Библиографическое описание:

Карасевич А. О. Перспективы применения 4DPMR в медицинской психологии // Молодой ученый. — 2012. — №10. — С. 281-284.

На Рисунке 1 отображен пример возможной структуры четырехмерной психофизической модели реальности (общее описание модели представлено в соответствующей статье данного выпуска журнала). Рисунок a – местоположение индивида в пространстве в момент (этот рисунок может включать окружение индивида), рисунок b – модель-сфера, отображающая наполнение психики индивида в момент времени , рисунок c – модель головного мозга индивида (при подробном разборе психической активности индивида мы можем описывать лежащие в ее основе физиологические процессы, причем мы можем описывать потенциальные возможности мозга, соответствующие стационарному блоку психики), рисунок d – общая модель психики, позволяющая проследить ее динамику, рисунок e – вид динамической модели психики сбоку с упрощенной картой осознания (для примера выделен лишь процесс мышления). Таким образом, на Рисунке 1 обозначено: 1 – стационарный блок психики, 2 – оболочка, обозначающая организм и организменную деятельность, 3 – динамический блок психики, 4 – направление роста модели, 5 – отражение в психике окружающего мира (переход в психический план), 6 – процесс мышления, 7 – остальные психические процессы, входящие в карту осознания, 8 – влияние стационарного блока психики на психическую деятельность (активизация психического материала), 9 – осознаваемая часть динамического блока психики, 10 – неосознаваемая часть динамического блока психики. Мы кратко смоделировали лишь один момент времени в контексте деятельности индивида, но для подробного моделирования нам необходим анализ огромного количества подобных моментов. Так мы приходим к осознанию необходимости создания специальной компьютерной программы, способной отобразить всю динамику деятельности индивида.

Рисунок 1 – Пример структуры 4DPMR

Модель может быть использована в патопсихологическом исследовании для подробного моделирования нарушений сознания, восприятия, памяти, мышления, умственной работоспособности, эмоциональной и личностно-мотивационных сфер. Также мы можем моделировать патопсихологические характеристики различных психических расстройств, причем с различной степенью подробности. Поскольку цель данной работы – обозначение общих векторов развития модели, краткая демонстрация ее потенциала, то мы покажем лишь три примера моделирования некоторых симптомов психических расстройств, а именно: галлюцинации при шизофрении, наличие альтер-личностей при расстройстве в виде множественной личности, обсессии и компульсии при обсессивно-компульсивном расстройстве. На Рисунке 2 обозначено: 1 – внешнее пространство без реального внешнего раздражителя (место, куда проецируется галлюцинаторный образ), 2 – стационарный блок психики, 3 – галлюцинация в психической деятельности субъекта, 4 – психическая деятельность, 5 – оболочка модели, обозначающая организм и организменную деятельность, 6 – направление роста модели, 7 – время активности агрессивной субличности (основная личность бездействует), 8 – время активности главной субличности (агрессивная субличность бездействует), 9 – стационарная психика, подчиненная агрессивной субличности, 10 – психическая деятельность агрессивной субличности, 11 – психическая деятельность главной субличности, 12 – стационарная психика главной субличности, 13 – компульсии в поведении, 14 – обсессии в психической деятельности.

Р
исунок 2 – Общее моделирование галлюцинации (А), двух альтер-личностей (Б), обсессий и компульсий (В)

Разумеется, мы лишь кратко продемонстрировали некоторые критерии заболеваний, но любое расстройство можно очень высоко детализировать в контексте модели, при этом данная модель будет объективна, исключая любое неверное пристрастное отношение к психике больного со стороны специалиста.

Также мы смоделируем нарушение мышления при поражении лобных долей мозга, то есть перейдем в область нейропсихологии. При поражении лобных долей наблюдается: нарушение произвольной регуляции мышления, снижение критичности и избираемости деятельности, контраст между неспособностью выделить общий смысл рассказа и возможностью точно пересказать его фактическое содержание, при описании событий по сюжетным картинам аналитико-синтетическая деятельность заменяется перечислением деталей без возможности выделения главных элементов, грубое нарушение ориентировочной структуры интеллектуальной деятельности, невозможность сформулировать основной вопрос задачи, в некоторых случаях наблюдаются не сообразующиеся с условием беспорядочные счетные действия, отвлечение на побочные рассуждения [3, с. 25]. Приведем пример: «Больному дается задача: у колхозников было 12 гектаров земли. С каждого гектара они сняли по 5 центнеров семян. 1/3 они продали государству. Сколько у них осталось? «12 гектаров… по 5 центнеров… Определим на каких-то разных участках… Пусть у нас женские направления. Пусть у нас будет СУ-12, его именуют… Ну и разделить на 3 части… 1-я, 2-я и 3-я… В женском участке разделили на 3 части. Три участка пошло на деление женского гектара, если мы будем считать по 3 – 18 гектаров…» [1, с. 415]. Смоделируем данный пример. На Рисунке 3 обозначено: 1 – внешний объект, отражение которого в психике влияет на процесс мышления (в вышеизложенном примере это сестра), 2 – влияние внешних объектов на ход мышления, 3 – вплетение в мышление побочных ассоциаций (в примере – название трактора), 4 – побочная внесистемная операция умножения, 5 – оболочка модели, обозначающая организм и организменную деятельность, 6 – процесс мышления, 7 – психическая деятельность индивида, 8 – стационарный блок психики, 9 – направление роста модели, 10 – физиологическая локализация нарушения мышления (поражение лобных долей).

Р
исунок 3 – Модель нарушения мышления (А) с локализацией (Б)

Теперь смоделируем патологическое психическое отражение окружающего мира на примере лейтенанта Засецкого. Выписка из истории болезни № 3712: «Младший лейтенант Засецкий, 23 лет, получил 2 марта 1943 года пулевое проникающее ранение черепа левой теменно-затылочной области...» [2, с. 19]. Мы смоделируем развивавшуюся в результате ранения гемианопсию. На Рисунке 4 обозначено: 1 – объективный внешний мир (возьмем за его образец поле зрения больного перед ранением), 2 – переход внешнего мира в психический план, 3 – динамический блок психики, 4 – отражение внешнего мира в психике (после ранения правая половина поля зрения выпала), 5 – стационарный блок психики, 6 – оболочка модели, обозначающая организм и организменную деятельность. Таким образом, с помощью модели возможна демонстрация субъективного отражения окружающего мира индивидом, что вкупе с точными данными о состоянии головного мозга будет способствовать дальнейшему развитию научного знания нейропсихологии.

Р
исунок 4 – Модель гемианопсии Засецкого (срез модели)

Следует отметить, что с помощью модели возможна демонстрация структуры нарушений при различных видах афазий, апраксий, агнозий и других нарушений. В целом, подобное моделирование может быть востребовано в медицинской психологии, нейропсихологии, психологии здоровья, психосоматике, специальной психологии, психиатрии и различных видах психологической помощи. При этом в процессе моделирования сохраняется связь с общей, социальной и другими отраслями психологической науки.


Литература:

1. Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы / А.Р. Лурия. Т. II. Нейропсихологический анализ сознательной деятельности. – М. : Педагогика, 1970. – 496 с.

2. Лурия, А.Р. Потерянный и возвращенный мир / А.Р. Лурия. – Москва : издательство московского университета, 1971. – 122 с.

3. Фролова, Ю.Г. Нейропсихология: курс лекций / Ю.Г. Фролова // Сайт ФФСН БГУ [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.ffsn.bsu.by/ffsn.files/caf/k-psi/obr-res-psi/kl_neyropsi_frolova.pdf. – Дата доступа : 27.09.2012

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle