Библиографическое описание:

Избуллаева Г. В. Взгляды на духовно-моральное воспитание в произведении Дж.Руми «Маснави» // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 564-566.

Поэзия Джалаладдина Руми (1207–1273) отражает нам из глубины веков океан переплетённой речи. Его известнейший произведение «Маснави манави» является источником духовно-морального воспитания. Хусамэддин Челеби, любимый ученик Руми уговорил его начать «Меснави» и лично записал все 6 книг. Руми говорил, что Хусам «был источником моих слов» [1. c, 60]. «Маснави» состоит из шести книг и содержит около пятидесяти тысяч стихотворных строк. В «Маснави» Руми часто обращается к Корану — фундаменту мусульманского эзотеризма и преданиям (хадисам) о пророке Мухаммаде. 760 раз цитирует он стихи Корана, нередко переводя их на персидский язык, в 745 случаях приводит 703 хадиса. Недаром Джами позже скажет о «Маснави»: «Коран на персидском языке» [1. c, 68]. Кроме этого в произведение поясняется мысли примером из творчество Санаи (1044–1131) и Аттора (1145–1221).

Руми высказывает в свои мысли, чтобы быть человеком — значит быть караван-сараем, приветствующим и развлекающим путников. В «Маснави» рассказивается: Каждое утро Аяз проводил время в своей кладовой. Другие придворные заподозрив, что Аяз прячет там краденое сокровище, проникли туда, но нашли лишь старую овечью телогрейку и пару стоптанных башмаков. Аяз надевал их каждое утро, чтобы не забывать состояния, из которого вышел, прежде чем был призван ко двору. [2. c, 568] Случаи об Аязе много раз встречаетси в книге. Аяз и похож на караван-сарае он в каждом истории проявляет великодушия и мудрости. Из этого видно, что духовно — моральное воспитания процветает человека и даст значение в жизни.

Основное структура рассказов текста Руми составляет как виды диалог. А другой уникальной особенностью поэзии Руми является то, что это «присутствие» иногда вступает с ним в диалоги. У Руми всё — диалог, всюду — школа, где он учитель или ученик. Часто, сама поэма служит скользким порогом между двумя мирами: «частично во мне, и частично вовне», и «голоса» являются из этого переходного пространства. В рассказах большинство случаях разговор двух лица читателю даёт, искренны смех. Обратите внимание на рассказ: О том, как глухой навещал больного. [2. c, 204]

Как-то один глухой человек, узнав, что его сосед тяжело, болен, решил, что навестить больного — его священный долг. Но тут же он заколебался, так как понял, что из-за своей глухоты он не сможет услышать тихой речи ослабевшего человека. Однако поразмыслив как следует, он решил, что сможет отделаться стандартными фразами. Например, если он спросит больного: «Как ты себя чувствуешь?", тот обязательно ответит: «Мне уже немного полегчало», и тогда мне останется сказать: «Ну и слава Богу!" Потом ему нужно будет задать вопрос: «Чем ты питаешься?", и каков бы ни был ответ соседа, можно будет ему сказать: «Пусть пойдет тебе эта пища впрок». Прилично будет также спросить: «А кто тебя лечит?", и даже не услышав ответа на этот вопрос, смело можно похвалить умение врача. Подготовив себя, таким образом, глухой отправился к соседу.

—Как ты себя чувствуешь? — с этими словами он вошел в дом больного.

— О друг смерть уже зовет меня в дорогу, — слабым голосом ответил сосед.

Глухой же на это, как собирался, сказал:

—Ну что ж, и слава Богу!

Больной, услышав эти слова, со страхом подумал: «Только мой лютый враг за мою смерть может благодарить Господа!" А глухой тем временем продолжал ставить свои заранее заготовленные вопросы:

— Чем же ты питаешься, брат?

Моя еда — это не еда, а просто яд! — отвечал больной. Глухой не услышал его слов и продолжил свою беседу заранее заготовленной фразой:

— Ну что же, даст Бог, эта пища пойдет тебе впрок. Больной даже не успел прийти в себя, услышав такое пожелание, когда последовал еще один вопрос глухого:

— А кто же твой лекарь? — участливо спросил он.

— Вероятно, сам ангел смерти, — со слезами на глазах ответил больной.

А не услышавший этот ответ глухой уже продолжал свой разговор:

— Что ж, искусство этого лекаря известно всем, и он всегда все, что начал, доводит до конца. Думаю, что и с твоей болезнью он справится!

Сказав эти слова, глухой ушел с чувством исполненного долга. А его больной сосед тем временем говорил сам с собой: «Кто бы мог подумать, что мой сосед, с которым мы живем рядом уже много лет, затаил на меня такое зло. Я в своей слабости не мог ему ответить, но я прошу Господа наказать его за его злорадство, потому что радоваться при виде чужой боли — это святотатство, и тот, кого радует чужое страдание,- самый большой грешник на свете».

Может быть, и среди наших деяний есть такие, которые кажутся нам достойными награды, в то время как в них сокрыт тяжкий грех, а мы о нем и не догадываемся, как этот глухой, заставивший своими глупыми словами страдать и без того несчастного больного человека.

Согласно средневековым представлениям, человек состоит из четырех тел:

  • плотного, физического, неживого тела;

  • живого тела, вместилища животной, жизненной силы;

  • тела желаний;

  • тела разума.

Суфии называют желания арабским словом «нафс». Другое значение слова «нафс» — дух, душа. Нафс — субстанция тела желаний. Нафс — главный вид морального воспитания.

Ловец змей и дракон: [2. c, 160] Отправился однажды некий змеелов в очередной раз в горы, надеясь вернуться с добычей. В горах же прошел обильный снегопад, и ловцу, искавшему змей, приходилось то и дело разгребать снег. Занимаясь этим делом, он наткнулся на мертвого дракона. Увидев страшилище охотник, чтобы удивить горожан, потащил свою находку в Багдад.

Тело дракона было очень тяжелым, но змеелов не бросал его, надеясь, что горожане, увидевшие дракона, щедро вознаградят того, кто его нашел и принес.

Когда он притащил дракона в Багдад и выставил его на базаре, все городские жители прибежали взглянуть на невиданное чудо, и змеелов получил от этих зевак немалый доход. Народ, стоявший вокруг дракона, не расходился. Более того, все время прибывали новые.

Тем временем солнце поднималось к зениту, все больше пригревая землю, дракон оттаял в его лучах и... ожил. Оказалось, что его тело просто окаменело, а умирать он и не думал. Правда, ловец на всякий случай связал дракона еще до того, как тот оттаял. Поэтому, ожив, дракон сумел только еле-еле пошевелиться. Увидев это, люди побежали кто куда, сметая все на своем пути. В панике толпа многих затоптала, многие получили увечья. Змеелов стоял возле дракона и ругал сам себя за то, что приволок сюда чудовище, и не почувствовал, что Дракон приближается к нему, а когда заметил — было поздно: Дракон проглотил его.

Месневи:

Во льду несчастий, как дракона тело,

Тщета души моей окаменела.

Лед горестей или иное зло,

Твоим страстям полезней, чем тепло.

Дракон страстей не страшен, спит покуда.

И ты не пробуждай его теплом,

Чтобы весь век не каяться потом.

Руми советует быть осторожным и не спешить сделать вывод от наружного видения. Энергия нафса заставляет нас непрерывно двигаться, никогда не останавливаясь.

— «Что и когда я терял, умирая?», спрашивает Руми. Смерть — расставание с духом-нафсом. На арабском тут игра слов — «смерть — лишь замена одного набора желаний на другой». Каждый человек может руководить желанием. Во время обучение и воспитание наставники (преподаватели, воспитатели) в ученике формируют желания.

Следующий рассказ говорит атом, желание как бесполезный совет друга приведет к заблуждению. Если человека не имеет личного мнения и тогда он и правде заблуждается. Заблуждение в желании приводят к пропасть жизненной позиции.

Поиск жилища: [2. c, 188] Некий человек искал дом, чтобы взять его в наем или купить, и попросил одного своего друга помочь ему в поисках. Друг показал ему немного поврежденный дом, принадлежавший ему и расположенный по соседству с его собственным жильем. При этом он говорил:

— Если бы у этого дома была крыша, ты бы мог нанять его и сразу поселиться в нем, и мы стали бы соседями. Конечно, хорошо было бы, если бы в доме была вторая комната, тогда бы ты мог удобнее разместить в нем свою семью. А если бы возле этого дома еще и был бы сад, я бы мог приходить к тебе в гости, и мы бы хорошо проводили время. В общем, был бы этот дом в порядке, ты бы мог смело нанять его или даже купить.

Выслушав друга, человек, искавший себе жилище, сказал: — Я понимаю, что ты желаешь мне благ, и я бы, может быть, нанял этот дом, но бою-с стать рабом домовладельца по имени «если бы»!

Руми был таким личностям. Он в своих учениях сущность действительной жизни видел в следующих свойствах человека: любовь, просвещение, разум терпимость, богатство, правдивость, справедливость, щедрость, смелость, доброта и желание.

Мудрость и совершенство Лукмана: [2. c, 247] Лукман был рабом у одного купца, и когда тот лучше узнал характер и достоинства Лукмана, он старался не разлучаться со своим рабом. Во время их совместной трапезы он подкладывал ему лучшие куски, и если Лукман отказывался от какой-нибудь пищи, он к этой пище тоже не прикасался, отдавая ее на съедение псам.

Однажды этому купцу прислали дыню, и он, как всегда, позвал Лукмана, чтобы угостить его. Хозяин разрезал дыню на куски и первый же кусок отдал Лукману, а тот немедленно с наслаждением стал его есть с таким удовольствием, будто дыня эта была слаще меда. Хозяина тешило видимое удовольствие Лукмана, евшего дыню, и он продолжал отрезать ему кусок за куском. И только после пятого отданного Лукману куска он решил и сам попробовать эту восхитительную дыню. Но как только он откусил ее самую малость, невыносимая горечь наполнила, казалось, все его тело, а язык покрылся волдырями. Когда же эти горечь и боль немного улеглись, хозяин спросил Лукмана:

—Я удивляюсь, как ты мог поглощать столько яда, и почему ты ел кусок за куском, не пожаловавшись мне на их горечь. Неужели ты мог подумать, что я тебе не поверю?

— Зная твое дружеское ко мне отношение,- ответил Лукман,- и помня о том, сколько сладостей я вкушал в твоем доме, я счел обязанностью принять в нем и горечь. И хоть эта дыня оказалась горькой, рука, дающая мне ее куски, была доброй, а какое может иметь значение горечь в сравнении с добротой. Доброта всесильна, она может обратить медь в золото, она помогает переносить горе и страдания, она может превратить уксус в вино и темницу в цветник, а яд — в нектар. И даже райский сад, если в нем не будет доброты, покажется адом. Зло же — это всего лишь суета сует, чуждая истинному Знанию, от которого происходит доброта.

Здесь Руми показывает, что хорошо духовного воспитанный ученик понял суть и значение вещества. Видимость — наружное, а значение — внутреннее понятие. По его мыслям, человек понимая себя, начинает понимать свое значение.

Сделав вывод, мы можем в заключении сказать что:

Руми в своих произведениях теоретически доказали, что судьба мира непосредственно связана с мыслями, его знаниями, поведением, моралью и мудростью. Каждый человек в этом переходящем мире живёт своим умом и трудится по мере своих сил.

Жизненный путь Руми дидактические взгляд, моральная чистота, правдивость, стремление к просвещению, овладению профессией, стремление помогать все людям, изучение их идей великодушия, в учениях духовного процветания оказывает большое влияние на мировоззрение членов общества.


Литература:

  1. Муҳаммад Истеъломий. Мавлоно жалолиддин Муҳаммад Балхий. Теҳрон — 2001. — 88 б.

  2. Румий Жалолиддин. Маснавийи маънавий // Ж.Камол тарж. –Т.: “Мериюс” ХХМК, 2010. — 846 б.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle