Библиографическое описание:

Вальков А. В. Методологические подходы исследования развития лидерских качеств офицера внутренних войск // Молодой ученый. — 2013. — №2. — С. 338-343.

Познание любого явления окружающей действительности предполагает наличие инструмента познания. В качестве такого инструмента выступает методология, определяющая основные направления процесса познания. Сложность и многогранность исследования условий и механизмов развития лидерских качеств, их взаимосвязь и взаимозависимость обусловливает необходимость применения совокупности методологических подходов, обеспечивающих получение объективной, достоверной информации, позволяющей создать целостную картину изучаемого явления: развития лидерских качеств офицера внутренних войск.

В современной науке существует множество методологических подходов, определяющих различные направления исследований и отражающих специфику конкретной научно-исследовательской деятельности, поэтому одной из задач, имеющих первостепенное значение в организации научного исследования, является выбор методологических подходов, составляющих основу исследования. Эта проблема может быть успешно решена при соблюдении ряда условий:

  1. Избираемые методологические подходы должны быть адекватными, то есть в полной мере соответствовать целям и задачам исследования.

  2. Для получения объективной и целостной картины исследуемого явления необходимо использовать не один, а несколько подходов, соответствующих одному или нескольким уровням методологии.

  3. Совокупность методологических подходов, применяемых в исследовании, не должна включать взаимоисключающие подходы.

  4. Методологические подходы, применяемые в исследовании, должны дополнять друг друга, что позволяет изучить конкретный объект всесторонне и во всех его взаимосвязях.

Сложность и многогранность явления «развития лидерских качеств офицера внутренних войск», взаимосвязь и взаимозависимость условий и механизмов их развития обусловливает необходимость применения методологического подхода, обеспечивающего получение объективной, достоверной информации, позволяющей создать целостную картину изучаемого явления. Для нас, таким образом, наиболее приемлемым является подход к решению проблемы исследования как к системе.

Основоположник общей теории систем Людвиг фон Берталанфи дает следующее определение этому понятию: «система — это комплекс взаимодействующих элементов, образующих некоторую структурную целостность».

В. Г. Афанасьев рассматривает систему «как совокупность объектов, взаимодействие которых вызывает появление новых интегративных качеств, не свойственных отдельно взятым образующим систему компонентам».

В определении, которое приводится в работах И. В. Блауберга, Э. Г. Юдина учитываются следующие существенные признаки:

  • система представляет собой целостный комплекс взаимосвязанных элементов;

  • образует особое единство со средой;

  • исследуемая система обычно является системой более высокого порядка по отношению к своим составляющим, которые в свою очередь, являются системами более низкого порядка [1, с. 46].

Любая система требует, по мнению М. С. Кагана, двоякого ее рассмотрения; во — первых, она может и должна быть рассмотрена в предметном бытии, временно отвлеченная от динамизма ее реального существования, поскольку только тогда она может оказаться в фокусе явного знания. Это позволяет смоделировать ее состав и структуру. Во — вторых, она может и должна быть рассмотрена в динамике ее действительного существования, что позволяет ученому выявить наличие и уровень различных связей между элементами или комплексами элементов.

Предметный аспект системного исследования предполагает решение различных задач, основными из которых будут:

  • изучение того, из каких компонентов (элементов, подсистем) состоит изучаемая система;

  • определение того, как эти компоненты между собой связаны.

Каждая система характеризуется своей организацией элементов, или структурой. Структура в широком смысле есть «вся совокупность отношений между элементами».

Структурный анализ системы развития лидерских качеств офицера внутренних войск имеет следующие задачи:

  1. Выявление закономерности взаимосвязей компонентов системы, которые придают ей целостность.

  1. Определение степени сложности данной системы.

  2. Сравнение данной системы с другими, которые близки ей, с целью обнаружения изоморфизма (структурного подобия двух систем, имеющих различный состав) или гомоморфизма (структурного сходства двух систем, при которой каждому элементу одной может соответствовать группа элементов другой) этих систем.

Возможность использования теории систем в решении проблем развития лидерских качеств офицера внутренних войск заключается в следующем:

  • рассмотрение подобного явления, как развитие лидерских качеств офицера внутренних войск, в которое входит множество взаимосвязанных элементов, является по существу, системным, требующим к себе соответствующего подхода;

  • современный этап бытия постнеклассической науки, в том числе и педагогики, характеризуется тем, что они (науки), рассматривают свои предметы как сложные целостные образования, состоящие из множества элементов (В. С. Степин);

  • сознательное внедрение теории систем в сферу организации и управления различными системами общества привело и приводит к усилению внимания к системным исследованиям (В. А. Лекторский, И. В. Блауберг, Э. Г. Юдин, В. Н. Садовский);

  • вооруженные силы в целом и внутренние войска, в частности важнейшие системы (подсистемы) нашего государства, поэтому рассмотрение проблем, связанных с ними, в том числе, военного образования, на сегодняшний момент приобретает особую актуальность.

Таким образом, применение положений теории систем в исследовании проблем педагогических условий и механизмов развития лидерских качеств офицера внутренних войск позволяет предположить, доказать и реализовать целостность системы развития лидерских качеств офицера внутренних войск, посредством педагогических условий и механизмов.

Выступая в качестве одного из социальных институтов, внутренние войска не только выполняют в государстве функции гаранта его целостности и стабильности, но и являются носителем определенной системы ценностей, формирующей профессиональное становление военнослужащих. Офицеры, как особая социально — профессиональная группа, представляют собой «костяк» внутренних войск и являются носителем системы ценностей. Исходя из этого, целесообразно рассматривать проблему развития лидерских качеств офицера внутренних войск используя в нашем исследовании аксиологический (ценностный) методологический подход.

Центральной для аксиологической методологии является категория «ценность». По мнению отечественного философа П. С. Гуревича, «ценность воплощает в себе отношение к формам человеческого бытия, человеческого существования. Она как бы стягивает духовное многообразие к разуму, чувствам и воле человека. Таким образом, ценность — это не только осознанное, но и жизненно, экзистенционально прочувственное бытие. Она характеризует человеческое измерение общественного сознания…» [6, с. 231].

Формально «ценность» как философская категория своим внедрением обязана немецкому философу Р. Г. Лотце («Микрокосм», 1859–1864 гг.). Он был первый, кто понятие ценности начал использовать как философское понятие.

За проблемой ценностей, при соответствующем уровне философского её обсуждения, стоят сложные вопросы духовного, правового, политического, экономического развития любого современного общества. Именно при рассмотрении проблем такого характера широко используется язык ценностей, категория ценности. Как правило, категория эта употребляется в многообразных словосочетаниях: жизненные ценности, материальные и духовные ценности, политические, нравственные, культурные, религиозные, личностные, групповые, общечеловеческие ценности.

Обратимся к анализу понятия «ценность» в научной литературе. Достаточная проблематичность определения сущности феномена — ценность определяется, прежде всего, его интегральностью, специфическими особенностями и характеристиками.

Ценность ассоциируется с типом одобряемого слоем, группой общества поведения, с конкретным жизненным стилем: «…это система его (человека) установок, убеждений, предпочтений, выраженная в сознании и поведении… а также способ дифференциации человеком объектов по их значимости» [8, с. 163].

Ценность трактуется как практическое чувство удовлетворённости: это — «все желанное (а не только «желаемое»)… это практическое понятие, смысл которого связан с опытом воли или действия» [7, с. 495].

Ценность определяется как понятие для обозначения «объектов, явлений, их свойств, а также абстрактных идей, воплощающих в себе общественные идеалы» и при этом рассматривается как «продукт жизнедеятельности социальных групп и общностей, человечества в целом, которые выступают в качестве единого совокупного субъекта» [14, с. 442].

Ценности как механизм регуляции поведения человека рассматриваются в рамках натуралистического психологизма или аксиологического натурализма. Джон Дьюи исходит из основного положения о том, что все ценностные суждения — суждения опыта, поэтому, как и научные суждения, они подлежат несомненной экспериментальной проверке. В основе ценностных ориентаций лежит желание, в котором различаются два уровня — побуждение и интерес, предполагаемый ещё и знание о желаемом объекте [13, с. 66].

А. Маслоу, выводя ценности из потребностей, считает ценности избирательным принципом, свойственным всему живому, и называет свою концепцию «натуралистической наукой о человеческих ценностях». Многообразные человеческие потребности в концепции мыслителя объединены в группы и расположены в определённой иерархии по степени их насущности и очерёдности влияния на поведение людей. Центральным понятием в теории личности А. Маслоу выступает самоактуализация, под которой он понимает стремление человека к более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей, являющаяся высшей ступенью в «лестнице» потребностей. Все самоактуализирующиеся люди стремятся к реализации «бытийных» ценностей, которые выступают как жизненно важные потребности [12, с. 172].

Д. А. Леонтьев выделяет три формы существования ценностей:

  • общественные идеалы — выработанные общественным сознанием и присутствующие в нем обобщенные представления о совершенстве в различных формах общественной жизни;

  • предметное воплощение этих идеалов в деяниях или произведениях конкретных людей;

  • мотивационные структуры личности («модели должного»), побуждающие её к предметному воплощению в своем поведении и деятельности общественных ценностных идеалов [11, с. 8].

Таким образом, система ценностных ориентаций личности офицера внутренних войск, ее многоуровневость и многомерность определяют возможность реализации ею следующих функций:

  • ценности являются основой формирования и сохранения в сознании личности офицера внутренних войск установок, которые помогают развить его лидерские качества;

  • ценности выступают в преобразованном виде в качестве мотивов деятельности и поведения, то есть являются условием развития лидерских качеств офицера внутренних войск.

При рассмотрении системного подхода в решении проблем развития лидерских качеств офицера внутренних войск, мы обратили внимание на то, что соединение элементов с определенными свойствами приводит к появлению нового или новых качеств, приводит к появлению свойств интегративного характера, то есть ведущей идеей системы является идея взаимодействия элементов и интеграции их в целое. «Интеграция — от латинского integratio — восстановление, восполнение; integer — целый», то есть объединение в целое каких-либо частей, элементов.

Однако, понятие интеграции как объединения в целое каких-либо частей, элементов, не отражает содержание процессов, которые обозначаются этим понятием. Объединение в целое — это только первый шаг в процессе установления связей между элементами, которые вступают во взаимодействие. Об интеграции же имеет смысл говорить в том случае, если связи между ранее разнородными и независимыми элементами становятся для них существенными, и самое главное они становятся взаимозависимыми. Другими словами, интеграция это процесс организации отношения элементов, в котором сохраняется их относительная самостоятельность. Такое определение позволяет при анализе организационных форм взаимодействия в последующем перейти к рассмотрению вопроса качественных изменений элементов, участвующих во взаимодействии, и результата этого взаимодействия, который отразился на отношениях внутри системы и в ее отношениях с другими системами.

Итак, компоненты, образующие некоторое множество, вступают между собой в определенные связи. Однако при этом каждый компонент сохраняет способность существовать независимо от этих связей, а также ту качественную определенность, которой он обладал до вступления в эти связи. На первом этапе взаимодействие имеет механистический характер, то есть «каково бы ни было соотношение соединяемых объектов, оно чуждо им, не касается их природы и, хотя бы оно и было связано с видимостью чего-то единого, оно все же остается только сложением, смесью» [4, с. 159]. Вырванный из этих взаимосвязей соответствующий компонент не претерпевает особых изменений, сохраняя ту же самую качественную определенность.

Второй шаг в понимании смысла интеграции предполагает рассмотрение становления таких взаимосвязей, которые определяют и изменяют функционирование взаимодействующих элементов. Компонент, благодаря своему вхождению в систему взаимосвязей с другими элементами, сам качественно изменяется. Эти качественные изменения настолько тесно связаны с взаимодействием элементов, что вне взаимодействия элемент полностью теряет качественную специфику, которую он приобрел благодаря этим взаимодействиям.

На втором этапе образуется система, в которой «объект соотносится с другим объектом не на основе внутренней целокупности некоторого первоначального отношения, а полагает предпосылку, необходимую ему для того, чтобы вступить в реальное отношение» [4, с. 182].

Третий шаг — это рассмотрение становления качественно новой совокупности свойств, которые появляются в результате образования существенных взаимосвязей между элементами. Этот момент характеризует процесс объединения как интегративный, в ходе которого появляется качественно новое свойство. Собственно говоря, ради этого свойства и шло объединение элементов. На третьем этапе развития отношений между элементами происходит установление такой взаимозависимости, что элементы вообще не могут существовать вне целого, а точнее вне системы отношений этого целого. В качестве фактора развития системы выступает единство субстанциональных различий элементов или единство его противоположных сторон, между которыми неминуемо возникает противоречивое отношение [5, с. 223].

Рассмотрев вышеперечисленные положения теории интеграции, мы согласны с мнением Е. Ю. Суховецкой, которая выделяет сущностные признаки интеграции:

  1. Интеграция строится как взаимодействие разнородных, ранее разобщенных элементов.

  2. Интеграция связана с качественными и количественными преобразованиями взаимодействующих элементов.

  3. Интегративный процесс имеет свою логико-содержательную основу.

  4. Интегративный процесс имеет собственную структуру. Структура интегративного процесса как раз и есть логика развертывания целостности, особая согласованность интегрируемого содержания с этапами его реализации. Наличие такой структуры означает определенную стабильность интегративного процесса [15, с. 82–84].

Таким образом, сущность процесса интеграции — качественные преобразования внутри каждого элемента, входящего в систему. Принцип интеграции предполагает взаимосвязь всех элементов системы, связь между системами. Интегративные процессы являются процессами качественного преобразования отдельных элементов системы или всей системы. Исходя из этого интеграционный подход, наряду с системным, является неотъемлемым при исследовании проблемы развития лидерских качеств офицера внутренних войск.

Исторический подход, также применяемый нами в исследовании, базируется на фундаментальном принципе историзма, определяющем взгляд на действительность как объективную, изменяющуюся во времени, развивающуюся. Именно понимание состояния развития изучаемого объекта во всей его многосторонности и целостности, позволяющее выявлять его конкретные свойства и взаимосвязи с учетом особенностей той или иной эпохи, выступает системообразующей смысловой основой данного подхода. При этом акцент на развитии предполагает вычленение особого типа изменений объекта, таких, которые связаны с «совершенствованием», восхождением к более «высоким» ступеням, повышением форм организации. Поэтому исследования реализующие принцип историзма, концентрируют внимание не на всяких структурных сдвигах, а лишь на тех из них, которые дают единую линию восходящего движения [2, с. 210].

В историческом подходе изучаемый объект рассматривается:

  1. с точки зрения его внутренней структуры как органическое целое, как система;

  2. с точки зрения процесса, то есть следующих друг за другом во времени совокупности исторических связей и зависимостей его внутренних составляющих;

  3. с точки зрения выявления и фиксирования качественных изменений в его структуре в целом;

  4. с точки зрения раскрытия закономерностей его развития, законов перехода от одного исторического состояния объекта, характеризующегося одной структурой, к следующему состоянию, характеризующемуся уже иной структурой.

Другой важной смысловой основой данного подхода выступает положение, в соответствии с которым любое явление, любой предмет могут быть объективно поняты и правильно оценены лишь при условии рассмотрения их в конкретных исторических условиях и связях [16, с. 232].

Исходя из обозначенных смыслов, сущность исторического подхода в нашем исследовании проявляется в том, что педагогические условия и механизмы развития лидерских качеств, ставшие предметом изучения, должны рассматриваться, не просто всесторонне, а в развитии и «самодвижении», через выявление противоречий, дающих энергию этому развитию и запускающих его механизмы.

Возможности исторического подхода проявляются также в том, что с его помощью осуществляется постановка наиболее методологически важных проблем истории педагогики, к числу которых относятся следующие:

  1. определение и структурное уточнение объекта и предмета, реализующих единство основных функций принципа историзма: эвристической, идейно — воспитательной, прогностической;

  2. рассмотрение всех явлений и фактов строго в контексте конкретно — исторического периода;

  3. рассмотрение исторической роли выдающихся военачальников с точки зрения их вклада в развитие теории и практики лидерства, что они дали нового сравнительно со своими предшественниками;

  4. учет не только непосредственных, но и отдаленных последствий деятельности тех или иных исторических личностей для общественного развития;

  5. преодоление тенденции к ограниченному видению исторического процесса, когда все якобы принадлежит только прошедшему и не имеет отношения к настоящему и будущему [3].

Требования принципа историзма позволяют четко алгоритмизировать применение рассматриваемого подхода. По В. П. Кохановскому, основными пунктами являются: изучение современного состояния предмета исследования; реконструкция прошлого — рассмотрение генезиса, основных этапов его исторического движения; предвидение будущего, прогнозирование тенденций дальнейшего развития предмета; изучение не только истории данного предмета, но и истории понятий, выражающих его развитие [10, с. 218].

Мы согласны с мнением Бобрышова С. В. о том, что исторический подход обращает внимание на генетическую сторону анализа объекта (явлений, процессов, концепций, теорий), то есть предусматривает рассмотрение его исторической судьбы — выявление конкретно — исторического генезиса и линии развития, исследование и отражение множественности отношений развивающегося объекта. В этом случае в нашем исследовании будут доминировать конкретные исторические факты развития лидерских качеств офицера.

Таким образом, историзм это принцип познания вещей и явлений в их становлении и развитии, в органической связи с порождающими их условиями. Историзм означает такой подход к явлениям, который включает в себя исследование их возникновения и тенденций последующего развития, рассматривает их в аспекте, как прошлого, так и будущего.

Рассмотрев многообразие методологических подходов, применяемых в нашем исследовании, а также то, что в нашем исследовании мы опираемся на данные ряда наук (философия, психология, социология, педагогика), мы пришли к выводу, что нам необходим подход, который бы объединил все изученное в единое целое, позволив рассматривать проблему развития лидерских качеств офицера в комплексе. Таким методологическим подходом, по нашему мнению, будет выступать комплексный подход.

Разработка комплексного подхода, приведшая к новой области человекознания, связана с именем Б. Г. Ананьева. Она отвечала четко сформулированной им цели: поиску целостного подхода к человеку и интеграции знаний о нем в самостоятельную область знания. Этой цели отвечали организованные и руководимые им комплексные исследования. Однако искомые корреляции между разными параметрами природы и социальной сущности человека не опирались на общую методолого-теоретическую модель, они были скорее способами поиска этой модели. Подвергнув ретроспективному историко-психологическому анализу особенности комплексного подхода, разработанного Б. Г. Ананьевым, его ученица Н. А. Логинова дала и некоторые общие определения комплексного подхода, такие, как направленность на выявление многоаспектности, многофакторности, разнородности онтологических детерминант и онтологических составляющих. Он отличен от системного подхода, специфика которого, с ее точки зрения, состоит в познании целостности, упорядоченности и организованности объекта или сферы деятельности.

Само понятие комплексного подхода к проблеме человека справедливо связывается с именем академика Ивана Тимофеевича Фролова. И. Т. Фролов обращал внимание на непродуктивность одномерного рассмотрения человека либо средствами «чистой» философской антропологии, либо с помощью абсолютизированных методов частных наук и в противопоставлении целостному философскому подходу. Он не пытался с позиций философии предписывать отдельным наукам и различным исследовательским подходам, как следует трактовать человека, но размышлял о том, «как нам лучше организовать взаимодействие представителей различных наук, изучающих человека», и о том, «как лучше обеспечить в существующей структуре науки комплексное изучение человека».

И. Т. Фролов рассматривал комплексный подход — как общефилософский метод, интегрирующий средствами диалектики различные методы, формы, уровни познания при изучении сложных органических целостностей [9].

По мнению С. Н. Корсакова, специфика комплексного подхода состоит в установлении связей между различными свойствами, различными структурными уровнями сложных объектов, их многостороннем познании, в установлении множественности детерминации, в кооперации учёных разных наук, в выполнении координирующей функции при изучении подобных объектов. Соответственно, комплексный подход рассматривается как оптимальный вариант междисциплинарных связей, обеспечивающий не просто всесторонность, но координацию исследований.

В целом, комплексный подход стремится в ходе познания объекта как системы к установлению взаимосвязей между самыми различными сторонами и аспектами, в том числе, различными настолько, что непосредственно их взаимосвязь не усматривается, и они кажутся несовместимыми.

На первый план комплексный подход, по мнению С. Н. Корсакова, выходит на высшей стадии познания, когда возникает необходимость в преимущественной реконструкции универсальности взаимосвязей объекта в его развитии. Здесь комплексный подход предстаёт как философский метод в отличие от системного подхода как общенаучного метода не только потому, что включает в свою многомерную целостность мировоззренческое измерение, но и в гносеологическом и методологическом смысле. Комплексный подход выступает как философский метод, будучи формой осуществления диалектики в познании. Он обеспечивает выявление в объекте взаимосвязей различного вплоть до схватывания диалектического единства противоположных сторон и отношений объекта и, соответственно, раскрывает принцип саморазвития объекта.

Таким образом, комплексный подход от системного подхода отличается рядом специфических черт. Имея столь же высокий теоретический статус, как и системный подход, комплексный подход обладает более сильной модальностью в своей направленности на практику. По области применимости системный подход охватывает только область теоретического мышления, в то время как комплексный подход применяется на уровне как теоретического, так и обыденного сознания — разумеется, с вполне понятной разницей в степени их глубины и эффективности. Более того, именно практика его применения выдвинула комплексный подход на теоретический уровень исследования, поставила перед теорией задачу всесторонней его разработки на базе использования богатого инструментария системного подхода, накопленного современной наукой. Комплексный подход позволяет на современной диалектико-материалистической научной основе анализировать, создавать и оптимизировать функционирование систем, имеющих признаки комплексов или тенденцию к превращению в комплексы.

Наиболее характерными чертами, признаками системных объектов, относимых к разряду комплексов, по мнению В. П. Океанова, выступают:

  • принадлежность к области социальной формы движения материи;

  • полисистемность;

  • возникновение и функционирование под воздействием ярко выраженного субъективного фактора;

  • пронизанность общей идеей — целью;

  • функционирование с возрастающей или максимально возможной для данных условий эффективностью;

  • более высокая степень устойчивости и упорядоченности централизованной структуры, что позволяет в определенных случаях рассматривать комплекс и как центральную часть, ядро более широкой полисистемы;

  • развитие преимущественно благодаря интенсификации имеющихся связей и отношений внутри и между системами;

  • объединение в комплексе разнокачественных подсистем, связывание разноплановых целей в русле единой цели.

Применение комплексного подхода в нашем исследовании обеспечивает выполнение необходимых нам требований: установление всех взаимосвязей исследуемого явления, учет всех внешних воздействий, оказывающих на него влияние, устранение всех случайных факторов, искажающих картину изучаемой проблемы. Другое его существенное требование — использование в ходе исследования разнообразных методов в их различных сочетаниях.

Таким образом, мы рассмотрели совокупность методологических подходов: системный, аксиологический, исторический, интегрированный, комплексный, которые по нашему мнению обеспечивают получение объективной, достоверной информации, позволяющей создать целостную картину изучаемого явления — развитие лидерских качеств офицера внутренних войск.


Литература:

  1. Блауберг И. В. Философский принцип системности и системный подход/ Вопросы философии, 1978. — № 8. — с. 39–53.

  2. Блауберг И. В. Проблема целостности и системный подход. — М.: Эдиториал УРСС, 1997. — 448с.

  3. Бобрышов С. В. Методология историко — педагогического исследования развития педагогического знания. Авт. дис. д. пед. наук. Ставрополь, 2006

  4. Гегель Г. В. Ф. Наука логики. В 3-х т. — М.: «Мысль», 1971. — Т. 3. — 371 с.

  5. Гегель Г. В. Ф. Наука логики. В 3-х т. — М.: «Мысль», 1971. — Т. 2. — 248 с.

  6. Гуревич П. С. Философия культуры. — М.: ИФРАН, 2007. — 300 с.

  7. Жюлиа Д. Философский словарь: пер. с франц. — М.: Международные отношения, 2009. — 544 с.

  8. Коджаспирова Г. М. Педагогический словарь: для студ. высш. и сред. пед. учеб. заведений. — М.: Академия, 2008. — 176 с.

  9. Корсаков С. Н. Философская концепция комплексного исследования человека в творчестве И. Т. Фролова. Авт. дис. д. филос. наук. Москва, 2011.

  10. Кохановский В. П. Философия и методология науки: Учебник для высших учебных заведений. — Ростов н/ Д., 1999. — 576с.

  11. Леонтьев Д. А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции./ Вопросы философии, 2006. — № 4. — с. 4–36.

  12. Маслоу А. Г. Психология бытия: пер. с англ. — М., 2007. — 304 с.

  13. Новая философская энциклопедия в 4 т. Т. 1 / Ин-т философии РАН. — М.: Мысль, 2010. — 721 с.

  14. Психология: словарь/ под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Политиздат, 2010. — 494 с.

  15. Суховецкая Е. Ю., Килин В. В., Кононов В. А., Вяткин А. А. Интегративный подход в педагогике как основа профессионального образования курсантов вузов внутренних войск МВД России/ Ученые записки университета имени П. Ф. Лесгафта, 2007 — № 3 — с. 82–84

  16. Философский энциклопедический словарь/ Редкол. С. С. Аверинцев, Э. А. Араб-Оглы, Л. Ф. Ильичев — 2-е изд. — М.: Сов. энциклопедия, 1989–815с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle