Библиографическое описание:

Кароннов В. А. Перевозка руд приписными крестьянами Колывано-Воскресенского горного ведомства в XVIII в.: к историографии вопроса // Молодой ученый. — 2012. — №10. — С. 243-245.

Жизнь приписной деревни Алтая нашла видное отражение в трудах ученых-сибиреведов. Особенно большое место в исторической литературе занимают работы по рассмотрению системы отработок. Однако в них зачастую рассматривается вся система отработок, как то: раскладка крестьян в работы, плата за отработки, время отработок и, собственно, объем самих отработок. Тем не менее, очень мало работ посвящено отдельным видам отработок. Как известно, приписные крестьяне Колывано-Воскресенского горного ведомства, отрабатывая свой подушный оклад, выполняли на предприятиях ведомства такие работы, как жжение угля в куренях, перевозка угля и вывозка руды и флюсов к заводам. Наименьшее внимание отечественные историки уделяли перевозкам руд, хотя во всем объеме работ они занимали значительное место. В данной статье мы попытаемся проанализировать дореволюционную и советскую историографию конных отработок приписного крестьянства юга Западной Сибири по перевозке руд в XVIII веке.

Краткие сведения о конных отработках встречаются в трудах участников академических экспедиций второй половины XVIII в., в частности П. С. Палласа [10] и И. П. Фалька [6]. Часто давались ошибочные оценки относительно тяжести отработок. Так, в сообщениях П.С. Палласа указывалось, что крестьяне Томского и Кузнецкого уездов, выполнявшие принудительные работы, считают отработку «весьма приятною» и многие из них «отправляют самопроизвольные работы, сверх своей должности» [10, c. 381].

И.П. Фальк в своих записках отмечает роль перевозок руд в жизни приписного и посадского населения юга Западной Сибири. В частности, ученый пишет, что крестьяне практически не занимаются земледелием, «но получают пропитание от малого скотоводства, огородов, а особливо от провоза руд и звериной ловли [6, с. 495]. Также он отмечает, что жители поселка Барнаульского завода (а в его труде этот населенный пункт называется Барнаулом) из числа купцов и ремесленников живут от провоза руд, содержа специально для этой цели иногда более ста лошадей [6, с.498]. Учитывая, что на одна лошадь на подводе могла перевести 20 пудов руды, а за летний сезон возчик мог сделать по 3-4 рейса от рудников до заводов, то они получали до 100 рублей.

В 1836 г. А. И. Кулибин написал фундаментальный труд по истории горно-металлургических предприятий юга Западной Сибири – «Описание Колывано-Воскресенских заводов по 1833 год». В нем очень подробно описывается история заводов и их состояние на 1833 год с большим привлечением законодательных источников. Также в нем дается небольшое описание труда по перевозкам руд. Необходимо отметить, что здесь дается описание путей перевозок (в частности, говорится о том, что со всех рудников, кроме Зыряновского, руда доставляется сухопутно), сообщается о категориях возчиков (это были, кроме приписных, так называемые «рудовозы» (урочники, специализировавшиеся на перевозке руд) и рудовозы), идет повествование о времени интенсивных перевозок (это было лето, а зимой, вследствие отсутствия подножного корма для лошадей, интенсивность перевозок снижалась) [9, с. 149].

Большое значение имеют работы историков-революционеров Н. Зобнина [4; 5] и В.И. Семевского [12]. Н. Зобнин, анализируя положение приписного крестьянства Алтая, говоря об отработках, пишет о раскладке крестьян в работы, об единицах измерения принудительного труда (так называемых «душах») и истории вычисления «души». Также он упоминает о разделении работ на легкие, к которым как раз и относилась перевозка руд, средние, т.е. рубка дров (это были пешие отработки, т.е. работы, выполнявшиеся без привлечения конной силы) и тяжелые – возка угля [5, с. 1-79]. В другой своей работе, опубликованной в книге «Алтай. Историко-статистический сборник по вопросам экономического и гражданского развития Алтайского горного округа» этот историк говорит о зависимости расстояния и веса перевезенного объема руды от поденной платы. Так он пишет, что за поденную плату в 12 копеек зимой крестьянин обязан был перевести 927 пудов на 21, 3 верст и т.д. [4, с. 408-409].

В. И. Семевский написал двухтомный фундаментальный труд по истории крестьянства России в XVIII веке – «Крестьяне в царствование императрицы Екатерины II» [12]. В этом труде он пишет о разновидностях работ, плате за отработки, расстоянии от деревень до заводов. Данные, приводимые историком, отличаются красочностью и большим привлечением источников. Так, говоря о видах работ, он приводит такую цитату из материалов генерала Геннина: «на приписных крестьян на годнаго в работу человека было положено «работы по препорции, что сносно, и сколько ему надлежит платить подушных денег, а именно дров на уголь 10 сажень, и те дрова … сжечь и уголь вывезть к заводам; на других же положено добыча руды, а на иных возка железа на пристань, на прочих же другие материалы и работы, и та работа на них так разложена, чтоб одному перед другим равно было, и то с переменою погодно, дабы они не могли жаловаться, будто иным работа легче, а другим тяжелее» [12, с. 307].

В 1907 г. вышел труд И.И. Тыжнова «Из истории горнозаводского населения на Алтае (материалы по истории крепостного права в Сибири)» [13, с. 331-450] . В ней приводятся замечательные сведения о расположении приписных крестьян на работы, плате за перевозку руд в зависимости от расстояния между рудниками и заводами, но только эти сведения, к сожалению, относятся к XIX веку, а говоря о рудных перевозках в XVIII в., он приводит только самые отрывочные сведения. Так, Тыжнов говорит, что организация отработок долго оставалась без юридического оформления [13, с. 337].

Советские историки-сибиреведы уделяли большое внимание изучению системы принудительных работ приписного крестьянства юга Западной Сибири. М.М. Громыко писала: «Без знания социально-экономической жизни приписной деревни нельзя понять социальную структуру крупных предприятий – рудников и заводов, выявить источники их рабочей силы, правильно оценить различные категории непосредственных производителей, их соотношение» [2, с. 269].

Большую роль в изучении истории горной промышленности в целом и жизни зависимого населения в частности сыграла З.Г. Карпенко. Ее статьи [8, 1961] отличаются большим привлечением фактического материала и высокой уровнем методологии. В частности, она приводит ценные данные о расстоянии жилищ крестьян от заводов, расчеты времени отработок. А в своем капитальном труде «Горная и металлургическая промышленность Западной Сибири в 1700-1860 гг.» [7] она говорит о распределении крестьян на работы, а именно: до ¾ приписного крестьянства определялось в конные работы, а ¼ – в пешие [Карпенко, 1963, с.76]. Также она говорит о том, что объем повинностей крестьян фактически определялся потребностями производства и реальной возможностью выжать из них максимум труда [7, с.76].

Другой видный историк приписного крестьянства – М.М. Громыко – говорила о том, что «заводские отработки крайне отрицательно сказывались на хозяйстве маломощных крестьян, доводя подчас их до полного разорения» [1, с. 94]. В связи с этим, как отмечает исследователь, крестьяне стремились нанять вместо себя вольных наемщиков, в связи с этим росла роль наемного труда на Колывано-Воскресенских заводах. Также она выделяет два вида наемного труда, существовавшего на горно-металлургических предприятиях юга Западной Сибири – это был наем зажиточными крестьянами и наем, производимый самими заводами [1, с. 94]. Кроме того, она пишет, что принудительные работы в пользу заводов являлись отработочной рентой и она свидетельствовала об ухудшении положения крестьян [2, с. 298].

Помимо этого, М.М. Громыко и З.Г. Карпенко был написан раздел «Горнорудная и металлургическая промышленность. Начало формирования рабочих кадров» в многотомной «Истории Сибири» [6]. Здесь авторы говорят о том, что, объем заводских отработок приписных крестьян определялся размерами подушного оклада и официальными расценками соответствующего вида работ, с одной стороны, и потребностями завода в рабочих руках, с другой [6, c. 244].

Н. Я. Савельев в одной из своих работ описал особенности распределения крестьян. Так он пишет, что по манифесту 1779 г. Приказывалось назначать на заготовку дров крестьян из самых дальних деревень, а на перевозку руд, угля и флюсов из ближайших к заводам населенных пунктов. Но на практике Горная экспедиция (так называлась канцелярия Колывано-Воскресенских заводов в 1780-е гг.) писала в органы государственной власти, что « … число, требующихся [крестьян – В.К.] на все заводы…, разделено на каждую слободу по числу душ. Затем уже представлено их земскому распоряжению из ближайших жительств нарядить в конные, а отдаленных в пешие работы». Таким образом, удаленность от заводов тех или иных волостей при распределении работ Горным советом не принималось во внимание [11, с. 230-231].

Таким образом, анализ историографии показывает, что в разные периоды изучения отработок приписных ученые уделяли внимание разным аспектам системы отработок. Так, первые известия ученых-путешественников повествуют о вольной перевозке. В 1830-х гг. рассматривались пути перевозок руд. Народническая историография повествует о многих аспектах работ, как то расклад на работы, единицы отработок, плате за отработки и т.д. Советские историки, в соответствии с марксистской методологией, писали о социальной сущности отработок, расчетах за работу, распределении крестьян на работы и т.д.


Литература:

  1. Громыко М.М. К вопросу о социальной сущности заводов Западной Сибири в XVIII веке // Вопросы истории Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск, 1961. – С. 85 – 96.

  2. Громыко М.М. Некоторые особенности приписной деревни Западной Сибири второй половины XVIII в. // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. – Киев, 1962. – С. 269 – 307.

  3. Записки путешествия академика Фалька // Полное собрание ученых путешествий по России. Т. 6. – С.-Пб, 1824. – 446 с.

  4. Зобнин Н. Положение рабочих // Алтай. Историко-статистический сборник по вопросам экономического и гражданского развития Алтайского горного округа. – Томск, 1890. – С. 391–415.

  5. Зобнин Н. Приписные крестьяне на Алтае // Алтайский сборник. Вып. 1. – Томск, 1894. – С. 1 – 79.

  6. История Сибири. Т. 2. Сибирь в составе феодальной России. – М.; Л., 1968. – 550 с.

  7. Карпенко З.Г. Горная и металлургическая промышленность Западной Сибири в 1700-1860 гг. – Новосибирск, 1963. – 215 с.

  8. Карпенко З.Г. Формирование рабочих кадров горно-заводской промышленности Западной Сибири 1725-1860 гг. // Исторические записки / отв. ред. А. Л. Сидоров. Вып. 69. – М, 1961. – С. 222-252.

  9. Кулибин А.И. Описание Колывано-Воскресенских заводов по 1833 год // Алтай в трудах ученых и путешественников XVIII – начала XX веков. Т. 1. – Барнаул, 2005. – С. 101 –160.

  10. Паллас П.С. Путешествие по разным местам Российского государства. Кн. 2. Ч. 2. С-Пб, 1786. – 571 с.

  11. Савельев Н.Я. К вопросу о роли крестьян в развитии горного производства Колывано-Воскресенских заводов второй половины XVIII в. // Сибирь периода феодализма. Вып. 1. Сибирь XVIIXVIII в. – Новосибирск, 1962. – С. 229 – 246.

  12. Семевский В.И. Крестьяне в царствование Екатерины II. – С-Пб, 1901. – 865 с.

  13. Тыжнов И.И. «Из истории горнозаводского населения на Алтае( материалы по истории крепостного права в Сибири)» // Алтай в трудах ученых и путешественников XVIII – начала XX веков. Т. 3. – Барнаул, 2009. – С. 331 – 450.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle