Библиографическое описание:

Дюпина Ю. В., Шакирова Т. В., Чуманова Н. А. Классификации цветообозначений в лингвистической литературе // Молодой ученый. — 2013. — №1. — С. 220-221.

Глобальная проблема цветовой картины мира — это проблема возможной категоризации цвета. Насколько объективно традиционное выделение семи цветов спектра? При описании цветонаименований в лингвистике исследователи сталкиваются прежде всего с проблемой классификации цветовых прилагательных. При попытке описания отношений между словами-цветообозначениями учёные говорят о невозможности построения описания на основе модели трёхмерного психологического пространства цветоощущения. При построении модели смысловых отношений у «имен цвета» исследователь сталкивается с невозможностью найти единый принцип для отбора и классификации единиц.

Необходимо отметить, что на разных этапах развития русского языка количество слов, составляющих «колоративное пространство», не оставалось постоянным. Ученые-физики определили семь основных спектральных цветов (заучивание которых сводится к освоению выражения: «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан») — это хроматические цвета, но выделяют и ахроматические (белый и чёрный). Ученые же утверждают, что человеческий глаз способен различать от 500 до 2,5 миллионов оттенков, каждый из которых может быть назван конкретным словом [14, с. 5–48].

Изучая вербализацию цветового восприятия, лингвисты подразделяют цветообозначения на две группы — основные (абсолютные) и оттеночные. Абсолютные цветонаименования, в свою очередь, делятся на хроматические, называющие семь цветов радужного спектра (красный, оранжевый, жёлтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый), и ахроматические (черный, белый, серый) [3, с. 121]. Все остальные цветонаименования называют оттеночными. Они различаются по способу передачи оттенков. Выделяют группу цветонаименований, которые передают оттенки цвета аналитически; среди них цветовые прилагательные: а) вторичной номинации (сиреневый, молочный); б) без ясно прослеживающейся этимологии (бурый, алый); в) с ограниченной сочетаемостью (белокурый, карий); г) заимствованные (индиго); д) неологизмы и архаизмы (смарагдовый, кубовый); е) терминологические (кобальт, ультрамарин); ж) окказионализмы.

Выделяется также группа цветонаименований, уточняющих оттенки цвета: а) сложные, с формантами ярко-, светло-, темно-, нежно-, уточняющими интенсивность окраски; б) двусоставные цветонаименования, представляющие называния смешанных цветов или разноцветных объектов: сине-белый, желто-зеленый [7].

Кроме того, выделяют и конструктивно-сложные (генетивные) цветообозначения (цвета мёда, цвета слоновой кости) и сравнительные обороты (щечки как маков цвет).

В исследованиях Э. Рош в области цветообозначений было введено понятие прототипа. Прототип — это такой член категории, который максимально полно воплощает характерные для данной категории свойства и особенности, поэтому цветообозначения можно квалифицировать по принципу соотнесенности с цветовым прототипом (изумрудный — ‛это такой зеленый’, салатовый — ‛это тоже зеленый’; где зеленый — это прототип, имя категории, а оттенки — члены категории). Категория понимается как имеющая центр и периферию, то есть «более прототипические» и «менее прототипические» члены [по 9, с. 41].

В. И. Иваровская называет десять основных цветов: белый, красный, синий, зеленый, желтый, коричневый, серый, черный, оранжевый, фиолетовый. В основу классификации положен полевый принцип деления: все перечисленные цвета обладают способностью входить в состав цветовых полей. Кроме того, все цветонаименования рассматриваются ученым с позиции мотивированности — немотивированности [5, с. 104–109].

Р. М. Фрумкина отмечает, что в русском языке «наивная картина мира» включает «семь цветов радуги», а также розовый, коричневый и так называемые ахроматический цвета — черный, белый, серый. Эти цвета носители русского языка считают «основными». Менее употребительные, второстепенные имена цвета исследователь называет «прочими». Кроме того, можно выделить 32 «базовые» цветовые лексемы. Смысл «базовых» имен цвета известен всем носителям языка (алый, вишневый, бордовый, малиновый, морковный, апельсиновый, медный, песочный и т. д.) [13, с. 64–85].

Небезынтересным представляется тот факт, что, судя по данным лексикографических источников, наиболее традиционными цветообозначениями являются моно- и билексемные номинации. Однако русская литература, данные профессиональной лексики, как утверждает Е. А. Косых, наряду с традиционными названиями цвета широко используют и обозначения со сложной структурой.

К описанию цветообозначений как системы подошла Е. А. Косых, которая рассматривает цветообозначения-прилагательные и сочетания, выполняющие функцию цветовых прилагательных. Она считает, что система цветообозначений в русском языке может быть представлена следующими номинативными единицами с точки зрения структуры:а) монолексемные; б) сложные прилагательные, в структуре которых выделяется, как правило, два или три корня-основы, представляющие собой названия равноправных цветов и оттенков, либо название цвета с уточнением его интенсивности; в) сложные цветообозначения со структурой «сущ. цвет + имя сущ. в И. п». (цвета хаки); г) сложные цветообозначения со структурой «сущ. цвет + имя прилаг. + имя сущ. в И.п», либо эта структура представлена набором тех же частей речи, но в форме Р. п. (цвет мокрый асфальт, цвета старой розы).

Наименование элементов цветовой и световой структур могут быть объединены в 20 лексико-семантических групп. Некоторые из них использовала В. Н. Рябова при описании пейзажной единицы в творчестве А. П. Чехова:

  1. «наименования ахроматических цветов» (белый, светло-серый, серебристо-серый, темно-серый и др.);

  2. «наименования различий в светостиле между двумя родственными тонами» (оттенок, светло-желтый, светло-зеленый, светло-оранжевый и др.);

  3. «наименования цветов, данные по цвету природных материалов» (аквамариновый, золотой, изумрудный, перламутровый, рубиновый и др.);

  4. «наименования цветов, данные по цвету оттенков растений» (горчичный, лиловый, розовый, сиреневый, фиолетовый и др.);

  5. «наименования цветов, данные по цвету кушанья» (кофейный, кремовый);

  6. «наименования цветов, данные способом описания» (желтый цвет с примесью красного; синий с красноватым отливом и др.) [10, с. 15].

Ю. Д. Апресян кладет в основу деления цветовых прилагательных семантический признак предельности: «Если спектр разделить на участки, называемые основными русскими цветообозначениями (красный, оранжевый, желтый и т. п.), то максимальной степени (пределу) определенного цвета будет соответствовать середина соответствующего участка. Действительно, на участке красного цвета, например, уклонение в одну сторону будет давать постепенный переход в оранжевый цвет, а уклонение в другую сторону — в фиолетовый. Середина же участка будет соответствовать идеально красному цвету. Аналогичным образом обстоит дело и со всеми другими цветообозначениями» [1, с. 44].

Ряд ученых в качестве основных цветов выделяет «элементарные» цвета — красный, желтый, зеленый, синий, ахроматические белый и черный, а также серый, розовый, голубой, оранжевый, коричневый, фиолетовый, которые концептуализируются как «смеси» элементарных цветов [4, с. 277].

Как видим, лингвисты до сих пор не пришли к единому мнению в определении типа объединения цветонаименований. Некоторые говорят просто о «системе цветообозначений»; другие — о «лексико-семантической группе» [2; 11]; третьи — о семантическом поле [8; 12; 6].


Литература:

  1. Апресян Ю. Д. Избр. труды. Т. I. Лексическая семантика (синонимические средства языка). 2-е изд., испр. и доп. — М.,1995а. — 472 с.

  2. Бахилина Н. Б. История цветообозначений в русском языке. — М., 1975. — 286 с.

  3. Брагина А. А. «Цветовые» определения и формирование новых значений слов и словосочетаний // Лексикология и лексикография. — М., 1972. — С. 73–104.

  4. Вежбицкая А. Обозначение цвета и универсалии зрительного восприятия // Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. — М., 1996. — 412 с.

  5. Иваровская В. И. Лексическое значение цветовых прилагательных в синагматико-парадигматическом и словообразовательном аспектах // Вестник СПбГУ: Сер. 2. — 1998. — С. 104–109.

  6. Кульпина В. Г. Лингвистика цвета: Термины цвета в польском и русском языках. — М, 2001. — 470 с.

  7. Макеенко И. В. Семантика цвета в разноструктурных языках: универсальное и национальное. Дис. … канд. филол. наук. — Саратов, 1999. — 258 с.

  8. Москович В. Л. Система цветообозначений в современном английском языке // Вопросы языкознания. — 1960. — № 6. — С. 83–87.

  9. Носовец С. Г. Цветовая картина мира В.Набокова в когнитивно-прагматическом аспекте (цикл рассказов «Весна в Фиальте»). Дис. … канд. филол. наук. — Омск, 2002. — 249 с.

  10. Рябова В. Н. Пейзажная единица текста: семантика, грамматическая форма, функция:На материале произведений А. П. Чехова. Дис. … канд. Филол. Наук. — Тамбов, 2002. — 196 с.

  11. Соловьев С. М. Цвет, число и русская словесность // Знание — сила, 1971. — С. 54.

  12. Тойшибаева Г. К. Цветовая лексика (состав, семантические преобразования, функции) в художественном тексте на материале произведений Ф. М. Достоевского. Автореф. дис. … канд. филол. наук. — М., 1990. — 19 с.

  13. Фрумкина Р. М. Психолингвистика. — М., 2001. — 320 с.

  14. Шемякин Ф. Н. К вопросу об отношении слова и наглядного образа (цвет и его значение) // Мышление и речь. Известия АПН РСФСР. — М., 1960. — Вып. 13. — С. 5–48.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle