Библиографическое описание:

Гасеми Х. М. Политические и культурные условия внешней политики исламской республики Иран // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 424-429.

Основной целью статьи является политические и культурные условия внешней политики Исламской Республики Ирана на основе политики «ни Восток, ни Запад» в исторический период, начиная с победы исламской революции и до недавних времен.

Ключевые слова: внешняя политика, Исламская Республика Иран, исламская нация



The main aim of the article is the political and cultural conditions in the foreign policy of the Islamic Republic of Iran on the basis of the policy of “neither East nor West” in the historical period, beginning with the victory of the Islamic Revolution until recent times.

Keywords: foreign policy, Islamic Republic of Iran, Islamic nation


После победы исламской революции и образования системы ИРИ во внешней политике произошли фундаментальные изменения. Путем выхода из союзничества с Западом и на основе политики «ни Восток, ни Запад» приняло новую стратегию, основанную на исламских учениях и напутствий имама Хомейни и содержащую культурным смыслом и значением. Оно расположило суть внешней политики страны в конфликте с доминирующей культурой политики культурных политических линий супердержав и акцентировало на экспорт революции и информирование наций, находящихся под гнетом, а также на интеллектуальные и культурные идейные основы, устойчивых на центричности стремления к независимости, на позитивной самооценке, положительных перспективах власти и мощности стран Третьего мира. Таким образом, внешняя политика в значительной степени оказываясь под воздействием исламских и революционных норм, ценностей и мотивов, которые в свою очередь, повлияли на поведенческую сферу и проблемы внешней политики. С течением времени различный опыт Ирана в области политики, экономики, культуры и безопасности, место и роль культурных учений во внешней политике становятся более ясной. Иран стремится выполнять свою миссию и роль, важнейшими из которых связаны с культурной сферой и применения культурной дипломатии с учетом быстрых международных и глобальных преобразований, глобализации и культуры новых коммуникативно-информационных технологий [1]. Каждый дипломат устанавливает междипломатические и межкультурные отношения на основе своих социальных ценностей мирным и переговорным путем. Дипломатия без учета основ страны может столкнуться с трудностями, и если на ней сосредоточиться культурная власть, то это ведет к устойчивому миру [1]. Иранский подход во внешней полиике находится под влиянием учения ислама и исламской революции, что является третьим путем в международной системе доминирования и усилиях для создания нового мирового порядка с изменениями в интеллектуальных убеждениях наций и государств, оказавшихся под гнетом, что больше, чем что-либо основано на дипломатию исламской культуры. Исламская революция Ирана с учетом совместных культурных ценностей и пониманий Юга считалась течением против Север с элементом информирования, освобождения и повышением риска среди революционные сил, показала, что есть возможность борьбы со существующей структурой международной системой, также революционные силы могут увеличивать расходы крупных держав для сохранения сосуществующего положения [2]. Исламская революция укрепила культурные идеи и ценности, существующих в международной среде [1], которые в отношении с исламскими странами, для большинства из них, жизненное обновление, возвращение к своей подлинности и изгнание американского ислама устранило различные виды ложных комментарий ислама. В результате, в ходе двух ирано-американских диалогов об исламе их позиции оказались несовместимыми. При этом культурное противостояние Ирана является показателем новой культурной дипломатии на основе чистого ислама. Свершение революции в биполярной системе, которая не позволяла появлению третьего игрока, создало растущую волну самосознания народных масс, которая выдвинула новые требования к новой независимости и идентичности. Оппозиция к доминирующей культуре: Исламская революция была против колониального господства и во внешней политике акцентировала на элемент изменения, преобразования и освобождения от доминирующей культуры и создание равных и справедливых отношений, ареал которых включал способ распределения власти международных правил и норм, которые способствовали укреплению противостоящих сил доминирующей системе в создании изменения и преобразования в международной структуре и международных процессах. Также, эта революция бросила вызов власти на национальном, региональном и международном уровнях, подчеркнула свою независимую власть, произвела большую власть для революционного народа и государства с тем, чтобы вести свой курс при соприкосновении со структурой биполярной международной системы.

Лидер Аяталла Хаменаи отмечает, что то, что в литературе по исламской революции является важным, представляет собой сопротивление система глобального господства, при этом система господства за собой имеет культуру господства. Нация, признавшая господство, строить на нем высокомерие, а нация, не признавшая его, высокомерие выступает против нее [3]. Ислам не позволяет национальное деление, так как деление на основе национальности станет источником сообщества и формирование сообщества происходит на национальной основе, он строить сообщество по признаку национального происхождения, но ислам строить его на основе идеи, а не расы, национальности, родины и тому подобное [4]. Для мирового сообщества ислам подчеркивает глобальные ценности и справедливость на мировом уровне, больше чем рассмотреть взаимодействие стран в международной системе, он акцентирует внимание на качественные и ценностные аспекты в мировом сообществе. Так как правила, ценности и культуры являются общими, они связывают членов сообщества друг с другом, а взаимодействия членов корректируются на его основе [5]. Место и способ влияния национальной культуры на внешнюю политику и ее взаимодействие с доминирующей идеологией являются объектом внимания исследователей. В Основном Законе ИРИ статьи 152 и 154 посвящены культуры, в которых подчеркиваются отказ от всякого стремления к господству и принятия господства, защита всех мусульман от господствующих в любых уголках мира, не приверженность верховенству, мирные отношения с невраждебными странами, воздержание от вмешательства в дела народов, поддержку освободительных движений, экспорт революции, создание единой исламской уммы, лидерство исламского мира и независимость, которые указывают на глобальные цели революции. При этом расширение ислама представляется выше, чем национальные интересы и национальная власть располагается в тени границ ислама [6]. Реальный характер революции являлся подарком для ее соседей, и Иран превратил регионального жандарма в качестве своего противника в регионе. Понимание поведения ИРИ в международной системе недостаточно с акцентом на экспорт революции, с помощью национальной культуры можно достичь более всесторонний анализ [7]. Принципы Основного Закона подчеркивают продолжение революции внутри и за пределами страны. Программа имама союза мусульман против Востока и Запада заключалась в динамичной внешней политике и борьбе, цель которых призвана объединить мусульманский мир и расширения правление Бога на Земле, считает влияние религии во власти и обществе.

Имам Хомейни истолковал теорию велаят-е факих, занимающим наиболее центральное место в политической системе ислама покрытий имама в эпоху сокрытия двенадцатого имама, и задался целью сформировать исламское правительство; показал всем способ управления общими делами и что на основе религиозных учений можно создать государство. Аяталла Хаменаи велаят-е факих считается инженером системы, сохранения ее линии и ориентации [8]. В христианстве религия заключается на любви, в исламе же религия больше, чем что либо, является религией справедливости, а в шиитской культуре справедливость занимает наивысшее положение. Мученическая смерть Имама Хусейна представлял собой символ несправедливости, который был убит жестокой убийцей Шамаром, и месть за угнетение Хусейна (а) будет осуществлена тогда, когда появится Мехди, двенадцатый имам и установить справедливость во всем мире.

Имам считал, что только глобальный исламский порядок может установить такой порядок, и под руководством религиозного лидера Иран может восстановить путь установления глобального порядка. Велаят-е факих был политической мыслью Имама и считал его иранским исламским наследием. Ислам не свойствен лишь одной или нескольким странам или только для мусульман, ислам предназначен для всего человечества. Справедливость должна быть не только в Иране, но и во всем исламском мире [9]. В Статье 11 Основного Закона подчеркивается постоянные усилия для обеспечения политического, экономического и культурного единства исламского мира. Статья 154 гласит о своей цели, заключающей в счастье человечества во всех обществах. Имам был первым человеком, выдвинувшим исламскую справедливость для всех в области международных отношений и в своих письмах М. Горбачеву, не считал причиной их проблемы экономику, а религиозную пустоту и долгую борьбу с Богом. Иран, как огромная база исламской религии может оказать вам помощь, исламская демократия является лучше западной и восточной [10]. Культура считается сутью существования и природы, истиной, составляющей идентичность человека. Культура представляет собой комплекс нравов и обычаев, убеждений, мыслей, поверий, высказываний, поведений, формирующийся с течением времени, передается поколениям и проявляется в общественной и личной жизни. Культура делится на общественную и политическую. Политическая культура в свою очередь делится на политическую культуру общества и элиты. Ниже рассмотрим политическую культуру [11].

Культура является одним из устойчивых факторов, влияющих на внешнюю политику. Ее невозможно измерять, она не сопровождается прозрачностью. Общественная культура считается одним из устойчивых факторов в политической и экономической жизни определенной нации, влияющим на внешнюю политику [12]. Фукуяма в своей работе «Конец истории» и Самуил Хантингтон в своем «Столкновении цивилизаций…» в 1993 г. выдвигают теорию о союзе и объединении азиатов и африканцев против Запада.

В то время как Хатами говорит о диалоге культур и цивилизаций, мире, дружбе и объединения человечества. Диалог цивилизаций в литературе применяется в значении проявления большим блеском и сиянием [13]. Ни одно господство без идеологии, ищущее свой путь в дома, не является совершенным. Иногда культурная политика государств является такой ясной и четкой, что можно назвать их культурными государственными. В качестве примера можно привести Иран и Францию — две страны, которые проявляют особое внимание вопросам культуры [14]. Иран смог быть устойчивым против всех чужих вторжений и никогда не признавал тиранию, и противостоит ей [15]. Сообразительность считается из наиболее важных культурных аспектов иранцев и имеет способность поглощать вторгающих культур [16]. Политическая культура определяет тип отношения людей с политикой и любая система для сохранения своей силы и продолжения своей власти нуждается в одну конкретную политическую культуру [17]. Макс Вебер считает, что культура и ее перемены является мотивом всех социальных перемен [18]. Общество учительской семинарии внедряют религиозную организацию деятельности правителей в рамках заинтересованных групп [19]. Следовательно, ее путь и метод заключается в исламе и революции, она разрушает законность доминирующей системы над международными отношениями, так как они основаны на силы, проявляющие насилие, и против большинства с гнетом, несправедливостью, односторонне и во вред слабых стран, считает ее колониальной [19]. «Личное мнение» — Представители Запада используют культурный фактор для колониальных интересов, которого называют культурной дипломатией. Внешняя политика любой страны имеет культурный аспект. Так как исламская республика является культурной, то роль религии и укрепление исламской республики содействуют ее продвижению. Страх Запада от революции исходит не из ее исламского тона, так как ислам всегда существовал, а от ее политического результата и исламского государства, при котором Иран для своей внешней политики выдвинул политический ислам.

Интересы Запада в исламских странах, имеющих с ним связи, оказались под угрозой. Мнение Запада относительно революции является ограниченным и как следствие, такое не понимание революции стало причиной возникновения многочисленных преобразований и столкновений. Политический ислам и его религиозная сущность, ташшаюъ (шиизм), особенности борьбы с угнетением, стремление к свободе, а также роль Имама, величайшего теоретика и возродителя религиозного мышления признаны большинством ученых — исламоведов, социологов.

Основной Закон обязывает всех мусульман одной уммы и государства ИРИ преследовать своей общей политике на основе союза и объединения исламских наций, осуществляя тем самым политическое, экономическое и культурное единство исламского мира. Экспорт революции прежде всего наметился в направление Персидского залива, стран Центральной Азии и Кавказа (Азербайджан, Туркменистан), Афганистан и Ливан (шииты были целевыми группами населения). Иран непосредственно вмешивался во внутренние дела таких стран, как Ливан и Сирии для поддержки шиитского населения, которое имело значительное влияние. Сегодня, в большинстве исламских странах она оказывает косвенное воздействие и в основном играет роль модели и большинство мусульман после революции признали, что ислам имеет программу по политическим и социальным реформам. Универсальный мир ислама является самым мощным и стимулирующим фактором для экспорта революции. Революционный энтузиазм можно экспортировать через культурную передачу, создание коммуникации и пропаганду.

Ее экспорт за пределы страны возможен лишь посредством призыва, а не силы. Необходимо представить модель ислама в мире, несмотря на то, что может быть она не совершенной. В этой связи, лидер революции немирный и насильственный метод считал неприемлемым. Иран стремиться представить ислам у себя в стране и в других мусульманских странах [10]. Мухаммадали Риджаи считает, что экспорт революции возможен при заинтересованности ИРИ, когда в Иране будут осуществлены революционные идеалы, революция превратиться в объект подражания [20]. Бихишти подчеркивает, что цель Ирана заключается в построении хорошего общества, которое будет находится объектом внимания соседей, что может завершится экспортом революции. Исламская революция представляет собой культурную революцию. Сосредоточение на культурные аспекты предоставляет наиболее четкий способ понимания влияния идеологии, доминирующей над темой революции [21].

В Иране возникли многочисленные институты по экспорту революции, наиболее важными из которых являлись Организация исламской пропаганды, Общество учителей — семинаристов г. Кум, Общество воинственного духовенства, Школа Ходжатия в Куме и Фонд Фараби, подчиненные государству. Однако эти организации возникли на частной основе, привлекают финансирование, обеспечивают авторитет религиозной культуры Ирана в мусульманских странах и стран, имеющих условий для ведения исламской агитации. Имам Хомейни разрешил использовать его долю в деле экспорта революции.

Организация исламской пропаганды была образована 1981 г. и основная ее задача заключалась в экспорте культуры революции, не силой, а с помощью ручки, слова, пропаганды, искусства, издания книг на различных языках. С этой целью была создана типография «Аттавхид», под альтернативным названием «Исламская мысль и культура». Эта организация подчеркивает целостность ислама и единство Бога, акцентирует единство мусульман.

Школа Ходжатия, которую ранее основал выдающийся ученый г. Кума Аятолла Ходджат, после революции Аятолла Монтазери она была преобразована в международную исламскую школу. В этой школе учились определенное число студентов из различных стран, в частности африканских, и числа представителей других школ мысли ислама с елью экспорта революции через образование, которое охватывало все 5 мазхабов шиизма и суннизма [22].

Фонд мысли представляет собой организацию, которая действует при Министерстве исламской пропаганды. Ее главной целью является пропаганда ислама через печатание книг и публикаций. Этим фондом в 8-ми издательствах и на 8-ми языках, в том числе в японском, издаются книги и распространяются по 140 странам мира. Одной из задач культурного атташе является монитор культурных преобразований зарубежных стран, идентификация, генеалогия и изучение родословной указывают на растущее влияние культурных мероприятий ИРИ за своими пределами. Фонды занимаются анализом культурных событий стран назначения и обеспечением необходимых условий для культурного присутствия Ирана в соответствии с законодательством каждой страны [23]. Что касается Фонда Фараби, то это учреждение является получастным, производящим кинофильмы, который занимается развитием исламских ценностей и революционных идеалов. В настоящее время эти учреждения действуют в полную мощь [10]. Светские учреждения, такие как университеты, издательства, классово-культурные ассоциации, такие как Ассоциация писателей, имели неформальное и национальное влияние. Университеты своими исследованиями, книгами, а также проведением круглых столов привлекают внимание государственных лиц по внешней политике к важности национальных интересов в области культуры и влияния персидского языка в центральной Азии и на Кавказе. Они также призывают государство придать больше значение на Индийский субконтинент, где иранская культура имеет долгую историю. Для развития культурных отношений, особенно в тех случаях, когда существуют культурные общности, следует назначать тех лиц, которые с культурной точки зрения являются опытными. Маргарет Тэтчер отмечал, что Великобритания вооружилась, но беспокоиться от исламской культуры революции, связанной с особенностями культурной силы, которой она обладает. Ахмед Бен Белла подчеркивает, что иранская революция является культурной, она имеет место в сердцах, особенно в сердцах молодежи арабского мира. Хафез Асад, с революционным лозунгом «ни Восток, ни Запад», смог свернуть все политические, военные и стратегические вопросы в регионе, предвидел победу палестинцев [10].

Так как древние иранцы были чрезвычайно формальными, и в связи с тем, что ислам шиитского толка является официальной идеологией Ирана, то внешнеполитическая парадигма Ирана естественным образом зависимым от функции шиитской юриспруденции, исламской истории и культуры оказала свое влияние на международной арене.

Согласно Статье 152 Основного Закона ИРИ, внешняя политика ИРИ основывается на отвержение любого стремления к господству и его принятия, сохранение всесторонней независимости, территориальной целостности страны, защите прав мусульман против гегемонистских властных отношений на основе принципов мирного взаимодействия с невраждебными государствами. Принцип 153 гласит, что соглашение с иностранцами, которое может стать поводом господства чужих над экономическими, культурными, ценностными и другими ресурсами страны, запрещено. В Статье 153, Пункт 8 и Статье 43 в отношении экономических отношений подчеркивается, что следует предотвратить иностранное экономическое господство и акцентировать внимание на экономику самой страны. Пункт 13 третьей статьи обязывает государство обеспечить самодостаточность в области науки, промышленности и сельского хозяйства, военного дела и т. д. В отношении военной независимости в Статье 53 указывается, господство чужого над армией запрещается, в Статье 146 подчеркивается запрет дислокации любых иностранных военных баз в стране, даже если бы они использовались в мирных целях. Имам Хомейни подчеркивал, что защита территории страны представляет собой вопрос, в котором нет предела и защиту родины рассматривал обязательством. В Статье 9 подчеркивается, что свобода и независимость, территориальное единство и национальность страны являются неотделимыми друг от друга, их защита является обязанностью государства и правительственных органов. В Пункте 11, Статье делается акцент на полное укрепления основ национальной обороны путем систематического военного обучения общественности для поддержания независимости и территориального суверенитета страны, ее исламской системы. В части «В» Статьи 6 Основного Закона говорится о целях ИРИ по обеспечению политической, экономической, социальной и культурной независимости. Согласно Статьи 11, все мусульмане считаются одним народом(умой) и государство ИРИ обязано строить свою политику на основе коалиции и союза с исламским миром, проявлять усилия осуществлять политическое, экономическое и культурное единство исламского мира1. Имам Хомейни, в целом, использовал слово угнетенных в общем 133 раза, высокомерие — 969 раз, высокомерных — 13, и 557 — слово колониализм, что указывает на глобальный масштаб революции и ее внешних целей. Он также говорил, что там где, есть борьба с США и высокомерными, каждый удар по США мы считаем своей победой, каждый, кто наносит удар по США считается нашим другом, борьба с высокомерием стоит во главе всех программ и стратегий ИРИ.

Период президентского срока Ахмадинеджада, как было указано выше, девятое государство в основу своей внешней политики положило рамки фундаментального диалога по стремлению к справедливости и ее распространению на международной арене, что не является отступлением от идеалов и ценностей революции, а считается возвращением к одной из фундаментальных ценностей революции и мыслей Имама Хомейни, чем является стремление к справедливости.

Одним словом, насущная проблема многочисленности центров власти и принятия решений в сфере внешней политики, отсутствие соответствующей между ними согласованности считались одной из важных трудностей и бедствий, угрожавших внешнеполитического курса Исламской Республики Иран. Следовательно, пока внешнеполитический аппарат страны не будет управляться лишь под надзором ответственных и законных лиц и институтов, с помощью независимых исследовательских данных и образованных, опытных и специализированных экспертов планирования, не следует ожидать фундаментальные и желаемые перемены и преобразования в объективном качестве своих отношений со странами региона и мира.


Литература:

  1. Сутуда Мухаммад. Новая дипломатия: Поиски во внешней политике Исламской Республики Иран. Бюро политических и международных исследований Министерства иностранных дел. – Тегеран: Центр изданий и публикаций Министерства иностранных дел. 1-ое изд., 2009. - С. 409.

  2. Марль Марсель. Роль культурных факторов в международных отношениях. Пер. Ахмада Накибзаде. Политико-экономическая информация, 10-ый год. №№ 99,100, 1995. – С. 3.

  3. Дьюран Чарльз. Кризис в системах (критика и исследование). Пер. Дариюш Ихван Зенджани//Журнал Университета права и политических наук, № 34, зима, 1995. - С. 171,172.

  4. Табатабаи Саййед Мухаммад Хусайн. Социальные отношения в исламе. – Мешхед: провинция Кудс Разави (без даты). - С. 8.

  5. Муширзаде Хумайри. Преобразование в теориях международных отношений. – Тегеран: Секретариат политических и международных исследований, изд-во МИДа, 2006. - С. 142.

  6. Мансур Джахангир. Составление и разработка Основного Закона Исламской Республики Иран. Гражданское право. – Тегеран: Даврон, 1997. - С. 81.

  7. Чубин Шахрам. Внешняя политика ИРИ: Персидский залив, распространение, сопротивление, революция. Пер. Главное управление зарубежных издательства и СМИ.- Тегеран: Министерство исламского руководства, 1989.- С.22,23.

  8. Журнал «Хедаят», аналитико-политический. Представительство Вали Факиха в силе сопротивления Басидж, 9-ый год, № 92,– Тегеран: Политический Департамент «Намса». - С. 6,7.

  9. Изади, Мостафа. Мировые проблемы исламской революции в высказываниях Аятулла Монтазери. – Тегеран: 1982. – С. 32,33..

  10. Л. Эспозинио Джон. Исламская революция Ирана и ее мировое отражение. Пер.Мухсина Мудир Шаначи. Центр изучения ислама и Ирана. – Тегеран: Баз, 3-ое изд., 2009. – С. 64,65.

  11. Азганди Алиреза. История политических и социальных преобразований: социальные преобразования 1320-1357 гг., - 1-ое изд. – Тегеран: Самт, 1981. - С. 74.

  12. Хантингтон Самуил. Столкновение цивилизаций или новый мировой порядок. Пер. Мухаммада Али Рафеи. – Тегеран: Секретариат культурных исследований, 1999.

  13. Рухуламини Махмуд. Основы культурологии. – Тегеран: Аттар, 1993. - С. 18.

  14. Накибзаде, Ахмад. Влияние национальной культуры на внешнюю политику Исламской Республики Иран. – Тегеран: Секретариат политических и международных исследований, Центра изданий и публикаций МИДа. 1-ое изд.,2002. – С. 44,45..

  15. Шаъбани Реза. Основы социальной истории Ирана. – Тегеран: Кумс, 1990.- С. 45..

  16. Фоллер Грахам. Кыбла мира – геополитика Ирана. Пер. Аббас Мухбир. –Тегеран: Марказ, 1994. – С.86.

  17. Вебер Макс. Ученый и политик. Пер. Накибзаде. – Тегеран: Изд-во Тегеранского университета, 2-ое изд.

  18. Мохсени Маночехр. Основы социологии. – Тегеран: Даврон, 1996.- С. 84.

  19. Мухаммади Манучехр. Отражение исламской революции. – Тегеран: Организация публикаций, Институт исламской культуры и мысли. 3-е изд.,2008. - С. 28.

  20. Имам Саййед Рух, Хомейни. Страница света. – Т. 18. – Тегеран: Министерство напутствия, 1985. – С. 29.

  21. Сын нации в мире исламской революции. – Тегеран: Министерства культуры и исламского напутствия, 1982. - С. 365.366326.

  22. Взгляд на исламскую пропаганду. – Тегеран: Таблигот, 1987. – С. 326

  23. Журнал «Сирадж», Басиджи 5. Представительство Вали Факиха в силе сопротивления Басидж, 8-ой год, № 74,– Тегеран: Политический Департамент «Намса», 2009 г.


1Цит. по Основному Закону ИРИ

1


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle