Библиографическое описание:

Греку В. П. Юридическая природа принудительных мер медицинского характера // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 379-383.

Рискну перефразировать, Лапласа Пьера-Симона (1749–1827), ту часть, что он посвятил Вселенной, скажу о праве: «Настоящее состояние права рассматривается, как следствие его предыдущего состояния и как причина последующего».

Принудительные меры медицинского характера, очень схожи с мерами уголовного наказания, так как оба этих института являются мерами государственного принуждения.

Так же как принудительные меры медицинского характера, меры уголовного наказания назначаются только при осуществлении правосудия только судом, от имени Государства. Обязательность их исполнения гарантируется репрессивным аппаратом (силой) этого государства.

Теперь поговорим о различии:

  1. Разница в итоговом документе, который выносится судом на основании имеющихся материалов. При назначении наказания, суд выносит приговор по материалам предварительного следствия. При назначении принудительных мер медицинского характера — мотивированное постановление по материалам следствия и медицинского заключения.

  2. Основанием вынесенного обвинительного приговора суда, является наличие в действиях подсудимого всех признаков состава преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса. Основанием постановление о применении принудительных мер медицинского характера, является наличие обстоятельств, делающих подсудимого неспособным понести наказание, либо обстоятельств которые позволяют принудительные меры медицинского характера назначать вместе с мерами наказания.

  3. Есть медицинские показания для применения в отношении таких лиц медикаментозного лечения и наблюдения, так как лица, в отношении которых могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, страдают глубоким расстройством психики или находятся в реактивном состоянии. На их психику может оказываться дополнительное функциональное воздействие со стороны различных не психических заболеваний, употребление лекарственных, токсических и наркотических средств. Вследствие всего этого указанные лица представляют общественную опасность. В соответствии с частью 2 статьи 97 Уголовного кодекса РФ к ним применяются принудительные меры медицинского характера только в тех случаях, они становятся опасны для окружающих и для себя. Кроме традиционного списка: лиц, совершивших преступление в состоянии невменяемости; лиц, у которых наступило психическое расстройство после совершения преступления и нести наказание они не смогут, так как просто будут не понимать сущности этого наказания; лиц совершившим преступление, будучи отягощёнными в анамнезе психическими заболеваниями, не исключающими вменяемости, Уголовный Кодекс РФ 29 февраля 2012 года дополнен лицами, достигшими восемнадцатилетия и совершившими преступления против половой неприкосновенности малолетних (лиц не достигших четырнадцатилетнего возраста), страдающими расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости.

Лица, страдающие психическими расстройствами, но не представляющие собою общественную опасность, принудительным мерам медицинского характера не подвергаются.

Вопрос о необходимости применения принудительных мер медицинского характера решается каждый раз в индивидуальном порядке на основании акта судебно-психиатрической экспертизы.

Собственно, судебно-психиатрическая экспертиза решает вопрос о необходимости лечения, суд — о необходимости изоляции от общества.

  1. Рассматривая дальнейшее различие между наказанием и принудительными мерами медицинского характера, необходимо упомянуть о целях:

  • традиционно считается, что целями наказания являются — восстановление социальной справедливости, исправления осуждённого и предупреждения совершения новых преступлений (общая и частная превенция).

  • для цели принудительных мер медицинского характера характерно облегчение (улучшение) психического состояния лица, страдающего этим недугом или излечение его от психического заболевания совсем, а так же предупреждения совершения этими лицами новых общественно опасных противоправных деяний.

При привлечении лица, в отношении которого могут быть назначены принудительные меры медицинского характера к процессу предварительного расследования и судебного разбирательства, строго сохраняются конституционные права этого лица: предоставление права на защиту, при этом защитник предоставляется в обязательном порядке в силу неспособности лица из-за психических недостатков осуществлять это право самому (отказ от защитника судом не принимается); суд может принять решение на основании пункта 5, части 2, статьи 231 УПК РФ с учётом статьи 241 УПК РФ о рассмотрении уголовного дела в отношении такого лица в закрытом судебном заседании; гражданский иск, если в отношении лица суд примет решение о применении принудительных мер медицинского характера, гражданский иск по таким делам не рассматривается (хотя потом это можно сделать в порядке гражданского судопроизводства), процессуальные издержки, вознаграждение адвокату относят за счёт средств федерального бюджета и другие.

  1. Наказание, предусматривает осуждение — отрицательную оценку лицам, совершившим преступления, ограничение в правах и свободах, наконец правовое последствие в виде судимости. Наличие судимости предполагает, что лицо, освободившееся из мест лишения свободы, не полностью «расплатился за содеянное», определённое законом время оно несёт дополнительный груз обязанностей, как то запрет на работу на должности в государственные учреждения и правоохранительные органы; социально-правовой контроль за поведением лица в целях после его освобождения (учитывается вероятность его исправления); более строгое наказание в случае совершения этим лицом нового наказания, определение более строгого содержание лица в исправительном учреждении или другой тип этого учреждения и так далее.

Применение принудительных мер медицинского характера не содержит отрицательного отношения и оценки со стороны государства, не могут быть наказанием, а значит, не являются карой. Но в самих условиях применения принудительных мер медицинского характера уже содержится слово «принудительные», вследствие чего ограничения прав и свобод, всё же присутствуют, это зависит от степени тяжести заболевания в первую очередь и затем уже от степени общественной опасности, которую представляет собой это лицо. Длительность применения принудительных мер медицинского характера зависит от тяжести душевного расстройства лица, в отношении которого применены принудительные меры медицинского характера. И, самое главное, применение этих мер не влечёт за собой правовые последствия в виде судимости.

Cum tacent, clamant! — Тем, что они

молчат, они кричат!

Марк Тулий Цицерон (63 год до н. э.)

В Российской Федерации постановления суда «О прекращении, изменении или продлении применения принудительной меры медицинского характера в соответствии со статьёй 445 УПК РФ»:

  • за 12 месяцев выносилось в отношении 25931 лиц, за 2007 год;

28045 лиц, за 2008 год;

27262 лиц, за 2009 год;

24718 лиц, за 2010 год;

23654 лиц, за 2011 год,

  • за 6 месяцев в отношении 11353 лиц, за 2010 год;

11164 лиц, за 2011 год;

12952 лиц, за 2012 год.

Цифры настораживают тем, что с конца 2011 года и на начало 2012 года число лиц, совершивших общественно опасные противоправные деяния, в отношении которых применяются принудительные меры медицинского характера, растёт.

Если, мы прибавим сюда ещё криминализацию статьи 97 Уголовного кодекса РФ, которая с 29 февраля 2012 года дополнена лицами, совершившими преступления против половой неприкосновенности малолетних, достигшими восемнадцатилетия и страдающими педофилией, не исключающим вменяемости, то через год получим рост показателей по лицам, в отношении которых необходимо применять принудительные меры медицинского характера.

8 декабря 2003 года в Уголовном кодексе утратил силу пункт г), части первой, статьи 97.

Декриминализация этой статьи для лиц, злоупотребляющих алкоголем и лиц, употребляющих наркотические вещества без медицинского назначения, привела к тому, что таким представителям нашего общества не назначаются принудительные меры медицинского характера, это послужило увеличением криминализации самого общества.

Посмотрим статистику только за последние три года: в 2010 году почти каждое шестое (16,6 %) оконченное расследованием преступление совершено лицами, в состоянии алкогольного опьянения, в 2011 году — почти каждое пятое (20,1 %), в 2012 году — каждое четвёртое (25,1 %) преступление совершено в состоянии алкогольного опьянения.

Такая же ситуация по лицам употребляющих наркотические средства за последние два года: в январе — декабре 2011 года выявлено 215,2 тыс. преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, за двенадцать месяцев 2012 года выявлено 219 тыс. преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что на 1,7 % больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Сомнительная мера по оздоровлению общества сделана 7 декабря (опять декабрь) 2011 года, когда лица, совершившие преступления, связанные с незаконным приобретением, хранением, перевозкой, изготовлением, переработкой наркотических средств, а также незаконно культивирующие (производящие селекцию) растения, содержащие наркотические или психотропные вещества, а равно, лица, подделывающие рецепты, или незаконно выдающие их (специальные субъекты) для получения наркотических средств в принудительном лечении, больные наркоманией, добровольно «изъявят желание» пройти курс лечения от этого недуга, то в полномочии суда отсрочить им приговор на пять лет.

Прибавьте сюда статистику по административной практике — ДТП в любом из этих состояний, водителей зачастую, уже лишённых права управления автотранспортными средствами, мелких хулиганов, домашних дебоширов и тому подобных. Всё это укладывается в понятие правового нигилизма.

fiat justitia et pereat mundus!

Да свершится правосудие и да погибнет мир!

Иоганн Манлиус (1563)

Принудительные меры медицинского характера не связаны с реализацией уголовной ответственности — их социальная значимость защитить общество от лиц, страдающих психическими расстройствами и склонных к совершению противоправных общественно опасных деяний.

Часть 1, статьи 97 Уголовного кодекса РФ раскрывает нам перечень лиц в отношении которых могут быть назначены по решению суда принудительные меры медицинского характера:

А) Во-первых, в отношении лиц, совершивших общественно опасные противоправные деяния в состоянии невменяемости.

Определимся с вменяемостью, это способность личности осознавать себя и свободно ориентироваться в пространстве и во времени. Личностью мы называем человека, который в процессе воспитания овладел речью, разнообразными моторными, интеллектуальными и социокультурными навыками. Хотя, ещё в начале XX века исследователь Г. Олпорт насчитал более 50 определений личности. Всё зависит от специализации исследователя, что он хочет выделить в определении личности — социальную составляющую или религиозную, дать характеристику исходя из философского суждения или с позиции психолога и так далее.

Мы существуем в окружении людей, различных вещей, животных растительного мира, природы и так далее. Всё это мы познаём через ощущения: тактильные (осязание), слуховые (звук), зрительные (образы), вкусовые (пища), обонятельные (запах). Чтобы составить мнение и описать явление, предмет — личность задействует полный комплекс чувств. Составляет своё мнение о действительности, включая в работу сознание, мышление и инстинкт.

Всё это сводится к понятию, которое определяет юридическая наука:

Способность лица осознавать происходящее, критически относится к своим действиям (бездействиям), сохранять способность руководить ими. Контроль — психологическая составляющая личности, способность руководить, это волевой компонент — способность твёрдо избирать правопослушное поведение.

Невменяемость, обратная сторона — утерянная способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики [2].

Поэтому, когда речь идёт о совершении преступления в состоянии невменяемости, правоприменитель определяет это, как неспособность лица осознавать свои противоправные деяния и противостоять им в момент совершения общественно опасного поведения, а так же реально оценивать предполагаемые или наступившие общественно опасные последствия.

Причины такого поведения могут быть различными:

  • Различные психопатии (аномалии личности): истерическая, паранойяльная, шизоидная;

  • Олигофрения (малоумие) с её степенями врождённого слабоумия: дебильность (лёгкая степень), имбецильность (средняя степень) и идиотия (тяжёлая степень);

  • Реактивные состояния (временные обратимые состояния расстройства психики): различные неврозы при наличии психотравмирующих факторах при слабой физиологической устойчивости психики — истерический невроз, неврастения, невроз навязчивых состояний, реактивные психозы;

  • Алкоголизм, наркомания и токсикомания: которые в настоящее время относятся к хроническим психическим заболеваниям непсихотической этиологии;

  • Исключительные состояния (кратковременные психические расстройства): сумеречное помрачение сознания (отрешённость, дезориентация в месте, времени и ситуации), патологический аффект (при внезапной психической травме) с фазой «взрыва», реакция «короткого замыкания» при внезапно изменившейся ситуации (приводит к немотивированной агрессии).

Б) Во-вторых, в отношении лиц, у которых психическое расстройство наступило после совершенного преступного деяния и вследствие чего невозможно применить к этим лицам наказание.

Так же, как и внезапно возникшее или хроническое психическое расстройство влияет на поведение лица при совершении преступления, так же это лицо подвержено такому влиянию и после преступного действия (бездействия).

Здесь может быть две ситуации, при которых наступает такое состояние:

Лицо совершило противоправное общественно опасное деяние, после чего наступает психическое расстройство (коротко: увидел — ужаснулся);

Лицо после совершения преступного деяния привлекается к уголовной ответственности, но к моменту вынесения обвинительного приговора суда или уже после, на стадии исполнения наказания, заболевает психическим заболеванием.

И в том, и в другом случае исполнение приговора невозможно.

Говоря о юридической ответственности за причинённый вред охраняемым уголовным законом правоотношениям, необходимо отметить, что наказание и принудительные меры воспитательного воздействия, так же как принудительные меры медицинского характера, это составные части ответственности.

В случае невозможности понести наказание из-за наступившего психического расстройства, лицу назначаются судом принудительные меры медицинского характера. При улучшении состояния здоровья или выздоровлении от психического заболевания, суд принимает решение о необходимости лица нести уголовное наказание.

Лицо излечивается, ему суд, в соответствии с пунктом 12, статьи 397 и частью 3, статьи 396 выносит постановление о прекращении применения к этому лицу принудительных мер медицинского характера и направляет материалы для разрешения вопроса о привлечении к уголовной ответственности на предварительное расследование в общем порядке. В случае назначения, учитывается время лечения и нахождения этого лица под стражей (если такое решение принималось). Нахождение лица в психоневрологическом учреждении приравнивается к содержанию в уголовно исполнительном учреждении в виде лишения свободы — «день за день».

Лицо, продолжает болеть психиатрическим заболеванием, но при наступлении стадии ремиссии, становится социально неопасным обществу. Суд принимает решение о прекращении или изменении принудительной меры медицинского характера.

В) В третьих, в отношении лиц, совершивших преступное деяние и страдающих психическим расстройством не исключающем вменяемости.

Данная норма является новеллой Уголовного кодекса РФ 1996 года. Норма привлечения лица к уголовной ответственности, в случае, когда это лицо не в полной мере осознавало фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководило им. Состояние в юридической литературе называют «уменьшенной, ограниченной вменяемостью», «пограничным состоянием сознания» и так далее.

В отношении такого лица, как правило, принудительные меры медицинского характера назначаются вместе с уголовным наказанием.

Такие состояние психики возможны при реактивных состояниях психики, «исключительных состояниях» (смотрите выше, об этом уже сказано), или у лиц злоупотребляющих алкогольными напитками, наркотическими средствами и токсикологическими веществами.

Внесение этой новеллы в Уголовный кодекс РФ, послужило образованию путаницы и вместе с этим вызвало много споров.

Большинство стран, в которых существует институт «ограниченной вменяемости» (Австрия, Италия, Польша, ФРГ, Франции, Японии и другие) за преступное посягательство в таком состоянии уменьшают наказание.

В Уголовном кодексе РФ по смыслу статьи 23, определено, что совершение преступления в состоянии алкогольного, наркотического или иного опьянения не является обстоятельством смягчающим или отягчающим наказание. Действительно в статьях 61 и 63 Уголовного кодекса ничего не говорится о таком состоянии.

Даже в постановлении пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года ничего не сказано о лицах, совершивших преступление в таком состоянии [1].

Д) В четвертых, в отношении лиц, достигшим возраста восемнадцати лет и совершившим преступления против половой неприкосновенности в отношении малолетних (лиц, моложе четырнадцати лет). Условия применения принудительных мер медицинского характера предусматривают наличие у этих лиц психического расстройства сексуального предпочтения (педофилии), не исключающей вменяемости.

Эта новелла от 29 февраля 2012 года. К сожалению, в уголовном кодексе эта статья труднее усеваемая, чем даже пункт в).

Признание таких лиц больными психическим заболеванием, налагает на суды ответственность при доказанных преступных посягательствах на несовершеннолетних детей, не достигших возраста четырнадцати лет, применять принудительные меры медицинского характера к педофилам.

Осталось очень много вопросов: Почему к лицу напавшему на ребёнка, не достигшего четырнадцати лет надо применять принудительные меры медицинского характера, а напавшего на шестнадцатилетнего подростка «такие принудительные меры» принимать не стоит. Это лицо не совсем больное?

А как быть с некрофилами, зоофилами и другими филами? По аналогии они также «нуждаются» в принудительной медицинской помощи.

Каким образом к этим лицам могут быть применены такие медицинские процедуры, как «добровольная» химическая кастрация?

Сразу оговорюсь, что пока речи о химической стерилизации или кастрации в Уголовном Кодексе РФ не идёт. Не мерой наказания (в статье 44 УК РФ, что будет вряд ли), не принудительной мерой медицинского характера (в статье 99 УК РФ) кастрация не стала. Пока не стала. Но по смыслу поправок, мы уже готовы признать категорию лиц, совершающих преступления против половой неприкосновенности малолетних, психическими больными (почему тогда не всех «насильников» признать таковыми, далее больше — всех лиц совершающих преступления).

Даже если эта медицинская процедура будет узаконена, будет ли она эффективна? Когда СОВЕРШЕНО преступление, ни о какой химической кастрации, на мой взгляд, не может быть и речи!

Суд может назначить эту медицинскую процедуру, но только она должна быть принудительна и радикальна.

Вообще-то, имеющихся мер наказания, предусмотренных в статье 44 УК РФ, достаточно, чтобы адекватно «отреагировать» на злодеяние. После преступного деяния необходимо применять не принудительные меры медицинского характера в виде ДОБРОВОЛЬНОЙ химической кастрации, а радикальные — запредельные меры, длительные сроки заключения или, при обстоятельствах отягчающих наказание, пожизненное лишение свободы, либо смертную казнь. При этом в санкции статьи стоит предусмотреть ответственность с минимальной «вилкой» наказания, для снижения коррупционности нормы.

Преступления против несовершеннолетних раскрываются сложно и доказываются очень тяжело, чем обусловлена ещё одна чрезвычайная опасность для общества.


Литература:
  1. Постановление пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011года № 6 «О практике применении судами принудительных мер медицинского характера».

  2. Малиновский В. В., Чучаев А. И. Комментарий к УК РФ для работников прокуратуры (постатейный) // М.: КОНТАКТ — 2011 — С. 46.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle