Библиографическое описание:

Коротин А. В. Анализ эволюции понятий «дисциплина» и «дисциплинированность» в военной педагогической науке // Молодой ученый. — 2012. — №12. — С. 481-485.

Основные идеи, на которых базируется система дисциплинирования, известны с незапамятных времен. Понятие «дисциплина» в трудах античных философов, историков трактовалось в основном как «хороший порядок», «согласованность действий». Оно также рассматривалось как великая добродетель воина-гражданина, как важное личностное качество. Так, в дисциплинированности Плутарх видел источник силы и мощи армии, государства. На обязательность следования нормам общества и требованиям руководителей указывал и Платон. В частности он отмечал: «…дело обстоит так: кто где занял место в строю, находя его самым лучшим для себя, или где кого поставил начальник, то там … и должен оставаться, несмотря на опасность, пренебрегая и смертью, и всем, кроме позора» [11].

В трудах Платона, Аристотеля, Ксенофонта, Плутарха и других древнегреческих, а также древнеримских философов, историков нашли отражение психологические принципы дисциплины. В наиболее концентрированном виде они представлены Ксенофонтом. Этот автор под дисциплиной понимал, главным образом, «хороший воинский порядок», допускал и другие трактовки, например: «повиновение законной власти», «право военачальника наказывать непослушных». Психологические источники дисциплины Ксенофонт усматривал в общественной реакции на состояние порядка в войске; в понимании каждым воином и гражданином того, что дисциплина – это его личное благо; в искусстве военачальника дисциплинировать подчиненных, прежде всего, убеждением, но также и строгостью; во взаимной ответственности воинов за дисциплину друг друга. По мнению Плутарха, главным социально-психологическим движителем дисциплины является способность воина и гражданина гордиться своей дисциплинированностью [14].

Большое внимание проблемам дисциплины уделяли видные военачальники, полководцы. Так, известный римский военный историк и теоретик Вегеций писал: «Великая армия без военных правил есть не что иное, как собрание человеков, влекомых на убиение» [11, с.55].

Первыми отечественными документами, в которых обращается внимание на проблему воинской дисциплины, были «Поучения» князя Владимира Мономаха. В них он излагал требования к воеводам – быть примером для своих подчиненных в сражении, а к дружинникам – беспрекословно исполнять приказы. Согласно «Поучениям» воины должны были «при старших молчать и к младшим в любви пребывать». Следует отметить, что в эпоху феодальной раздробленности дисциплина в княжеских дружинах поддерживалась на основе кодексов чести, соблюдения клятвы верности. Нарушители их держались «в нужде» (подвергались наказанию) и могли понести кару, вплоть до смертной казни. Дисциплинированное поведение поощрялось различными наградами (ценными подарками, трофеями, имуществом). Такой подход позволял обеспечивать порядок, организованность, способствовал победам наших предков над многочисленными захватчиками.

В русской военной литературе слово «дисциплина» впервые появилось в Указе Петра I о призыве иноземцев в Россию (1702 г.), которые должны были помочь тому, «чтобы армии наши составлялись из людей, знающих воинские дела и хранящие добрый порядок и дисциплину».

Немало оригинальных идей внес в армейскую практику великий русский полководец А. В. Суворов (1729–1800). Свои взгляды он изложил в широко известных наставлениях «Наука побеждать». В них Суворов сформулировал знаменитый принцип: учить войска тому, что необходимо на войне,– и определил, какие моральные качества «необходимо воинству иметь». Главными из них он считал любовь к Отечеству, дисциплину («мать победы»), товарищество, инициативу и находчивость. Великий полководец учил обращаться с солдатом, как с человеком, разуму и воле которого отводилась решающая роль в обеспечении конечного успеха в бою [13]. В дисциплине он видел основу воинской доблести, храбрости и героизма.

М. И. Кутузов, называя дисциплину душой армии, дисциплинированным считал того, «… кто повинуется и точно выполняет приказания» [1, с. 54].

М. И. Драгомиров в содержание воинской дисциплины включал подчинение начальнику, исполнительность, преданность командиру, службе, государю, Отечеству, субординацию, чинопочитание. Среди основных требований, предъявляемых к солдату, отмечал дисциплину и дисциплинированность. Огромной заслугой Михаила Ивановича является то, что, опираясь на суворовский опыт, он разработал и проверил на практике программу нравственного воспитания солдата, добившись прекрасных результатов.

На первый план М. И. Драгомиров поставил воспитание патриотизма, чувства любви к Родине. Средствами решения этой задачи он считал приведение к присяге, разъяснение ее значения и смысла, систематические беседы с солдатами военно-исторического и общего характера. Не менее важное значение имело воспитание у солдат дисциплинированности, что предполагало знание каждым своих обязанностей и внутреннее стремление исполнить их честно, «…даже до смерти, во всех положениях, независимо от того, будет ли рядом старший начальник или нет».

Средствами укрепления дисциплины, по мнению М. И. Драгомирова, является нормальное отношение начальствующих лиц к солдатам, равномерность требований по службе, строгое различие проступков и упущений, сообразное со степенью вины наложение взысканий.

Особую роль в воинской дисциплине видный военный педагог отводил субординации. Он называл ее нервной системой воинского организма. Она требует постоянной заботы и внимания, укрепления и совершенствования. С точки зрения М. И. Драгомирова, правильное решение всего комплекса вопросов, связанных с воинской дисциплиной, приводит к формированию не только сознательного отношения к дисциплине, но и армейского патриотизма – чувства, побуждающего солдата переживать за успех дела и развивающего в нем желание пожертвовать собой для достижения победы.

При реализации своей программы М. И. Драгомиров опирался на ряд принципов и методов воспитания. Так, им были обоснованы такие принципы воспитания, как принцип индивидуальной работы, воспитание у солдата веры в свои силы, опоры на воспитательные возможности коллектива сочетание высокой требовательности с заботой о людях [6, 9].

Военная мысль России располагала крупными теоретическими работами по воинской дисциплине, которые начали выходить во второй половине XIX – начале XX веков. Это работы Навроцкого А. А., Халтурина В. Н., Драгомирова М. И., Бутовского Н. Д., Парского Д. В.

На их почве формировались дисциплинарные навыки офицерского состава, соответствующие традиции и общественное мнение.

Между тем Октябрьская революция означала ломку духовных основ дисциплины. В 1917 году «… не было более ненавистного слова, чем дисциплина. С этим понятием связывались палка, бессмысленная шагистика, рукоприкладство, рабская психология солдата…» [4, с.3]. Понятие о дисциплине изменилось. «Вместо механического подчинения, основанного на страхе и насилии, – писал М. В. Фрунзе, – создается дисциплина солдата - гражданина, сознающего внутренне необходимость подчинения» [4, с.4]. Драматизм ситуации, по мнению Э. П. Утлика, определялся борьбой двух основных тенденций. «Первая заключалась в стремлении сохранить и актуализировать военно-психологические основы дисциплины как непреходящую культурную ценность, опереться на идеи М. И. Драгомирова, Н. Д. Бутовского, а также на общечеловеческую и военную классику. Вторая тенденция, носителями которой было новое поколение командных и политических кадров, отличалась отказом от прошлого как безнадежно устаревшего и уверенностью, что новая социальная ситуация в армии и обществе позволяет решать дисциплинарные задачи, опираясь исключительно на революционное сознание, классовый инстинкт» [14].

После окончания Гражданской войны экономические возможности страны не позволяли содержать многомиллионную армию. Необходимо было ее сократить, максимально сохранив боеспособность вооруженных сил. В этих целях в 1924–1925 г.г. проводится военная реформа, одной из основных задач которой было приведение организации войск, системы комплектования, обучения и воспитания в соответствие с новыми условиями жизнедеятельности государства. В этот же период принимаются Временный устав внутренней службы РККА (1924 г.) и Временный дисциплинарный устав (1925 г.), вместе с тем первые послереволюционные годы явились периодом раскованного научного поиска. С 1917 по 1921 годы опубликовано не менее двадцати четырех значительных работ по воинской дисциплине.

На начальном этапе строительства вооруженных сил была предпринята попытка сохранить, критически переосмыслив, накопленную совокупность знаний о воинской дисциплине, развить их применительно к новым социальным условиям. Но в 30-е г.г. ΧΧ в. изучение дисциплины психологической наукой полностью прекратилось и продолжилось только в 60-е г.г.

К концу 30-х г. ΧΧ в., когда Красная Армия вышла на качественно новый уровень своего развития, возникла потребность издания новых общевоинских уставов.

В 1937 году вышел в свет Устав внутренней службы РККА, а в 1940 году – Дисциплинарный устав Красной Армии.

Разработка дисциплинарных проблем в послевоенные годы приобрела преимущественно психолого-педагогический акцент с выделением такого личностного фактора, как дисциплинированность. В 60–80 г.г. ΧΧ в. возникает необходимость переосмысления понятий «дисциплина» и «дисциплинированность» как нравственных категорий; педагогический опыт и произведения педагогов – новаторов вносят значительный вклад в разрешение проблемы.

Разделение понятий «дисциплина» и «дисциплинированность» четко прозвучало в работах А. С. Макаренко [10]. Соглашаясь с мыслью А. С. Макаренко о разграничении понятий «дисциплина» и «дисциплинированность», Л. Е. Раскин относит к признакам дисциплинированности «трудолюбие, культуру, исполнительность и точность, привычку неукоснительно и строго выполнять всякие распоряжения и предписания» [12].

В 70-е г.г. ΧΧ в. в педагогических работах вновь делается попытка обосновать сущность понятия «дисциплинированность». Ранее оно рассматривалось узко (как поведенческая категория), выражая понимание личного порядка и правил социального общежития. Теперь сознательная дисциплина стала рассматриваться как сложное интегральное качество личности, а воспитание как движение от необходимого поведения к свободному, как превращение внешней организации во внутренний стимул, как переход от внешних зависимостей к зависимости поведения от осознанных целей, т. е. к зависимости дисциплинированного поведения от моральных стимулов. Сущностной характеристикой понятия «дисциплинированность» стала, по мысли А.П. Андруника его гуманная направленность [2].

Важнейшие вопросы развития проблемы дисциплинированности и гуманизации воспитания в 80-х г.г. ΧΧ в. разработаны в педагогических трудах В. А. Сухомлинского. Он считал, что дисциплинированность должна рассматриваться сквозь призму человеческих отношений, предпосылкой воспитания дисциплинированности является уважение к человеку.

В дальнейших исследованиях военные ученые обращались к новому фактору дисциплины – «управление поведением» (А. И. Китов), а также механизму внутриколлективной саморегуляции 7.

Однако первая половина 90-х г.г. ΧΧ в. ознаменовалась значительным упадком эффективности воспитательной работы в Вооруженных Силах в целом и в военных учебных заведениях в частности. Теория и практика воспитания, как считает О. В. Газман, переживает в настоящее время несколько кризисов 5, с.4-25.

  1. Мировоззренческий кризис связан с тем, что в общественном сознании рухнули многие стереотипы, хотя некоторые из них еще остаются, например, надежда на государство, а не на самого себя как профессионала.

  2. Технологический кризис. Прежние, до предела формализованные, «показные» формы попусту утрачивают смысл. Модель «привития правильного поведения» постепенно вытесняется представлением о саморазвитии личности и педагогической поддержке этого процесса.

  3. Управленческий кризис. Он заключается в том, что в сфере воспитания или, точнее, воспитательной деятельности не решены чисто организационные проблемы: кто будет этим заниматься, какова сфера их ответственности, как подготовить этих воспитателей, мотивировать и, наконец, оплатить их труд.

Поиск путей выхода из создавшегося положения нашел свое отражение в разработанной и утвержденной Президентом Российской Федерации в 1998 году «Концепции воспитания военнослужащих силовых министерств и ведомств Российской Федерации». Именно в этом документе в числе основных задач воспитания всех категорий военнослужащих говорится о формировании такого качества личности, как дисциплинированность 8.

На современном этапе реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации о дисциплине говорят и пишут командиры и психологи, журналисты и ученые, делятся опытом видные военачальники, высказывают свои соображения рядовые воины. В последние годы дополнительно к этому хлынул поток мнений и оценок, выражающих отношение к армейским порядкам различных общественных групп.

Концепция воинской дисциплины, претендующая на полноту и адекватность отражения ее психолого-педагогических основ (факторов, механизмов), должна строиться с учетом уже полученных результатов исследований, ориентированных на три частных концептуальных установки. Разумеется, задачу не решить путем простого суммирования трех факторов, выделенных каждым из проанализированных подходов, потому что они не являются взаимно независимыми. Вступая во взаимодействие, они образуют определенную целостность и выполняют все основные и дополнительные дисциплинарные функции.

«Для того чтобы вскрыть структуру основ воинской дисциплины, следует воспользоваться принципом деятельности, который позволяет объединить все три силы (личность, коллектив и руководство) в единую систему. Реальная дисциплина, ее качество и текущее состояние является результатом совместного функционирования таких механизмов, как дисциплинированность каждого воина, дисциплинарное взаимодействие начальника и подчиненных и коллективное самодисциплинирование и взаимодисциплинирование» 3, с.78.

Самодисцилинирование является «сквозным» способом достижения нормативного поведения. Оно свойственно не только ситуациям автономного индивидуального поведения, но и всем остальным. Взаимодисциплинирование, или коллективное самодисциплинирование, строится на товарищеском (партнерском) взаимодействии (влияние примером, сдерживание негативных побуждений и намерений, отказ от соучастия и т. п.). Индивидуальное и групповое дисциплинарное руководство – это выполнение должностных дисциплинарных функций начальниками по отношению к отдельным подчиненным или подразделению в целом. Оно представляет собой применение власти в целях нормативной коррекции действий личного состава, предупреждения отклонений от уставных предписаний.

Искусство командира дисциплинировать коллектив отличается от искусства дисциплинирования отдельного воина не только количественно, но и качественно: содержанием навыков, применяемыми методами и формами работы, а также мотивами и связанными с ними предпочтениями. Офицеры, как правило, заметно отличаются друг от друга по этому показателю. Некоторые из них непроизвольно ограничивают свои задачи и обязанности преимущественно индивидуальным дисциплинированием, упуская специфические проблемы коллективной дисциплины, другие на первый план выносят задачи дисциплины коллектива.

Опыт показывает, что дисциплина не может быть достигнута «любой ценой». Нужна такая система дисциплинирования, которая в полной мере реализовала бы возможности личностного и коллективно-группового саморегулирования, эффективно стимулировала уставное поведение воинов всех категорий, возвышала их нравственность и уважение к законам, втягивала в активное решение дисциплинарных проблем. Нужна система, позволяющая не только не ущемлять личное достоинство, основные права и свободы воина, но и усматривать в защите их свое назначение. Необходимо, чтобы нормы, средства и способы их реализации стояли на страже интересов личности, гарантировали нравственное и физическое здоровье, личностный рост и саморегуляцию каждому воину. Достижение этой цели в современных условиях мыслится на путях демократизации и гуманизации воинской дисциплины и службы в целом.

Представляется, что система дисциплинирования, опирающаяся на объективные свойства психологических механизмов нормативного поведения и благодаря этому способствующая их развитию (личностно-ориентированная система), должна строиться на принципах, конкретизирующих идею психолого-педагогической адекватности. К ним в первую очередь относятся законность и нравственность (социальная справедливость); четкая определенность ограничений общечеловеческих прав и свобод, обусловленных особенностями военной службы; боевая целесообразность; рационализация воинской деятельности и минимизация затрат человеческих сил; оптимальная регламентация; всесторонняя обеспеченность и активная мотивация.

Таким образом, анализ эволюции понятий «воинская дисциплина» и «дисциплинированность» в военной педагогической науке позволяет сделать вывод, что проблемы воспитания дисциплинированности остаются актуальными с античных времен и по сегодняшний день. Современный этап реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации выдвигает проблему дисциплины на первый план, следовательно, большое значение при подготовке офицерских кадров – сегодняшних слушателей военных вузов – должно уделяться воспитанию дисциплинированности.


Литература:

  1. Аксёнов А. А. Дисциплинированность важнейшее качество личности воина. // Ориентир. – 1997. – №8. – С. 54-57.

  2. Андруник А. П. Педагогические основы личностно-ориентирован-ного воспитания дисциплинированности. Дис. канд. пед. наук. – Пермский военный институт ракетных войск, 2002. – 201 с.

  3. Бабанский Ю.К. Интенсификация процесса обучения. – М.: Знание, 1987. – 78 с.

  4. Военно-педагогический журнал. – 1920. –№3-4. – С. 40.

  5. Газман О.В. Потери и приобретения воспитания после 10 лет перестройки // Воспитание и психологическая поддержка детей о образовании. –М.: УВЦ «Инноватор», 1996. – С.4-25.

  6. Драгомиров М.И. Армейские заметки. // О долге и чести воинской в российской армии: Собрание материалов, документов и статей. – М.: Воениздат, 1991. – С. 111-128.

  7. Китов А.И. Предупреждение нарушений воинской дисциплины. – М., 1970. – С.57.

  8. Концепция воспитания военнослужащих силовых министерств и ведомств Российской Федерации. – М., 1998. – 20 с.

  9. Линев Ю.В. Обучение и воспитание войск: школа генерала М.И. Драгомирова // Ориентир, – 1999. – №1. – С. 51-53.

  10. Макаренко А. С. Сочинения в 7 томах. – М.:АПН РСФСР, 1958г. – Т.5: Общие вопросы теории педагогике в советской школе. – 588 с.

  11. Поляков С.П. Дисциплинированность воина-залог высокой боевой готовности и успешной службы // Ориентир. – 1998. – №12. – С. 55.

  12. Раскин Л.Е. Воспитание дисциплинированности, М.: Министерство просвещения РСФСР, 1946. – 160 с.

  13. Суворов А. В. Наука побеждать. – М.: Воениздат, 1987. – 39 с.

  14. Утлик Э.П. Основы психологической теории дисциплинарных систем. Дис. …докт. психол. наук. – М.: ВУ, 1996. – 330 с.



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle