Библиографическое описание:

Суван-оол Е. С., Лебедева И. О. Образ мыши как отражение характерных черт облика и характера человека в русской и китайской культуре (на материале фразеологизмов русского и китайского языка) // Молодой ученый. — 2012. — №12. — С. 336-339.

В лексике любого языка мира идиоматические выражения представляют собой весьма специфический пласт. Именно они отражают различия в национальных культурных представлениях, психологических, ментальных и социальных особенностях и обычаях, присущих определенному языковому сообществу и культуре в целом.

Согласно мифам и верованиям древних славян, мышь (плюгавка, гнус, гад, поганка) – маленькое серое животное, трусливое и беспокойное, предпочитает укромные темные норы. Со стародавних времен живут рядом человеком, паразитируя на его запасах зерна и других продуктов. Мышь считалась нечистым, поганым животным. Молва предписывает им необыкновенную похотливость и огромный аппетит. Крепкие зубы мыши внушали одновременно и страх и уважение. Погрызенную мышью одежду считали нечистой, полагали знаком грядущей беды или даже гибели. Однако, считалось, что доесть за мышью – укрепить зубы.

В отличие от прочих грызунов, мышь связывалась не с Перуном-громовиком, а с Макошью. Видимо из-за ее близости к жилищу человека и слабости. За незаметность и серый цвет мышь сравнивали с тенью, духом умершего человека. Мыши, подобно домовому, считались законным и непременным обитателем дома, их бегство – верный знак, что стоять жилищу недолго. Посему убивать мышь без веской причины не разрешалось. Мышей просили не губить урожай, задабривали их, оставляли последние колосья со сжатого поля. Мышей заклинали дать крепость зубам, увеличить мужскую силу, женщины просили о здоровом ребенке, скотоводы – об обильном приплоде в стаде.

Тем не менее, мышь в основном представлена в отрицательном свете в качестве животного, приносящего убытки в хозяйстве.

Наряду с этим мышь в китайской мифологии, в отличие от русского фольклора – существо вовсе не забитое и всеми обижаемое. Как раз наоборот, мышь – одно из самых почитаемых животных лунного китайского календаря. Возможно, это связано с буддийской легендой, рассказывающей о том, что, когда Будда позвал всех зверей на празднование Нового Года и, соответственно, на прослушивание праздничной проповеди, именно Мышь явилась к нему самой первой (всего пришли двенадцать животных, которые и стали знаками китайского календаря). Согласно другому варианту этой легенды, Будда созывал животных проститься с ним перед его уходом в нирвану, и опять же, Мышь пришла первой. Таким образом, Мышь открывает новый двенадцатилетний цикл восточного (китайского) календаря. В мифологии Китая, Японии, Вьетнама, Кореи мышь почитается как один из знаков, приносящих денежный достаток.

Получается, что мышь несет в себе положительное значение, олицетворяя собой мудрость, отзывчивость, умение рационально обращаться с деньгами.

Таким образом, несмотря на общие факторы, такие как религиозные представления, классическая русская или китайская литература, иностранное влияние и житейский уклад, послужившие источником формирования устойчивых оборотов двух языков, образ мыши, сложившийся в мировоззрении древних китайцев и славян и нашедший отражение в их верованиях, практически не имеет общих точек. Примеры из восточной мифологии свидетельствуют о том, что мышь несет в себе положительное значение, в то время как славянские мифы рисуют образ отрицательного персонажа, несущего беды, болезни, голод.

При проведении сопоставительного анализа на основе отобранного материала, состоящего из 20 фразеологических единиц на русском и 20 фразеологических единиц на китайском языках, нашей задачей стало выявление общих и различных черт в образе мыши, характерных для облика и поведения человека.

В ходе исследования удалось выявить что сходств во фразеологических единицах двух языков, в которых образ «мышь» несет в себе функцию отражения человеческой натуры намного больше, чем характеристик внешности.

Так фразеологизмы обоих языков, русское выражение «Как мышка сидит тихо» и китайское выражение dǎn xiǎo rú shǔ («становится маленьким, как мышь»), используются для описания человека малодушного, робкого и тихого, который не в меру труслив и всего боится.

Для характеристики нечистого на руку, нечестного человека, занимающегося не совсем законными или не совсем порядочными делами, используются фразеологизмы «Мышиная возня» в русском и shǔ qiè gǒu tōu («мыши украли собаку») в китайском, которые употребляются для обозначения воровской деятельности – «нечист на руку», «по-тихому», «тихой сапой», «под шумок». Сюда же можно отнести и русскую поговорку «Мышиные глазки», которая, помимо описания не отличающейся особой красотой внешности, используется для характеристики вороватого, подозрительного человека с бегающими глазками.

Чэнъюй māo shǔ tóng mián («кошка и крыса спят вместе») означает нежелание говорящего обращать внимание на чужое поведение, озвучивать действия, являющиеся для него раздражительными или неприемлемыми. Конверсионный, но, тем не менее, схожий, смысл имеет русский устойчивый оборот «Без кота мышам масленица», употребляемый в том случае, когда все дозволено в силу отсутствия того, кто бы мог закрыть глаза на чужое непозволительное поведение.

Выражение chéng hú shè shǔ («город лис, общество мышей») в идиоматике китайского языка обозначает коррумпированную высшую власть, например, чиновников и дворян, которые наживаются за счет простых людей. В более разговорной речи данная пословица означает жадного человека, стремящегося заполучить как можно больше. В русском языке равнозначными фразеологизмами служат «И мышь в свою норку тащит корку» и «Мышь и так не влезет в свою нору, а еще к хвосту лукошко подвесила».

В продолжение предыдущей характеристики можно объединить еще два фразеологизма китайского и русского языков, используемых для описания жесткого человека, обладающего властью. Так, китайское выражение què jiǎo shǔ yá («воробьиный клюв и крысиные зубы») в значении – «жестокий человек, алчный чиновник», человек, у которого большой объем власти, – в русском языке может быть представлено такой идиомой как «Надулся как мышь на крупу». Стоит обратить внимание на то, что в повседневной речи используется современное значение данной поговорки, а именно «оскорбиться, затаить сильную обиду». Тем не менее, если открыть словарь Даля, то можно увидеть полный вид устойчивого оборота – «Надулся, как мышь на крупу, все съесть хочет, грозен». В таком виде, очевидно, его значение – надуться от сознания собственного величия и власти над объектом наблюдения. Вследствие чего равносильность русского и китайского высказываний не вызывает сомнений.

Однако есть случаи, когда в зависимости от того, какой смысл поговорки рассматривается, прямой или переносный, коннотации зоонима могут совпадать или различаться. Например, значение китайской пословицы haòzi de yǎnjingzhǐ kàn yī cùn yuǎn («глаза мыши – видят только на вершок вперед») и русского устойчивого высказывания «Мышиные глазки» может трактоваться как – видеть только у себя под носом; быть недальновидным, – если взять переносный смысл в русском эквиваленте. В то время как, если обратиться к прямому значению, то коннотации различаются, так как «мышиные глазки» в русском языке обозначают маленькие, неказистые глаза. Данная трактовка применяется непосредственно к внешнему облику человека, делая акцент на том, что человек неказист, тогда в этом случае, можно утверждать, что данная пословица будет совпадать с чэнъюем zhāng tóu shǔ mù («оленья голова, глаза мыши»), обозначающим неприглядную внешность.

Продолжением темы о недальновидности могут послужить фразеологизмы mù guāng rú shǔ («взгляд как у мыши») со значением «узкий, ограниченный кругозор» и идиома «Плоха мышь, что один только лаз знает», применяемой при характеристике человека непутевого, недалекого, не обладающего достаточным запасом знаний и умений. Помимо этого mù guāng rú shǔ («взгляд как у мыши») в значении – «взгляд как у крысы, беглый, обследующий все вокруг» – совпадает с русским выражением «Мышиные глазки». Данные высказывания употребляются при характеристике вороватого, подозрительного на вид человека взгляда, о чем говорилось выше.

Еще одной общей чертой для фразеологизмов как русского, так и китайского языка, содержащих образ мыши является готовность на все ради выживания в условиях бедности. Фразеологизмы «Голодная мышь готова и кошку съесть» и qióng shǔ niè māo («бедная крыса грызет кота») совпадают и по внешней оболочке, и по внутреннему толкованию – чего не сделаешь в условиях крайней бедности.

Еще одно любопытное сходство было обнаружено в значениях русских и китайских фразеологизмов, содержащих образ мыши, - это любовные отношения между мужчиной и женщиной. Следует, прежде всего, обратить внимание на тот факт, что в славянской мифологии, мыши отводится роль любовника, однако в китайской идиоматике высказываний, отражающих отношения между мужчиной и женщиной сохранилось больше, чем в русском языке. Примеры данного языкового явления представлены в китайском языке следующими сехоуюями: haòzi tiǎn māo bí liáng gǔtān sè bú gǔ mìng «мышь лижет кошке нос – живота не жалеет, чтобы похоть удовлетворить» – быть страшным ловеласом, отчаянно волочиться за женщинами; shǔ qiè gǒu tōu «мыши украли собаку» – непорядочные отношения между мужчиной и женщиной, крутить шуры-муры. haòzi gěi māo dáng sān péizhuàn qián bú yào mìng «крыса предлагает коту три обеспечения/ухода (еда, ночлег, эскорт-услуги) – деньги хочется заработать до смерти» – мышь предложила коту своё тело – деньги нужно, что аж жить не хотелось. В русском языке зооним «мышь» сохранил подобное значение только лишь в высказывании «Мышиный жеребчик» в значении «молодящийся старик, любящий ухаживать за девушками».

Таким образом, приведенные выше примеры свидетельствуют, что, несмотря на кардинальные различия в восприятии образа мыши русского и китайского народов, сходства в употреблении анализируемого образа имеют место быть.

Однако продолжая тему характерных для человеческой натуры черт, сокрытых во фразеологизмах русского и китайского языка, стоило бы отметить и такие черты, которые не нашли себе пару во втором анализируемом языке.

Так, еще на этапе разделения материала на тематические сферы, были выявлены смысловые поля, не имеющие общих значений.

Одна из разновидностей китайских фразеологизмов, сехоуюй haòzi guòjiē – rén rén hǎn dǎ «мышь перебегает через улицу – все кричат «Бей ее!» означает «ополчиться всем миром», быть «козел отпущения». Данное выражение применимо в ситуации, когда требуется описать негативное отношение группы людей к отдельно взятому человеку.

Высказывание haòzi kěn shū – yǎo wén jiáo zì «мышь грызёт книгу – кусает письмена и грызет иероглифы» обозначает человека, который упорно держится буквы, придирается к каждому слову собеседника. Помимо этого, идиома также несет в себе смысл – придираться по пустякам, «искать бревно в чужом глазу».

Устойчивый оборот baò tóu shǔ cuàn «окутать голову, стремительно нестись, как мышь» означает позорное бегство, отчаянные попытки спрятаться, скрыться любым возможным способом. В русском языке сохранилось в употреблении поверье моряков, что с тонущего корабля первыми бегут именно такие грызуны, как мыши и крысы. Моряцкое верование напрямую перекликается со смыслом данного чэнъюя, как нельзя лучше раскрывая его для понимания.

Устойчивое высказывание русского языка «В своей норе и мышь – госпожа» отражает человека, который храбрится, ведет себя довольно-таки дерзко и вызывающе, зная, что сам надежно защищен, что на его «территории» его никто не тронет.

Вопреки нашему предположению о том, что совпадений между значениями пословиц и поговорок двух языков быть не должно, двадцать идиоматических выражений имеют тождественные коннотации, а именно, их смыслы пересекаются по следующим аспектам: чрезмерное увлечение женщинами, трусость, слабохарактерность, вороватость, вседозволенность, жадность, гордыня, бедность, неказистый внешний вид, ограниченный кругозор. Фразеологизмы, не нашедшие смыслового эквивалента среди отобранного для исследования материала, отражают такие стороны жизни человека, как противопоставление коллектива и индивида, чопорность, занудство, напрасное беспокойство, фатализм, страх перед трудностями и возможными последствиями.


Литература:

  1. Chinese-Tools, on-line dictionary. / [Электронный ресурс] – http: // www. chinese-tools. com / chinese / chengyu / dictionary / search /

  2. Deng Fang, Liu Lixin Handbook of Chinese Idioms. – Peking University Press, 2007. – 284 с. / [Электронный ресурс] – http: // www. twirpx. com / file / 652864/

  3. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М., 1966.

  4. Бирюкова А.А. Китайские пословицы. / [Электронный ресурс] – http: // www. twirpx. com / file / 343538 /

  5. Ван Цзиндань. Учебник чэнъюев. – Издательство Университета Фудань (Шанхай), 2008. – 229 с. / [Электронный ресурс] – http: // www. twirpx. com / file / 443370 /

  6. Гак В.Г. О контрастивной лингвистике. – http: // www. philology. ru / linguistics1 / gak-89 /

  7. Го Юйлинь, Цянь Сувэнь, Ян Инь Разговорный китайский: 500 обиходных выражений. – М.: АСТ: Восток – Запад, 2008. – 378 с. / [Электронный ресурс] – http: // www. twirpx. com / file / 137526 /

  8. Даль В.И. Пословицы русского народа. – М.: Диамант, 1998. – 544 с.

  9. Маслов Ю.С. Введение в языкознание. – М., 1998.

  10. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений/ Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В.Виноградова. – 4-е изд., допол., – М.: ООО «ИТИ Технологии», 2003. – 944 стр.

  11. Пословицы народов мира, от древности до наших дней. [Электронный ресурс] / – http: // words. xd24. ru / word.aspx?w=172 /

  12. Пословицы, поговорки, потешки, скороговорки. Популярное пособие для родителей и педагогов / Сост. Т.И. Тарабарина, Н.В. Елкина. – «Академия, К°», 2000. – 224с.

  13. Реформатский А.А. Введение в языковедение. – М., 1967.

  14. Русские народные загадки, пословицы, поговорки. / Сост., авт. вступ., ст., коммент. и слов Ю.Г. Круглов. – М.: Просвещение, 1990. – 335 с.

  15. Русские пословицы и поговорки / Сост. А. И. Соболев – М., 1983.

  16. Советский энциклопедический словарь / Глав. ред. А.М. Прохоров. – 3-е изд., – М.: Сов. энциклопедия, 1985. – 1600 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle