Библиографическое описание:

Гаврилов А. А. Средства массовой информации и современные мифы: к вопросу об основании социально-политического мифотворчества // Молодой ученый. — 2012. — №11. — С. 230-233.

Рассматривается феномен социально-политического мифа как одного из эффективнейших средств манипулирования массовым сознанием. Особое внимание уделяется основаниям и целям современного мифотворчества.

Ключевые слова: социально-политический миф, средства массовой информации (СМИ), мифологизация, массовое сознание.


A phenomenon of sociopolitical myth as one of the most effective manipulation means is considered. Determinants and purposes of modern myths-creating are specially examined.

Keywords: sociopolitical myth, mass media, mythologization, public consciousness.


Изменения конца XX – начала XXI веков коснулись практически всех сфер общественной жизни развитых стран – политики, экономики, права... Переход к информационному обществу, процессы глобализации и политика мультикультурности, мировой экономический кризис, волна революций и войн, международный терроризм и противостояния «запада» с мусульманским миром – эти и другие тенденции общественного развития непосредственно влияют и на духовную сферу, недаром многие ученые говорят о расколе общественного сознания, кризисе мировоззрения, о разрушении системы ценностей и проблеме идентичности общества и отдельного индивида. Немаловажную роль в этих процессах сыграли и средства массовой информации (СМИ).

СМИ сегодня активно создают единое информационное пространство, участвуют в процессах социализации, служат одним из основных каналов получения информации. От направленности и характера материалов в значительной мере зависит, какие взгляды, стереотипы, мнения и мировоззренческие установки будут складываться у населения. СМИ являются одним из самых влиятельных институтов, участвующим в формировании общественного сознания. Однако далеко не всегда масс-медиа положительно воздействуют на общество: на манипулятивный характер СМИ обращали внимание многие исследователи [См.: 9, 10, 11 и др.], считая, что их основная роль в современных условиях не столько информационная, сколько идеологическая.

Сегодня СМИ используют довольно широкий арсенал методов влияния на общественное сознание, среди которых можно выделить средства эмоционального воздействия (сенсационность, медиа-насилие, метод запугивания), изменение коммуникативно-содержательной стороны информации (искажение, утаивание информации, манипуляция со временем и местом ее подачи, мистификация), лингвистические приемы (фрагментация, упрощение, повторение, эвфемизация, метафоризация и др.).

Одним из самых эффективных приемов воздействия на сознание является мифологизация – целенаправленное внедрение в общественное сознание социально-политических мифов – иллюзорных моделей действительности. С. Г. Кара-Мурза следующим образом описывает принцип действия мифа в общественном сознании: «Введенный в сознание людей и глубоко там укрепившийся, миф способен длительное время (при наличии определенных предпосылок) подменять собой реальность. В результате реципиент воспринимает ее в соответствии с трактовкой мифа и действует, исходя из этого восприятия. Миф <…> снимает с реципиента необходимость напряженно думать и осмысливать мир вокруг себя. Человеку уже не нужно познавать мир – он берет готовую заготовку, миф и о мире» [3, с. 196].

Миф в современном обществе выполняет ряд функций. Прежде всего, он иллюзорно восполняет практическую нехватку знаний при необходимости объяснения непонятных явлений общественно-политической жизни, кроме того, он выполняет и другие функции: аксиологическую (ориентация на ценности, транслируемые мифом), интегрирующую (объединение индивидов в социум), компенсаторную (функция утешения), мировоззренческую (формирование миропонимания), нормативно-регулятивную (воздействие на поведение). Реализация этих функций в обществе может носить как положительный, так и отрицательный характер.

Следует отметить, что современные социально-политические мифы, как и мифы древности, строятся на устойчивых архетипах (прообразах). Наиболее частотными являются образы героя, мудреца, воина, родителя, кормчего. Часто встречаются оппозиции образов: добро – зло, герой – антигерой, страх – покой, прошлое – будущее, небесное – земное, война – мир, жизнь – смерть, свобода – угнетение и др.

Немаловажным аспектом мифологизации является воздействие на историческую память общества. Историческая память – «важнейшая составляющая самоидентификации индивида, социальной группы и общества в целом, ибо разделение оживляемых образов исторического прошлого является таким типом памяти, который имеет особенное значение для конституирования и интеграции социальных групп в настоящем» [2, с. 23 – 24]. Она включает в себя исторические символы и архетипы, которые обеспечивают передачу сведений о прошлом. «Человек, не являющийся носителем исторической памяти, выпадает из социума, становясь желанной мишенью для манипуляций его сознанием и поведением» [4, с. 62].

Основные характеристики современных социально-политических мифов довольно широко освещены в работах отечественных и зарубежных исследователей, однако зачастую обходятся стороной вопросы, связанные с детерминантами современного мифотворчества.

Вследствие этого, представляется целесообразным установить, за счет чего становится возможной мифологизация сознания, кто является «творцами» (или «заказчиками») современных мифов и какие социально-политические цели ими преследуются.

Внедрению мифов в сознание масс и индивида способствуют низкий образовательный уровень населения, подданническая политическая культура, нехватка знаний об общественно-политическом устройстве, информационные перегрузки, доверие к СМИ и авторитетам, нежелание критического осмысления событий действительности и получаемой информации. Возможность мифологизации также обусловлена низкой медийной грамотностью (компетентностью) населения, в частности, в нашей стране. К тому же, современное общество достаточно разобщено, а это заметно препятствует восстановлению и развитию исторической памяти, мешающей чрезмерной мифологизации массового сознания.

Немаловажным является тот факт, что сознание масс содержит в себе элементы как сознательного, так и бессознательного, и именно архетипы в коллективном бессознательном актуализируют в сознании мифологические образы [См.: 12, 13], иными словами, массовое сознание по своей природе предрасположено к вере в миф.

Процесс мифологизации сознания наиболее результативен в том случае, когда направлен не на отдельного индивида, а на массу. Е. Д. Павлова отмечает: «… сознание масс иррационально и мифологично по своей природе, а потому и управление ими опирается на знание структуры мифов и лежащих в их основе архетипов; символика мифа наиболее ярко отражает бессознательные стремления, потребности и импульс масс» [5, с. 61].

Далее попытаемся выяснить, кто является «создателем» современных социально-политических мифов и какие цели преследует.

Американский ученый Г. Шиллер указывает на возможность идеологического подчинения масс при помощи мифотворчества: «Мифы создаются для того, чтобы держать людей в повиновении. Когда их удается незаметно внедрить в сознание масс, как это делает культурно-информационный аппарат, мифы обретают огромную силу, ибо большинство людей не подозревают о происходящей манипуляции» [8, с. 42]. В этом случае «манипулятором» выступает власть, «политическая элита», при этом через СМИ органы власти стараются «навязать» обществу, массам определенные смыслы, побудить к действию, повысить свою авторитетность или, напротив, снизить политический вес своих оппонентов.

Подобная схема особенно актуальна в период выборов: СМИ в угоду определенной политической силе создают такой образ, имидж кандидата, который может оказать максимально положительное воздействие на электорат. Политическая борьба выигрывается тем, кому удалось через различные каналы масс-медиа побудить большинство избирателей сделать выбор в свою пользу.

Так, немало работ посвящено исследованию образа В. В. Путина на президентских выборах 2000 года. Исследователи отмечают, что СМИ на основе ряда архетипов создали образ будущего президента как «современного, серьезного, мужественного, в меру жесткого патриота» [5, с. 70], «лидера-защитника», «лидера-борца», «лидера-героя» [6, с. 163].

Социально-политический миф может быть разработан и различными коммерческими организациями, стремящимися расширить рынки, увеличить степень своего влияния, выиграть конкурентную борьбу или максимизировать прибыль. В случае с последней целью – максимизацией прибыли – вспоминается успешно вживленный в сознание масс практически во всем мире миф о новом штамме гриппа A (H1N1), об эпидемии и возможной «пандемии». За кратчайшие сроки СМИ разнесли этот миф (подобно вирусу) по всему миру, а фармацевтические компании получили огромнейшую прибыль.

Следует отметить, что и СМИ в большинстве своем – проекты коммерческие, следовательно, они стараются максимизировать свою прибыль. Предприятиям масс-медиа в этом помогает социально-политический миф о плюрализме СМИ. Именно благодаря этому мифу становится возможной манипуляция массовым сознанием; плюрализм подразумевает возможность выбора, но, если предметов выбора нет, либо создается иллюзия их существования, то выбор изначально носит манипулятивный характер. «Иллюзия усиливается намеренно поддерживаемой <…> готовностью принимать обилие средств массовой информации за разнообразие содержания» [8, с. 36]. В этом случае возможность манипулирования есть прямой шаг к увеличению прибыли за счет увеличения подписчиков (зрителей, слушателей), что достигается злободневностью, сенсационностью преподносимой информации, оперативностью реагирования на события и рядом других средств.

Существует и более глобальная цель мифологизации сознания – ослабить, «разложить изнутри» общественную систему геополитического соперника на международной арене, иными словами целью является успешное ведение информационной войны. Здесь примером может послужить информационная политика США, направленная против Советского Союза.

Так, например, с 1951 года американские радиостанции «Свобода» и «Свободная Европа» вели передачи на Восточную Европу и СССР. По сути, данные радиостанции являлись «органами политико-культурного проникновения», финансируемыми Центральным разведывательным управлением США [8, с. 65].

В информационной кампании США против СССР было использовано множество приемов манипуляции и пропаганды, внедрение мифов – не исключение. Например, с 50-х годов прошлого века общность народов СССР и их стратегических союзников во всем мире разрушал гениальный по своей простоте миф о том, что страны соцлагеря существуют за счет рядовых советских граждан [7, с. 66].

Один из методов информационной борьбы направлен на искажение исторической памяти: «если люди забывают действительность, то любую проблему можно представить с помощью мифа» [4, с. 63]. Сегодня существует немало мифов, касающихся Второй мировой войны. В основном в подобных мифах по-новому трактуется вопрос о вкладе СССР (России) и западных стран в победу над фашизмом, причем зачастую не в пользу Советского Союза.

Еще одним мифом, направленным на ослабление России, является миф о «русском варварстве». В его основе лежит идея о том, что Россия – страна нецивилизованная, в которой процветала и процветает тирания, правовой нигилизм, что она остается средневековой по нравам и духу народа, а русские люди – дикие по своей природе. Этот миф зародился в европейском Просвещении и существует до сих пор, не сменив при этом основной идеи. Миф о «русском варварстве» не только успешно функционирует в сознании развитых западных обществ, но и внедряется в российское же сознание, нанося ему сильнейшую травму. «Сегодня этот процесс набирает обороты, продолжая увеличивать размер национальной катастрофы. Она выражается в комплексе неполноценности перед Западом, западным человеком» [7, с. 185].

Кроме того через современные мифы власть может найти поддержку у населения в вопросах проводимой политики (как внешней, так и внутренней).

Ярчайшим примером является внешняя политика США по отношению к исламским республикам с тоталитарным режимом (Ирак, Иран, Ливия, Сирия). В данных случаях в СМИ создается панорамный образ врага, общественности преподносится оппозиция добра и зла, где защитниками добра выступают США. Так, например, в преддверии военной кампании в Ираке директор ЦРУ Джордж Тенет проинформировал президента Буша о том, что по данным старших чиновников ЦРУ у Саддама Хуссейна нет оружия массового поражения [1]. Но американская администрация проигнорировала это сообщение и продолжала подготовку военного вторжения. При этом в американских и европейских СМИ бомбардировки территории Ирака мотивировались, прежде всего, необходимостью уничтожения оружия массового поражения и свержения режима Саддама Хуссейна, которого обвиняли в сотрудничестве с международными террористическими организациями, в том числе и с Аль-Каидой.

Следует отметить, что данный миф был успешно «вживлен» в общественное сознание американцев до старта военной операции и на ее начальном этапе. Однако, вследствие роста потерь американской армии, затянутости военных действий, огромных экономических вливаний в финансирование военной кампании и безуспешных поисков оружия массового поражения миф, оправдывающий вступление США в войну, постепенно стал «ослабевать». Это проявлялось в росте числа американцев, настроенных против кампании в Ираке, в увеличении недовольных внешней политикой Джорджа Буша. Миф не подкреплялся фактами, люди стали «прозревать» и оценивать события адекватно реальности.

Примеров мифологизации массового сознания немало, и, если раньше мифы создавались самим обществом при невозможности объяснить какой-либо природный или социальный феномен, то сегодня в демократических государствах создана целая индустрия по созданию и внедрению мифов с целью манипуляции сознанием масс.

Мифологизация сознания имеет под собой ряд оснований: с одной стороны, само общество в его современном состоянии создает возможность для успешного внедрения мифа, с другой – социально-политический миф, транслируемый средствами массовой информации, является одним из эффективнейших методов ведения борьбы за экономические и политические ресурсы, вследствие чего он активно используется властью, коммерческими организациями, участниками геополитических процессов.


Литература:

  1. Blumenthal S. Turning truth into lies // The Guardian. – 2007. – 7 сентября. URL: http://www.guardian.co.uk/commentisfree/2007/sep/07/turningtruthintolies (дата обращения: 12.10.2012).

  2. История и память: Историческая культура Европы до начала Нового времени / Под ред. Л. П. Репиной. – М.: Кругъ, 2006. – 768 с.

  3. Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием-2. – М.: Эксмо: Алгоритм, 2009. – 528 с.

  4. Лебец А. С. Мифотворчество как социально-философская интерпретация политического процесса // Философия права. 2008. – № 6. – С. 60 – 63.

  5. Павлова Е. Д. Скрытое воздействие средств массовой информации на массовое сознание как социально-философская проблема: Дис. ... канд. филос. наук. – М., 2004. –154 с.

  6. Рогожина Е. М. Особенности мифологизации образа В. В. Путина как общегосударственного лидера в нач. 2000-х гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2012. – № 4: в 2-х ч. – Ч. I. – C. 161 – 164.

  7. Ткаченко С. В. Информационная война против России. – СПб.: Питер, 2011. – 224 с.

  8. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием / Пер. с англ.; Науч. ред. Я. Н. Засурский. – М.: Мысль, 1980. – 326 с.

  9. Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. – М.: Эксмо, 2003.

  10. Почепцов Г. Г. Информационно-психологическая война. – М.: СИНТЕГ, 2000.

  11. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. – М.: Мысль, 1980.

  12. Юнг К. Г. Архетип и символ. М.: Ренессанс, 1991.

  13. Юнг К. Г. Человек и его символы. М.: Серебряные нити, 1997.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle