Библиографическое описание:

Казанцев А. В. Значение Астраханского направления в российско-восточной торговле // Молодой ученый. — 2012. — №11. — С. 331-333.

Установление торговых связей России с Востоком через Астрахань уходит своими корнями вглубь веков. Уже в XIII-XIV вв. через крупнейший торговый центр Золотой Орды город Хаджи-Тархан (прежнее название Астрахани) шли торговые караваны в Азию. Исключительно выгодное положение города, ставшего связующим звеном между Западом и Востоком, притягивало сюда торговцев из Индии, Ирана, ханств Средней Азии и других государств. Корнилович в письме к Бенкендорфу писал в 1829 г.: «Мысль об установлении прямого сообщения с Индией и о возвращении городу Астрахани той важности, которую он имел при генуэзцах в 14 и 15 веках, была любимой мыслию императора Петра I…». Голландец К. де Бруин, побывавший в России в начале XVIII в., отмечал, что в окрестностях Астрахани живут армяне и индийцы: «Индийцы живут там в своем караван-сарае, где и совершают свои торговые дела. Число их не меньше армян (около сорока семейств), но жен или женщин у них нет». В самом начале XVII в. индийцы выстроили здесь каменный магазин. Как замечает голландский путешественник, «это новое строение довольно обширно и поместительно, в сорок квадратных футов». По данным, которые приводит А. Юхт, в 1734 г. индийцы занимали 41,5 % товарооборота России с Ираном и Закавказьем, в то время как на долю иранских и закавказских торговцев приходилось 42,1 %, а российских купцов – 16,4%. Только к середине века ситуация изменилась: в 1750 г. на долю российских торговцев стало приходиться до 80 % товарооборота с Ираном и Закавказьем. В 1762 г. в Астрахани была учреждена купеческая компания по торговле с Хивой. Н.И. Костомаров называет другую дату основания этой компании – 1760 г. (принадлежала графу Воронцову, была создана для торговли с Хивой и Бухарой с привилегиями на 30 лет). Астраханские купцы наладили морской путь до Мангышлака. При хорошей погоде путь мог занять всего 1 сутки. [2, л. 41 об.] Существовал и караванный путь из Бухары до побережья Каспийского моря. Караваны отправлялись из столицы ханства и далее следовали вдоль берега Аму-Дарьи. В районе урочища Базырган находилась переправа через реку. Затем купцы проходили Ургенч, Хиву, в районе урочища Дин Алана следовали через горы и доходили до Мангышлакского мыса. В пути насчитывалось 56 становищ. [2, л. 41 об.] А на его преодоление тратилось в среднем 27 дней. Многие астраханские купцы имели собственные морские суда, которые они использовали для транспортировки товара как в Иран, так и ханства Средней Азии: «В Астрахани многия из тамошних купцов содержат мореходные суда, как то шнявы и галиоты, для торгу в Персию употребляя в матросы вольных тамошних людей». [2, л. 41 об.] Был и другой путь на Астрахань. Бухарский посланник писал в 1775 г.: «Ближайшая и способнейшая из Бухарии в Россию дорога лежит на Гурьев городок, которой всегда в прежния времена бухарские и другие караваны в Астрахань ходили». [2, л. 36 об.] Это был сухопутный путь из Средней Азии через северное побережья Каспия на Астрахань. Однако, к концу XVIII в. он все больше утрачивал свое значение. Причины были те же: участившиеся случаи грабежей купеческих караванов кочевниками. В другом донесении бухарского посланника читаем о том, что «и дорога в Астрахань также имеет свои трудности». [2, л. 25 об.] Судя по намерениям хивинских властей, местные купцы не собирались прекращать выгодную торговлю в Астрахани. 17 июня 1751 г. на имя астраханского губернатора Брылкина поступило доношение из Государственной коллегии иностранных дел о том, что «хивинский хан желает против прежних годов и купечество иметь в Астрахани, а не внутри России и для того в удовольствие своего народа домогательство имеет». [4, л. 90] Да и в середине 70-х гг. XVIII в. в письме на имя Оренбургского губернатора Рейнсдорпа Екатерина II замечала, что «и ныне нередко бухарцы отправляются через Каспийское море в Астрахань, предпочитая сию езду Оренбургской же». [2, л. 9]

На развитие торговли в Астрахани оказывало и состояние мануфактурного производства. Так, еще в 1742 г. астраханские купцы-армяне во главе с Ширвановым основали фабрику по производству шелковых и хлопчатобумажных изделий и получили право на беспошлинную торговлю изделиями на всей территории империи сроком на 30 лет. В 1757 г. в Астрахани и Кизляре открылись фабрики по изготовлению красителей. Это производство объявлялось монопольным сроком на 20 лет. Большое значение имели также элтонские соляные промыслы и селитренные казенные заводы на реке Ахтубе, которые отдавались в откуп. Развитие мануфактурного производства в Астраханском крае положительно отражалось на торговле, способствовало укреплению товарно-денежных отношений. В середине XVIII в. Астрахань привлекает все больше торговцев из стран Востока. По образному выражению Н.И. Костомарова, «торговля везде привлекает в край иностранцев; и в России то же было. Иностранцы толпились в ней». Это было характерно и для Астрахани, где «разные восточные народы жили особыми слободами, не записываясь в купечество, и отправляли свои богослужебные обряды, будучи свободны от постоя и всяких служб; тут были и армяне, и персияне, индийцы, хивинцы, грузины».

С основанием Оренбурга, нового центра российско-восточной торговли, торгово-экономическое значение Астрахани постепенно начинает падать. Мы не можем согласиться с выводом авторов двухтомной «Истории предпринимательства в России» о том, что «до начала XIX в. главенствующее положение в торговле России со странами Востока занимала Астрахань». [8, c. 251] К началу XIX века пальма первенства в российско-восточной торговле перешла к Оренбургу. С началом оренбургского торга некоторые крупные астраханские купцы приняли в нем самое активное участие. Для закупки восточных товаров и реализации изделий отечественной мануфактурной промышленности они выезжают в Оренбург. Среди астраханских торговцев, активно участвовавших в оренбургской торговле в середине XVIII в. следует назвать Ф.И. Кобякова, А.Г. Скворцова, И.И. Телепнева, Т.Д. Лошкарева, Г.А. Скворцова и др. В 70-е гг. XVIII в. по торговым оборотам выделялся астраханский купец Петр Волковоинов, который доставлял свои товары на галиоте к Мангышлаку. Так, в 1775 г. он доставил сюда многочисленный товар, заплатив пошлину в размере 1 300 руб. при тарифе 50 коп. с пуда. [2, л. 41 об.] Для торга в Бухарское ханство через Оренбург ездил астраханский армянин Макар Степанов, который в находясь в ханстве, вызволил из плена саратовского купца Петра Тихоновича Калмыкова, проданного в рабство в Хиве в 1772 г. [3, л. 110] В середине 70-х гг. XVIII в. оживленную торговлю вел Астраханского Гилянского двора татарин Мамед Кедыров, который вместе с приказчиком астраханского армянина М. Гилянчикова через Орскую крепость ездил в Хиву и Бухару. [3, л. 130] Обращение астраханских купцов к оренбургскому торгу неслучайно. По-видимому (и архивные документы это подтверждают), условия для ведения торговых операций на Оренбургской линии были лучше и выгоднее для купцов, да и основной поток среднеазиатских товаров все больше смещался в сторону Оренбурга. По торговым оборотам Оренбург прочно стал входить в число российских лидеров. К примеру, уже в 1769 г. только в Оренбург и Троицк было доставлено товара и скота на сумму 338 624 руб. 69 ¼ коп. Российский же экспорт в государства Востока по Оренбургской линии в этот год составил 259 770 руб. 10 коп. [1, л. 186 об.] Таким образом, торговые операции России по Оренбургскому направлению имели отрицательное сальдо, что объяснялось большой потребностью внутреннего рынка страны в сырье и слабым развитием мануфактурной промышленности, в основном удовлетворявшей потребности населения империи. К концу XVIII в. торговые обороты оренбургской торговли значительно выросли. Так, в 1799 г. из Оренбурга в ханства было отправлено товара на 800 верблюдах. Известно, что один из российских караванов в 70 верблюдов был ограблен казахами у р. Сыр-Дарьи. Разграбленный товар оценивался в 240 466 руб. [5, л. 2] Вместе с тем, вплоть до конца XVIII в. с усилением оренбургского торговли значение Астрахани как важного центра восточной торговли сохранялось. Бухарский посланник к российскому двору писал в 1775 г.: «Коммерция, производимая ныне с бухарцами и хивинцами в Оренбурге и в Астрахани», может упрочиться и получить все выгоды «по близкому своему к Восточной Индии положению», если будет решена проблема предотвращения грабежей купеческих караванов. [5, л. 50 об.] Этот же вопрос поднимали и хивинские власти. Уже в начале XIX в. на имя кн. Волконского поступило письмо от хивинских купцов «Об улучшении торговли чрез Сорочинскую крепость с Оренбургом и Астраханью и о пресечении грабительства караванов киргизами». [7, л. 1-3 об.] Хивинцы жаловались на очень высокие поборы со стороны казахов (до 1/ цены товара). Купцы отмечали: «… доселе выходили тако же караваны к Астраханской таможне мангышлакским трактом, то теперь и там от грабителей со стороны трухменских народов сделался путь совершенно невозможным». [7, л. 2] Любопытно, что некоторые среднеазиатские купцы, прибывавшие по торговым делам в Астрахань, не продавали там свои товары, а высказывали намерение следовать дальше до Оренбурга. К примеру, хивинские и ургенческие купцы, прибывшие в 1806 г. для торга в Астрахань, обратились к войсковому атаману Уральского войска полковнику Бородину с просьбой «препроводить их сухим путем и теми местами, где опасности предстоять не будет для торгу» в Оренбург. [6, л. 1 об. - 3] Майор Бланкеннагель, побывавший в Хиве в 1793-1794 гг., подчеркивал особую роль Астрахани в российско-восточной торговле. Отмечая усиление Оренбурга, майор объяснял это, в частности, тем, что среднеазиатские торговцы «на остающуюся сумму товаров выменивают они наличныя золотыя и серебряные деньги во всякой монете; укрыть же от правительства вывоз их находят они великую удобность, чрез надежных себе Киргизцев, и сего от рода Бухарцы охотнее приезжают в Оренбург, нежели в Астрахань, ибо провезти тайно не так удобно на кораблях, как сухопутно». Бланкеннагель в целях развития торговли России с государствами Востока по астраханскому направлению строил невероятные проекты: «Рукаву реки Амин-Дарьи, впадавшему прежде в Каспийское море и загражденному Осбеками (узбеками) плотиною, дать прежний ток можно, как уверяли меня, в 30 дней, употребя на работу сию не более 500 человек; рукав сей, по открытии своем, доставит торговле нашей величайшие выгоды; посредством онаго, с малыми издержками доставлять могут из Астрахани всякие товары в Хиву, а из оной в Бухарию и в Бадахшан, который город близ Индии. Астрахань будет тогда почитаться из первейших торговых городов».

Таким образом, на протяжении рассматриваемого периода роль и значение Астрахани как центра российско-восточной торговли изменялись. С основанием Оренбурга и началом торговли России с государствами Востока через казахские степи вектор российско-восточной торговли постепенно смещается на восток. Оренбург становится главным форпостом российской торговли с ханствами Средней Азии, Афганистаном, Индией, независимыми и вассальными государствами центральноазиатского региона. Астрахань сохраняет свое значение как центр российской торговли с Ираном и азиатской частью Турции. Торговый опыт астраханских и иностранных купцов, в том числе по формированию торговых колоний с успехом использовался в Оренбурге. В течение всего столетия Астрахань играла важную роль и как центр Волго-Каспийского рыболовства и торговых связей России с прикаспийскими туркменами.


Литература:

  1. ГАОО, ф. 3, оп. 1, д. 104.

  2. ГАОО, ф. 3, оп. 1, д. 154.

  3. ГАОО, ф. 3, оп. 1, д. 194.

  4. ГАОО, ф. 3, оп. 1, д. 27.

  5. ГАОО, ф. 3, оп. 10, д. 1.

  6. ГАОО, ф. 6, оп. 10, д. 219.

  7. ГАОО, ф. 6, оп. 10, д. 830.

  8. История предпринимательства в России, 2000.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle