Библиографическое описание:

Петрачук Е. С., Пай И. С., Осипов А. С., Янкова Н. В. Паразитофауна леща Обь-Иртышского бассейна // Молодой ученый. — 2013. — №2. — С. 98-100.

Первые сведения о паразитофауне рыб Обского бассейна относятся к концу 19 века. Изучением паразитов рыб за этот длительный период в Западной Сибири занимались такие паразитологи как О. Н. Бауер, В. А. Догель, М. Н. Дубинина, Э. М. Ляйман, Ю. К. Петрушевский, К. И. Скрябин, Д. А. Размашкин, В. Я. Ширшов, Э. Г. Скрипченко, С. Д. Титова, С. М. Соусь, Р. Г. Фаттахов и др. [1, 2, 3, 4, 5]. Исследования продолжаются и в настоящее время.
Несмотря на то, что изучению паразитофауны рыб Обь-Иртышского бассейна уделяется немало внимания, паразитофауна леща на отдельных участках, в частности на Средней Оби (в пределах Ханты-Мансийского автономного округа) и Нижней Оби изучена слабо. Вероятно, это связано с тем, что лещ здесь не является таким промысловым объектом, как, например, в Новосибирской области, где этот вопрос изучается регулярно.
Зараженность представителей ихтиофауны теми или иными видами паразитов обусловлена экологическими условиями водоемов. К тому же немалую роль играет и то, в течение какого времени данный вид рыбы населяет конкретный водный объект. Исходя из этого проведем анализ зараженности леща, который является акклиматизантом в Обь-Иртышском бассейне, на различных участках.
В бассейне Оби у леща в разное время и на различных участках были обнаружены такие паразиты: Myxidium pfeifferi, Myxidium rhodei, Myxobolus bramae, Myxobolus dispar, Dactylogyrus anchoratus, Gyrodactylus elegans, Gyrodactylus medius, Eudiplozoon nipponicum, Diplozoon paradoxum, Caryophyllaeus laticeps, Ligula intestinalis, Digramma interrupta, Diplostomum chromatophorum, Diplostomum mergi, Diplostomum spathaceum, Tylodelphys clavata, Ichthyocotylurus platycephalus, Ichthyocotylurus variegatus, Bucephalus polymorphus, Rhipidocotyle campanula, Allocreadium dogieli, Allocreadium isoporum, Sphaerostoma bramae, Opisthorchis felineus, Phyllodistomum elongatum, Raphidascaris acus, Contracoecum microcephalum, Pomphorhynchus laevi, Neoechinorhynchus rutili, Ergasilus brini, Ergasilus sieboldi, Paraergasilius rylovi [4].
Паразитофауна леща Новосибирского водохранилища в настоящее время представлена 17 видами, из приведенного ранее списка встречаются R. campanula, D. spathaceum (sensu lato), I. plathycephalus, O. felineus, M. pfeifferi, М. bramae, L. intestinalis, D. interrupta, D. paradoxum, E. sieboldi, N. rutili. В дополнение к вышеперечисленным были обнаружены Phyllodistomum folium, Metorchis bilis, Trichodina sp., Piscicola geometra, Hemiclepsis marginata, Argulus foliaceus [5,6]. Зараженность леща описторхидами в Новосибирском водохранилище за длительный период исследований варьирует в широком диапазоне: по данным О. М. Бониной [7] зараженность леща метацеркариями описторхид составляла 31,1 %, по материалам С. М. Соусь и А. А. Ростовцева экстенсивность инвазии леща изменялась в различные годы от 4,3 % до 26,8 % [8].
Исследование карповых рыб на зараженность описторхидами имеет большое практическое значение с точки зрения сохранения здоровья людей, поэтому в своих исследованиях мы сделали основной упор на обнаружение гельминтов, опасных для человека. На Западно-Сибирский район приходится более 75 % от больных описторхозом в России. Наиболее высокая заболеваемость отмечена в южной части Ямало-Ненецкого округа с прилегающими территориями Ханты-Мансийского округа [2, 3].
По этой причине упор паразитологического анализа сделан на обнаружение личинок описторхид, опасных для здоровья человека и плотоядных животных. Для этого производился соскоб подкожной мускулатуры второго квадрата, в котором локализуется около 30 % паразитов. Используя компрессионный метод, материал был изучен под бинокуляром. Для получения конечных результатов были сделаны расчеты экстенсивности и интенсивности инвазии, а также индекса обилия по методике В. Н. Беклемишева [9].
Сложный жизненный цикл описторхид включает участие трех хозяев: промежуточных (моллюски-битинииды), дополнительных (рыбы семейства карповых) и окончательных (человек и плотоядные животные). В Обь-Иртышском бассейне в цикле развития описторхид участвуют такие карповые рыбы как язь Leuciscus idus, елец Leuciscus leuciscus, плотва Rutilus rutilus, линь Tinca tinca, гольян озерный Phoxinus perenurus, пескарь Gobio gobio. В последнее тридцатилетие этот список пополнили вселенцы — лещ Abramis brama и верховка Leucaspius delineatus.
Экстенсивность инвазии леща O. felineus в Каспийском море (в естественном ареале) составляет всего 3 % [10], тогда как в бассейнах Оби и Иртыша (в Тюменской и Курганской областях) в период исследований 1982–1996 гг. зараженность леща O. felineus составила 6,8±1,6 %, M. bilis — 1,6±0,8 %, M. xanthosomus — 1,6±0,8 % [3].
В 2012 г. в р. Иртыш возле пос. Горнослинкино в Тюменской области нами было обнаружено четыре вида трематод опасных для человека. Так же были обнаружены сопутствующие трематоды — R. campanula и впервые у леща Paracoenogonimus ovatus с довольно высокими показателями зараженности (таблица).
В сравнении с этими данными, исследовав в 2011 г. леща реки Иртыш выявили меньше паразитических видов — только описторхид — O. felineus и M. bilis, но при этом экстенсивность инвазии была выше: по O. felineus она составила 20 % при интенсивности 6,6 экз., по M. bilis соответственно 50 % и 6,6 экз.
По данным М. М. Строкина [11] в Омской области в р. Иртыш у леща в Знаменском районе экстенсивность инвазии O. felineus составила 40,6 %, в Большереченском районе (на расстоянии 210 км от Омска) — 24,7 %, в Любинском районе в старице р. Иртыш (60 км от Омска) — 73,8 %, в Нижнеомском районе в р. Омь (150 км от Омска) — 20,0 %. В Исилькульском районе в озере (150 км от Омска) экстенсивность инвазии L. intestinalis составила 40,9 %.

Таблица

Зараженность леща (экстенсивность инвазии — ЭИ, интенсивность инвазии — ИИ, индекс обилия — ИО) различных участков Обь-Иртышского бассейна трематодами, имеющими эпидемиологическое значение

Виды трематод

Нижняя Обь, пос. Аксарка (40 экз., 2010 г.)

Средняя Обь, пос. Сытомино (20 экз., 2012 г.)

Иртыш, пос. Горнослинкино (15 экз., 2012 г.)

ЭИ, %

ИИ

ИО

ЭИ, %

ИИ

ИО

ЭИ, %

ИИ, экз.

ИО, экз.

Opisthorchis felineus

15,0

10,6

1,6

10,0

4,5

0,45

13,3

5,5

0,7

Metorchis bilis

-

-

-

-

-

-

40,0

14,3

5,7

Rhipidocotyle campanula

-

-

-

-

-

-

26,6

23,5

6,2

Paracoenogonimus ovatus

-

-

-

-

-

-

6,6

6,0

0,4


Исследование нами в 2010 г выборки леща (40 экз.) из Нижней Оби в Ямало-Ненецком автономном округе показало, что на данной территории лещ был заражен только одним видом паразитов опасным для человека — O. felineus. При этом экстенсивность инвазии составила 15 %, интенсивность инвазии — 10,6, индекс обилия — 1,6.
У леща Средней Оби, выловленного в районе п. Сытомино в 2012 г обнаружили наличие O. felineus и R. campanula. Экстенсивность инвазии O. felineus составила 10 %, интенсивность инвазии — 4,5, индекс обилия — 0,45. Таким паразитом как R. campanula лещ был поражен с экстенсивностью инвазии 5 %, интенсивностью инвазии 2 экз., индекс обилия составил 0,1.
Следовательно, доля участия леща, как переносчика описторхоза в общей зараженности населения Севера не велика.
Гораздо больше здесь заражен язь, который инвазирован личинками описторхисов на 73–100 % с показателями обилия до 16 личинок на 1 см2 поверхности спинных мышц. Также обнаруживаются высокие показатели экстенсивности инвазии язя метацеркариями Metorchis bilis, но личинки этого вида встречаются в значительно меньшем количестве. Метацеркарии O. felineus и M. bilis в значительном количестве найдены у плотвы, обитающей в р. Обь в районе г. Нефтеюганска. Здесь показатель экстенсивности инвазии достигает 47 %, но обилие на два порядка ниже [12]. Высокая инвазированность язя, плотвы, ельца отмечена и другими авторами [2, 8].
Необходимым условием профилактики описторхоза является обработка инвазированной рыбы, обеспечивающая гибель личинок. Согласно нормативным документам, пища, зараженная опасными для человека гельминтами, должна использоваться в пищу после переработки путем посола или методом промораживания. Гибель описторхид в скороморозильных камерах происходит за 7 часов при температуре минус 40°С. Так, в Ямало-Ненецком округе на Аксарковском рыбозаводе в 2009 г. при исследовании язя и плотвы, прошедших проморозку, нами выявлена полная гибель личинок описторхиса.
В целом, хорошая обеспеченность пищей леща в Нижней Оби, особенно хирономидами, и отсутствие длительной совместной эволюции с паразитами формирует и относительно невысокую зараженность. Система «паразит-хозяин» для описторхид и рыб складывалась исторически в Обь-Иртышском бассейне для таких аборигенных карповых видов как язь, плотва и елец. Поскольку лещ является сравнительно новым видом в бассейне, он еще не встроился в эту систему.
Относительно слабая зараженность леща в Нижней Оби трематодами может также являться критерием для выделения группировки в отдельную популяцию, так как известно, что различия по степени зараженности могут являться популяционным критерием [13].
Таким образом, зараженность леща описторхидами уменьшается по мере продвижения вида на север. Высока вероятность того, что в Нижней Оби на территории Ямало-Ненецкого автономного округа обитает особая самовоспроизводящаяся популяция леща.

Литература:
  1. Титова С. Д. Паразиты рыб Западной Сибири. — Томск: изд-во Томск. ун-та, 1965. — 170 с.
  2. Болезни и паразиты рыб водоемов Западной Сибири / под ред. Д. А. Размашкина. — Л.: ГосНИОРХ, 1984. — Вып. 226. — 94 с.
  3. Фаттахов Р. Г. Зараженность карповых рыб метацеркариями возбудителей описторхоза и меторхоза // Проблемы паразитологии и токсикологии при рыбохозяйственной эксплуатации водоемов: Сб. науч. тр. / под ред. Д. А. Размашкина, А. И. Литвиненко. — Тюмень: ФГУП Госрыбцентр, 2004. — С. 81–102.
  4. Экология рыб Обь-Иртышского бассейна — М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006. — 596 с.
  5. Соусь С. М. Видовой состав паразитов рыб в водоемах южной лесостепи Западной Сибири / С. М. Соусь, Е. А. Интересова, В. Ф. Зайцев, Н. А. Колесов, М. А. Дорогин, С. Е. Бальдинов, Д. А. Сукнев // Биологическая наука и образование в педагогических вузах: Материалы VII Всеросс. науч.-практ. конф. Вып. 7. — Новосибирск, 2011. — С. 15–21.
  6. Соусь С. М. Оценка зараженности рыб личинками сем. Opisthorchidae Luhe в объектах рыболовства Новосибирской области / С. М. Соусь, Е. В. Егоров, А. М. Визер, М. А. Дорогин // Экологические проблемы животных и человека: Сб. докл. II Междунар. симп. — Новосибирск, 2010. — С. 19–21.
  7. Бонина О. М. Роль гидрологического режима в формировании локальных очагов описторхоза в Новосибирском водохранилище // Экологические проблемы животных и человека: сб. докл. II междунар. симпозиума (Новосибирск, 29–30 октября 2009 г.). — Новосибирск, 2010. — С. 57–60.
  8. Соусь С. М. Паразиты рыб Новосибирской области: в 2 ч. Ч. 2. Опиторхоз, меторхоз, дифиллоботриоз. Профилактика / С. М. Соусь, А. А. Ростовцев / отв. ред. О. Н. Бауер, А. И. Литвиненко. — Тюмень: Госрыбцентр, 2006. — 166 с ил.
  9. Беклемишев В. Н. Биоценологические основы сравнительной паразитологии. — М.: Наука, 1970. — 501 с.
  10. Жакупбаев Н. Х. Паразитофауна промысловых рыб в Каспийском море / Н. Х. Жакупбаев, С. С. Токпан, А. А. Абдибаева // Гигиена, эпидемиология и иммунобиология. — 2010. — № 4(46). — С. 50–53.
  11. Строкин М. М. Основные гельминтозы рыб Среднего Прииртышья: автореф. дис..... канд. ветер. наук. — Тюмень, 2007. — 14 с.
  12. Жигилева О. Н. Взаимосвязь генетических и паразитологических характеристик популяций карповых рыб Обь-Иртышского бассейна / О. Н. Жигилева, И. С. Броль, В. В. Пожидаев, Д. В. Зеновкина // Известия Иркутск. гос. ун-та. — 2010. — Т. 3, № 3. — С. 62–70
  13. Алтухов Ю. П. Генетические процессы в популяциях: учеб. пособие / отв. ред. Л. А. Животовский. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ИКЦ Академкнига, 2003. — 431 с.: ил.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle