Библиографическое описание:

Цыганкова А. В. Итальянское декоративно-прикладное искусство XVIII века и его влияние на дизайн XXI века // Молодой ученый. — 2012. — №12. — С. 577-580.

«Через XVIII столетие проходит свод, объединяющий пустоту между столбами древних и современных миров»,- писали авторы в XIX веке о стиле, получившему название «рококо» [4, c.36]. Этот период начинается на пике угасания абсолютизма Людовика XIV (1638-1715) и аристократии, и заканчивается французской Революцией 1789 года и триумфом буржуазии. Это столетие отмечено непрерывными политическими переворотами и интенсивной культурной и творческой жизнью. «Люди XVIII переживали свое время как время перемен, прощания с прошлым и наступления новых времен. Ощущение «поворота жизни» наблюдается в определенные периоды мировой истории, и это очень сильный фактор культуры» [3,c.133]- пишет известный московский историк искусства, доктор искусствоведения А.К. Якимович. И продолжает: «Эпоха Просвещения хорошо знакома с этим ощущением. Ощущать свое время как «время перемен»-это общее свойство нового времен, и люди искусства, литературы и науки испытывали нечто подобное уже в XVII столетии. В следующем веке это «волнение порога» нарастает и усложняется» [3,c.134].

В течение первых десятилетий XVIII столетия, творческое кипение стиля барокко начало затухать. Формы мебели становятся более тяжелыми, поскольку попытки достигнуть большего блеска превратились в навязчивую демонстрацию величественности. Когда Король Солнце умер в 1715 году, его двор, казалось, отказался от атмосферы грандиозной серьезности, которая наложила отпечаток на все формы искусства. В более либеральном климате периода Регентства (1715-1728) искусство и наука стали предметами бурного обсуждения, поиска нового языка и идей.

Экономика Франции крепла, что отвечало государственным интересам Филиппа Орлеанского, и его преемника Людовика XV(1710-1774) с Мадам Помпадур (1721-1724). Безусловно, эти тенденции были поддержаны просвещенными мыслителями, такими как Дидро, Д’Алембер и Гельветиус. Предпочтение в обществе отдавалось элегантности и комфорту. Европа отныне не обращается к наследию Флоренции или Рима как к столицам искусств, вкуса и моды. Эталоном и образцом для подражания становится Версаль, где в период Регентства и позже при Людовике XV, культура, основанная на формирующейся эстетике, развивается в новый образ жизни.

Джовани Марио Крессимбени (1663-1728), первый хранитель аркадской Академии в Риме, основанной в 1690, десятилетием спустя заявил: "хороший поэт сочетает полезное с приятным. "Тенденция нового времени фактически отклонила идею искусства как чего-то монументального и исключительно возвышенного, отдавая предпочтение легкости и деликатности. Такие выражения как «стиль модерн», «новый стиль» или «новая манера» использовались, чтобы описать свежее проявление артистической манеры, которую более поздний период неоклассицизма классифицирует как «рококо». Во Французском Академическом словаре написано: "Рококо это стиль который опирается на традиции Людовика XV и захватывает начало правления Людовика XVI "[4,c.49].

В начале XIX столетия искусствоведы рассматривали стили барокко и рококо как "превосходную степень причудливых, избыточных и смешных форм". Невозможно рассматривать стиль рококо и игнорировать предшествующее барокко. Известные историки искусства Джекоб Беркхардт и Огюст Шмарсоу полагали, что рококо был неким декадентским последним вздохом барокко. Американский исследователь Сидней Фиск Кимбол в 1943 году рассматривал стиль рококо, как творчески независимый и от барокко, и от неоклассицизма [4,c.140]. Менее убедителен взгляд Готфрида Земпера, полагающего, что происхождение рококо было связано с открытием тайны китайского фарфора в 1708 году немецким химиком Иоганном Фридрихом Беттгером.

Первые признаки рококо появляются уже в первые десятилетия XVIII века. Выдающийся гравёр и декоратор Жан Берен Старший (1637-1711) создал оригинальный стиль орнаментальной гравюры. Он оформил для Людовика XIV более ста театральных представлений. В его композициях фантастически сплетаются гротески, арки, водяные струи, фигуры актеров комедии дель арте, маски, химеры, птицы, музыкальные инструменты. Подобные извилистые линии стали использоваться Пьером Лепотром (1660-1744), также известным гравёром и декоратором. Он работал с архитектором Жюлем Ардуэн-Мансаром (1646-1708) при завершении ансамбля Версаля возведением дворцов Трианон и Марли. Один из учеников Мансара Жиль Мари Оппенор (1672-1742) стал главным архитектором Филипа Орлеанского. Его проекты гравировал Габриэль Юкве (1695-1772) и издавал их в виде альбомов. Жюст-Орель Мейссонье (1695-1750), еще один из творцов рококо, прославился рисунками отделки интерьеров,предметов мебели; изделий из серебра, в которых довел формы рокайля до изощренной вычурности и ассиметрии.

Вся культура рококо воспитывала утонченный сенсуализм. Ни сложное переплетение криволинейных форм, ни дробная орнаментика, ни изобилие мелких фигуративных элементов, включая лепной декор и росписи, не ослабляли впечатления цельности и нарядной легкости интерьеров. Переживанию быта как праздника всячески способствует изящная рокайльная мебель, затейливые люстры, всевозможные декоративные «безделицы». Живописные панно, окна и зеркала совместно участвуют в зрительном расширении пространства [2,c.114].

В аристократических дворцах, огромные по размеру, но строгие по отделке комнаты только иногда открывались для приемов. Обыденная жизнь проходила в более скромной обстановке. Семьи жили в маленьких, скудно обставленных комнатах, используя подвалы и бельэтажи. В течение XVIII столетия, эти маленькие жилища были отреставрированы и улучшены, превратившись в комфортные и изящные квартиры, включая и помещения для гостей.

Это было столетие, которое получало удовольствие в беседах и любило хвастаться культурой общения, что способствовало созданию особых по назначению комнат для музыки, игр и чтения. Психология эпохи обозначена новым стилем и способом общения людей, пронизана особой ненавязчивой общительностью. Доверительность и гибкость ума, легкая игра настроений- вот что ценилось в разговорах. «И даже отточенные классические афоризмы, всегда ценившиеся во Франции независимо от эпохи и мировоззрения, теперь превращаются в драгоценные вставки на новом, свободном и удобном одеянии мысли» [3,c.234].

В этой атмосфере и формировались блестящие, гибкие, разносторонние умы- Монтескье, Гетте, Дидро и Альгаротти.

Введение в структуру жилища будуаров с деликатной и изящной мебелью принимало в расчет и учитывало требования жизни женщины. Следуя французскому примеру, итальянцы также создавали специальные павильоны - эрмитажи для фривольной и изящной жизни. Итальянские архитекторы XVIII века проектировали маленькие, словно игрушечные здания, где аристократия предавалась радости и неге жизни, далекой от действительности. Праздность XVIII века - это подлинная, полнокровная праздность, именно потому, что в ней отсутствует иллюзия. В живописи Тьеполо, если говорить об Италии, в творчестве Ватто, Гейнсборо, Шардена можно ощутить эту праздность умудренных людей. Живописцы и архитекторы, музыканты и поэты, мыслители и драматурги XVIII века учат упиваться жизнью и наслаждаться ее светлыми моментами.

Новые потребности в комфорте и изысканности породили и новый тип мебели. Некоторые виды мебели ренессанса и барокко исчезают, уступая место предметам более изящных форм. Как точно отметил историк итальянской мебели Нино Барбантини в 1932 году: «Существовало две основные причины для сложения видов и стиля мебели XVIII столетия. Главенствовало намерение мастеров гарантировать, что каждое изделие будет соответствовать его практической функции, предоставляя максимальный комфорт. Визуальная и структурная части дизайна мебели часто создавались с учетом ее практичности: удобные диваны и кресла, стройные столы, которые занимали немного места и были легко передвигаемы, кабинеты -бюро, разработанные таким образом, чтобы они могли использоваться одновременно как письменный стол, комод и как книжные полки. Вторая причина заключалась в желании авторов, чтобы каждое изделие мебели было красиво не только в пропорциях, но и в художественном оформлении, моделировании его поверхностей и компактном единстве частей, объединенных скульптурными формами, когда эффекты оттенков преобладают над материальной действительностью конструкции».

Среди большого разнообразия стилистических форм, характеризующих мебель рококо, существовали некоторые общие декоративные и структурные особенности например, асимметричное украшение, редкое в последней фазе барокко, стало постоянной темой «новой манеры». Художественное оформление обрело меньшую внушительность [1,c.167]. Маски, путти, гротески, кариатиды и листья аканта заменили изображениями более изящных букетов цветов, бутонов роз, раковин, которые вырезали в неглубоком рельефе. «Коренастые» опоры и ножки монументальных столов барокко, стульев с ножками в виде колонн, спиралей или в форме животных, заменили тонкими и изящными s-образными гнутыми ногами. Вместе с тем они были достаточно крепкими, чтобы поддерживать легкую и изящную мебель. Портшезы, использовавшиеся только в течение краткого периода Регентства, были упразднены после 1725 года. В стульях выразилось основное стремление к комфорту. Так называемые «фаэтоны meublantes» или «фаэтоны Ла reine» с высокими, твердыми спинками теперь редко использовались. Но их помещали рядами вдоль стен, для создания гармоничной обстановкой. Стулья, которые обретают изогнутую спинку, что было удобнее для сидящего, опираются на тонкие изогнутые ножки, которые заканчивались маленьким завитком или ножками- копытцами животных [1,c.189]. Даже подлокотники стульев обивались материей и украшались резьбой. Задние части спинки представляли собой замкнутые рамы, продолжение сторон которых переходило в задние ноги. Иногда спинки сзади были открытыми, ажурно декорированными, напоминая о популярном стиле английского краснодеревщика Томаса Чиппендейла (1718-1779).

Таким образом, в конце XVII – начале XVIII веков интерьеры и соответственной мебель их оформляющая видоизменяются, обретая легкость, изящность форм, изысканность отделки. Франция занимает лидирующее положение в декоративно-прикладном искусстве, в оформлении интерьеров, в культурном процессе в целом.

В конце XX начале XXI веков под влиянием давно забытого стиля рококо XVIII века в мебельном дизайне формируется новый стиль. Можно сделать вывод, что проявление первых черт стиля нового рококо также совпало с изменениями в различных сферах общества конца XX начала XXI веков, как и появление стиля рококо в XVIII веке. Стиль нового рококо отразил стремительное развитие новых технологий, смешение культур под воздействием глобализации на сломе двух веков. В поисках нового нередко вспоминают старое, так новый стиль стал реминисценцией стиля рококо XVIII века и нового взгляда на дизайн в XXI веке. Интересно проследить циклическое развитие стиля рококо в веках, когда он то проявлялся с новыми чертами, то исчезал. Сегодня этот стиль необычайно популярен. Предметы мебели, выполненные в этом стиле не только несут утилитарную функцию, но и являются объектами современного дизайна. Но стоит рассматривать стиль нового рококо не как абсолютно новое явление, а как возвращение стиля рококо в новой интерпретации с учетом последних модных тенденций XXI века. В данном случае стоит отметить, что новый стиль зародился в Италии, в отличие от исторического рококо XVIII века. Это можно объяснить тем, что сегодня именно Италия, как и Франция в XVIII веке, является законодательницей моды, в том числе в сфере мебельного дизайна.


Литература:

  1. Бирюкова Н.Ю. Французское прикладное искусство XVII-XVIII веков/ Н.Ю. Бирюкова -.Л. Искусство. 1972 - 240 с.

  2. Даниэль С.М. Рококо. От Ватто до Фрагонара/ Сергей Даниэль-. Азбука-классика Спб., 2007- 330 с.

  3. Якимович Александр. Новое время. Искусство и культура XVII-XVIII веков./ А. Якимович - Спб., Азбука, 2004 - с.336

  4. Boidi Sassone Adriana, Elizabetta Cozzi.Furniture from rococo to art deco/ A. Boidi Sasone, E. Cozzi, Taschen, 2000 - 815 р.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle