Библиографическое описание:

Блинова Н. А. Влияние уровня занятости и инвестиций на формирование доходов в современной экономике // Молодой ученый. — 2012. — №12. — С. 172-175.

Согласно теории занятости инвестиции растут вслед за занятостью и увеличивающимся спросом. Инвестиции в отечественной экономике представлены прямыми и финансовыми вложениями хозяйствующих субъектов нефинансового сектора, а также величиной иностранных инвестиций в банковскую сферу и в производство. На текущий момент динамика иностранных инвестиций в связи с преодолением посткризисных явлений не достигла уровня 2007 года, а внутренние отечественные инвестиции остаются на крайне низких показателях, хотя и демонстрируют существенную динамику в темпах роста. Современная экономика характеризуется ростом ВВП в текущих ценах на уровне от 22% по итогам 2004 года в ежегодном исчислении и на 17% по итогам 2011г., что в денежном выражении соответственно составило увеличение ВВП на 9 412,9 млрд. руб. на конец 2011 года по сравнению с 2010 годом. При этом доля валовой прибыли и валовых смешанных доходов в экономике снижалась регулярно с 2000 года с показателя в 43% до 30% по итогам 2011 года, и составила 16 518,9 млрд. руб. в текущих ценах. Казалось бы снижение валовой прибыли предопределяет динамику внутренних инвестиций, вместе с тем уровень вложений настолько мал, что финансовые вложения хозяйствующих субъектов в 2005 году составляли всего 9,2 млрд. руб., в 2008году 26,4 млрд. руб., в 2009 году 22,7 млрд. руб., в 2010 году 41 млрд. руб., а в 2011 66,6 млрд. руб. Несмотря на существенный прирост год к году отечественные финансовые инвестиции хозяйствующих субъектов составляют в среднем 0,1 % от ВВП. Прямые инвестиции в 2003году составляли 1845,3 млрд. руб., а в 2011 году превысили 8542,9 млрд. руб., так доля иностранных инвестиций по итогам 2011 года близка к показателю в 16 процентов. Анализируя долю прямых инвестиций к ВВП можно отметить следующее, что доля инвестиций в ВВП варьируется от 13 до 16%. Несмотря на падение валовых доходов в экономике: и низкую отдачу на вложенный капитал прямых инвестиций (в среднем от 2 до 5% и не более 7%) их величина на каждого занятого растет ежегодно в абсолютных показателях и изменяется в диапазоне от 42 тыс. руб. на каждого занятого в 2005 года до 94. тыс руб. в 2008 году, а темпы роста прямых инвестиций год к году снижаются с 25 процентов в 2007 году до 21 процента в 2008 году.. Несмотря на низкую инвестиционную активность верным остается суждение о стимулировании инвестиционной активности путем повышения уровня занятости, который в отечественной экономике в 2011 году достиг исторического максимума с 2000 года на уровне 63 целых и восьми десятых процентов или 70 731 тыс. человек. Следовательно, справедливо и обратное, падение занятости ведет к снижению показателей совокупного спроса и падению инвестиций поэтому курс на увеличение числа занятых и повышения их производительности труда в отечественной экономике остается первостепенной задачей. Изучение факторов, стимулирующих совокупный спрос заслуживают отдельного внимания, а в рамках данной работы будут обобщены.

Оценить склонность к инвестициям среди хозяйствующих субъектов пока не представляется возможным, так как, к примеру, интересен тот факт, что за период с 2003 года по 2008 года число акционерных обществ в отечественной экономике, как наиболее распространенной организационно-правовой формы существования частного капитала компаний, сокращается с 24 137 штук до 17 512 штук. При этом, наибольшее снижение числа акционерных обществ происходит в период с 2005 года по 2008 год, когда число предприятий в процессе реорганизации с целью укрупнения или ликвидации снижается с 21 994 до 17 512 штук или почти на 21%. Возможно существенное значение для формирования и осуществления прямых отечественных и иностранных инвестиций имеет и инфраструктура, в которой приходится выживать предприятиям, иностранным и отечественным инвесторам.

Современные экономические системы привыкают к глобальному движению капитала в виде инвестиций, тем более привыкают к благоприятным эффектам связанным с инвестированием данного капитала. Рассматривая количественные значения прямых иностранных инвестиции в банковский сектор и сектор небанковских корпораций Российской Федерации в 2007-2011 годах, в том числе и участие в капитале, реинвестирование доходов и прочий капитал прямых инвестиций по данным платежного баланса Российской Федерации - сальдо операций можно сделать вывод о том, что по состоянию на первый квартал 2012года национальная экономика не достигла докризисного уровня интеграции инвестиционных процессов на международном финансовом рынке. Так, показатель прямых иностранных инвестиций в 2007 году составлял 55 073 млн. долл., а по итогам декабря 2011года не превысил и 52 878 млн. долл. [2] Существенный скачек роста за анализируемый период зафиксирован в 2008 году когда иностранные прямые инвестиции в абсолютном выражении увеличились до 75 002 млн. долл.. Уже посткризисный 2009 год продемонстрировал существенное снижение интереса иностранных инвесторов к отечественной экономике при этом показатель прямых иностранных инвестиций сократился до уровня в 36 500 млн. долл. Последние два года анализируемый показатель демонстрировал рост в пределах 19% по итогам 2010 года что составило 43 288 млн. долл. и 22% по итогам 2011г. [2] В соответствии с текущим курсом доллара 32 рубля уровень иностранных инвестиций оценивается в 1385 млрд. руб. Присоединяясь к мнению Кейнса, считаем, что в рамках реализации эффективной денежно-кредитной и экономической политики (особенно промышленной и инновационной) «на основе общих социальных выгод государство будет брать на себя все большую ответственность за прямую организацию инвестиций.»[1. стр. 28] можно вместе с тем поставить задачу дальнейшего повышения инвестиционной активности как отечественных хозяйствующих субъектов, так и иностранных с целью задела резерва прочности экономического развития на перспективу в части перевооружения основных производственных фондов.

Производительные и непроизводительные инвестиции выступают предпосылкой формирования «производительных и непроизводительных» доходов. Таким образом, происхождение вторичных доходов оказывает влияние на качество национального дохода и экстенсивный экономический рост остается в прошлом для развитых, но не для развивающихся экономик. Такой рост в современных условиях является угрозой развития реальной экономики, так как «непроизводительные инвестиции» распространены в финансовой сфере экономики, которая в современных условиях доминирует над реальной сферой. К угрозам относятся воспроизводство спекулятивных «непроизводительных доходов» создающий эффект увеличения денежной массы, выступающих источником альтернативных доходов, новых обязательств, фактором ослабления национальной денежной единицы и предпосылкой повышения инфляционных ожиданий. Одним из существенных фактов иллюстрирующих данное состояние денежного обращения в отечественной экономике выступает показатель М2 или денежная масса в национальном определении. Анализируя данные с 2007 докризисного года по настоящий момент состояние отечественной экономики, а именно уровень ее ликвидности можно представить следующими количественными показателями. Так количество наличных денег обслуживающих экономику в 2007 году составляло 2 785,2 млрд. руб., а к октябрю 2012 года оно составило 216% или 5969 млрд. руб.[3] Настораживает и динамика такого показателя национальной экономики как Денежная масса. Так, за последние 5 лет выявлена динамика существенного прироста, а именно последовательное увеличение М2 с 8 970,7 млрд. руб. в 2007г. до 24 657,5 по состоянию на октябрь 2012г. Заметно прибавили темпы роста за анализируемый период именно в посткризисный период и составили увеличение на 31% в 2011 году по сравнению с 2010 годом и 22% за неполный 2012 год по сравнению с 2011годом. Так показатель М2 в 2010г. составлял 15 267,6 млрд. руб. в 2011году, он уже превысил 20 011,9 млрд. руб., а к октябрю 2012 года достиг значения 24 483,1 млрд. руб. Минимальные темпы роста показатель М2 демонстрировал в период с 2008 по 2009 годы, когда данный показатель изменился с величины в 12 869,0 млрд. руб. до 12 975,9 млрд. руб.

Качество экономического роста основывается на стабильных показателях прироста объемов промышленного производства, особенного значимого для развития «постиндустриального», «постинформационного» общества. Развитие промышленности и кибермашиностроения с акцентом в использовании «производительных инвестиций» для «сервисного» общества может выглядеть архаичным. Однако, именно спрос на современные технические устройства, технологии промышленности со стороны предпринимательского и частного сектора домашних хозяйств остается двигателем ускоряющим развитие развивающихся стран и основой достигнутых в настоящее время порогов экономического развития развитых стран. Экспансия политики глобализации остается выгодной, прежде всего, для развитых стран, которые не скрываются в полной мере от своих экономических и финансовых претензий на «эффективный платежеспособный спрос», как на технологии, так и на товары конечного потребления. Компонент кейнсианского «потребления» в современных условиях зависит от уровня развития отдельных экономик, структуры общества по доходам (долей отдельных секторов общества, скорости продвижения (популяризация повсеместного использования достижений науки и техники, использования современных технологий в профессиональном и средне-специальном образовании, стимулирование технического перевооружения предпринимательского капитала) и освоения новых технологий, устройств среди различных слоев населения. Так, с позиции оценки состояния современного потребления, кейнсианское «потребление» следует дополнить понятием «культурное или высокотехнологичное потребления» - как основы эффективного платежеспособного спроса на экономические блага. Под понятием «культурное потребление», прежде всего, понимается такая структура доходов экономических субъектов всех категорий, направляемых на расширенное потребление высокотехнологичных экономических благ, стимулирующее дальнейшее развитие «производительных инвестиций». Эффект низкого спроса на высокотехнологичные экономические блага (предметы потребления, технологии) может проявиться либо в условиях кризиса либо независимо от наличия или отсутствия таких условий среди низкодоходных сегментов (слоев) общества (секторов экономики), неготовых к потреблению подобных экономических благ, среди высокодоходных сегментов (слоев) общества (секторов экономики), но не проявляющих активности в освоении («производительном инвестировании») новых технология, высокотехнологичных экономических благ. В данном случае, классически, на первый пан выходит фактор полезности, которую каждый сегмент (слой общества, сектор экономики) определяет самостоятельно исходя из потребности и возможностей освоения, потребления. На примере полисегментарного российского общества хорошо просматриваются ареалы распространения востребованной полезности современных технологий, высокотехнологичных экономических благ. Непоследовательное и выборочное государственное стимулирование освоения импортируемых технологий и импортоориентированных экономических благ создает условия экспериментальной венчурной экономики в масштабах всей страны с оттоком собственного внутреннего капитала в пользу иностранных государств. Подобное содержание промышленной политики оказывает отрицательное долгосрочное воздействие на уровень технологического развития страны, угрожает национальной безопасности в настоящий момент и может привести к непредсказуемым последствиям в будущем, в замен краткосрочного и ограниченного эффекта «ввоза инноваций». «Регулирование объема текущих инвестиций оставлять в частных руках небезопасно» [1 стр. 28] во всех смыслах данного изречения. Другая проблема неготовности общества, экономики к потреблению, внедрению новых технологий преодолевается через систему образования и культуры, требует последовательных шагов во временном горизонте не менее одного поколения, которое будет готово к массовому и повсеместному освоению, внедрению, использованию современных технологий, т.е. способствует технологическому прорыву. Традиционные методы обучения с элементами технологической новизны в будущем создадут возможность органичного использования достижений мировой и отечественной науки и кибертехники с высоким уровнем полезности развития «производительных инвестиций», повышая качество национального дохода. Таким образом, перефразируя Кейнса можно говорить о том, что чем выше склонность к высокотехнологичному потреблению («культурному потреблению»), тем больше мультипликатор доходов, тем выше уровень «производительных инвестиция». Характеризуя современное российское общество и уровень технологического развития экономики можно сделать вывод о том, что оно не обладает критериями высокотехнологичной экономики, а является «нано полем чудес». Для развития, увеличения качества национального дохода путем прироста «производительных доходов», в том числе и за счет увеличения значимости «культурного потребления» и «производительных инвестиций» в обществе, экономике характерно отсутствие внутриэкономических кризисных явлений, и общественных социально-нравственных провалов. К предпосылкам увеличения качества национального дохода отнесем «рациональное рыночное распределение производительных доходов», «отсутствие «неэкономического» механизма перераспределения общественных доходов, вызывающее перекосы в системе компонентов «эффективного спроса» в пользу «непроизводительных инвестиций» и потребления. «Эффективный спрос» перестает быть таковым, когда начинает стимулировать не рост национального дохода, а рост национального долга (не важно каких из его составляющих: государственного, банковского, частного). Введение ограничений на создание и распространения «титула будущих доходов», в том числе, и ограничение круга экономических субъектов, которые готовы нести ответственность за его распространение и использование выглядит экономически обоснованным. Иначе, состоятельной в скором будущем станет возможность получения кредитов новорожденными, так как в будущем с определенной степенью риска он является полноценным членом общества, создающим доходы, по аналогии с существующим и распространенным механизмом получением кредитов экономическими субъектами потребительского назначения, нередко не имеющих постоянных доходов, что явилось проявлением в обществе колекторских функций. Понятия ответственности за распределение, перераспределение и использование текущих доходов и будущих доходов отличны и становятся все более актуальны. Наличие ограничений в обществе по возрасту дееспособности, в экономике может быть использовано и распространено на экономических субъектов различных категорий по признаку кредитоспособности.

Доход не может расти существенно быстрее потребления, а будущие доходы, которые потребляются сегодня влияют на величину потребления и сегодня и завтра. Таким образом, неравномерность потребления во времени в очередной раз будет выступать фактором дестабилизации.


Литература:

  1. «Общая теория занятости, процента и денег», Дж. М. Кейнс,Перевод с английского общ. Рд. А.Г. Милейковский, к.э.н. И.М. Осадчий, М.: Изд. «Прогресс» - стр. 450.

  2. Прямые инвестиции в банковский сектор и сектор небанковских корпораций Российской Федерации в 2007-2011 годах, I кв. 2012 года. Официальный сайт ЦБ РФ http://www.cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/inv_in-country.htm&pid=svs&sid=ITM_23050

  3. Денежная масса (национальное определение) в 2012 году. Официальный сайт ЦБ РФ http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/ms.asp


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle