Библиографическое описание:

Заримбетов А. А. Билингвизм и разноуровневая интерференция // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 344-347.

Республика Каракалпакстан суверенное государство, где проживают представители многих национальностей, коренными жителями которой являются каракалпаки, казахи, узбеки и русские. Карачаево-Балкарский — многонациональная автономная область, где живут и работают представители 92 национальностей. Коренными жителями области являются карачаевцы, черкесы, абазины и ногайцы.

Развитие языка и культуры каждого народа непосредственно определяется двумя взаимосвязанными прогрессивными тенденциями: 1) всесторонним развитием каждой нации и 2) все большим сближением наций. Эти тенденции ведут к укреплению единства общества, обеспечивают неуклонный прогресс государства в целом и каждой нации в отдельности.

Особенно важную роль во всестороннем развитии народов страны, в расцвете их культур, во все более тесном взаимном общении и сближении их, в развитии всесторонних межнациональных связей и взаимопомощи играют языки. В условиях свободного развития языков всех наций и народностей происходит непрерывный процесс взаимного обогащения национальных языков. Вместе с тем на базе общей для всех народов экономики, единого государственного строя, общности содержания культуры этих народов появляется массовая потребность в едином языке межнационального общения, экономического, политического и культурного сотрудничества. Таким образом, русский язык фактически становится вторым родным языком.

Знание русского языка повышает у представителей нерусских народов общий культурный уровень, дает возможность полнее выражать свои мысли, делать достоянием всех достижения каждой нации.

С приобретением независимости и суверенитета особое внимание уделяется глубокому изучению истории и культуры народов и Центральной Азии. Созданы и переведены на русский, английский и немецкий языки каракалпакские народные эпосы «Кырк кыз», «Коблан», «Шарьяр». На языках народов Карачаево-Черкесии создан выдающийся Нартский эпос, богатая многожанровая национальная литература, развиваются все стороны национальных культур.

Исторически как отдельные островки в пестроязычном Западном Кавказе существовали абхазско-карачаевское, карачаево-балкарско-осетинское, кабардинско-карачаевское, балкарско-сванское, абазинско-кабардино-черкесское, адыгейско-карачаевское двуязычия.

В Каракалпакстане и Карачаево-балкарской широко представлено национально-русское двуязычие, т. е. знание представителями коренных народов наряду с родным и русского языка.

Процессы, происходящие в языках коренных народов характеризуются двумя тенденциями.

Первая тенденция — исторически сложившаяся: а) каракалпаки, казахи и узбеки говорят на близкородственных языках, достигают свободного взаимопонимания на основе родных языков; б) карачаевцы и ногайцы также говорят на близкородственных языках, достигают свободного взаимопонимания на основе родных языков; к тому же акногайский диалект ногайского языка испытывает влияние карачаево-балкарского языка, что отмечено H. A. Баскаковым [1, 32];

Вторая тенденция — действует одновременно с первой — языком межнационального общения и у каракалпаков, и у карачаевцев прочно стал русский язык. Здесь наблюдается количественное и качественное развитие общественных функций русского языка. Такое развитие русского языка в свою очередь оказывает положительное воздействие на общественные функции национальных языков. Таким образом, языки народов области охвачены билингвистическими (кабардино-черкесский, карачаево-балкарский языки) и полилингвистическими (абазинский и ногайский языки) процессами.

Развитие национальных языков стало немыслимым в отрыве от развития русского и других языков. В частности, дальнейшее развитие языков коренных народов Каракалпакии и Карачаево-Черкесии происходит в тесном контакте друг с другом и с русским языком. И существенным фактором в дальнейшем развитии местных языков является русский язык. Современный русский язык является основным источником обогащения языков, которому подвергаются все уровни языков. Как показывает практика, влияние русского языка наиболее ощутимо в языках малых народов и главным образом — в литературных формах этих языков. Этому способствуют: непосредственное общение представителей различных национальностей на русском языке, обучение в школах, средних специальных и высших учебных заведениях, совместный труд и совместная служба представителей разных народов, рост межнациональных связей и сотрудничества, увеличение числа смешанных браков, обмен передовым опытом работы, достижениями в экономической и культурной жизни, курсы повышения квалификации, культурно-просветительские учреждения, развитие делопроизводства, печати, радио- и телепередач, наглядная агитация, проведение различного рода семинаров, совещаний, конференций, собраний, выставки достижений науки и техники, дальнейшее усовершенствование школьных и вузовских, учебников, программ и т. д.

Из всех методов билингвистических исследований наиболее ценным и перспективным в наших условиях является комплексный метод изучения двуязычия, учитывающий его социальные и лингвистические стороны.

Объектом исследования в статье представлен каракалпакско-русский и карачаевско-русский билингвизм. Каракалпакский и карачаевский языки нами выбраны как близкородственные языки алтайской семьи, т. е. тюркские языки. Материалом исследования служили: устная речь взрослых людей, устная и письменная речь школьников, студентов, интеллигенции, рабочих коллективов, язык газет и журналов. Изучение данной проблемы дает возможность своеобразно пояснить то, что мы понимаем под билингвизмом применительно к языковым процессам, в каракалпакском и карачаево-балкарском языках. И это не только потому, что исследователи по-разному понимают данное явление и дают различное ему определение, но и в силу того, что двуязычие имеет свои особенности в каждой республике, автономной области и в каждом национальном округе.

В чисто лингвистическом аспекте билингвизм — одинаково свободное владение двумя языками. В социолингвистическом плане билингвизм — понятие широкое и развивающееся. Так, можно выделить 4 ступени билингвизма:

Первая ступень, когда коренные жители знают родной язык и жизненно необходимые, наиболее активные слова русского языка. Индивиду неизвестны звуковые и грамматические закономерности второго языка. Запас слов недостаточен для того, чтобы передать свои мысли собеседнику на втором языке. Однако слова второго языка вставляются в конструкцию из слов первого языка, если собеседник говорит на русском языке. Следовательно, активные слова второго языка активны и в речи коренных жителей. В основном ими активно используются существительные, отдельные прилагательные, наречия и глаголы русского языка. Из беседы карачаевки с русской женщиной: «Кулупха хадил. Анда собрания болду. Присидател пермада даярка нету, джетмейди дейди» 'Была в клубе. Там проходило собрание. Председатель говорил, что на ферме не хватает доярок'. Первая ступень билингвизма характерна для большинства мужчин и женщин в возрасте 50 лет и старше.

Вторая ступень, отражает владение двумя языками детей. Здесь наблюдается неглубокое знание первого языка и отсутствие у большинства детей достаточного запаса слов, чтобы говорить на втором языке.

Третья ступень, охватывает молодежь, мужчин и женщин. У большинства из них отмечается свободное знание первого языка и менее свободное знание второго (русского) языка. Представители этой ступени говорят на русском языке, но допускают в устной и письменной речи значительное число лексических, фонетических, грамматических и стилистических ошибок.

Четвертая ступень, отражает билингвизм в основном молодежи, которая свободно владеет родным и русским языками. Но нередко встречается то одинаково свободное владение обоими языками, то лучшее знание русского языка или знание одного русского языка и незнание родного языка.

Приведенные четыре ступени каракалпакского и карачаевского билингвизма весьма условны, границы между ступенями подвижны, могут с течением времени меняться. Естественно, все сказанное определяется развитостью экономической, общественной и духовной жизни населения и с тем, где проживает билингв — в городе или в ауле. Мы полагаем, что билингвизмом охвачены представители всех четырех ступеней. Но двуязычной, видимо, следует считать часть населения, относящуюся к третьей и четвертой ступеням билингвизма. Следовательно, билингвизм в широком смысле — это умение говорить на двух языках, которое постоянно совершенствуется.

Билингвизм вызывает к жизни новые языковые явления, создающиеся на всех уровнях первого языка. Эти процессы усиливают двуязычие, развивают общественные функции родного и русского языков. Развитие общественных функций первого (родного) языка неразрывно связано с дальнейшим повышением роли и общественных функций второго (русского) языка.

Обогащение лексического уровня. Русский язык обогащал и обогащает все сферы лексики каракалпакского и карачаево-черкесского языков собственно русской и иноязычной специальной, а также интернациональной терминологией. В живую ткань языка вошли термины общественно-политические: газета, конференция, партия, политика, правительство, собрание, съезд и т. д.; технические: автобус, асфальт, завод, машина, поезд, промышленность, трактор, техника, фабрика, электричество и др.; хозяйственные: подрядчик, управление, ферма, фермер и т. д.; наименования специальностей: геолог, инженер, историк, литератор, математик, медик, химик, физик и т. д.; названия должностей: агроном, актер, бухгалтер, врач, доцент, заместитель, заведующий, мастер, менеджер, прокурор, судья, управляющий и др.; наименования государственных учреждений: гороно, институт, райсобес, школа и т. д.; литературные термины: герой, драма, жанр, литература, пьеса, повесть, поэма, сатира и т. д.; научные термины: атом, биология, грамматика, математика, медицина, спутник и др.; просвещения и культуры: ансамбль, балет, библиотека, драмтеатр, журнал, лекция, опера, спектакль, читальный зал и др.; юридические: акт, закон, статья, суд, юридическая консультация и т. д.; названия предметов школьных принадлежностей: карандаш, книга, линейка, ручка, тетрадь, циркуль и т. д.; названия предметов быта: батон, буфет, гарнитур, гардероб, духовка, консервы, костюм, лампочка, пальто, стол, туфли, шкаф, шляпа, шифоньер и мн. др.

Русизмы в речи каракалпаков и карачаевцев подвергались фонетическим изменениям, происходило наложение каракалпакских и карачаево-балкарских фонетических особенностей на заимствуемые из русского языка слова.

В последние годы прогрессирует семантическая интерференция. Под влиянием семантики русских слов многие каракалпакские и карачаевские слова приобретают новые значения.

Каракалпакский язык

Карачаево-балкарский язык

Исконное значение

Русский язык

азат

азат

свободный

раскрепощенный

бай

бай

богатый, богач

помещик

исши

ишчи

работник

рабочий

қол

къол

рука

рука (в смысле поддержка)

жоқарғы

огьаргъы

верхний

верховный

сайлау

сайлаў

выбирание

выборы

тынышлық

тынчлыкъ

спокойствие

мир

ислеуши

уруннъан

работающий

трудящийся

аўыллы

элли

селянин

крестьянин

еркинлик

эркинлик

воля

свобода


Обогащение фонетического уровня. Вместе с заимствуемыми из русского языка словами в каракалпакский и карачаево-балкарский язык вошли звуки русского языка ф, ц, щ, в: революция, вагон, вино, вафли, Москва, фабрика, ферма, центр, цемент, щетка и т. д. В перечисленных и подобного рода словах каракалпаки и карачаевцы ф заменяют звуком п, в — б, ц — с, щ — ш: пабрика, сентр, бино, шотка и т. д. Результаты анализа русской речи школьников и студентов показывают, что многие из них в русской речи допускают замену щелевого /щ/ щелевым звуком /ш/: вместо щавель, еще, щука, щи, мощь произносят шабел, ешо, шы, мош и неверно орфографируют такие слова. Изучение произношения показывает, что в русских словах, где рядом с х оказываются гласные заднего ряда: хорошо, хотя, сахар, пахота, хутор, запах, опухание, рыхлый и т. д., многие школьники и отдельные студенты произносят глубокозаднеязычный /хъ/, не говоря уже о людях преклонного возраста.

Для некоторых из числа молодежи второй язык стал родным, а родной — вторым. Это приводит к тому, что билингв карачаевские слова оформляет на русский лад: глубокозаднеязычные къ, х, гь соответственно заменяются заднеязычными к, х, г: қара– къара–кара “черный”, қабар-хапар-хъапар “рассказ”, арғы–аргъы–аргы 'тот', “дальний” и т. д.; носовой /нь/ звучит как /н/ или /нг/: мине — меннъе — мене, менее 'мне', сени-сеннъе-сене, сенге “тебе” и т. д.

Обогащение морфологического уровня. Здесь мы обнаруживаем интересный и разнообразный материал. Так, метод категориального анализа показывает:

1. Словообразующий формант родного языка расширяет свое значение, более активизируется, может объединять в себе семантику и функции нескольких формантов второго языка. Например, аффикс /-чы/, образующий имена существительные с значением лица, передает семантику и выполняет функции продуктивных и непродуктивных суффиксов русского языка, создающих существительные со значением лица: лесник — тоғай-шы, агъаш-чы, паст-ух — пада-шы, сюрюу-чю, рыб-ак — балық-шы, чадакъ-чы, полив-щик — суўғарыў-шы, сугъарыу-чу, мор-як — теңиз-ши, тенъиз-чи, учи-тель — оқытыў-шы, окъутуу-чу, гармон-ист — қобызшы, къобуз-чу и т. д.

2. Словообразующий формант родного языка может стать неупотребительным. Его место может занять формант русского языка. Например, прежде в словах тракторист, машинист, баянист вместо суффикса -ист, -ер употреблялся аффикс. -чы: баян-шы, баян-чы, трактор-шы, трактор-чу, машын-шы, машина-чы, комбайын-шы, комбайн-чы. С течением времени язык принял эти слова в русском оформлении.

3. После словообразующего форманта заимствованного слова может присоединяться тождественная морфема первого языка, которая иногда с течением времени выпадает — было: монтер-шы, монтер-чу, маляр-шы, маляр-чы, стало: монтер, маляр, но еще остаются: авиато-шы, авиатор-чу — авиатор, регистратор-шы, регистратор-чу — регистратор и т. д.

4. Под влиянием структуры определительной группы существительных родного языка, как правило, в заимствуемых двусловных словосочетаниях из русского языка прилагательные теряют свои суффиксы: машинный зал — машина залы, машина зал и т. д. Однако в отдельных случаях суффикс сохраняется: духовой оркестр, заочное обучение –заочный оқыў, заочный окьуу.

5. Из русского языка вместе с заимствуемыми словами вошло заметное число словооб-разующих суффиксов: -ист, -изм, -ант, -ер, -ник и др.

Обогащение синтаксического уровня. Каракалпакский и Карачаево-балкарский языки обогатились огромным количеством оборотов, являющихся кальками или полукальками русских выражений: ағлашы сынаў, алчы сынам — “передовой опыт”, əскер техникасы, аскер техника — “военная техника”, заманға сай технология, бусагъатдагъы технология — “современная технология”, көп жыллық шөплер, кёб джыллыкъ хансла — “многолетние травы”, мийнетти шөлкемлестириў, урунууну къурау — “организация труда”.

Наибольший интерес представляют интерферированные свободные словосочетания. Здесь наблюдается семантическая и структурная интерференция. Например, выражение саўлықты сақлаў, саулукъ сакълау раньше осознавалось “беречь здоровье”. С появлением учреждений здравоохранения оно приобрело дополнительное значение «здравоохранение». Такую семантическую интерференцию претерпели: бесжыллык питим, бещджыллыкъ бичим “план на пять лет” — “пятилетний план”. В этом примере значение 'пятилетний план' возникает, если два первых слова в словосочетании (бес и жыллықбеш и джыллыкъ) сливаются в сложное слово бесжыллыкбещджыллыкъ “пятилетка” и структурно совпадают с русским сложным словом 'пятилетка'. Это свидетельствует о том, что семантическая интерференция нередко действует одновременно со структурной интерференцией.

Любопытно, что словосочетания, являющиеся кальками русских сложных слов, стремятся превратиться в сложные слова. Так, русские сложные слова радиопередача, машиностроение, сельскохозяйственный и т. д. передаются словосочетаниями радио еситтириў — радио бериў, машина ислеп шығарыў — машина ишлеу, аўыл хожалық, ел мүлки — эл мюлк. Однако они по мере свободного усвоения содержания и структуры русских сложных слов билингвами стремятся превратиться в сложные слова с единым ударением. Следовательно, свободное владение русским языком ведет не только к семантическому, но и к структурному сближению свободных словосочетаний. А это в свою очередь ставит перед специалистами вопросы правильного орфографирования таких словосочетаний. Подобные явления характерны и для других тюркских языков. Таким образом, билингвистические исследования раскрывают живые полнокровные языковые закономерности.


Литература:

  1. Баскаков А. Н. О комплексных методах и приемах билингвистического исследования //Методы билингвистических исследований. М., 1976.

  2. Белл Р. Т. Социолингвистика: цели, методы и проблемы. М., 1980.

  3. Вайнрайх У. Одноязычие и многоязычие//Новое в лингвистике. М., 1972. Вып. 6.

  4. Дешериев Ю. Д. Проблема взаимоотношения между функционально-типологической и другими и другими классификациями языков// Теоретические проблемы социальной лингвистики. М., 1981.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle