Библиографическое описание:

Голубева Е. В. К проблемам лингвокогнитивного исследования калмыцкого фольклора // Молодой ученый. — 2012. — №11. — С. 258-260.

Культура каждого народа значима для всех людей и должна сохраняться вне зависимости от того, велик или мал этот народ по численности. У разных этнических групп свои системы духовно-нравственных и эстетических ценностей, но в них много общего, способствующего пониманию национального своеобразия других культур.

Основным элементом любой культуры является фольклор. Именно он способен явиться основой диалога культур, так как устное народное творчество разных народов имеет универсальные черты, что и облегчает его восприятие. В то же время оно отражает то специфическое, особенное, характерное для данного народа и его культуры, что может заинтересовать человека иной национальности, вовлечь его в межкультурное общение.

Представления человека об окружающей действительности лежат в основе мировидения. Картина мира каждого конкретного народа представляет собой совокупность представлений многих поколений людей о реальном вещном мире.

Обладая универсальными и национально-специфичными чертами, картина мира является категорией виртуальной, существующей в сознании каждого отдельного человека. Знания, отраженные в языке народа, формируют языковую картину мира.

В процессе когнитивного исследования картины мира народа определяющую роль играет анализ языка, поскольку именно единицы языка являются транслятором ментального характера и фиксатором длительного опыта многих поколений.

Любую картину мира формирует совокупность значимых концептов. В современной лингвистике существует множество трактовок термина «концепт». Лингвокогнитивный подход определяет его как мыслительное образование, закрепляющее и моделирующее познавательный опыт человека [8; 3]; в рамках культурологии концепт понимается как результат, итог культурных знаний [9; 6]. В нашем понимании концепт является сложным ментальным образованием, когнитивной структурой, представляющей целостное знание о явлениях действительности, значимых для индивида, представителя определенного этноса.

В современной когнитивной лингвистике существует два направления: «операционное», изучающее различные форматы знания – концепты, фреймы, сценарии [2; 5; 7 и др.], и «интерпретативное», которое связано с изучением содержательной специфики и области применения единиц концептуальной системы [1; 2 и др.].

Особый интерес для современной когнитивной лингвистики представляют фольклорные тексты. Используя существующие на сегодняшний день теоретические представления, фольклорный текст можно определить как культурный код нации, ценнейший источник сведений о менталитете, коллективном сознании, морали, психологии, поведении носителей того или иного языка. Эпос, сказки, пословицы, поговорки занимают особое место среди текстов, отражающих и формирующих шкалу ценностных ориентиров, структурирующих концептосферу этноса.

Исследование в области языка фольклора вносит важный вклад в понимание культуры народа, причем не только его прошлого, но и тех коренных, глубинных ценностей, которые и по сей день составляют своеобразие национального менталитета.

Исследование языка фольклора в когнитивном аспекте выявляет связь знаний, заложенных в языке, с восприятием, познанием и мышлением фольклорного субъекта, а также выявляет особенности фольклорного восприятия и структурирования мира в виде разных когнитивных моделей.

На сегодняшний день фольклорные концепты русской лингвокультуры являются достаточно изученными. Всестороннее изучение русского фольклора обусловлено активным развитием в начале ХХ века нового раздела науки о языке – лингвокультурологии. В рамках нового направления лингвистики вводятся в научный оборот и используются такие термины, как «концепт», «базовый концепт», «картина мира», «научная картина мира», «наивная картина мира», «образ мира», «модель мира», «концептосфера», «языковая картина мира» и т.д. Понятие «фольклорный концепт» широко используется в исследованиях, посвященных описанию фрагментов фольклорной картины мира, начиная с конца 90-х гг. ХХ в. [10].

С точки зрения функциональной лингвистики, фольклористики и этнографии объекты фольклорного фонда калмыцкого языка изучены в достаточной мере и в данных вопросах следует обращаться к фундаментальным работам А.Н. Веселовского, В.М. Гацака, Е.М. Мелетинского, Б.Н. Путилова, К.В. Чистова, С.Ю. Неклюдова, А.А. Бурыкина, В.Л. Кляуса, В.Н. Топорова, Г.Ц. Пюрбеева, Н.Л. Жуковской, А.Ш. Кичикова, Н.Ц. Биткеева, Э.Б. Овалова, Е.Э. Хабуновой, Э.П. Бакаевой, Б.А. Бичеева, Т.С. Басанговой и других исследователей.

В то же время в калмыцком языкознании в настоящее время отсутствуют комплексные работы, посвященные лингвокогнитивному исследованию фольклора, анализу составляющих его жанров.

В научных трудах калмыцких лингвистов фольклорный материал (пословицы и поговорки, загадки, сказки, героический эпос «Джангар») привлекается в виде репрезентаций отдельных концептов калмыцкой культуры (см. работы Т.С. Есеновой, Г.Ц. Пюрбеева, П.А. Дарваева, Ж.Н. Цереновой, О.К. Мушаевой, Е.В. Голубевой и др.). Очень подробно описаны лингвокультурные типажи некоторых калмыцких писателей, общественных и научных деятелей (Д.Н. Кугультинова, А.М. Амур-Санана, Б.Б. Сангаджиевой, Л.О. Инджиева, П.М. Эрдниева и др.), анализу подвергнуты концепты «счастье», «душа», «кочевье», «родина», «вода», «скотовод» и т.д.

В современных работах в калмыцком языкознании смешиваются подходы и методы, методические инструменты, используется разнородный иллюстративный материал, включающий полевые исследования авторов, что вполне оправдано, так как в рамках калмыцкой лингвокультуры применение научно-терминологического аппарата находится в стадии становления и освоения.

Актуальность темы исследования реализуемого проекта обусловлена необходимостью комплексного изучения особенностей фольклора калмыков с точки зрения когнитивной лингвистики. Полученные в ходе реализации проекта результаты способны дать ценные фактические сведения, так как помимо структурных различий между картиной мира, наивной картиной мира, языковой картиной мира прослеживаются явные расхождения и в фольклорной картине мира любого народа. Вероятно, это обусловлено спецификой формирования и функционирования фольклорных жанров. Живое общение между коммуникантами в процессе передачи (рассказывание сказок, легенд, исполнение героического эпоса «Джангар», встраивание в бытовой дискурс пословиц, поговорок, загадок и т.д.), наслаивание субъективной оценки говорящего (т.н. ментальная проекция), неизбежное искажение первоначального смысла или трактовки, многолетняя изустная передача материала – все эти факторы влияют на когнитивные особенности фольклорной картины мира. Ценность лингвокогнитивного изучения фольклора калмыков представляется бесспорной.

Специфика объекта исследования обусловливает применение междисциплинарного подхода, благодаря которому становится возможным обобщение данных истории, этнографии, фольклористики, ономастики, а также использование следующих методов (помимо инструментов когнитивного анализа): системно-структурного, семиотического, компаративистского и описательного.

Теоретическая значимость лингвокогнитивного исследования фольклора заключается в возможности использования его результатов для дальнейшего лингвокогнитивного анализа и структурирования картины мира калмыков, фольклорно-языковой картины мира, символики и семантики фольклорного слова. Практическая ценность подобного исследования определяется возможностью использования его материалов при проведении спецкурсов и спецсеминаров по когнитивной лингвистике, семасиологии калмыцкого языка, лингвофольклористике.

Национально-культурная специфика в экспликации базовых концептов культуры в фольклорных текстах калмыков обусловлена идеализацией картины мира. Например, в героическом эпосе «Джангар» герои не стареют после двадцати пяти лет, в стране Бумба нет холодной зимы и жаркого лета. В сказочном дискурсе образ мира прорисован чистыми красками, цветовая палитра не допускает смешанных тонов, активно используются символические концепты белого и черного, красного, желтого, синего цветов. Сюжеты калмыцких сказок сплетены из числовых образов, с одной стороны, реализующих художественную гиперболизацию сил врага или главного героя, а с другой стороны, отражающих сакральные количественные представления народа о мире (троемирие, единство четверки, значимость числа двенадцать в календарном цикле и т.д.).

Пространственные характеристики фольклорных текстов также имеют индивидуальные свойства, так как вписываются в особую ономастическую картину мира, требующую отдельного описания и анализа, картографирования и ориентации. Вымышленные географические объекты, безусловно, имеют аналоги в реальной действительности, но вместе с тем не могут существовать вне устного народного творчества.

Временные представления калмыков связаны с культом числа, обладают собственными категориями измерения и освоения, что обусловлено понятиями цикличности и бесконечности временного континуума. Для калмыков смерть – это не конец жизни, это начало или продолжение цепи перерождений, это завершение земного времени пребывания человека, переход к качественно новому состоянию души. Подобные верования берут начало в буддийских канонах, в тенгрианстве (вера в Вечное Синее небо), поэтому это не могло не найти отражения в древних фольклорных единицах.

Таким образом, в заключение данной статьи необходимо сделать однозначный вывод о том, что лингвокогнитивное исследование калмыцкого фольклора – это насущная необходимость современного языкознания, способная дать ключ к пониманию особенностей мышления, языкового сознания, ментальных поступков представителей единственной монголоязычной нации, единственного народа, исповедующего буддизм на территории Европы. Калмыки более четырехсот лет благополучно соседствуют в России со славянскими и тюркскими народами, ассимилируя и привнося элементы собственной самобытной нити в культурную ткань нашей страны. Язык калмыков находится на грани исчезновения, практически не используется в быту, не слышен на улицах и в официальных организациях, поэтому на фоне подобного утрачивания живого калмыцкого языка становится особенно актуальным изучение, категоризация и систематизация языка фольклора.


Литература:
  1. Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1996.

  2. Болдырев Н.Н. Концептуальное пространство когнитивной лингвистики // Вопросы когнитивной лингвистики. 2004. №1. С. 18-36.

  3. Бурвикова Н.Д., Костомаров В.Г. Жизнь в мимолетных мелочах. СПб, 2006.

  4. Есенова Т.С. Концепт «счастье» в калмыцкой лингвокультуре // АЛТАИКА. М., 2004.

  5. Кубрякова Е.С. О месте когнитивной лингвистики среди других наук когнитивного цикла и о ее роли в исследовании процессов категоризации и концептуализации мира // Когнитивные исследования языка: Типы категорий в язык. Вып VII. М.-Тамбов: ТГУ, 2010. C. 13-18.

  6. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка // Известия Российской Академии наук. Сер. лит. и яз. М., 1993. Т. 52, № 1. С. 3-9.

  7. Минский М. Фреймы для представления знаний. М.: Мир, 1979.

  8. Слышкин Г.Г. Лингвокультурные концепты и метаконцепты. Волгоград: Перемена, 2004.

  9. Степанов Ю.С. Семиотика: Антология / Сост. Ю.С. Степанова. М., 2001. С. 5-42.

  10. Хроленко А.Т. Основы лингвокультурологии. Учебное пособие. М.: Флинта. Наука, 2009. 184 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle