Библиографическое описание:

Дмитриева М. А. Причины социального сиротства // Молодой ученый. — 2012. — №11. — С. 353-355.

Конвенция ООН о правах ребенка признает, что «ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания». Государства, ратифицировавшие Конвенцию, обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия; с этой они принимают необходимые законодательные и административные меры. Закон превращается в эффективный механизм регулирования общественных отношений только в тех случаях, когда в нем используется четкий понятийный аппарат, именно это определяет, какие нормы права, и в каких случаях используются. Социальное сиротство является термином социологическим и не имеет адекватного закрепления в праве, что влечет существенные расхождения в оценке распространенности этого явления.

Актуальность проблемы социального сиротства является бесспорной уже на протяжении нескольких лет, а в настоящее время особо важной, что подтверждается тем фактом, что даже правительство причисляет проблему сиротства к приоритетным задачам, требующим немедленного решения. [5]

Социальное сиротство получило широкое распространение в период распада традиционной многопоколенной семьи. Совместное проживание нескольких поколений, вовлечение старших детей в воспитание младших практически исключали возможность того, что в случае смерти родителей дети оставались без опеки родственников. В современной России рост социального сиротства обусловлен двумя причинами. Первая причина, общая для стран Запада, заключается в кризисе института семьи. Этот кризис проявляется в увеличении возраста вступления в зарегистрированный брак, росте числа разводов, значительной распространенности незарегистрированных брачных отношений, снижения рождаемости, легализации гомосексуальных браков. Вторая причина специфическая – критическое состояние российской семьи, которое обусловлено бедностью значительного числа семей, отсутствие эффективной социальной политики, широким распространением алкоголизма, и связанного с ним семейного насилия.

Сирота… Невозможно привыкнуть к этому слову. У нас в стране возникает ситуация, когда само общество порождает целое поколение детей-сирот. Многие из них имеют живых родителей: алкоголиков, наркоманов, воров, проституток. Это разложившиеся, аморальные, беспринципные типы.

Дети поступают в детские дома из домов ребенка, когда их в родильных домах оставляют матери, из семей алкоголиков и наркоманов, лишенных родительских прав. Сироты не знают ни семейного тепла, ни материнской ласки. Самым печальным является то, что все эти дети больны. У них травмированная психика, они страдают различными заболеваниями, и почти все имеют задержки в развитии.

Самую многочисленную группу детей с отклонениями в развитии (более 2% от общей детской популяции) составляют умственно отсталые дети, у которых имеется диффузное органическое поражение коры головного мозга, проявляющееся в недоразвитии всей познавательной деятельности и эмоционально-волевой сферы.

О кризисном состоянии российской семьи свидетельствует устойчивый рост числа родителей, лишенных родительских прав. Лишение родительских прав является основной причиной социального сиротства. Так, половина выявляемых в течение года детей, оставшихся без попечения родителей, - это дети, родители которых лишены родительских прав или ограничены в родительских правах.

Ситуация с социальным сиротством в современной России (распространенность, формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей) определяется факторами, сформировавшимися еще в советский период.

Коммунистическая идеология приоритетной формы воспитания считала общественное, семья рассматривалась как отживший свое институт, не имеющий существенного значения формирования личности ребенка. Следствием такого подхода были, во-первых преимущественное устройство детей сирот и детей оставшихся без попечения родителей в интернатные учреждения и, во-вторых, отказ от активного социального вмешательства в неблагополучные семьи для вывода их из кризисного состояния. В годы Советской власти и в настоящее время государство вместо предупреждения семейного неблагополучия (социальная поддержка семей, ранняя профилактика дисфункциональных отношений в семье) Основные усилия направляет на устройство детей, оставшихся без попечения родителей. [2]

Причиной увеличения количества социальных сирот являются не столько экономические факторы, сколько социальные и психологические. Научно-технический прогресс и меры по социальной защите населения так же приводят к возможности человеку прожить без семьи (в свое удовольствие) не опасаясь за свою старость, что снижает ответственность у людей за подрастающее поколение. [4, 57]

Сегодня Мир вступил в XXI век. Однако проблемы детей-сирот преобладает еще большую остроту и актуальность, так как число их не уменьшается, а непрерывно растет. Небывалый духовный, экономический, политический, социальный кризис, потрясший Россию, привел к увеличению числа семей с тем или иным уровнем социальной, психологической или структурной дезорганизации. Резкое падение жизненного уровня населения впервые вызвало такое явление как отказ от ребенка в связи с отсутствием возможности его прокормить. Кризисные явления в российском обществе вызвали рост преступности, наркомании, алкоголизма, психических заболеваний, расширив истоки детского неблагополучия. Кризис современной семьи, констатируемый специалистами, негативно отразился на состоянии детства в стране, приведя к росту социального сиротства и увеличению числа таких специфических учреждений как детские дома-интернаты. Впервые проблемой стало их переуплотнение. [1, 98]

Проблема отказа матери от своего новорожденного ребенка – распространенное социальное явление. Роль социальных факторов в формировании искажений материального поведения настолько велика и очевидна, что многие исследователи непосредственно сводят именно к ним всю спорную проблему причинности социального сиротства. [3, 78]

В наш детский дом-интернат дети поступают уже отказниками по медицинским показателям (матери оставляют их в родильных домах), после чего они поступают в дом ребенка и, в возрасте трех-четырех лет, уже поступают к нам.

По результатам наблюдений будущие отказницы чаще всего воспитывались в неполной семье, однако и они часто находились в неблагополучной, психо-травмирующей среде. Только в 1/3 случае женщины характеризовали отношения в родительской семье как хорошие. В большинстве семей дочерей «воспитывали» грубостью, криком, а часто и побоями. Таких семей, по нашим данным, не менее 58%. При этом били детей 1% отцов и, что особенно показательно, 13% матерей.

Хорошо известно, какое важное значение имеет образ собственной матери для формирования психологических установок на материнство у молодых женщин. В этом отношении отказницы с детства приобретали негативный опыт. Около трети из тех, кто рос с матерью, отмечали плохие с ней отношения. В 60% случаев матери женщин отказниц категорически отказываются помочь своей дочери в воспитании новорожденного.

Ситуация с отцами еще хуже. Прежде всего, как уже отмечалось, многие росли вообще без отца. Развод родителей пришлось пережить в детстве (до 12 лет) 18% женщин. В сохранившихся семьях обстановка была далеко не всегда благополучной, и 23% оценивают свои отношения с отцами как плохие, а иногда очень плохие. Злоупотребляли алкоголем 38% отцов (в популяции около 5%), а «случалось выпить лишнего» — 63%.

Большинство будущих отказниц в детстве были, по их словам, «сыты и одеты, хотя не имели ничего сверх этого», но у 6% таких семей едва хватало на еду. Более трети семей были обеспечены ниже среднего уровня. Свои жилищные условия большинство респонденток считают средними. Плохими их назвали 6% опрошенных, хорошими — 11%. При этом 11% женщин жили в коммунальной квартире, 30% не имели своего места (угла, комнаты) для учебы и игры. В половине семей случались драки, скандалы.

Обращает на себя внимание также крайне неблагополучная ситуация с источниками доходов и соответственно с материальным достатком отказниц. Только 18% из них до настоящей беременности постоянно работали, остальные не работали по разным причинам (искали работу, ссылались на плохое здоровье и т. д.), а 12% откровенно заявили, что и не собираются работать. Большинство отказниц не имели никакой определенной профессии или специальности. Около половины их находились на иждивении родителей, родственников и друзей. Подрабатывали, когда была возможность, и перепродавали вещи и продукты 5%. При этом 45% считали, что хотя они не голодают, но совершенно не имеют денег на одежду; 15% сообщили, что им не хватает денег вообще, и 25% хотели бы иметь дополнительные доходы на развлечения и дорогие вещи; 55% отказницы считали свое материальное положение ниже среднего в стране, и никто не оценивал его выше среднего, а средний уровень, как известно, таков, что позволяет не голодать, но ничего сверх этого. В такой ситуации появление ребенка неизбежно приведет к еще большему снижению уровня жизни. Отсюда, естественно, что мотив материальной необеспеченности занимает важное место в ряду других мотивов. На него ссылается 50% опрошенных.[6, 354]

В течение пяти лет моей работы было взято опекунство над двумя детьми. Родственники восьми отказников посещают наш детский дом-интернат, общаются, приносят подарки, играют, присутствуют на концертах для детей.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что основной причиной сиротства в нашем детском доме-интернате является отказ от ребенка в родильном доме в связи с его болезнью.


Литература:

  1. Панина Н.А. Профилактика сиротства: социальная работа с несовершеннолетними матерями. /Н.А. Панина.-Минск, 2006г. 98с.

  2. Е.И. Цымбал, советник юстиции, кандидат медицинских наук, лауреат Премии Правительства Российской Федерации в области образования.

  3. Храмцова Ф.И. Асоциальная семья как объект социально-педагогической работы. /Ф.И. Храмцова.-Минск, 2008г. 4с.

  4. Коробейников И.А. Проблема сиротства: реальность и ожидания. /И.А. Коробейников.-Москва. 2006г. 57с.

  5. Лиханов А.М. Дети без родителей./ А.М. Лиханов.-Москва. 1987г.

  6. Копыл О.А., Баз Л.Л., Баженова О.В. Готовность к материнству, выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребенка. / Копыл О.А., Баз Л.Л., Баженова О.В. Синапс. 1993. № 4. С. 354

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle