Библиографическое описание:

Яргина З. Н., Яргин С. В. К вопросу о планировке психиатрических больниц // Молодой ученый. — 2012. — №11. — С. 109-112.

On the internal layout of psychiatry departments. Recently one of the authors visited the P.B. Gannushkin psychiatric hospital in Moscow, where he had worked as a nurse during the late 1970s. The hospital is about 200 years old. The most remarkable change since the 1970s has been major repairs, continued today in some of the buildings. Nevertheless, the hospital remains overcrowded, especially the corridors and relatively small lavatories used also as smoking rooms. There are urinals and w.c. pans but no cabins in the toilet rooms. Patients are sitting on the pans and on the floor and smoking; others come to the toilet etc. A possible solution would be partitions with doors around the lavatory pans. As for the major repairs, it might be reasonable to preserve original interiors of historic buildings and to construct modern units to reduce the overcrowding. Optimally, architectural ensembles of historic hospitals should be preserved as a whole, without major reconstructions.

Психиатрическая больница - это лечебно-профилактическое учреждение, предназначенное для оказания стационарной психиатрической помощи и проведения экспертизы. Основным структурным подразделением больницы является клиническое отделение. Режим содержания психически больных требует разработки специальных проектов больниц и их подразделений. Сложившиеся требования к проектированию психиатрических больниц предусматривают обеспечение непрерывного наблюдения за больными, предупреждение действий больных, опасных для них самих и для окружающих, a также исключение возможности самовольного ухода больных из отделения или с территории больницы. Однако в последние годы эти требования частично утратили свое значение в связи с успехами терапии психических заболеваний, разработкой индивидуальных реабилитационных режимов [1], возможностью наблюдения с помощью видеокамер. В некоторых отделениях используется так называемая система нестесненеия, режим «открытых дверей», свободный выход, домашние отпуска [2]. В 1974 году Министерством здравоохранения СССР был утвержден типовой проект психиатрической больницы на 500 коек, предусматривающий, помимо клинических отделений с палатами из расчета 7 кв. метров на одного больного, помещения для культурных мероприятий, трудотерапии, занятий физкультурой, приема посетителей, а также для специальных видов лечения [1]. В последнее время, с учетом международного опыта, возрастает значение рационального размещения больных в отделении, повышаются требования к комфорту, индивидуальной гигиене и т.п. Организация жизненного пространства внутри больницы важна для успеха лечения. Архитектура психиатрических учреждений должна не только обеспечивать возможность уединения, но и достаточное пространство для свободного общения в целях установления межличностных контактов и преодоления социальной отчужденности. В этом смысле представляются конструктивными предложения частичного объединения женских и мужских отделений [3]. Необходимо также стремиться к тому, чтобы возможно большее число больных, госпитализируемых на длительный срок, проживали в отдельных комнатах. В литературе сообщается, что живущие в одноместных палатах пациенты больше времени проводят в помещениях общего пользования, т.е. более активно и, самое главное, добровольно включаются в общественную жизнь по сравнению с больными, живущими в многоместных палатах [4].

Недавно один из авторов этой статьи побывал в качестве посетителя в психиатрической больнице им. П.Б. Ганнушкина в Москве, где в 1978-79 годах он работал санитаром. Основанная в 1808 году больница им. П.Б. Ганнушкина, первая самостоятельная психиатрическая больница в Москве, представляет собой памятник архитектуры и истории медицины. Первоначально больница называлась домом умалишенных и была рассчитана на 80 мест. В 1838 году учреждение было переименовано в Преображенскую психиатрическую больницу, что было связано с изменением функции: больных не только призревали, но и лечили [2]. В дальнейшем больница неоднократно расширялась. К 1911 году штатное число коек достигло 510, причем фактическое число госпитализированных пациентов нередко превышало эту цифру [5]. В 1960-е годы был построен новый четырехэтажный корпус. Наиболее заметным изменением, произошедшим с 1970-х годов, является капитальный ремонт ("евроремонт"), который еще продолжается в некоторых корпусах. Несмотря на ремонт, площадь в расчете на одного пациента, очевидно, не увеличилась: в палатах, коридоре и туалетах наблюдается высокая скученность больных. Как и 30 лет назад, туалеты используются в качестве места для курения. В небольших по площади туалетах находятся писсуары и унитазы, кабин нет. Больные сидят на унитазах и на полу, курят (рис. 1); другие приходят в туалет и т.д.

Рис. 1. Больница им. П.Б. Ганнушкина, 7-е мужское отделение. Туалетная комната используется больными как место для курения; может наблюдаться значительная скученность и теснота.


Отсутствует возможность уединения (privacy), которая должна быть в психиатрических больницах в соответствии с международными рекомендациями [6]. Выходом из положения могли бы стать кабинки вокруг унитазов с невысокими стенками и дверцами. Вопрос техники безопасности и наблюдения решается с помощью видеокамер, расположенных на достаточной высоте. На рис. 2 приведен для сравнения план психиатрического отделения из публикации Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) 1959 года [7], который предусматривал многоместные и одноместные палаты, а также индивидуальные туалетные комнаты.

Рис. 2. План психиатрического отделения из 2 палат по 6 коек и 2 одноместных палат предусматривает туалетную комнату с 2 унитазами, разделенными перегородкой [7].


Курение больных в психиатрических стационарах - вопрос спорный. Для сравнения можно отметить, что в 2006 году только 59 % государственных психиатрических больниц США разрешали пациентам курить в отделениях [8]. Возражения против комнат для курения обоснованы: не создавать положительных ассоциаций с курением, дать больным возможность воспользоваться пребыванием в стационаре для того, чтобы бросить курить. Для заядлых курильщиков остается курение в туалете. Это является дополнительным аргументом в пользу сооружения в туалетах кабинок: не каждому приятно пользоваться унитазом по назначению на виду у курящей публики. По данному вопросу мы согласны с мнением исследователей, которые подчеркивают положительное значение комнат для курения в психиатрических отделениях (по сравнению с курением в туалетах) для поддержания чувства собственного достоинства больных [9].

Кроме того, вместо дорогостоящих евроремонтов следовало бы рекомендовать сооружение новых корпусов для разгрузки имеющихся отделений; территория больницы для этого достаточно велика. В корпусах дореволюционной постройки лучше было бы ограничиться косметическим ремонтом и сохранить старинные интерьеры, имеющие историческую и эстетическую ценность [10,11]. Однако оптимальным решением было бы сохранение в целом всего архитектурно-ландшафтного ансамбля больницы им. П.Б. Ганнушкина, расположенной среди зеленых насаждений на берегу реки Яузы, с частичной ее разгрузкой за счет новых современных больниц на периферии города. Подобные рекомендации актуальны также для других старинных больниц и архитектурных ансамблей, подобных клиникам Московского университета на Девичьем Поле [12].


Литература:

        1. Котов В.П. Психиатрическая больница. Большая медицинская энциклопедия, 3-е издание, том 21, с. 298-300. Москва: Советская энциклопедия, 1983.

        2. Морковкин В.М., Агеева З.М. Московская клиническая психиатрическая больница имени П.П. Кащенко. М., Медицина, 1987. - 191 с.

        3. Gebhardt R.P., Steinert T. Internal structure of inpatient psychiatric hospital care 22 years after the psychiatry inquest. Nervenarzt 1998, V 69, N 9, p. 791-798.

        4. Скала А. (Scala A.) Психиатрические здания: от архитектуры изоляции к архитектуре социальной интеграции. Журнал невропатологии и психиатрии имени С.С. Корсакова 1990, № 11, стр. 90-92.

        5. Отчет по Московской городской Преображенской психиатрической больнице за 1911 год. Москва, Городская типография, 1913.

        6. Kingdon D., Jones R., Lönnqvist J. (2004) Protecting the human rights of people with mental disorder: new recommendations emerging from the Council of Europe. British journal of psychiatry, V 185, p. 277-279.

        7. Baker A., Llewelyn Davies R., Sivadon P. Psychiatric services and architecture. Geneva: WHO, 1959. http://libdoc.who.int/php/WHO_PHP_1.pdf

        8. Hall S.M., Prochaska J.J. Treatment of smokers with co-occurring disorders: emphasis on integration in mental health and addiction treatment settings. Annual review of clinical psychology 2009, V 5, p. 409-31.

        9. Skorpen A., Anderssen N., Oeye C., Bjelland A.K.The smoking-room as psychiatric patients' sanctuary: a place for resistance. Journal of psychiatric and mental health nursing. 2008, V 15, N 9, p. 728-736.

        10. Jargin S.V. On the internal layout of psychiatry departments in Russia. British Journal of Psychiatry, Letter published August 6, 2012. http://bjp.rcpsych.org/content/185/4/277/reply#content-block

        11. Яргина З.Н., Яргин С.В. Эстетическая оценка реконструкции Москвы. Архитектура и строительство Москвы, 2010, № 6, стр. 22-29. http://annamoss.ru/esteticheskaya-ocenka-rekonstrukcii-moskvy

        12. Jargin S. Clinics of Moscow University. Domus News, published February17, 2010. http://www.domusweb.it/en/news/clinics-of-moscow-university/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle