Библиографическое описание:

Бисов А. А., Туманцева В. А. Анализ произведения «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли // Молодой ученый. — 2013. — №1. — С. 414-416.

Эпоха Возрождения характеризуется интеллектуальным и художественным расцветом культуры, достигнувшей своего пика в 16 веке. Средневековый аскетизм и презрение ко всему земному сменяются теперь жадным интересом к реальному миру, к человеку, к сознанию красоты и величия природы. Одним из важнейших принципов восприятия произведений искусства становится наслаждение. [2]

Одним из самых известных художников эпохи ренессанса был Сандро Боттичелли, представитель флорентийской школы. Написание «Рождение Венеры» предшествовало времени, когда Боттичелли был наиболее увлечен античностью. В картинах эпохи Возрождения человек всегда составляет центр композиции, весь мир строится вокруг него и для него, и именно он является главным героем, активным выразителем содержания. Проблема соотношения красоты, физической и духовной, постоянно вставала перед художником, он пытался решить ее, дав язычески прекрасному телу своей Венеры лицо задумчивой мадонны.

Картина представляет собой обнажённую богиню, которая плывет к берегу в раскрытой раковине, подгоняемая ветром. В левой части картины Зефир в объятиях своей супруги Хлориды дует на раковину, создавая ветер, наполненный цветами. На берегу богиню встречает одна из граций. В позе Венеры видно влияние классической греческой скульптуры. То, как она опирается на одну ногу, линия бедра, целомудренные жест рукой и сами пропорции тела основаны на каноне гармонии и красоты, разработанном ещё Поликлетом и Праксителем (см. рис. 1).

Рис. 1.


В инвентарных описях «Рождение Венеры» значилось как «Венера в море, стоящая на раковине». Картине очень повредило то, что её некогда укоротили примерно на полметра по вертикали и на четверть метра по горизонтали, особенно много убрав сверху и слева. Если мы мысленно дополним утраченные полосы холста, получим такое соотношение фигур и окружающего пространства, как если бы мы отошли на пару шагов и увидели зрелище, отличающееся от нынешнего, прежде всего, обилием воздуха над Венерой и позади летящих Зефира и его супруги Флоры. Отделившись от краев картины, они окажутся в свободном полете, а роща, вместо того чтобы низко сгибаться над Весной, поднимет в радостном приветствии свои стройные стволы. Фигуры приобретают поистине кватрочентистское изящество, и картина станет несколько плоской, что можно не сомневаться: причиной её безжалостного купирования было желание придать ей монументальность и пространственную глубину. Ведь фигуры переднего плана, не вмещающиеся в раму, непременно тяжелеют и отталкивают фон вглубь.

Вопреки возникающему нынче впечатлению, будто Венера заключена в арку, образованную более или менее симметричными массами по сторонам, Сандро не намеревался придавать «истории» такую напыщенность. Ось симметрии, проходящая нынче через кончик большого пальца стопы богини, прежде совпадала с тем местом, где её острая пята упирается в бугорок раковины. Вся её фигура оказывалась заметно правее этой оси, и зритель видел, что богиня скользит не на него, а вправо, к берегу. Вместо нынешнего эффекта присутствия как бы на расстоянии вытянутой руки и связанного с этим ощущения чуть ли не принудительного участия в мифическом действе Сандро предлагал зрителю беззаботно любоваться зрелищем, отстраненным и замкнутом в его гармонической завершенности.

В изображении дующего Зефира, развевающихся волос и движения, выражается жизнь и энергия, тем самым Боттичелли следовал посылкам, изложенным в работах теоретика искусства эпохи Возрождения Леона Баттисты Альберти. Также Боттичелли, опирался на «Трактат о живописи» Ченнино Ченнини, описывающий среди прочего технику дробления лазурита для получения синей краски (васильки на платье Грации) и принцип нанесения тончайшего листового золота (пурпурная накидка Венеры). Среди новшеств Боттичелли важным было использование холста, а не доски, для произведения столь крупного размера. Он добавлял минимальное количество жира к пигментам, благодаря чему холст в течение долгого времени оставался прочным и эластичным, а краска не трескалась.

Интересно и то, что вся композиционная схема, согласно анализу Гомбриха, восходит к традиционной схеме “Крещения” (к схеме «Коронование мадонны» [3]. Этот принцип композиции и образности не является смешением античности и средневековья, как думали в конце 19 века, а созданием нового символического языка, включающего в себя переосмысленную античность и средневековье, опыт создания «исторической картины», а не просто «истории», в смысле Альберти. Рождение Венеры из воды легко сопоставляется с идеей «возрождения души в водах крещения», и, согласно Пико делла Мирандола, библейское выражение «дух божий носился над водами» соотносимо с дыханием Эроса или Зефирами у Боттичелли, которые движут и вдохновляют к жизни только что рожденную Венеру.

Давно уже было замечено, что хрупкая Венера Боттичелли мало напоминает классический прототип, но зато очень близка образам его скорбных мадонн. На картине Боттичелли запечатлен тот момент, те часы полуночные, когда еще «...не властен свет», но уже «расточилась тьма». [1]. Предрассветное утро, легкой рябью подернуто пустынное море. На заднем плане картины виднеется голый берег с несколькими острыми мысками, а на берегу с правой стороны колышутся апельсиновые деревья. Перед нами не само рождение Венеры, а прибытие её на остров Крит. Приход на землю богини любовного наслаждения и страдания представлен в тусклых холодных тонах, превосходно гармонирующих с протяжными линиями рисунка. Венера- невинная дева, которая не приемлет любви- плотской. Прототипов её послужил вариант античной статуи Венеры Пудики (стыдливой). Но как преобразована красота и даже самый смысл классической Афродиты, чья стыдливость по-настоящему трогательна, потому что она стесняется своей полнокровной чувственной прелести. Венера Боттичелли прекрасна не телом, а контуром тела. Она не стоит на раковине, а вырастает из неё. Невозможно приписывать ей какие-либо человеческие чувства. Она прикрывает тело не потому, что стыдится, но лишь потому что таков знак Стыдливой, её атрибут, подобный атрибутам, по каким в Средние века различали святых. Горизонт по середине слегка прогибается –отсюда впечатление, что мифические события происходит в похожем на раковину обширном амфитеатре мира, верхний край которого находится выше глаз зрителя. В своем полном формате картина очень плоская и вовсе не такая тесная, как теперь, мерцавшая потускневшими со временем блестками золота.

Сплетающиеся в любовном порыве Зефир и Флора гонят прочь богиню любви, которой они обязаны пробуждением взаимного влечения. Зефир злиться, Флора задорно его поддерживает. Венера несет в мир любовь, оставаясь сама далекой от мира настоящего, не замечая ни их усилий, ни проворной заботливости Флоры. Отрешенностью во взоре и робкой, неуверенной позой, напоминающей наклон скользящего над миром паруса, своим безразличием, даже покорностью чьим бы то ни было усилиям она, всемогущая, противопоставлена и бурному полету Зефира и его возлюбленной, и легкому бегу Флоры, и водной ряби, образованной бесчисленным повторением инициала богини –V, и даже струению своих собственных волос. На картине множество цветков роз, в мифологии роза-цветок Венеры, появившийся из капель крови её оскопленного отца- Урана.

Рождение Венеры в древности было связано с культом, символы которого присутствуют на картине Боттичелли. Так пурпурная мантия в руках у Грации имела не только декоративную, но и ритуальную функцию. Такие мантии изображались на греческих урнах и символизировали границу между двумя мирами — в них заворачивали как новорождённых, так и умерших. В средние века такие атрибуты Венеры, как розы и раковина, стали ассоциироваться с Девой Марией. Раковина, сопровождавшая изображения Венеры, символизировала плодородие, чувственные удовольствия и сексуальность, перекочевав в иконографию Богоматери, стала означать чистоту и непорочность.

«Рождение Венеры» — поистине великое произведение. Выразительность образов создается с помощью их изолированности и обособленности. Отчетливо видна символика четырех стихий: воды, с ее бесконечными ритмическими повторами, земли и деревьев, уступивших место световым пространствам моря, воздуха, дающего движение. Боттичелли воспевает саму идею Красоты и передает ее с помощью столь простых форм, что создается впечатление необычайной легкости. Венера символизирует собой гармонию красоты, герои замкнуты сами на себе, картина превозносит единство, линейность, живописность.


Литература:

  1. Ильина Т.В. История искусств. Западноевропейское искусство: Учеб./ Т.В. Ильина. 4-е изд., стереотип. — М., Высшая школа, 2007. — 368с.

  2. История Европы. Т. 2. Средневековая Европа. — М. Наука, 1992г

  3. А.В. СтепановИскусство эпохи Возрождения.-М,2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle