособленный к масштабам человека и созданный им самим. Сакрализация дома определялась тем, что жилище оберегало от невзгод внешнего мира, создавало атмосферу безопасности, определённости, организованности, противостоящей внешнему хаосу…» [3, с. 103]

Студентка МГУ В. В. Коломкина выделяет в произведениях О. Мандельштама и И. Бродского мотив деревянного, замкнутого дома [4].

В произведениях о войне мотив дома приобретает особое, патриотическое звучание. Рамки значения слова «дом» расширяются. Борис Васильев в повести «А зори здесь тихие…» вкладывает в понятие дома самые важные духовные ценности человеческой жизни. Дом — это Малая Родина, особое ощущение Отечества, место, где у человека есть друзья, семья, родственники, где он впервые почувствовал тёплое дыхание первой любви. Это звуки, образы, запахи, мечты, связанные с детством.

Для героев повести важную роль играет не только тот дом, откуда они родом. Дом для них — это и 171 разъезд, и лес, находящийся рядом с ним. Ведь именно на разъезде они становятся семьёй, «боевыми товарищами». А ведь, как известно, фронтовая дружба — вечная, самая искренняя и крепкая.

Мотив дома появляется уже при первом знакомстве с главными героинями. Сами героини словно отражают тепло родного дома. Ведь ещё издревле женщина считалась хранительницей домашнего очага, олицетворением материнской любви и заботы.

На протяжении повести герои вспоминают о родном доме. У каждого из них эти воспоминания связаны с чем-то особенным, уникальным, ничем не объяснимым.

В первой части произведения мы узнаём о доме Васкова, который всегда у него ассоциировался с теплом близких людей и семьёй.

Васков привык работать, заботиться о домочадцах:

«Сроду Васков чувствовал себя старше, чем был. Не ворочай он в свои четырнадцать за иного женатика — по миру пошла бы семья. Тем более голодно тогда было, неустройства много. А он единственным в семье мужиком остался — и кормильцем, и поильцем, и добытчиком. Летом крестьянствовал, зимой зверя бил и о том, что людям выходные положены, узнал к двадцати годам» [1, с. 38].

Когда-то у него было семейное счастье: жена, маленький сын. Но однажды судьба распорядилась так, что Васков потерял семью:

«Тут финская началась, Васков на фронт уехал, а как вернулся назад с двумя медалями, так его в первый раз и шарахнуло: пока он там в снегах загибался, жена вконец завертелась с полковым ветеринаром и отбыла в южные края. Федот Евграфыч развелся с нею немедля, мальца через суд вытребовал и к матери в деревню отправил. А через год мальчонка его помер.».. [1, с. 10].

Но Федот Евграфыч сохранил внутреннее убеждение о том, что у человека обязательно должен быть родной дом, должна быть семья. Семьёй для него становится 171 разъезд, отсюда и особое, отеческое чувство к девушкам, искреннее, тёплое и благодарное отношение к Марии Никифоровне, которая так заботится о нём.

Своё представление о доме Васков воплощает в жизнь уже после войны, после гибели девушек: он берёт на воспитание сына одной из зенитчиц, Риты Осяниной, Альберта. Таким образом, счастье, ради которого сражался Федот с врагами, выражается в заботе о сыне Осяниной. Мальчик становится напоминанием о девушках, о родном 171 разъезде.

Воспоминания Риты Осяниной о доме связаны с мужем и сыном. Сразу после школы Рита вышла замуж за старшего лейтенанта Осянина, а через год родила сына Альберта. За несколько месяцев до начала войны Рита успела отправить сына к своим родителям. А муж её погиб на второй день войны.

Мысль о том, что где-то далеко её ждёт любимый сын, прибавляет сил, а военная служба становится для Риты возможностью отомстить за уничтоженное счастье:

«Теперь Рита была довольна: она добилась того, чего хотела. Даже гибель мужа отошла куда-то в самый тайный уголок памяти: у нее была работа, обязанность и вполне реальные цели для ненависти. А ненавидеть она научилась тихо и беспощадно.».. [1, с. 12].

Когда Рита узнаёт историю Жени Комельковой, ей становится легче. Она понимает, что не одинока в своей беде. Рита рассказывает Жене все свои тайны, переживания, она находит в ней что-то родственное, словно сестринское:

«Женькина судьба перечеркнула Ритину исключительность, и — странное дело! — Рита словно бы чуть оттаяла, словно бы дрогнула где-то, помягчела. Даже смеялась иногда, даже пела с девчонками, но самой собой была только с Женькой наедине» [1, с. 15].

Перевод на 171 разъезд позволяет Рите приблизиться к городу, в котором живут её мать и сын. По ночам она тайком бегает в город. Дом для Риты там, где её родные.

Семья Жени Комельковой погибла у неё на глазах. Как и у Риты Осяниной, у Жени есть желание отомстить:

«— А я одна теперь. Маму, сестру, братишку — всех из пулемета уложили.

Обстрел был?

Расстрел. Семьи комсостава захватили и — под пулемет. А меня эстонка спрятала в доме напротив, и я видела все. Все! Сестренка последней упала — специально добивали.».. [1, с. 15].

Выходит, что и дома у неё не осталось. Забота о Гале Четвертак и крепкая дружба помогают девушкам отвлечься от грустных мыслей о гибели семьи, они словно заменяют друг другу сестёр:

«Так и кончилось Ритино старательно охраняемое одиночество: Женька все перетряхнула. В отделении у них замухрышка одна была, Галка Четвертак. Худющая, востроносая, косички из пакли и грудь плоская, как у мальчишки. Женька ее в бане отскребла, прическу соорудила, гимнастерку подогнала — расцвела Галка. И глазки вдруг засверкали, и улыбка появилась, и грудки, как грибы, выросли. И поскольку Галка эта от Женьки больше и на шаг не отходила, стали они теперь втроем: Рита, Женька и Галка» [1, с. 16].

Как и для Васкова, 171 разъезд становится для Жени домом.

Галя Четвертак не знала, что такое тепло родного дома, родительская любовь, поэтому ей знакомство с Женей Комельковой даёт веру в то, что в мире есть люди, которые могут искренне, почти по-матерински, заботиться о ней. Но то место, где она провела детство, осталось в её памяти:

«Детдом размещался в бывшем монастыре; с гулких сводов сыпались жирные пепельные мокрицы. Плохо замазанные бородатые лица глядели со стен многочисленных церквей, спешно переделанных под бытовые помещения, а в братских кельях было холодно, как в погребах» [1, с. 90].

Но в детском доме был человек, который очень хорошо относился к Гале Четвертак, — старый завхоз.

Галя всегда хотела, чтобы у неё были родители, чтобы о ней заботились. Именно поэтому её жизнь в детском доме всегда была наполнена выдумками. Она даже придумала себе маму:

«А не врать Галя просто не могла. Собственно, это была не ложь, а желания, выдаваемые за действительность И появилась на свет мама — медицинский работник, в существование которой Галя почти поверила сама» [1, с. 92].

Воспоминания о доме Лизы Бричкиной — кордон, отец-лесник, больная мама. Всю юность Лиза помогала родителям. Ей даже пришлось уйти из школы, чтобы заботиться о маме и помогать отцу. Но, несмотря на трудности, Лиза верила в счастье, которое обязательно должно появиться в её жизни:

«Лиза Бричкина все девятнадцать лет прожила в ощущении завтрашнего дня. Каждое утро ее обжигало нетерпеливое предчувствие ослепительного счастья, и тотчас же выматывающий кашель матери отодвигал это свидание с праздником на завтрашний день. Не убивал, не перечеркивал — отодвигал» [1, с. 65].

Олицетворением этого счастья становится для Лизы сержант Васков, в которого она влюбляется. Но и для Васкова Лиза, выросшая в лесной избушке, является источником домашнего тепла, наталкивает его на воспоминания о доме:

«Уж больно девка своя-то была, лесная, уж больно устроилась уютно, уж больно теплом от нее тянуло, как от той русской родимой печки, что привиделась ему сегодня в дреме.».. [1, с. 46].

Переводчица Соня Гурвич была дочерью врача и членом большой, дружной семьи. Соня вспоминает звуки, ощущения, впечатления, связанные с родным домом:

«А еще висела возле дверей ручка от звонка, и ее надо было все время дергать, чтобы звонок звонил. И сквозь все Сонино детство прошел этот тревожный дребезг: днем и ночью, зимой и летом. Папа брал чемоданчик и в любую погоду шел пешком, потому что извозчик стоил дорого. А вернувшись, тихо рассказывал о туберкулезах, ангинах и малярии, и бабушка поила его вишневой наливкой» [1, с. 78].

Там, в родном Минске, была у неё и первая любовь. И до конца своей короткой жизни Соня хранила подаренный влюблённым в неё соседом по лекциям сборник стихов Блока. Во время боевой операции в лесу Соня читает эту, невероятно ценную для неё книжку:

Рожденные в года глухие

Пути не помнят своего.

Мы — дети страшных лет России —

Забыть не в силах ничего.

Испепеляющие годы!

Безумья ль в вас, надежды ль весть?

От дней войны, от дней свободы

Кровавый отсвет в лицах есть... [1, с. 45].

И в этих словах отражается представление автора о бесчеловечности войны, вынуждающей молодых людей, только-только начинающих по-настоящему жить, отдавать эту жизнь в бою.

Повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие.».. пронизана мыслью о доме. Все герои повести вспоминают о малой родине, погибают с мыслью о ней. Жизнь на 171 разъезде отвлекает героев от одиночества, а война становится возможностью отомстить. И каждая девушка погибает не за абстрактное представление о родине, а за вполне конкретное — семью и родной дом.

Таким образом, можно утверждать, что в повести Б. Васильева «А зори здесь тихие»... одним из основных сюжетообразующих мотивов является мотив дома в традиционном, классическом для русской литературы понимании.


Литература:

  1. Васильев, Б. Л. А зори здесь тихие...: Повесть [Текст] / Б. Л. Васильев. — М.: Дет. лит., 1979

  2. Непомнящий, В. С. Лирика Пушкина как духовная биография [Текст] / В. С. Непомнящий. — М.: МГУ, 2001

  3. Орлова С. А. Мифо-фольклорный мотив дома в романе Ф. М. Достоевского «Бесы» [Текст] / С. А. Орлова // Вестник Челябинского государственного университета. Вып. 39. Филология. Искусствоведение — 2009. — № 43

  4. Коломкина, В. В. Мотив дома в сборнике О. Мандельштама «Воронежские тетради» и И. Бродского «Часть речи» / В. В. Коломкина // Материалы докладов XVI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв. ред. И. А. Алешковский, П. Н. Костылев, А. И. Андреев. [Электронный ресурс] — М.: МАКС Пресс, 2009. — 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см. — Систем. требования: ПК с процессором 486 +; Windows 95; дисковод CD-ROM; Adobe Acrobat Reader. [Адрес ресурса в сети интернет: http://www.lomonosov-msu.ru/2009/]



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle