Библиографическое описание:

Петренко Е. В. Зачем деривативы реальной экономике? // Молодой ученый. — 2012. — №10. — С. 145-147.

Деривативы, или производные ценные бумаги, – это финансовые контракты, стоимость которых является производной от будущих цен на базовый актив, например, валюту, сырьевые товары, процентные ставки и фондовые индексы. Наиболее распространенными видами деривативов являются опционы (дающие обладателю право продать или купить определенный актив или базовый инструмент), свопы (соглашения об обмене финансовыми инструментами на время), фьючерсы (контракты на будущую поставку активов по оговоренной цене) и форварды (в основном, внебиржевые контракты на будущую поставку активов по оговоренной цене), а также их комбинации, реализующие синергетический эффект.

На фондовом рынке лицо, приобретающее ценные бумаги, называют инвестором. Механизмы и стратегии инвестирования с использованием деривативов определяются предпочтениями инвестора и поставленными целями. Торговля деривативами – это удобный способ как получения спекулятивной прибыли, так и хеджирования различных видов рисков. Поэтому деривативы так популярны в развитых странах, где объемы срочного рынка значительно превышают обороты спот-рынка. В зависимости от степени принимаемого риска, а значит, и величины потенциального дохода, участников рынка деривативов можно разделить на арбитражеров, хеджеров и спекулянтов. Если арбитражные операции считаются безрисковыми, то спекулятивные операции на рынке деривативов называют одной из главных причин современного кризиса.

Однако важно подчеркнуть, что особенностью деривативов является возможность использования их для проведения хеджевых операций – эффективной передачи риска от компаний, стремящихся снизить или исключить существующий ценовой риск, к компаниям, которые намеренно повышают свои риски с целью получения прибыли. Компании первой группы называются хеджерами, а второй – спекулянтами. Например, авиакомпании, хеджируя риск изменения цен на топливо, активно торгуют деривативами на керосин, а трейдинговые департаменты инвестиционных банков и различные хеджевые фонды чаще всего проводят спекулятивные операции с деривативами. Таким образом, деривативы предоставили различным субъектам экономики (домохозяйствам, финансовым институтам и компаниям нефинансового сектора) возможность воспользоваться выгодами разделения труда и перераспределения риска. Тем не менее необходимо отметить, что в действительности очень трудно, чаще всего невозможно, четко разделить спекулятивную и инвестиционную стратегии, и участники рынка, хеджирующие свои сделки, нередко преследуют и спекулятивные цели.

Отметим, что история возникновения и развития рынка деривативов была обусловлена необходимостью хеджирования ценовых рисков, связанных с международной торговлей. Так, еще в конце XVIII века горнодобывающее предприятие в Калифорнии, продавая медь английской металлообрабатывающей компании, стремилось зафиксировать стоимость своего товара на момент его прибытия в порт Лондона. Металлообрабатывающая компания, в свою очередь, также хотела зафиксировать цену закупаемого сырья, чтобы подавать заявки на участие в строительных проектах по твердым ценам. Для осуществления своих целей обе компании через посредника, которым, чаще всего, был коммерческий банк, имеющий представительства в двух регионах, заключали деривативные сделки, хеджируя ценовые риски.

Таким образом, первоначально деривативы были связаны с товарно-сырьевой продукцией, которая является их базисным активом и в наши дни. Например, с помощью товарных фьючерсов и опционов фермеры и производители различной продукции страхуются от риска изменения цен на товарных рынках. Так, если компания планирует приобрести в будущем какой-либо товар или сырье, необходимые для ее производственного процесса, и опасается роста цен на них, то покупка фьючерсного контракта на данный актив на ту дату, когда предполагается покупка физического товара, станет страховкой от возможного роста цен в будущем.

Однако базисным активом могут быть практически любые финансовые индикаторы или финансовые инструменты. Так, существуют деривативы, основанные на долговых инструментах, кредитных рейтингах, банковских депозитах и даже на других деривативных контрактах. При этом подчеркнем, что в настоящее время финансовые деривативы – это самая большая группа производных инструментов.

Вместе с тем встречаются и более экзотические базисные активы. Например, на западных рынках базисным активом является погода: Чикагская товарная биржа (Chicago Mercantile Exchange, CME) торгует погодными фьючерсами с 1999 года, а на Лондонской бирже (London Stock Exchange, LSE) с 2001 года продаются фьючерсы на среднесуточную температуру в районах международных аэропортов Лондона, Берлина и Парижа. Причем месячный контракт на изменение температуры на один градус в районе Хитроу оценивается в три тысячи фунтов стерлингов [5, с. 93]. Отметим, что в контрактах на изменения температуры расчеты обычно проводятся относительно таких показателей, как «дни с отоплением» (heating degree days, HDD) и «дни с охлажением» (cooling degree days, CDD), то есть оценивается насколько среднедневная температура отличается от справочного уровня (обычно он составляет 18°C). В целом в настоящее время порядка 80% всех торгуемых деривативов на погоду связаны с температурой, но есть и другие погодные фьючерсы, опционы и свопы [1, с. 424]. Например, на крупнейшей мировой бирже деривативов Eurex заключаются фьючерсные контракты на ураганы.

Необходимо отметить особенность погодных деривативов: их базисный актив не торгуется на спотовом рынке. Это меняет принцип ценообразования на рынке погодных деривативов, так как невозможно спекулятивно создать дефицит актива для получения прибыли по срочным сделкам. Формирование цены погодных деривативов происходит на основе двух групп факторов: во-первых, на ожидании участников рынка относительно будущих погодных условий с учетом используемых методов их прогнозов; во-вторых, на соотношении спроса и предложения на погодные деривативы в соответствии с потребностями рынка.

Отметим, что по данным аудиторско-консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers (PwC) погодные условия влияют на доходы пятой части американской экономики. Так, низкие температуры приносят убытки компаниям строительной отрасли, теплые зимы – энергетическим компаниям, а засушливое или дождливое лето – фермерским хозяйствам. Деривативы позволяют компаниям регулировать свою хозяйственную деятельность, минимизируя риски, связанные с погодными условиями.

Совершенно очевидно, что погодные деривативы необходимы российской экономике как страховой инструмент, позволяющий привлечь дополнительные средства и снизить риски компаний реального сектора и региональных бюджетов. Например, заключая деривативные контракты на будущие поставки топлива в северные или отдаленные регионы страны, можно застраховаться от непредвиденных климатических изменений или других авральных ситуаций, которые потребуют дополнительных затрат от местных бюджетов. Однако в России рынок погодных деривативов не развит.

Отметим, что западные компании крупного и среднего бизнеса активно используют деривативы для оптимизации финансовых потоков и управления рисками изменения товарных цен, процентных ставок и курсов валют. Так, по данным Международной ассоциации свопов и деривативов в 2009-2011 годах 95% из 500 крупнейших компаний мира и 60% из 7300 компаний (около 80% капитализации нефинансового сектора мировой экономики) использовали деривативы не только для хеджирования валютных, процентных и сырьевых рисков, но и для снижения процентных ставок по кредитам, для увеличения оборотного капитала и его рентабельности [7]. Например, с помощью такого распространенного дериватива, как FRA (Forward Rate Agreement), компания может защитить свои интересы от изменения уровня процентной ставки в течение кредитного периода.

Важно подчеркнуть, что не только компании используют деривативы для эффективного управления своим бизнесом. Некоторые страны, экономика которых зависит, в основном, от одного продукта, страхуют государственные бюджеты с помошью деривативов. Например, в ЮАР разработана программа по использованию деривативов, основанных на золоте, для хеджирования доходов казны. А в американском штате Техас, бюджет которого зависит от продажи нефти, активно используются различные деривативные стратегии для хеджирования рисков, связанных с изменениями цен на это сырье [2, с. 58].

В настоящее время многие российские компании используют валютные свопы, форварды и другие деривативы для хеджирования своих рублевых обязательств. Например, компания ОАО «ЕвроХим», специализирующаяся на продаже минеральных удобрений, последние несколько лет хеджирует риски с помощью расчетных форвардных контрактов, валютных свопов и колл-опционов. Так, в первом полугодии 2011 года компания, продав европейские колл-опционы на 10 млн. принадлежащих ей акций немецкого производителя калийных удобрений K+S AG, не только захеджировала риски, но и получила премию в размере 246 млн. рублей. В целом за этот период времени «ЕвроХим», используя деривативы, получил дополнительную прибыль в размере 1,73 млрд. рублей (общий размер прибыли компании за этот период составил 20,9 млрд. рублей). А российская компания ОАО «Уралкалий» при размещении своих облигаций под 8,25% годовых захеджировала свои обязательства валютно-процентным свопом [3, с. 1].

Вместе с тем следует остановиться на таком важном моменте: за последние 25 лет многие компании реального сектора экономики превратили свои финансовые департаменты в центры получения прибыли с помощью спекуляций с деривативами. Однако использование деривативов не только для проведения операций хеджирования, но и для работы на спекулятивных рынках, может привести к потере всех вложенных в спекуляции средств и даже стать причиной банкротства компании. Так, в начале 1991 года компания Allied Lyons, специализирующаяся на продаже алкогольных напитков, потеряла 269 млн. долларов (примерно 20% плановой прибыли на 1991 год) из-за того, что, хеджируя риски, одновременно проводила спекулятивные операции с опционами, базисным активом которых была волатильность курса доллара к фунту стерлингов [6, с. 90]. Немецкая металлообрабатывающая и машиностроительная компания Metallgesellschaft (MG) в конце 1993 года решила захеджировать ценовые риски, одновременно проводя спекулятивные операции с нефтяными фьючерсами. В результате такой диверсифицированной стратегии компания потеряла 1,3 млрд. долларов и избежала банкротства только за счет государственной финансовой помощи в размере 1,9 млрд. долларов. А в 1994 году компания Procter & Gamble, оптимизируя затраты на финансирование с помощью процентных свопов с левереджем (покупка ценных бумаг с использованием заемных средств с целью увеличения прибыли), потеряла 35 млн. долларов [4, с. 89, 223].

В заключение подчеркнем, что деривативы являются уникальным инструментом, позволяющим компаниям реального сектора экономики оптимизировать финансовые потоки и хеджировать риски. Но, разрабатывая стратегии хеджирования, компаниям необходимо ориентироваться на минимизацию рисков, а не на получение спекулятивной прибыли.


Литература:

  1. Буренин А.Н. Форварды, фьючерсы, опционы, экзотические и погодные производные. М.: ООО «НТО», 2011.

  2. Гурвич В. Деривативы без директивы // Валютный спекулянт, 2004, № 1.

  3. Елькова О. «ЕвроХим» научился зарабатывать на деривативах // РБК daily, 18 августа 2011.

  4. Жак Л. Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG. – М.: Альпина Паблишер, 2012.

  5. Cao M., Li A., Wei J. Precipitation Modeling and Contract Valuation: A Frontier in Weather Derivatieves // The Journal of Alternative Investments, Fall 2004.

  6. The Economist, Oops, again. March 23, 1991.

  7. Официальный сайт ISDA [Электронный ресурс]. Режим доступа: www. isda.org.


1



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle