Библиографическое описание:

Айрумян Г. С. Исторический аспект проблемы леворукости // Молодой ученый. — 2012. — №11. — С. 387-389.

«В наши времена расцвета западных демократий уже никто не ведет битвы против левшей», - пишет французский исследователь Пьер-Мишель Бертран в своей книге «Зеркальные люди. История левшей»[3 с.54].

И действительно, сейчас кажется дикостью, если учителя или родители пытаются заставить леворукого ребенка писать правой рукой. Хотя совсем недавно (1990), по данным нейрофизиолога В.А.Арапетян, среди 7-9 летних москвичей отмечалось 13,3% леворуких мальчиков и 10% леворуких девочек, а в 14-15 лет леворуких мальчиков было только 4,4%, а девочек - 4,1%. [1 с.21]. Эти цифры говорят об активном переучивании и о том, какой ничтожно малый процент детей могут отстоять свое право на леворукость. Но левши в любом случае - социальное меньшинство, хотя достаточно многочисленное (левшей в обществе от 13% до 16%) и, по утверждению зарубежных исследователей, постоянно растущее (в 1928 году -4%, в 1940 -7%, в 1988 -13%, сегодня на Земле около 600 миллионов левшей. Из них 25 миллионов живут в США, 15 – в Бразилии, около 13 – в России, в Европейском сообществе до 74 миллионов человек. Более чем по 100 миллионов леворуких живут в Индии, Китае и Индонезии).

Увеличение количества леворуких людей ученые связывают с улучшением медицинского обслуживания и уменьшением смертности новорожденных и младенцев, с развитием науки, культуры, спорта, с появлением специальных инструментов и предметов быта для левшей. Но главное – с тем, что детей-левшей перестали переучивать на правую руку, то есть уменьшилось «культурное давление.

Автор труда «Зеркальные люди. История левшей» Бертран, не претендуя на полноту освещения вопроса, пытается дать живую и разнообразную картину того, как общество относилось к левшам, и как это отношение менялось в разное время. Бертран интересуется проблемой леворукости с культурно-исторической точки зрения, а не с медицинской, и это отличает его исследование от других [5 с.6].

Бертран исследует примеры различных отношений людей к левшам, которые сменяли друг друга или существовали одновременно.

Любопытно что, несмотря на то, что в средние века леворукость могли часто счесть за одержимость дьяволом, наибольшее давление на левшей пришлось на достаточно просвещенное время - вторую половину XIX века и первую половину XX века. И именно «просвещение» сыграло здесь свою мрачную роль: мода на научный догматизм (включая биологический детерминизм и теорию о социальных патологиях) привела к признанию леворукости проявлением дегенеративности, а распространение публичного школьного образования стало институтом повсеместного «исправления» несчастных левшей.

Если есть еще сомнения, что научные теории могут подводить базу под самые архаичные стереотипы, то достаточно привести слова профессора французской медицинской академии О.-М. Ланнлонга, написанные в 1905 году: «Теория леворукости, которую я называю патологической, лучше демонстрирует существующие отношения между этой физической аномалией и расстройствами ментального характера, как-то: преступность, безумие, эпилепсия и слабоумие, которым она часто сопутствует» [2 с.15].

В корне того, что люди с опаской относятся к левшам и обращаются с ними, как с вестниками несчастья, следует видеть реальный факт, исследовать и подтвердить который можно только путем длительного наблюдения. В 1935 году в журнале «Русская клиника» была опубликована статья доктора А.А.Капустина о детях, проходивших неврологическое обследование. Среди них оказалось 0,7% левшей, и об этих детях доктор Капустин написал: «Дети – левши в своем большинстве являются дегенератами, отягченными грубыми клеймами вырождения, и слабоодаренными» [4 с.89].

Очень много примеров того, насколько глубоко в нашем языке и культуре укоренилось предпочтение правого над левым. Но идея, что именно культурные предпочтения правой стороны усилили физиологическую склонность делать все правой рукой, а не наоборот, кажется спорной. Леворукость веками остается загадкой, притягивающей внимание. Существуют различные предположения о возникновении предрассудка, связанного с явлением леворукости. Одно из них - предположение американского учёного К.Сагана. По его мнению, левая рука могла считаться «нечистой» из-за того, что использовалась для гигиенических процедур, а правая только для еды и приветствий, что в какой-то мере предохраняло людей от распространения болезней.

Древность происхождения этого предрассудка достаточно убедительно подтверждается лингвистическим анализом.

В английском языке в большинстве технических контекстов вместо слова левша («left-handed») используется слово левосторонний («sinistral»), а вместо слова леворукий («left-handedness») употребляется слово леворукость («sinistrality»). Данные технические термины происходят от латинского слова «sinister» – зловещий (мрачный). Во многих европейских языках, слово «право» является не только синонимом правильности, но также употребляется как власть и правосудие.

В немецком и нидерландском языках это - «recht» (право, правовой, юридический), во французском - «droit» (прямо, право, правовой), в испанском - «derecho» (право, правовой). В большинстве славянских языков корень «прав» используется в словах, несущих значения правильности и правосудия.

Исторически сложилось, что быть правшой, так же, означает «быть квалифицированным, умелым, ловким».

Латинское слово «dexter»(«правый») обозначает правшу как ловкого. Испанский термин «diestro» имеет два значения: «правша» и «квалифицированный».

На ирландском языке «deas» означает «правильную сторону» и «хороший», а слово «Ciotog» - левая рука, связано со словом «ciotach», имеющим значение «неуклюжий, неловкий, неудобный».

Английское слово «sinister» («зловещий») происходит от латинского «sinister-tra-trum». Оно первоначально означало «левый, левосторонний», а затем приняло смысл «зло, злой» и «неудачный, несчастливый». В то же время, слово «sinister» («зловещий») происходит от латинского слова «sinus», означающего «карман». Традиционная римская тога имела только один карман, для удобства пользования расположенный на левой стороне.

Современное итальянское слово «sinistra» имеет два значения: зловещий и левый.

Немецкое слово «links» обозначает «слева». Прилагательное «link» имеет значение «хитро, лукаво, украдкой, окольным путем», а глагол «linken» – «обманывать».

Левша должен был быть не только неудачником, а также неуклюжим и неловким, что показывают французское «gauche» (левый, неловкий).

Голландское выражение «twee linkerhanden hebben» («иметь две левых руки») означает «быть неуклюжим».

Поскольку все данные слова являются очень старыми, то они подтверждают теории, указывающие, что господство праворуких является чрезвычайно древним явлением.

На португальском языке, самое обычное слово, обозначающее человека-левшу, «canhoto», когда-то использовалось для обозначения дьявола, а «canhestro» – слово, обозначающее «неуклюжий».

В Древнем Китае левая сторона являлась «плохой». Прилагательное «левый» означает «неподходящий» или «не имеющий согласия (не согласный)». Например, фраза «левая дорога» означает незаконные или безнравственные пути (средства). В некоторых частях Китая взрослые все еще могут помнить наказания за «преступление» в начальной и средней школах, а так же в некоторых «приличных» семьях, которое каралось с применением травмирующих средств. Оно состояло в нежелании человека быть правшой.

На норвежском языке выражение «venstrehandsarbeid» (левая работа) означает «что-то, сделанное неудовлетворительным способом», а одно из норвежских слов, обозначающих левшей – «keivhendt» происходит от норвежских слов, означающих «неправильная рука».

Даже слово «ambidexterity» («расторопность») отражает предубеждение, подразумевает «квалификацию с обеих сторон». Однако оно содержит латинский корень «dexter», означающий «право, правый», что отражает смысл «быть правым с двух (обеих) сторон». Это утверждение также очевидно в менее известном антониме «ambisinistrous», означающем «неуклюжий с обеих сторон» и происходящем от латинского корня «sinister» (зловещий) [3 с.39].

Русское слово «левый» не сулит ничего хорошего. В политике это всегда экстремизм, а в жизни - «левый» товар, сделанный «левой» рукой, то есть откровенная халтура.

Понятия «правда» или «правота» из того же разряда. Правый всегда прав, а «левизна», хоть порой и детская, все же болезнь, как отмечал вождь мирового пролетариата в одной из своих работ.

Множество традиций, ритуалов, верований воспевало благородство правой руки. Например, считалось, что сидеть по левую сторону от хозяина менее почетно, чем по правую.

Изнаночную, менее красивую сторону ткани, одежды стали называть левой.

На Руси ребенок, зачерпнувший щи из общей миски левой рукой, тут же получал по лбу огромной отцовской ложкой.

Если день не задался, дела не ладились, пеняли на дурную примету: утром встал с левой ноги. Про особенно невезучего человека говорили, что его судьба сложилась так неудачно, потому что его крестил священник – левша.

В Древнем Риме периода Империи левша именовался как "sinister", что переводится как "зло", а правша "dexter" - добро, умение.

Возможно, с этим связана легенда о рукопожатии. Обычай рукопожатия в качестве приветствия зародился именно в Древнем Риме и означал добрые намерения. Таким образом, человек показывал, что у него в руке нет, например, меча или стилета. Левша при рукопожатии мог протянуть правую руку, а в левой руке спокойно сжимать оружие: так он обезвреживал противника, и левой рукой наносил смертельные раны. Естественно, левшей охотно нанимали в качестве киллеров, а простой народ их боялся и не любил, считал, что они приносят несчастье.

А в Древней Греции, считалось, что левша приносит счастье, возможно, из-за родства с богами, которые чем-то должны отличаться от людей, принимая их облик. Так же считали индусы. Но в истории это редкое исключение.

Древние германцы, видя неумелость в обращении левшей с инструментами и оружием, называли их просто «неумехами». Так буквально переводится с немецкого слово "левша".

Средневековье и инквизиция XV-XVII веков обвиняли левшей в колдовстве и пособничестве дьяволу. Считалось, что время для левшей течет не от прошлого к будущему, а наоборот, и поэтому все левши имеют задатки к оккультизму и магии. Недаром из средневековых трактатов можно узнать о том, что Дьявол – левша, и он стоит за левым плечом у человека, а за правым стоит ангел.

«Как добродетели сосредоточены в нас с правой стороны, так и грехи наши находятся слева. Двуличие, хитрость, притворство, обман, ложь, высокомерие, гордыня и тщеславие таятся в нас слева», - читаем в проповеди Петра Хризолога, епископа Равенны (425-450 гг.).

Средние века сократили процент левшей среди населения до 5%. Левши, которые смогли выжить в те годы, были самыми ловкими, находчивыми и приспосабливающимися личностями, маскирующими свою леворукость. В итоге этот естественный отбор не ослабил левшей, а, наоборот, усилил, выкристаллизовал их задатки и таланты. Естественно, из их числа вышли выдающиеся деятели искусства, культуры и науки.


Литература:

  1. Айрапетянц В.А. Функциональная асимметрия мозга и некоторые проблемы обучения леворуких детей . -СПб.: Вектор, 1987

  2. Безруких М.М., Ефимова С.П. Ребенок идет в школу. -М., 2008

  3. Безруких М.М., Князева М. Г. Если ваш ребенок левша. -Тула: Арктоус, 2006

  4. Гуткина Н.И. Психологическая готовность к школе. -СПб.: Питер. , 2006

  5. Николаева Е.И. Леворукий ребёнок: диагностика, обучение, коррекция.- СПб.: Детство-пресс, 2005


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle