Библиографическое описание:

Щербакова Н. Е. Экспериментальное исследование материнско-сыновних отношений в полных и неполных семьях // Молодой ученый. — 2013. — №2. — С. 317-321.

В статье предпринята попытка комплексного изучения вопроса отношения матерей к сыновьям в полных и неполных семьях, что, несомненно, представляет актуальность исследования, так как позволяет понять механизмы формирования и функционирования системы «мать — ребенок», а также лучше изучить личностное и эмоциональное развитие ребенка в старшем дошкольном возрасте.

Ключевые слова: материнско-сыновние отношения, полная и неполная семья.


Родительская семья имеет решающее значение в формировании эмоционального мира, самосознания и нравственных устоев личности в первые годы жизни и является ведущим фактором социализации в дошкольном возрасте. Отцы и матери — самые дорогие и близкие детям люди, и независимо от того, хорошие они или плохие, дети тянутся, прежде всего, к ним, советуются с ними и хотят быть похожими на них.

В жизни каждого человека есть один важный этап, определяющий всю его дальнейшую судьбу. Образ матери в сознании ребенка формируется во время общения с ней, он отличается наибольшей яркостью и интенсивностью, оказывает колоссальное влияние на поведение ребенка. В старшем дошкольном возрасте заметна возрастная потребность в отождествлении (идентификации) детей с родителем того же пола (у мальчиков с отцом; у девочек с матерью).

Чрезвычайная субъективная значимость отношений с матерью в неполных и полных семьях привлекала внимание многих психологов и психотерапевтов самых различных направлений. Эти отношения описывались и исследовались в психоанализе, бихевиоризме, когнитивной и гуманистической психологии, транзактном анализе и т. д.

Многочисленные исследования показали, что огромная роль в развитии и формировании поведения и личности ребенка принадлежит его взаимодействию с матерью. Теснейшая связь с матерью формируется у малыша еще до рождения и интенсивно развивается в детстве. Мать управляет развитием родительско — детских отношений. Поведение ребенка, его индивидуальные особенности возникают как результат формирования в процессе совместной жизни и деятельности матери и ребенка [15].

Исследователи в структуре родительского отношения выделяют эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты. Каждый из этих аспектов имеет достаточно сложное содержание. Эмоциональный фактор распадается на три оси: принятие — отвержение, симпатия — антипатия, близость — отдаленность. Поведенческий — доминирование — партнерство, потакание — автономия. Когнитивный содержит адекватное представление о ребенке и различные типы приписывания. Разная степень выраженности составляющих эти факторы позволяет создать большую типологию родительских отношений.

Анализ психолого-педагогической литературы, показал следующее противоречие по рассматриваемой проблеме: существует потребность в психолого-педагогической помощи мальчикам старшего дошкольного возраста из неполных материнских семей, однако недостаточно выделены особенности взаимоотношений матерей и сыновей указанного возраста в неполных семьях, отсутствуют специальные коррекционные программы помощи мальчикам, которые воспитываются в ситуации неполной материнской семьи.

Поведение ребенка, его индивидуальные особенности возникают как результат формирования в процессе совместной жизни и деятельности матери и ребенка [15]. По мнению К. Б. Зуева, Ю. А. Токаревой, Е. Н. Рыбаковой, отношения с матерью представляют собой динамическое образование. Значение и функции отношений меняются в зависимости от пола и возраста ребенка. Особенно значимыми оказываются отношения к матери в дошкольном возрасте.

По мнению исследователей, отношения с матерью представляют собой динамическое образование. Значение и функции отношений меняются в зависимости от пола и возраста ребенка. Особенно значимыми оказываются отношения к матери в старшем дошкольном возрасте.

Однако озабоченность психологов вызывает тот факт, что в последнее время в России возросло количество детей, которые воспитываются в семьях без одного или обоих родителей, что в целом составляет 23 % [13].

По данным К. Б. Зуева, у детей из полных и неполных семей существуют различия в индивидуально-личностных характеристиках, которые носят незначительный характер и имеют специфику в зависимости от пола ребенка. Мальчики из неполных семей, по сравнению с мальчиками из полных семей, на сознательном уровне представляют материнское воспитание как более непоследовательное, а на неосознанном уровне — как более позитивное. В неполных семьях дети вне зависимости от пола воспринимают воспитательные тактики матери как более автономные и непоследовательные [6, с.332].

Особенности детско-материнских взаимоотношений и их влияние на процесс психического развития ребенка рассматривали А. С. Батуев (1999), Н. Н. Авдеева (1997), Е. О. Смирнова (1995) и др. Взаимосвязь характеристик взаимодействия матери и ребенка в связи c полом, возрастом ребенка, перинатальными показателями, особенностями развития ребенка и характеристиками взаимодействия матери и ребенка изучали И. А. Аринцина, Н. Н. Искра, М. Ю. Конькова (2005); В. Ю. Иванова (2006); М. Ю. Конькова, О. И. Пальмов (2006); И. А. Аринцина (2009); Р. Ж. Мухамедрахимов (2009) и др. Проблеме взаимоотношений между родителями и детьми в неполных семьях уделяли внимание такие исследователи, как А. И. Захаров, Л. Б. Шнейдер, Э. Г. Эйдемиллер, Г. Фигдор, К. Е. Пикхарт и др.

При изучении особенностей материнско-сыновних отношений в полных и неполных семьях мы взяли за основу материнско-сыновние отношения. Мы предположили, что материнско-сыновние отношения в полных и неполных семьях будут иметь специфику, которая заключается в завышенном уровне требовательности матерей к сыновьям в неполных семьях; низкой самооценки и эмоциональной зависимости между матерью и сыном в неполной семье.

В исследовании приняли участие две группы мальчиков МАДОУ «Детский сад № 396» г. Перми. Первую группу составили мальчики из полных семей и их родители (мамы и папы), а вторую группу составили мальчики из неполных семей, то есть воспитывающихся только мамами.

Психодиагностические методы включали в себя следующие методики: для дошкольников — проективная визуально — вербальная методика Р.Жиля; тест «Кинетический рисунок семьи» Р. Бернса и С. Кауфмана; анкета для воспитателей — критерии социализации и активности ребёнка (авторы Лаврентьева Г. П., Титаренко Т. М.), а для родителей — опросник «Анализ семейного воспитания» Э. Г. Эйдемиллера.

Результаты эмпирического исследования показали следующее:

  • У мальчиков из полных семей более выражен показатель социальной приспособленности в сфере его межличностных отношений, и восприятия внутрисемейных отношений. Также другие характеристики поведения, такие как: «отношение к братьям и сёстрам», «отношение к другу (подруге)», «отношение к авторитетному взрослому», «общительность» и «социальная адекватность поведения», что, в конечном счёте, сказывается на более высоком социальном статусе детей этой группы.

  • Мальчики из неполных семей значительно превосходят детей из полных семей по показателям «закрытость, отгороженность» и «доминантность». Желание иметь отца, то есть полную семью, видимо, сказалось на восприятии детьми этой группы «отношения к матери и отцу, как родительской чете».

  • Благоприятная семейная ситуация в большей степени складывается в полных семьях, где у дошкольников — мальчиков есть и мама, и папа.

  • Симптомокомплексы: «тревожность», «конфликтность» в семье, «чувство неполноценности» и «враждебность» в семейной ситуации, в полных семьях испытуемых данной выборки практически отсутствуют.

  • Неполные семьи дошкольников — мальчиков в большей степени характеризует «тревожность» и неблагоприятная семейная ситуация.

1 ряд — мальчики из неполных семей;

2 ряд — мальчики из полных семей.

Рис. 1. Сравнительные гистограммы выраженности показателей по методике «Кинестетический рисунок семьи» в группах дошкольников из полных и неполных семей. 1 — благоприятная семейная ситуация; 2 — тревожность в семье; 3 — конфликтность в семье; 4 — чувство неполноценности в семейной ситуации; 5 — враждебность в семейной ситуации.


  • Выраженность показателей «конфликтность в семье» и «чувство неполноценности в семейной ситуации» в неполных семьях достаточно высокая, по сравнению с выраженностью этих же показателей в полных семьях дошкольников-мальчиков.

  • Показатель враждебности в семейной ситуации также имеет чуть большую выраженность в неполной семье, хотя он и не так явно представлен.

Т-критериальный анализ Стьюдента показал следующие статистически значимые различия в группах испытуемых дошкольников:

  • Мальчики из полных семей более социально приспособлены в сфере межличностных отношений, и восприятии внутрисемейных отношений. Их отличают более близкие, эмоциональные отношения с братьями и сёстрами, в большей степени выражена адекватность социального поведения и выше социальный статус.

  • У мальчиков из неполных семей более эмоциональные отношения с бабушками, дедушками и другими близкими родственниками. Они более закрыты и склонны к отгороженности.

  • Родителей дошкольников-мальчиков из полных семей, отличает неустойчивость стиля воспитания и предпочтение в ребёнке детских качеств.

  • В полных семьях чаще встречается фобия утраты ребёнка, проекция на сына собственных нежелательных качеств. Конфликты в полных семьях чаще выносятся в сферу воспитания сыновей.

Корреляционный анализ в выборке дошкольников — мальчиков из неполных семей показал:

  • Высокий статус мальчиков из неполных семей обусловлен общительностью ребёнка, а низкий статус объясняется необщительностью детей.

  • Низкий статус мальчиков этой группы объясняется закрытостью и отгороженностью от других, а также стремлением дошкольников этой группы к уединению.

  • На статусе мальчиков из неполных семей сказывается умение взаимодействовать со сверстниками при решении конфликтных ситуаций.

  • Низкий статус мальчиков этой группы объясняется склонностью к агрессивному решению конфликтных ситуаций («побью», «позову милиционера», «дам по голове палкой» и т. п.) и слабой выраженностью проявлений вербального решения («объясню, что так плохо, что так нельзя делать», «попрошу его извиниться»), а также пассивностью дошкольников-мальчиков.

  • Минимальность санкций со стороны мам, то есть упование на поощрение, сомнение в результативности любых наказаний, также способствует социальному положению мальчиков в группе. То есть, выраженность этого стиля воспитания со стороны мам, обуславливает низкий социальный статус сына, а отсутствие объясняет высокий статус в группе.

Корреляционный анализ в выборке дошкольников-мальчиков из полных семей определил:

  • Высокий статус мальчиков из полных семей объясняет хорошее отношение к матери и отцу, как родительской чете, а также к братьям и сёстрам. При этом они открыты и обладают хорошей социальной адекватностью поведения.

  • Высокий статус дошкольников-мальчиков из полных семей объясняет их активность, требовательность мам с одной стороны, а с другой — недостаточность запретов и предпочтение мамами в ребёнке детских качеств (кстати, именно мамы и показали воспитательную неуверенность по отношению к сыну).

  • Высокий социальный статус дошкольников-мальчиков из полных семей объясняется минимальностью санкций со стороны отцов.

  • Уважение значимых взрослых объясняется отсутствием агрессивного поведения в системе межличностных отношений, при решении конфликтных ситуаций, и социальной адекватностью поведения мальчиков, в свою очередь «продуктивное решение» в конфликтной ситуации вызвано отсутствием «стремления к уединению» мальчиков из полных семей.

Кластерный анализ позволил выявил три кластера дошкольников-мальчиков, с разными уровнями выраженности социального статуса и социального поведения, объясняющими паттерны поведения мальчиков в конфликтной ситуации или ситуации фрустрации:

  • 44 % мальчиков предпринимают такую тактику, как «жалоба», при этом они не агрессируют, вербально (то есть, как-то договориться) и продуктивно найти сами решение не могут или не умеют;

  • у 33 % мальчиков в конфликтной ситуации или ситуации фрустрации, отсутствует «уход от ситуации или жалоба», отмечается высокий уровень проявления агрессии (этот показатель находится на пике кривой данного кластера), они не стремятся к вербальному решению (не умеют или не хотят договариваться), у них отсутствует такая тактика в поведении, как «продуктивное решение»;

  • 23 % мальчиков исследуемой выборки показали умение находить «продуктивное решение» в конфликтной ситуации (или ситуации фрустрации), также они пытаются вербально разрешать ситуации (то есть, умеют или пытаются как-то договорится), у них совершенно отсутствует такая тактика, как «уход от ситуации» и «жалоба», и ещё — они совершенно не агрессируют.

Из всех предложенных Г. Э. Эйдемиллером типов семейного воспитания наиболее тесные корреляционные взаимосвязи, как в структуре матриц мам из полных и неполных семей, так и пап (из полных семей), обнаружили такие типы семейного воспитания как: «минимальность санкций», «недостаточность требований — запретов» и «воспитательная неуверенность» мам.

По выявленным коэффициентам корреляции в выборке родителей обеих групп мальчиков, можно сделать следующие выводы:

  • Чем выше доминирующая «гиперпротекция» мамы, тем вероятнее и ярче проявляется у дошкольников-мальчиков раздражительность, агрессивность, вседозволенность в поведенческих паттернах детей (по оценке воспитателя).

  • «Гиперпротекция» мам данной выборки носит доминирующий характер.

  • «Минимальность санкций» со стороны мам, приводит к проявлению в поведении мальчиков агрессии, враждебности, раздражительности, грубости, социального отвержения.

  • «Воспитательная неуверенность» родителей данной выборки, либо пониженный уровень их требований к ребёнку обуславливает нарушение в воспитании и приводит к проявлению агрессии, враждебности, так как ребёнок чувствует вседозволенность и уверенно предъявляет свои требования.

  • Слабость, неразвитость родительских чувств влечёт за собой высокий уровень проявления агрессии, жестокости в поведении ребёнка, причём, причиной неразвитости могут быть особенности характера или отвержение самого родителя в детстве его родителями, или то, что родитель сам в детстве не испытал родительского тепла.

  • «Недостаточность требований — запретов» со стороны мам к ребёнку, также служит причиной проявления агрессии в поведении ребёнка.

  • В выборке родителей неполных семей (мам) наблюдается стремление игнорировать взросление детей.

  • Со стороны некоторой части мам обследуемой выборки происходит непринятие ребёнка мужского пола, этим они потворствуют тому, чтобы в поведении ребёнка присутствовала агрессия.

  • Недостаток контроля, недостаток внимания к ребенку со стороны мам стимулирует развитие агрессии, раздражительности, грубости в поведении ребёнка, неразвитые навыки социального поведения.

  • Стремление мам к максимальному и некритическому удовлетворению любых потребностей ребёнка, приводит к вспышкам гнева, агрессии и жестокости, социальной отгороженности.

  • Некоторые мамы данной выборки, ощущая себя с ребёнком единым целым, стремятся удовлетворить все его потребности, оградить от трудностей и неприятностей жизни, ребёнок кажется маленьким и беззащитным, а он, в свою очередь пользуется этими привилегиями, начинает агрессивно реагировать на все поступки матерей, которые совершаются не в его интересах.

  • Некоторые мамы, требуют от сына безоговорочного послушания и дисциплины, и при малейшем проявлении своеволия, ребёнка сурово наказывают, что также приводит к проявлению агрессии.

  • Часть матерей данной выборки видят ребёнка младше его возраста, тем самым относятся несерьёзно к его интересам, мыслям, чувствам. Они не доверяют своему ребёнку, что также приводит к проявлению агрессии дошкольника.

Таким образом, мы выяснили, что на атмосферу в семье влияет множество причин, в число которых, в частности, входят стили воспитания, характер отношений, дисциплина, состав семьи (полная или нет) и т. п. Рассматривая различные стили воспитания ребёнка в семье, их связь с формирующимся поведением ребёнка, Л.Пулккинен выделил «эгоистическое обращение» с ребёнком, которое приводит к формированию у детей слабого самоконтроля.

М. Раттер также утверждал, что для детей с хроническими расстройствами поведения типичной является тяжёлая обстановка в семье, для которой характерны недостаточная теплота отношений и непоследовательная, малоэффективная либо исключительно суровая, либо слишком слабая дисциплина. Как правило, это неполные или конфликтные семьи.

В исследовании подтвердился тот факт, что материнско-сыновние отношения и в целом состав семьи выступают как один из наиболее существенных факторов, оказывающих влияние на формирование социальных умений и статуса дошкольника — мальчика.

Э. Г. Эйдемиллер, В. А. Гурьева, В. Я. Гиндикин отмечают наличие связи между тем или иным типом воспитания и появлением у ребенка конкретных особенностей характера, его статуса.

В результате изучения теоретических источников по проблеме исследования, анализа результатов экспериментального исследования были сделаны следующие выводы:

У мальчиков из неполных семей достоверно более позитивное отношение выявлено: к матери, более негативное отношение к отцу. Разница между отношениями детей из неполных семей и полных семей к бабушке, дедушке, братьям, сестрам, подругам, друзьям не выявлена. У детей из неполной семьи выявлен более низкий уровень конфликтности, агрессивности;

Такие качества, как любознательность, общение в группе детей, стремлению к доминированию, лидерству, реакции на фрустрацию, у исследуемых дошкольников-мальчиков не различаются. Стремление к уединению и отгороженности выше у мальчиков из неполных семей.

Социальный статус у мальчиков из неполных семей достоверно ниже, чем у детей из полной семьи.

Также в результате экспериментального исследования мы выявили различия во взаимоотношениях матерей и сыновей дошкольного возраста в неполных семьях и взаимоотношениях матерей и сыновей в полных семьях.

Данное различие наблюдается по нескольким факторам:

  1. Уровень требовательности матерей к сыновьям в неполных семьях завышен.

  2. Уровень самооценки у дошкольников-мальчиков из неполных семей, как мы предполагали, неадекватен: завышен (или занижен) в зависимости от материнско-сыновних отношений.

  3. Эмоциональная зависимость между матерью и сыном в неполной семье болезненнее и крепче, чем между матерью и сыном в полной семье.

Мы определили, что высокий статус мальчиков старшего дошкольного возраста объясняет, во-первых, наличие полной семьи, во-вторых, уважительное отношение сыновей к матери и отцу как родительской чете, доброжелательное отношение к братьям и сёстрам, к бабушкам и дедушкам, что в целом характеризует благоприятную семейную ситуацию, при которой отсутствует конфликтность.

Низкий статус мальчиков в группе, низкий уровень активности и общительности мальчиков из неполных семей, объясняет выраженная тревожность в семье, фобия утраты ребёнка у матери, потворствование матерей своим сыновьям и неустойчивый стиль воспитания.

Таким образом, мы ещё раз убедились в том, что специфика взаимосвязи показателей исследования в выборках испытуемых из полных и неполных семей будет различна.

В практическом плане полученные результаты, могут быть использованы в составлении коррекционной программы для работы с родителями испытуемых дошкольников, а также в процессе психологического консультирования семьи, что позволит более качественно и динамично анализировать материнско-сыновние отношения. Также материалы исследования могут быть полезны в оказании психолого-педагогической помощи по проблеме взаимодействия матери и ребенка старшего дошкольного возраста: организации психологического сопровождения системы «мать — ребенок», направленного на оптимизацию взаимодействия матерей и сыновей.


Литература:

  1. Алексеева Е. Е. Психологические проблемы детей дошкольного возраста. Как помочь ребенку? Учебно-методическое пособие. 2-е изд. — СПб.: Речь; М.: Сфера, 2009. — 214 с.

  2. Белоусова И. В. Психологические проблемы современной российской семьи. — Нижний Тагил: НГСПА, 2005. — 122с.

  3. Городецкая Ю. В. Психологические проблемы детей в ситуации развода родителей//Семья и семейная терапия. — 2005. — № 2. — С.33–39.

  4. Дружинин В. Н. Психология семьи. — СПб: Питер, 2005. — 176 с.

  5. Захаров А. И., Происхождение детских неврозов и психотерапия. — СПб.: 2003. — 243с.

  6. Иванченко В. А. Некоторые аспекты воспитания личности в неполной семье (по материалам исследований российских и зарубежных авторов) // Психологическая наука и образование. — 2011. — № 3. — С. 17–20. Издательство «Союз», 2000.- 254 с.

  7. Лидерс А. Г., Спирева Е. Н. Стиль семейного воспитания и личностные особенности родителя.// Семейная психология и семейная терапия. — 2003. — № 1. С.12–17.

  8. Овчарова Р. В. Психология родительства: Учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2005. — 368 с.

  9. Родители и дети: психология взаимоотношений / Под ред. Е. А. Савиной и Е. О. Смирновой.- М.: «Когито-Центр», 2003.- 230с.

  10. Рождественская Н. А. Негармоничные стили семейного воспитания и восприятия родителями своих детей // Вестник Московского университета.- 2002.- № 2.-с.48–53.

  11. Самоукина Н. В. Симбиотические отношения между матерью и ребенком // Вопросы психологии. 2000. № 3.

  12. Синягина Н. Ю. Психолого-педагогическая коррекция детско-родительских отношений. М., 2001.- 118с.

  13. Соколова Е. Т. Столин В. В., Варга А. Я. Психология развития ребенка и взаимоотношений родителей и детей как теоретическая основа консультативной практики // Семья в психологической консультации: Опыт и проблемы психологического консультирования / Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. — М., 2009. — С. 16–37.

  14. Филиппова Г. Г. Психология материнства: Учебное пособие. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002.-240 с.

  15. Фридман И. К. О контакте родителей с детьми // Вопросы психологии.- 2000.- № 1.- с.93–99.

  16. Целуйко В. М. Психология неблагополучной семьи: Книга для педагогов и родителей/ В. М. Целуйко.- М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2006. — 272с.

  17. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., Психология и психотерапия семьи. 4-е изд. — СПб.: Питер, 2009. — 255 с.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle