Библиографическое описание:

Дзотов Ч. А. Квалифицированную юридическую помощь вам оказывают или нет? // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 383-386.

Ключевые слова: квалифицированная юридическая помощь, адвокат, юрист, бесплатная юридическая помощь.


Keywords: qualified legal assistance, attorney, lawyer, free legal assistance.


В части 1 ст. 48 Конституции РФ говорится о конституционном праве и государственной гарантии квалифицированной юридической помощи: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно».

Как видно из содержания 48 статьи Конституции РФ, в основном законе России содержатся оба понятия и «юридическая помощь» и «квалифицированная юридическая помощь». Юридическая помощь — более широкое понятие по отношению к квалифицированной юридической помощи. Однако до сих пор в российском законодательстве отсутствует дефиниция самого понятия «юридическая помощь», равно как и не закреплено нормативно, в каком случае оказываемая юридическая помощь будет квалифицированной. Вместе с тем отсутствие единого понимания того, что же следует понимать под квалифицированной юридической помощью, приводит к неопределенности в вопросе об обеспечении государством права граждан, закрепленного в указанной статье Конституции РФ.

Изначально может возникнуть вопрос, а какое значение имеет дефиниция для решения конкретной проблемы человека? Самое существенное, так как в праве любое регулирование начинается именно с определений. Правовые дефиниции выполняют главным образом направляющую, ориентирующую функции в механизме правового регулирования [10, 163]. Некоторые авторы говорят также о функциональной роли правовых дефиниций в обеспечении единообразного толкования и применения закона, уяснения смысла закона потенциальными и действительными участниками правовых отношений [13, 235–256].

По мнению В. В. Гошуляка, недостаточный уровень исследования права на квалифицированную юридическую помощь приводит не только к неясности юридических терминологий в этой сфере профессиональной деятельности; но и к тому, что в научной и учебной литературе в области конституционного права и законодательства не выработано даже понятия данного права [3, 132–133].

Поэтому, концептуально-теоретический анализ понятия «квалифицированная юридическая помощь» настойчиво нуждается в единообразном понимании и применении в силу его особого конституционно-правового предназначения. Недостаточная ясность этого конституционного понятия, а равно отсутствие четкой дефиниции в иных нормативных правовых актах является потребностью по формулированию общеобязательной нормативной дефиниции [5, 82–83].

В рамках данной статьи автор не стал выводить общеродовые признаки помощи, а остановился на специфических (профессиональных) признаках квалифицированной юридической помощи.

Условно признаки квалифицированной юридической помощи можно разделить на три группы: 1) признаки субъектов; 2) признаки объекта и предмета помощи; 3) структурно-содержательные признаки.

Выделим вначале те признаки квалифицированной юридической помощи, которые связаны с субъектами этой социально-правовой деятельности.

Во-первых, профессионализм субъекта (конкретного физического лица, оказывающего услугу) оказания юридической помощи, обладающий системой необходимых профессиональных знаний, навыков и умений, а также соответствие не только этого субъекта и его профессиональной деятельности специальным требованиям и стандартам, подтверждающих его профессиональную и социальную зрелость и готовность к качественному и социально ответственному выполнению конкретных видов работ, услуг и т. п.

Во-вторых, наличие второго субъекта (адресата юридической помощи — физического лица, которым может быть как гражданин, так и иностранец), находящегося в проблемной жизненной ситуации,требующей правового разрешения (решения) и нуждающийся в юридической помощи. Причем данная «нуждаемость» возникает вследствие отсутствия специальной (профессиональной) системы знания, навыков и умений в области права, а также соответствующего опыта разрешения юридических и (или) фактических препятствий, противоречий, конфликтов. В данном случае адресат юридической помощи не может самостоятельно использовать свои права, правовые возможности, реализовывать законные интересы.

В-третьих, это независимость лица, оказывающего квалифицированную юридическую помощь, от других физических, юридических лиц и государства. Это предполагает, что никто не должен вмешиваться в процесс оказания юридической помощи юристом, однако, профессиональная его деятельность строго регламентирована системой материальных и процессуальных юридических норм, а поведение и взаимоотношение с участниками данных социально-правовых отношений этическими кодексами и профессиональными стандартами поведения.

Отдельно остановимся и на признаках квалифицированной юридической помощи, связанных с объектом и предметом данной помощи.

Объектом здесь выступает проблемная (конфликтная) правовая ситуация, неблагоприятное жизненное обстоятельство адресата помощи, требующая юридического разрешения. Эта жизненная ситуация должна: а) объективно существовать и быть осознана адресатом помощи; б) иметь препятствия для самостоятельного использование прав, свобод, законных интересов (недееспособность, возраст, отсутствие профессиональных знаний и учений, нежелание, психологическая неготовность, состояние здоровья и т. п.); в) находится в сфере правового регулирования.

В свою очередь предмет квалифицированной юридической помощи — это правовая деятельность субъектов (адресата помощи и лица, осуществляющего ее), направленная на эффективное и качественное разрешение (решение, правовое преобразование) конкретной проблемой жизненной ситуации и максимальное удовлетворение законных интересов.

  • Полнота оказываемой юридической помощи. Субъект оказания квалифицированной юридической помощи должен честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами. Субъект должен занимать активную жизненную и профессиональную позицию: заявлять особые мнения в письменной и устной форме, требовать восстановления нарушенной законности, обращаться с письменными и устными ходатайствами к прокуратуре и суду, опротестовывать незаконные действия, требовать проведения повторных экспертиз и иных следственных действий в случаях нарушения независимости адвоката — иными словами, реализовывать весь набор процессуальных прав, предоставленных ему законом. Данное положение находит свое развитие только в пп. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, устанавливающими, что при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией РФ, законом и Кодексом профессиональной этики адвоката.

  • Качественность юридической помощи. Для решения вопроса об отнесении юридической помощи к разряду квалифицированной необходимо выяснить два момента: кто и как ее оказывает [8, 23–24]. Как правильно подчеркивает М. П. Потанина, квалифицированность — это не только внешний аспект, отражающий состояние до оказания юридической помощи. Квалифицированность — это еще и мера качества, уровень самой деятельности, соответствия закономерностям, правилам оптимального использования средств, способов и методов юридической помощи в каждом конкретном случае [12, 26]. С ней солидарна и О. В. Невская, которая считает качественность признаком квалифицированности [9].

Хотя, в настоящее время четких нормативных критерии качества применительно к юридической услуге выделить невозможно, поскольку, в действующем российском законодательстве понятие «качественная юридическая помощь» отсутствует [11]. Согласимся с утверждением, что качество — это «система, интегрированная в некоторую целостность и определяющая существование предмета как особой сущности, отличной от других. У любой вещи одно качество в одном отношении и много качеств в различных отношениях» [1, 113]. Важно не только допустить к оказанию помощи квалифицированное лицо, но и создать условия для гарантии определенного качества его деятельности.

Это значит, что должны существовать соответствующие инструменты, правовые средства обеспечения качества и эти механизмы необходимо совершенствовать, превращать их из разрозненных в эффективную и прозрачную систему качества юридической помощи [2]. Качество предопределяется процессом деятельности, но это вовсе не означает, что даже неопытный юрист или студент при соответствующей подготовке может оказать квалифицированную юридическую помощь. Какой бы эффективной ни была оказанная юридическая помощь, квалифицированной она может считаться только при совокупности нескольких признаков, в том числе, соблюдении квалификационных требований.

  • Эффективность юридической помощи. Эффективность, конечно, ориентирована на результат деятельности, на ее содержательную сторону и указывает на то, что надлежащие действия оперативно и в необходимом объеме и последовательности реально были совершены, что привело к защите прав доверителя. Эффективность и квалифицированность по отношению друг к другу являются понятиями равновеликими, за исключением случаев, когда человеку уже невозможно помочь в правовом поле, несмотря на все возможные усилия юриста. Признак эффективности квалифицированной юридической помощи объективно предполагает, по мнению ряда исследователей, введение специального термина — «минимальные стандарты квалифицированной юридической помощи» [6], а также критерии «активного оказания юридической помощи» [4].

  • Объективный характер деятельности и оценки результата. В данном случае юридическая деятельность обусловлена особенностями и обстоятельствами проблемы: правовое регулирование, интересы доверителя («идеальный результат»), учет деятельностей других заинтересованных лиц. Для оценки результата необходимо учесть следующие факторы: субъект, оказывающий помощь, выполняет все необходимые и возможные в данных условиях действия, направленные на достижение приемлемого для доверителя и законного с точки зрения средств его достижения результата. Если результат не достигнут в связи с незаконным или необоснованным решением суда либо другого органа, компетентного принять решение по подлежащему разрешению вопросу, то деятельность не может быть признана неквалифицированной по данному основанию.

  • Законность в процессе осуществления деятельности по оказанию помощи. Юридическая помощь представляет собой содействие в реализации прав, свобод и законных интересов другого лица в проблемной правовой ситуации, осуществляемая в строго соответствии с материальными и процессуальными юридическими нормами с использованием законных средств. Применительно к адвокатской деятельности рассматриваемый признак закреплен в п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката.

В структурно-содержательном аспекте надо говорить о содержании провоотношения. Следует выделить следующие структурно-содержательные признаки квалифицированной юридической деятельности:

  1. наличие, как минимум, двух субъектов социально-правового взаимодействия;

  2. наличие проблемной жизненной ситуации в сфере права, на которую направленно воздействие субъекта, осуществляющего юридическую помощь;

  3. профессиональная этика и тайна, как обязательный элемент доверия межу субъектом, осуществляющим квалифицированную юридическую помощь и адресатом этой помощи;

  4. заключение соглашения на оказание квалифицированной юридической помощи;

  5. целенаправленность юридической помощи, связанная с максимально полной реализацией прав, свобод, законных интересов конкретного адресата этой помощи;

  6. наличие правовых средств достижения целей юридической помощи, которые выражаются в правовых инструментах (установлениях) и деяниях (технологиях), с помощью которых удовлетворяются законные интересы, обеспечивается достижение социально полезных целей, разрешаются проблемные, конфликтные ситуации [7, 4–16];

  7. невозможность гарантирования положительного социального и правового результата при оказании юридической помощи.

В связи с тем, что не всякая юридическая помощь, как всякая другая профессиональная помощь (о чем указывалось выше), может быть квалифицированной, несмотря на наличие необходимых профессиональных знаний и других признаков, квалифицированная юридическая помощь объективно нуждается в четких критериях, на основании которых можно судить является ли юридическая помощь квалифицированной или нет. Отметим, что в специальной литературе часто имеет место мнение о том, что главным критерием квалифицированной юридической помощи является положительный для адресата помощи юридический результат. С этим вряд ли можно полностью согласиться, поскольку: во-первых, результативность этой деятельности во многих случаях носит оценочный и субъективный характер (так, например, адресат помощи может быть недоволен достигнутым результатом работы юриста, хотя последний использовал все возможные способы решения проблемной жизненной ситуации; или наоборот адресат может быть довольным оказанной юристом помощью, однако, лицо, осуществлявшее юридическую помощь, не использовало, другие, альтернативные и более оптимальные варианты решения проблем, реализации законных интересов и т. п.); во-вторых, использование одного критерия для оценки квалифицированности юридической помощи не позволяет полно и объективно оценить ее качество, поэтому, здесь требуется система критериев.

Конечно, проблема системы критериев квалифицированности и качества юридической помощи невозможно решить в рамках одного исследования, для этого необходимо совместная деятельность научного сообщества, практикующих юристов и законодателей. Однако, очевидно, что эта система критериев должна отвечать как конституционно-правовому «смыслу» этого права, равенству правосудия, оптимальности и эффективности защиты прав и законных интересов, действующему законодательству (прежде всего, стандартам юридической деятельности, указанных в ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») [14], а также установленными стандартами профессиональной юридической деятельности международными правовыми актами** (Основные положения о роли адвокатов, приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. В Нью-Йорке; Основные принципы, касающиеся роли юристов, принятые восьмым конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 27 августа — 7 сентября 1990 г. В Гаване и др.). Также значение имеют стиль, при формировании системы критериев, действующие на международном уровне профессиональные кодексы поведения юристов (Международный кодекс этики 1988г.; Стандарты независимости сообщества юристов 1990 г.; Стандарты и критерии для признания профессиональных квалификационных признаков юристов 2001 г.; Резолюция в поддержку системы терминологии в отношении юридических услуг в целях международных торговых переговоров 2003 г. и др.).

Выделенные автором признаки могут помочь в выделении системы критериев, которые являются темой для отдельного исследования, с использованием которых возможно проанализировать юридическую деятельность по конкретному делу в случае необходимости разрешения вопроса о том, квалифицированно ли была оказана помощь. Конечно, эти признаки имеют достаточно абстрактный характер и их необходимо конкретизировать в нормативно-правовых актах через критерии. Следует также отметить, что при определении квалифицированности юридической помощи следует руководствоваться всей совокупностью критериев, т. е. оценивать конкретную ситуацию системно. Четкость и однозначность дефиниции квалифицированной юридической помощи поможет каждому гражданину (и иностранцу) лучше понять, насколько тот или иной субъект, к которому он обратился, способен оказать или уже оказал ему квалифицированную юридическую помощь и избежать лиц, якобы оказывающих квалифицированную юридическую промощь. Четкие признаки и опредление квалифицированной юридической помощи — это компас на огромном юридическом рынке, позволяющий маленькому человеку лучше понимать окружающую действительность.


Литература:

  1. Бучило Н. Ф., Исаев И. А. История и философия науки. М.: Проспект, 2009. С. 112.

  2. Гаврилов С. Н. Стержневая триада адвокатуры: квалифицированность, качество, корпоративность // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2008. №. 1.

  3. Гошуляк В. В. Прокуратура, адвокатура, нотариат в конституционном праве России. М.: Альфа-М, 2005. С. 132, 133.

  4. Гражданские права человека: современные проблемы теории и практики / Под ред. Ф. М. Рудинского. 2-е изд. М., 2006. С. 399.

  5. Кострова М. Б. Дефинирование понятий и терминов, используемых в УК РФ // Журнал российского права. 2003. № 12. С. 82, 83.

  6. Мазаев В. Д. Бесплатная юридическая помощь в России как конституционная ценность: законодательная модель. Режим доступа: httpHYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf»://HYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf»wwwHYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf».HYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf»ilppHYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf».HYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf»ruHYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf»/HYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf»filesHYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf»/01–01_HYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf»MazaevHYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf».HYPERLINK «http://www.ilpp.ru/files/01–01_Mazaev.pdf»pdf

  7. Малько А. В. Правовые средства как общетеоретическая проблема // Правоведение. 1999. № 2. С. 4–16.

  8. Мухудинова Н. Р. Обеспечение конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи в российском уголовном процессе: Дис.... канд. юрид. наук. Саранск, 2005. С. 23–24.

  9. Невская О. В. Что такое квалифицированная юридическая помощь //Адвокат. 2004. № 11(Ноябрь).

  10. Нормы советского права. Проблемы теории / Под. Ред. М. И. Байтина, В. К. Бабаева, — Саратов, 1987. С. 163

  11. Постановление Госстандарта РФ от 24 ноября 2003 г. N 326-ст. http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=362333

  12. Потанина М. П. Адвокатура как гарант реализации конституционного права человека и гражданина на юридическую помощь в Российской Федерации: диссертация кандидата юридических наук. Волгоград, 2009. С. 26.

  13. Рабец А. М. Проблемы законодательного закрепления юридических дефиниций // Законодательная техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование. Сб. статей в 2-х т. / Под ред. В. М. Баранова. Н. Новгород, 2001. Т.1. С. 235–236.

  14. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Российская газета № 100 от 05.06.2002.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle