Библиографическое описание:

Андриянченко Е. Г. Теоретический анализ проблемы лидерства в зарубежной социальной психологии // Молодой ученый. — 2012. — №10. — С. 256-261.

В современных условиях развития социально-экономических отношений в российском обществе существенно повышается роль неформальных рычагов воздействия на межличностные взаимоотношения в служебных коллективах. В связи с этим изучение феномена лидерства приобретает особую актуальность в различных сферах гражданского общества.

Вместе с тем, необходимо отметить, что в отечественной социальной психологии вплоть до 1985 года лидерство изучалось только в рамках малых групп. Данная тенденция была обусловлена не столько теоретическими позициями исследователей, сколько идеологическими запретами [13, С.14-22]. Поэтому многочисленные достижения зарубежных исследований были во многом недоступны широкому кругу исследователей психологических проблем лидерства. В настоящее время наблюдается обратная ситуация – отечественную социальную психологию буквально наводнили различные научные работы и прикладные исследования иностранных специалистов, принимаемые зачастую без должного критического анализа. Для того, чтобы у отечественных специалистов в области социальной психологии была возможность разобраться в истинной значимости и ценности зарубежных источников по проблемам лидерства, необходим комплексный анализ основных тенденций и достижений в его изучении за рубежом. Этим и объясняется актуальность данной темы.

Подавляющее большинство работ о лидерстве и его природе, выполненных зарубежными авторами носят именно психологический характер, что позволило некоторым отечественным психологам (М.Г. Ярошевскому, Т.В. Бендас) даже выделить отдельную область психологии под названием «лидерология» [1, С.50-53]. Если принять во внимание всю историю изучения лидерства за рубежом, то наиболее существенный вклад в лидерологию внесли американские исследования. Связано это с тем, что на данный момент в США создано 32 исследовательских центра сугубо в целях изучения феномена лидерства, а количество значимых для мировой науки научных трудов, выполненных американскими исследователями превышает 7000 единиц [1, С.55]. Эти цифры говорят о приоритете американской лидерологии, о значимости ее в этой стране.

Чтобы понять логику развития представлений о феномене лидерства, необходимо классифицировать и систематизировать весь накопленный психологами теоретический и эмпирический материал. Этой проблемой в отечественной науке занимались многие ученые, среди которых особенно хочется выделить Р.Л. Кричевского, Е.В. Кудряшову, А.Т. Зуба, Т.В. Бендас, и В.П. Шейнова [1; 4; 7; 8; 16]. При этом использовались хронологический, исторический, логико-дедуктивный и иные подходы. Вместе с тем, для составления наиболее полной картины эволюции научных взглядов относительно феномена лидерства за рубежом, необходимо, на наш взгляд, использовать данные подходы в комплексе.

Учитывая специфику исследования, процесс эволюции взглядов на феномен лидерства предлагается рассматривать через призму социально-психологических категорий. Анализ научных трудов зарубежных ученых, посвященных данной проблеме позволяет выделить пять таких категорий: личность, социальное поведение, социальная ситуация, межличностные отношения, социальная группа. Таким образом, все зарубежные исследования лидерства базируются на пяти концептуальных подходах, в рамках каждого из которых разрабатываются отдельные направления и теории, объясняющие сущность и природу этого явления.

В первом концептуальном подходе лидерство рассматривается как совокупность уникальных качеств личности, которые позволяют ей добиться особого положения в социуме. В рамках этого подхода разрабатывались: героические теории, теории черт, психоаналитические теории лидерства, теории харизматического лидерства и пятифакторная модель личностных черт.

Героические теории являются исторически первыми попытками объяснения природы лидерства. Еще древнегреческие философы в VI-III в. до н.э. (Платон, Аристотель) и их последователи в эпоху позднего Возрождения (Н. Макиавелли, Ш. Монтескье) описывали различные типы лидерства и политической власти, выделяли характерные для этого феномена черты. К середине XIX века сложился концептуальный аппарат героических теорий лидерства в трудах выдающихся мыслителей той эпохи. В соответствии с их взглядами консервативное человечество, чтобы двигаться вперед в своем развитии, нуждается для воодушевления в особых людях — героях, обладающих уникальной совокупностью личностных качеств (происхождением, благородством крови, богатством, телесной силой, удачливостью, красноречием, храбростью и другими), которые и являются творцами истории. Вместе с тем основной массе людей характерны рабские склонности, уклонение от ответственности и отсутствие самостоятельности, что является закономерным итогом их совместного существования (по аналогии с животными, имеющими стадный образ жизни). Эти склонности и объясняют причины поклонения и подражания народных масс выдающимся лидерам, героям (Ч. Ламброзо, Т. Карлейль, Ф. Гальтон, С. Сигеле, Г. Тард, Г. Лебон и другие) [10, С.145-148; 5, С.255-280; 9, С.155-170].

В начале ХХ века исследования проблемы лидерства переместились из сферы всего социума (нации, народа, общества и государства) в сферу малой группы (организации), а основным методом изучения лидерских характеристик стал эксперимент (до начала ХХ века в исследовании феномена лидерства преобладал историко-аналитический метод). Примерно с середины 20-х и до конца 50-х гг. ХХ в. большое влияние в психологии лидерства приобретают так называемые теории черт [7, С.30-37]. В соответствии с ними все эффективные лидеры являются обладателями общего для них набора качеств (черт), позволяющих им занимать лидирующие позиции (М. Вебер, О. Тид, Э. Вигэм, Дж. Доуд, Ф. Вудс, Э. Богардус) [3, С.354-360].

Лидерство представлено как фе­номен, рождаемый специфическими чертами лидера, такими как искусство убеждения, благородство, любовь к риску, энтузиазм, беспристрастность, смелость, воля, честность, справедливость и другие (К. Бэрд, Ю. Дженнингс, Р. Стогдилл, А. Менегетти, Э.Трельч, У. Беннис, С. Клубек, Б. Басе) [39, P.88-95; 21, P.115-127].

Несмотря на популярность своих идей, теории черт не смогли справиться со своей главной задачей – выявить универсальный набор лидерских черт. Из более чем 80 личностных черт лидера, выявленных в ходе изучения мнений последователей (К. Бэрд, Р. Стогдилл) лишь 5% из них являются общими для более чем четырех последователей [1, C.54-58]. Поэтому к середине 50-х гг. ХХ века теории черт стали утрачивать свою актуальность.

Другим важнейшим направлением изучения лидерства в начале ХХ века стал психоанализ. Психоаналитические теории личности лидеров были начаты еще классической работой З. Фрейда и У. Буллита, исследовавших с по­мощью биографического метода Томаса Вудро Вильсона — 28-го президента США — и показавших, что в личности этого президента преобладали феминин­ные, а не маскулинные черты (особенно в детстве), что обусловило его стремле­ние окружать себя людьми, стоящими ниже его по уровню развития и обществен­ному положению [15, С.155-187]. Развивая постулаты фрейдовской теории А. Адлер и Г. Лассуэл рассматривали лидерство как эф­фект нереализованных в социальной жизни некоторых влечений человека. Подавленные влечения становятся источником высокой социальной активности, приводящей человека к лидерству [32, P.25-43; 18, S.35-43]. Другие психологи психоаналитичекого направления (Т. Адорно, Э. Фромм, Е. Эриксон) описывали личность лидера как фигуру родителя. По мнению сторонников данной концепции, в индивидуаль­ном опыте некоторых последователей лидер занимает место родителей [25, S. 58-64; 17, С. 449-480].

В 70-90-е гг. ХХ века вновь наблюдается рост исследовательского интереса к роли лично­стных факторов в лидерстве. Этот интерес во многом обуслов­лен прогрессом в таких областях психологии, как когнитивные процессы и личность [7, С. 39-43]. В этот период особое распространение получили теории харизматического лидерства. Все концепции этого направления характеризует представление о харизматическом лидерстве, которое направленно на сохранение и развитие цело­стной культуры организации. По Р. Трайсу и А Бейеру эта культура проявляется в определенной идеологии (имплицитных ценностях, нормах, взглядах), а так же в виде культуральных форм (символов организации, ее лозунгов, принятом жаргоне, мифах, легендах и т.п.). Другие представители харизматического направления (К. Клейн и Р. Хауз) считают, что харизма характеризует не столько лидера и последо­вателя, сколько отношения между ними — это огонь, который зажигает, воодушевляет последнего [30, P. 3-52].

В настоящее время прикладные исследования личностных качеств эффективных лидеров основаны на пятифакторной модели личностных черт, или так называемой «Большой Пятерке» (Л. Первин, О. Джон) — одному из наиболее популярных и перспективных подходов в изучении личности [14, С.198-211]. В рамках этого направления изучается влияние различных форм неакадемического (практического, социального, эмоцио­нального) интеллекта на эффективность руководства, а так же предпринимаются попытки выявления посредством различных психологических тестов связи между чертами личности и лидерством (Б. Басе, Р. Хоган, Д. Макгрегор, С. Кови и другие) [34, P. 55-67].

Во втором концептуальном подходе лидерство рассматривается как своеобразное социальное поведение личности. Поведенческие теории восходят, с одной стороны, к концепции под­ражания французского психолога Г. Тарда, считавшего главным законом социальной жизни подражание последователей лидеру; а с другой - к психоаналитиче­ской теории З. Фрейда, согласно которой стремление к власти, ли­дерству есть не что иное как сублимация подавленного либидо, либо проявление Эдипова комплекса, символизирующего посто­янный процесс соперничества между отцом и его сыновьями [8, С.44-48]. Фактором, определившим выдвижение на первый план по­веденческих исследований лидерства, были работы Курта Ле­вина, в исследованиях которого были выявлены три стиля ру­ководства: диктаторский, демократический и попустительский [33, P.271-301]. Поведенческие теории были весьма популярны среди ученых в 30-60-е гг. ХХ века, что связано с господствующей в то время в западной психологии бихевиоральной парадигмы. Исследователи (Р. Танненбаум, У. Шмидт, Р. Лайкерт, Р. Блейк, Дж. Моутон, Д. Аронович и др.), работающие в этом направлении, за основу изучения брали дейст­вия, делающие человека лидером и отличающие его от последова­телей [2, С.180-193]. Основная же задача исследований заключалась в поиске идеальной модели лидерского поведения для решения любого типа групповых задач. Наиболее значительных успехов в разработке данной модели достигли Роберт Блейк и Джейн Моутон, предложившие двухпараметрическую модель лидерства – «управленческую решетку». Модель управленческой решетки основывается на том, что деятельность лидера предполагает комбинирование двух фундаментальных составляющих: внимание к производс­тву и внимание к людям [1, С.35-39]. Концепция лидерства, предложенная Р. Блейком и Дж. Моутон остается актуальной и в современной западной психологии, поскольку является основой для разработки системы подготовки (тренинга) лидеров.

Третий концептуальный подход рассматривает лидерство как функцию ситуации. В связи с кризисом господствующих представлений о лидерстве, как совокупности личностных черт в 50-е гг. ХХ века исследователи стали склоняться к примату ситуативных факторов в развитии процесса группового лидерства. В основе ситуативных теорий лидерства лежит гипотеза о том, что проявление определенного типа лидерства зависит от си­туации, в которую попадают группа и индивид, впоследствии становящийся ее лидером. Некоторые теоретики (Е. Мамфорд, Р. Богардус, Л. Картер, М. Никсон, Б. Басе и другие) выдвинули предположение, что необхо­димость того или иного лидера вызывается временем, местом и обстоятельствами [8, С.56-62]. Э. Хартли расширил понятие ситуации, включив в нее характеристики последователей, специфику решаемых группой задач, степень со­ответствия им наличных человеческих и материальных ресурсов группы, ка­чество и историю взаимоотношений лидера с подчиненными, а так же ряд других факторов [13, С.14-33]. В соответствии с его взглядами, лидеры не только приспосабливаются к факторам ситуации, но часто обнаруживают свои лидер­ские качества именно в таких ситуациях.

Невозможность прогнозирования динамики лидерского процесса, наряду с игнорированием личностных факторов в ситуативных теориях привели к появлению четвертого концептуального подхода, в котором лидерство рассматривается как показатель межличностных отношений.

Первые теории, получившие распространение в рамках данного подхода, возникли еще в 50-е гг. ХХ века и представляли собой компромиссный вариант, устраняющий противоречия ситуативных теорий и теорий лидерских черт. Отсюда и общее их название – личностно-ситуативные теории лидерства. Так, в 1952 г. Г. Герт и С. Милз выделили пять факторов, которые необходимо учитывать при рассмотрении феномена лидерства. В эти факторы вошли как личностные черты и мотивы лидера и последователей, так и ситуативные характеристики (задачи группы, социальная среда, в которой осуществляется групповая деятельность, институциональный контекст и другие) [26, P.145-155]. Развивая эту теорию, Р. Стогдилл и К. Шартл предложили изучать лидерство с точки зрения статуса, взаимодействия, восприятия и поведения инди­видов по отношению к другим членам группы. Таким образом, лидерство стало рассматриваться как показатель отношения меж­ду людьми, а не как характеристика отдельного индивида [39, P.67-74]. Ряд исследователей (Р. Кетелл, Э. Холландер, Дж. Джулиан), понимали под лидерством динамичное взаимодействие между целями и потребностями лидера и целями и потребностями последователей, где функция лидера сводится к выбору и достижению групповых целей [13, С.14-33].

Некоторые исследователи ключевую роль в лидерском процессе отводят не самому лидеру, но его последователям. Так, Уоррен Бланк представляет лидерство как функцию от ожиданий (экспектаций) последователей. Согласно ему, лидер не может существовать без социальной группы. Если группа не поддерживает лидера, то он утрачивает возможность влиять на ее деятельность. В связи с этим важная задача лидера состоит в построении прочных рабочих отно­шений с другими людьми-последователями [23, P.169-185]. Эти взгляды в совокупности своей представляют теорию определяющей роли последователей. С ней во многом перекликаются теории лидерского взаимодействия, имевшие популярность в 60-70 гг. ХХ в. Сторонники этой теории (Р. Стогдилл, С. Шартл, К. Джиб, С. Эванс) рассматривают лидерство не просто как характеристику отдельно взятого индиви­да, а как результат взаимодействия между личностями, входящими в состав данной группы. В связи с тем, что одной из важных сторон межличностных отношений являет­ся единство физических и эмоциональных восприятий, то и лидерство с точки зрения сторонников данной теории должно соединять в себе организационный и эмоциональный компоненты [39, P.88-95].

К 70 гг. ХХ века наиболее популярными становятся теории обмена, трансактного анализа, в разработке которых большую роль сыграли Дж. Хоманс, Дж. Марч, Г. Саймон, Дж. Тибо, Г. Келли, К. Джерджен. Согласно их точке зрения, непрерывные общественные взаимодействия яв­ляются формой обмена, в процессе которого субъекты вносят вклад в виде самих себя, получая взамен весь социум (группу, ор­ганизацию и т.д.). Трансактный подход, акцент в котором смеща­ется на скрытый социальный обмен (трансактность), фокусирует внимание на перцепции, то есть восприятии последователями поведения и действий лидера и мотивов, которыми тот руководствуется, а также на ожиданиях от эффекта этих действий [6, С.61-81]. В рамках этой школы создавались операциональные модели лидерства, среди которых наиболее успешной считается вероятностная модель эффективности лидерства Ф. Фидлера [12, С.162-195]. В ней акцент делается на интегрции влияния лидера, его личностных свойств и ситуативных переменных, в частности, отношений между лидером и последователями. Фидлер выделяет два возможных стиля лидерства: ориентацию на задачу («инструментальное лидерство»); ориентацию на межличностные отношения («эмоциональное лидерство»). На основе данной модели, он делает вывод, что лидер, ориентированный на задачу, более эффективен, когда ситуация либо очень благоприятна, либо очень неблагоприятна для него. А ориентированный на межличностные отношения лидер более эффективен в ситуациях либо умеренно бла­гоприятных, либо умеренно неблагоприятных [24, P.104-122].

Другое направление в исследовании лидерства в русле данного подхода – когнитивное – основное внимание уделяют когнитивным элементам межсубъектных взаимоотно­шений, к которым относятся ожидания последователей и модели­рование ими поведения лидера. Первоначально это направление представлено атрибутивными теориями лидерства (Х. Симз, П. Сьюдфельд, П. Тетлок, Дж. Пфеффер и другие), ставшими популярными в сер. 60 – нач. 70-гг. ХХ века. Эти теории исследуют интегрирование по­следователей в процесс принятия решений и осуществление ими властных функций. В основу их положено рассмотрение особенностей взаимного восприятия лидера и по­следователей, а также взаимосвязи между поступками и анализа их причин. Согласно атрибутивным теориям лидерст­ва, с одной стороны, лидер доминирует, притягивая последователей, с другой — его поведение определяется ожиданиями последовате­лей, подталкивающих его к определенным действиям [11, С.78-85].

К середине 80-х гг. ХХ века всю большую популярность приобретает интеракционисткий подход к лидерству (C. Грин, К. Шризхейм, Д. Небекер, Ф. Дэнсерей, Т. Минами, Д. Оррис, Т. Джонсон и другие). В нем делается попытка динамического анализа лидерства как процесса. Лидер, согласно этой модели, не возвышается над группой, а является одним из участников взаимодействия, входящим в диаду. Так, C. Грин и Д. Небекер в своих исследованиях рас­сматривают лидеров и их последователей в качестве активных наблюдателей, оценивающих и интерпретирующих поведение друг друга с использованием определенных когнитивных схем [27, P.368-377]. Несколько иную трактовку лидерства предлагают сторонники имплицитных концепций (Е. Холландер, Д. Джулиан, Р. Лорд, Дж. Филлипс, А. Браймен и другие). Рассматривая механизмы лидерства, они утверждали, что люди воспринимаются в группах как лидеры в той мере, в какой их характеристики (например, интел­лект, черты личности, ценности) соответствуют представлениям других о ли­дере. Сходных взглядов придерживался и Р. Гриффин. Согласно разработанной им теории «символического взаимодействия» лидеры принимают решения и осуществляют действия, которые затем интерпретируются последователями с точки зрения их влияния на выполнение групповой задачи [36, P.180-194]. Исследования, проведенные Р. Лордом и Дж. Филлипсом в конце 80-х гг. ХХ века показали, что люди действительно формируют некие обобщенные представления о лидер­стве, которые обычно используют для оценки лидерского потенциала незна­комцев. Эти представления получили названия прототипов лидерства [37, P.15-24].

В середине ХХ века в западной психологии появляется новая тенденция в изучении лидерства, согласно которой лидер – не просто функция межличностных отношений или поведения индивида, но ключевой процесс организации деятельности всей группы. Иными словами лидерство в данном подходе рассматривается преимущественно на уровне группы и межгруппового взаимодействия.

Под влиянием представлений о разных уровнях потребностей человека, принадлежащих А.Маслоу в 60-х годах появился подход центрированный на сотруднике, последователе лидера – так называемые гуманистические теории лидерства. Теории гуманистического направления (К. Арджирис, Р. Блейк, Дж. Макгрегор) исходят из положения, что человеческое существо представляет собой сложный мотивированный организм. А так как любой коллектив состоит из людей, то он, в принципе, всегда управляем. Поэтому лидер должен лишь так преобразовать коллектив (или организацию, которую возглавляет), чтобы, с одной стороны, индивиду была обеспечена свобода реализации его собст­венных целей и удовлетворения потребностей, а с другой — он был готов внести вклад в осуществление целей организации [19, P.114-132; 22, P.95-114; 34, P.55-67]. В русле этого подхода лидер рассматривается как генератор новых идей и творческих мыслей (А. Залезник), как учитель и воспитатель, обучающий последователей ставить собственные цели и не бояться совершать ошибки (концепция «суперлидерства» Ч. Менза и Г. Симе), как трейблейзер (traiblazer) — создатель новых пу­тей и способов, первооткрыватель, новатор (Дж. Клэгг), а так же как сервант-лидер – служащий людям, заботящийся об удовлетворении их потребностей (Р. Гринлиф) [28, P.89-104]. Вместе с тем, гуманистическим концепциям свойственна и другая тенденция – рассмотрение деструктивного лидерства, выражающегося в жестоком поведении лидера по отношению к последовате­лям (С. Эйнарсен, В. Майер, Т. Трентини) [1, С.43-57]. Характерная черта деструктивного лидерства – использование насилия, шантажа и других безнравственных технологий при решении управленческих задач.

Примерно в это же время популярность приобретают мотивационные теории лидерства (А. Маслоу, Т. Митчелл, Р. Хауз, С. Эванс, Ф. Герцберг). Мотивационный подход в изучении лидерства ориентирован на изу­чение мировоззрения, мотивов лидера и его последова­телей, а также на исследование моделей и принципов взаимодействия между ними. Согласно мотивационным теориям эффективность лидерских действий зависит от того, как лидер воздействует на мотивацию по­следователей, на их способность к эффективному выполнению ра­боты и на их чувство удовлетворения от деятельности [35, P.166-174]. При этом особое внимание уделяется групповой мотивации и исследованию различных компонентов структуры лидерского процесса: установок и поведения последователей, их мотивацию, задачи и систему власти в группе.

Примерно с конца 80-х гг. ХХ века получили распространение ценностные теории лидерства. Во многом они являются продолжением, но отчасти и своеоб­разным противопоставлением мотивационным теориям. В развитие ценностных теорий лидерства внесли существенный вклад. Их основу составляют два базовых положения. Соглас­но первому, лидер оказывает огромное влияние на развитие ценно­стей и норм отдельных членов и организации в целом. Второе за­ключается в том, что лидерству, основанному на ценностях, можно и должно обучаться в процессе деятельности (С. и Т. Кучмарски) [31, P.185–191]. Согласно этой ценностным теориям, эффективный лидер опре­деляет общую цель организации, сохраняет ее целостность, поощ­ряет творчество, связывает последователей в одну команду едиными ценностями, чтобы добиться поставленной цели. Часто это происходит ввиду материальной заинтересованности последователей в успешном развитии организации (К. Ходжкинсон, Г. Фейрхольм) [8, С.87-94].

Другой концепцией, получившей распространение в 80-х гг. ХХ века является концепция трансформационного лидерства. В отличие от предыдущих, она берет свое начало не от гуманистических теорий, а от теорий обмена и трасактного анализа. Трансформационная концепция (Дж. Берне, Б. Эволио, Б. Басс) трактует лидерство как процесс преобразования лидера­ми личностных и организационных структур, процесс актив­ного перевода людей и организаций из мира консервативных традиций в мир инноваций, процесс своеобразного выхода за пределы ожидаемого. Исходя из этих положений теория может трактоваться как расширение трансактного лидер­ства, но здесь большее внимание уделяется интенсивности действий лидера и изменению побудительных мотивов и установок у после­дователей, особенно в кризисные периоды развития общества. В этой группе теорий предметом анализа является лидер, центром внимания для которого становятся межсубъектные взаимодействия, а так же эмоциональная сторона процесса лидерства. Б. Бассом и Б. Эволио была создана и методика изучения такого лидерства — мультифакторный лидерский вопросник (MLQ), с помощью которого было показано, что команда последователей работает более продуктивно, она нацелена на сверхдостижения, и трансформационные лидеры оцениваются выше и подчиненными, и начальниками [20].

Таким образом, мы рассмотрели основные концепции лидерства в зарубежной психологии. Стоит отметить, что на сегодняшний день все пять концептуальных подходов продолжают развиваться и дополняться новыми теориями. Кроме того с конца ХХ века прослеживается тенденция к сближению и взаимодействию различных подходов и концепций лидерства. В связи с этим можно предположить, что в ближайшем будущем приоритет в изучении лидерства будет отдан шестому концептуальному подходу – комплексному (системному). Начало ему положила теория Дж. Шеннона и Л. Селигмена. Она учитывает основные стороны лидерства: анализ личности лидера, его происхождение, процесс социализации, способы выдвижения; задачи, которые он должен выполнять; характеристики его последователей; систему взаимоотношений между лидером и последователями; конкретные условия и обстоятельства лидерства; результат взаимодействия между лидером и последователями в определённых ситуациях [38, P.904-915]. Данный подход, возможно, послужит основой создания единой теории лидерства.

Выводы:

Таким образом, на основе анализа зарубежных исследований лидерства, можно сделать следующие выводы. Во-первых, большая часть исследований лидерства базируются на пяти концептуальных подходах: лидерство как совокупность уникальных качеств личности; лидерство как форма социального поведения; лидерство как производная социальной ситуации; лидерство как способ организации межличностных отношений; лидерство как процесс организации деятельности всей группы.

Во-вторых, среди данных подходов наибольшее распространение и признание в ученом мире получили следующие теории: теории харизматического лидерства, теории лидерского взаимодействия, имплицитные концепции лидерства, мотивационные и ценностные теории лидерства. Среди прикладных теорий особым успехом пользуются пятифакторная модель личностных черт лидера, управленческая решетка Р. Блейк и Д. Моутон, а так же вероятностная модель эффективности лидерства Ф. Фидлера.

В-третьих, с конца ХХ века прослеживается тенденция к сближению и взаимодействию различных подходов и концепций лидерства. Это в свою очередь приводит к появлению нового подхода в изучении лидерства – комплексного (системного), который в свою очередь учитывает все основные стороны этого явления. Развитие данного подхода может привести к появлению единой теории лидерства.


Литература:

  1. Бендас Т.В. Гендерная психология лидерства: монография – Оренбург: ИПК ОГУ, 2000. – С. 50-53.

  2. Блейк Р., Моутон Дж. С. Научные методы управления. – М.: Прогресс, 1996. – С.180-193.

  3. Вебер М. Избранные произведения. – М.: Прогресс, 1990 – С.354-360, 420-432;

  4. Зуб А.Т. Лидерство в менеджменте (Монография) – М.: Воскресенье: Принт-Ателье, 1999;

  5. Карлейль Т. Герои, почитание героев и героическое в истории. – М.: Республика, 1994. – С.255-280;

  6. Келли Г., Тибо Дж. Межличностные отношения. Теория взаимозависимости // Современная зарубежная социальная психология. – М.: Изд-во МГУ, 1984. – С.61-81;

  7. Кричевский P.Л. Психология лидерства: учебное пособие. – М.: Статут , 2007 – С. 39-43.

  8. Кудряшова Е.В. Лидер и лидерство: Исследования лидер­ства в современной западной общественно-политической мысли. / Е.В. Кудряшова. - Архангельск: Изд-во ПТУ, 1996;

  9. Лебон Г. Психология народов и масс. – М.: Академический проект, 2011. – С.155-170.

  10. Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство. – М.: РИПОЛ классик, 2009. – С.145-148;

  11. Мень М.А. Лидерство как социальный и личностный феномен: монография. – М.: Изд-во Московского ун-та , 2011. – С.78-85.

  12. Мокшанцев Р. Социальная психология. – М.: Инфра-М, 2001. – С.162-195.

  13. Пономаренко Т.В. Социально-психологические особенности политического лидерства женщин: дис. . канд. психол. наук. М., 2001. – С.14-22.

  14. Психология современного лидерства: американские исследования / под ред. Дж. П. Канджеми, К. Дж. Ковальски, Т. Н. Ушаковой (пер.: А. В. Александрова) – М.: Когито-центр , 2007 – С.198-211.

  15. Фрейд З., Буллит У. Томас Вудро Вильсон, двадцать восьмой президент США. Психологическое исследование (пер. с англ.). – М.: Прогресс, 1992. – С. 155-187.

  16. Шейнов В.П. Психология лидерства и власти – М.: Ось-89, 2008.

  17. Эриксон Э. Психология и психоанализ власти. – Самара: Бахрах-2, 1999. – С. 449-480.

  18. Adler A. Praxis und Theorie der Indibidualpsychologie. – Berlin: Fischer Taschenbuch Ferlag, 1990 – S.35-43.

  19. Argyris C. Increasing leadership effectiveness. – N.Y.: Academic Press, 1976. – P.114-132.,

  20. Bass B. Leadership and Performance Beyond Expectations. - N.Y., 1985

  21. Bennis W. Leaders: The Strategies for Taking Charge. – N.Y.: Harper Business, 2007. – P.115-127.

  22. Blacke J., Lawrence P. The ABC of management. — London, 1989. – P. 95-114.;

  23. Blank W. The 108 Skills of Natural Born Leaders – N.Y., 1986. – P.169-185.

  24. Fiedler F.E. A Theory of Leadership Effectiveness. – N.Y.: McGraw-Hill, 1967. – P.104-122.

  25. Fromm Е. Haben oder sein. – Berlin: Deutscher Taschenbuch Ferlag, 1995. – S. 58-64;

  26. Gerth H., Mills C.A. Sociological note on Leadership // Problems in Social Psychology. Urbana. 1952. – P. 145-155.

  27. Green S.G., Nebeker D.M. The effects of situational factor and leadership style on leader behavior // Organizational behavior and human performance. 1977. Vol. 19. №2. – P. 368-377.

  28. Greenleaf R. Servant Leadership. Indianapolis, 1991. – P. 89-104.

  29. Homans G.C. The Human Group. // American Journal of Sociology – N.Y., 1974. – P.74-82.

  30. Klein K.J., House R.J. On fire: charismacic leadership and levels of analysis // Leadership: the multiple - level approaches: contemporary and alternative. Monographs in organizational behavior and industrial relations: Vol.24. Part.B. // Dansereau F., Yammarino F. J. (eds.) Stanford. 1998. – P. 3-52.

  31. Kuczmarski S., Kuczmarski Th. Values-Based Leadership. Englewood Cliff s, N.Y, 1995. – P. 185–191.

  32. Lasswell H. Psychopathology of politics. – N.Y.,1960. – P. 25-43.;

  33. Lewin K., Lippitt R., White R.K. Patterns of aggressive behavior in experimentally created social climates. // Journal of Social Psychology №10– N.Y., 1939. – P.271-301.

  34. McGregor D. The Human Nature of Leadership // American Journal of Nurs. 1969. № 69. – P. 55-67.

  35. Mitchell T.R. Leader complexity and leadership style // Journal of personality and social psychology., 1970. Vol.16. №1. – P. 166-174.

  36. Moorhead G., Griffin R.W. Organizational Behavior. Boston: Houghton Mifflin Company, 1989. – s.15-24.

  37. Phillips J.S., Lord R.G. Causal attributions of leadership // Organizational behavior and human performance. N.Y.,1971. – P.180-194.

  38. Seligman L. The Study of Political Leadership. // American Political Science Review, Vol.44, No. 4, 1950. – P. 904-915.

  39. Stogdill R. Handbook of leadership. A survey of theory and research. N.Y., 1974. – P.88-95.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle