Библиографическое описание:

Калашникова С. А. Анализ структуры внутренних ресурсов личности в условиях зрительной депривации // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 240-242.

Происходящие в современном обществе изменения обусловливают повышение требований к адаптационным возможностям человека, к его персональным ресурсам. Вместе с тем для значительной части различных социальных групп данные требования оказываются превышающими их актуальные возможности. Это связано с ограничением ресурсов для эффективной социализации, связанным с явлениями психической депривации. К данной категории людей могут быть отнесены лица с ограниченными возможностями здоровья, в том числе, лица с глубокими нарушениями зрения.

В связи с имеющимися проблемами биологического характера инвалиды по зрению испытывают на себе влияние психической депривации, обусловленной различными объективными и субъективными факторами. Обращаясь к выделенным Лангмейер Й., Матейчек З. видам психической депривации, следует отметить, что при глубоких нарушениях зрения имеет место сенсорная депривация, связанная с понижением количества сенсорных стимулов и их ограниченной изменчивостью; когнитивная депривация, возникающая как вторичный эффект сенсорной депривации и определяющая недостаточную возможность понимать, предвосхищать и регулировать происходящее; депривация идентичности (социальная), связанная с ограничением возможности для усвоения автономной социальной роли [3]. Возможны и другие виды депривации, которые преимущественно являются вторичными относительно сенсорной депривации.

Психическая депривация трактуется как психическое состояние, возникшее вследствие жизненных ситуаций, связанных с недостаточной мерой удовлетворения некоторых основных психических потребностей в течение длительного времени. В связи с такой трактовкой понятия Лангмейер Й., Матейчек З. вводят понятие «депривационная ситуация». Это такая жизненная ситуация, в которой отсутствует возможность удовлетворения основных (жизненных) психических потребностей, в том числе, потребности в определенном количестве, изменчивости и виде (модальности) стимулов; потребности в основных условиях для дей­ственного учения; потребности в первичных общественных связях (особенно с материнским лицом), обеспечивающих возможность действенной основной интеграции личности; потребности общественной самореализа­ции, предоставляющей возможность овладения раздельными общественными ролями и ценностными целями [3]. Весь комплекс условий, в которых осуществляется жизнедеятельность человека с глубокими нарушениями зрения, создает «депривационную ситуацию» и может быть обозначен понятием «особые условия жизнедеятельности».

Е.В. Потапова рассматривает категорию «особые условия жизнедеятельности личности» относительно лиц с проблемами в развитии и определяет их как «внешние обстоятельства медико-биологического, социально-правового, учебно-воспитательного и внутренне психологического характера, детерминирующие совокупность способов взаимодействия человека с внешним миром (как природным, так и социальным) на основе его адаптации к окружающей действительности и субъектной активности, определяющие эффективность самореализации личности в различных видах деятельности» [5, с. 9]. В такой интерпретации понятие «особые условия жизнедеятельности» в большей степени отражает объективную сторону бытия, внешние ресурсы личности. Вместе с тем жизнедеятельность человека, осуществляемая в системе «человек – жизненная среда», в большей степени регулируется субъективными факторами. Внешние ресурсы чаще всего в жизненном пространстве людей с нарушениями психофизического развития оказываются ограниченными, поэтому по большей части внутренние ресурсы принимают на себя компенсаторную функцию, а, следовательно, требуют большего напряжения для эффективного самоосуществления, поддержания оптимального уровня ресурсности и сохранения психологического здоровья субъекта.

И.П. Волкова, ссылаясь на исследования Агеева Е.Д. (1981, 1999), Солнцевой Л.И. (1980,1998), Сорокина В.М. (2003) и др., отмечает, что наличие глубокой зрительной патологии, как и любого другого дефекта, может приводить к нарушению равновесия и взаимодействия человека с предметной и социальной средой и обусловливать нарушения адаптации на всех уровнях функционирования человеческой психики – психофизиологическом, психологическом, личностном, социально-психологическом [1]. Адаптация осуществляется посредством актуализации и использования ресурсов личности.

В психологии понятие «ресурсы» связывается с адаптацией и преодолением трудных жизненных ситуаций. Ресурсы – это «…те индивидуальные особенности, в зависимости от которых задачи мобилизации, адаптации к стрессовой ситуации, ее преодоления и предотвращения неблагоприятных последствий решаются легче или, напротив, труднее» [4, с. 41]. Современные подходы к исследованию личности в различных условиях жизнедеятельности (Посохова С.Т., Бурлачук А.Ф., Коржова Е.Ю., Василюк Ф.Е., Леонтьев Д.А. и др.) позволяют рассматривать взаимодействие в системе «человек - жизненная среда» как актуализацию внутренних ресурсов личности. Личностные ресурсы могут быть представлены как система способностей человека к устранению противоречий с жизненной средой, преодоления неблагоприятных жизненных обстоятельств посредством трансформации ценностно-смыслового измерения личности, задающего ее направленность и создающего основу для самореализации [2].

И.П. Волкова, исследуя проблемы социальной адаптации и интеграции людей с глубокими нарушениями зрения, вводит понятие «адаптационно-интеграционный потенциал личности», которым обозначает интегральное личностное образование, представляющее собой систему разноуровневых индивидуально-типологических и личностных характеристик, опосредующих субъектную активность незрячих и слабовидящих людей в процессах социализации. По мнению автора, адаптационно-интеграционный потенциал личности выполняет в интеграции самореализационную функцию, обеспечивает внутреннюю готовность инвалидов по зрению к партнерскому взаимодействию, стремление к самораскрытию, развитию способностей и личностному росту в процессе включения в общество. В структуре адаптационно-интеграционного потенциала личности И.П.Волкова выделяет четыре базовые составляющие: коммуникативные свойства и установки, ценностно-смысловые характеристики, обеспечивающие сознательную активность личности, неосознаваемые механизмы личностной активности (Эго-защиты, неосознаваемые компоненты жизненного опыта), биосоциальные характеристики и аномальные факторы (индивидуально-типологические свойства, пол, возраст, степень зрительного нарушения, время утраты/снижения зрения, длительность жизнедеятельности в условиях зрительной депривации) [1].

С целью анализа личностных ресурсов лиц с нарушениями зрения в нашем исследовании были использованы следующие психодиагностические методики: шкала Д.А. Леонтьева «Смысложизненные ориентации», тест жизнестойкости С. Мадди, адаптированный Д.А.Леонтьевым, Е.И.Рассказовой, опросник «Типы поведения в стрессовых ситуациях» С.Нормана, копинг-тест Р.Лазаруса, опросник «Потери и приобретения персональных ресурсов» Н.Водопьяновой, М.Штейн. В исследовании приняли участие лица с глубокими нарушениями зрения (18 человек) в возрасте от 31 до 79 лет, имеющие приобретенный дефект. Анализ эмпирических данных осуществлялся с вычислением основных статистических показателей, использованием факторного анализа. Математико-статистические процедуры проводились посредством программы Statistica 6.0. К интерпретации факторов были привлечены только признаки, маркирующие факторы с нагрузкой более 0,7.

В результате была получена структура факторов, представленная в таблице 1.

Таблица 1

Факторная структура данных диагностического комплекса.

Факторы

Объяснимая дисперсия, %

Переменные (факторные нагрузки)

1 фактор

«Осмысленность жизни»

31,1

Локус контроля - Я (0,88), Цели в жизни (0,88), Процесс жизни (0,79), Приобретения (0,76)

2 фактор

«Психологическая защита»

22,28

Положительная переоценка (0,85), Потери (0,85), Самоконтроль (0,84), Бегство-избегание (0,79)

3 фактор

«Жизнестойкость»

11,29

Принятие ответственности (-0,78), Контроль (0,77), Жизнестойкость (0,77), Проблемно-ориентированный копинг (0,76)

4 фактор

«Поведение в стрессовых ситуациях»

10,99

Стратегия, ориентированная на избегание (0,89), Стратегия поиска социальной поддержки (0,86), Стратегия отвлечения (0,72)


Проведённая факторизация показала, что фактор «Осмысленность жизни» является ведущим по уровню дисперсии. По своим содержательным характеристикам он отвечает за убеждение в том, что человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать и реализовывать решения; наличие в жизни целей в будущем, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу; восприятие процесса жизни как наполненного смыслом в условиях гармонии и стабильности взаимоотношений; высокий уровень стрессоустойчивости, связанный с приобретением и сохранением внутренних ресурсов. Локус контроля – Я является доминирующей переменной в данном факторе, что позволяет обозначать убежденность в возможности контролировать свою жизнь и процесс самореализации в качестве наиболее значимого личностного ресурса в исследуемой выборке.

Второй фактор «Психологическая защита» включает переменные, раскрывающие наиболее значимые стратегии психологической защиты. Следует отметить, что копинг-стратегии, связанные с положительной переоценкой и самоконтролем (усилением по регулированию своих чувств и действий), могут рассматриваться в качестве позитивных психологических защит. Вместе с тем фактор показывает значимость стратегии защиты, связанной с мысленным стремлением и поведенческими усилиями, направленными на избегание проблемы. Отмеченные стратегии защиты проявляются в связи с появлением в жизни факторов, представляющих угрозу адаптации.

Третий фактор «Жизнестойкость» отвечает за убежденность в необходимости активно и самостоятельно выбирать свой путь, несмотря на отсутствие гарантии успеха, ориентацию на решение проблемы. При этом следует отметить, что указанные характеристики в исследуемой выборке сопряжены с нежеланием признавать свою роль в проблеме и ее решении. Думается, данная комбинация переменных может быть обусловлена особыми условиями жизнедеятельности, связанными с нарушениями зрения. Испытуемые на рациональном уровне понимают необходимость решения проблем, а на поведенческом уровне избегают брать на себя ответственность в связи с ограниченными возможностями.

Четвертый фактор «Поведение в стрессовых ситуациях» отражает значимость таких стратегий поведения в особо напряженных ситуациях как ориентация на избегание, поиск социальной поддержки и отвлечение. Ориентация на избегание решения проблемы является ведущей стратегией в данном факторе.

Полученные данные позволили выделить некоторые значимые психологические характеристики в структуре внутренних ресурсов личности в условиях зрительной депривации. Особо следует отметить представленность в структуре личностных ресурсов лиц с глубокими нарушениями зрения (независимо от возраста) стратегии психологической защиты, связанной с избеганием решения проблем. Данная переменная в том или ином виде вошла в структуру выделенных факторов и в достаточной степени может отражать один из ведущих способов реагирования инвалидов по зрению в особо напряженных жизненных ситуациях. Вместе с тем, показана значимость других, более конструктивных стратегий поведения. Это позволяет полагать, что в работе по социальной адаптации и реабилитации инвалидов по зрению эффективными будут методы, связанные с обучением конструктивным способам решения жизненных задач.

Отметим также, что рассогласованность переменных в содержании третьего фактора заслуживает дополнительного анализа, учитывающего время возникновения дефекта, возрастную и половую принадлежность испытуемых. Кроме того, она показывает исследователю недостаточную состоятельность стандартизованных методик самоотчета в исследовании поставленной проблемы. Полученные данные необходимо дополнять изучением поведенческих характеристик испытуемых, поскольку та информация, которая сообщается личностью в самоотчетах, может представлять собой лишь отражение влияния социальных установок или же намерений субъекта, которые не проявляются в деятельности. Особую актуальность данный факт приобретает в исследованиях, связанных с влиянием на личность факторов депривации, в которых жизненная реальность субъекта зачастую не соответствует либо общепринятым социальным представлениям, либо собственным представлениям субъекта.


Работа выполнена в рамках Государственного задания вузу Минобрнауки РФ, 6.3626.2011


Литература:

  1. Волкова И.П. Психология социальной адаптации и интеграции людей с глубокими нарушениями зрения: автореф. дисс… д-ра психол. наук. Санкт-Петербург, 2010. 43 с.

  2. Калашникова С.А. Личностные ресурсы как интегральная характеристика личности// Молодой ученый. – 2011. - №8 (31). – Том 2. - С. 84 – 87.

  3. Лангмейер Й., Матейчек З. Психическая депривация в детском возрасте. Прага: Авиценум, Медицинское издательство, 1984. 334 с.

  4. Леонтьев Д.А. Психологические ресурсы преодоления стрессовых ситуаций: к уточнению базовых конструктов // Психология стресса и совладающего поведения в современном российском обществе. Материалы II Международной научно-практической конференции. Кострома, 2010. Том 2. С. 40-42.

  5. Потапова Е.В. Психологическое сопровождение личности в особых условиях жизнедеятельности (на примере детей, больных сколиозом): автореф. дисс… канд. психол. наук. Новосибирск, 2010. 22 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle