Библиографическое описание:

Дюпина Ю. В. Белый цвет в поэзии В. Высоцкого // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 188-189.

В результате многолетних исследований лингвисты построили своего рода иерархию цветовых обозначений в разных языках. Так, по мнению Т.А. Михайловой, «минимальным набором» являются слова, обозначающие белый (светлый) и черный (темный) [3, с: 48]. Следовательно, именно эти цвета являются основными. В языке может не быть обозначений для остальных оттенков. Люди, владеющие этим языком, могут вообще не различать другие цвета, но белый и чёрный они обязательно назовут и распознают.

Белый – это идеально сбалансированный цвет, чистый и естественный. Традиционно он символизирует чистоту и святость, печаль, пустоту и смерть. В поэзии Высоцкого белый цвет часто получает традиционную интерпретацию, где он имеет позитивное содержание. В «Балладе о двух погибших лебедях» действие разворачивается в двух пространствах – земном и небесном:

Ну и забава у людей –

Убить двух белых лебедей!...

Она жила под солнцем – там,

Где синих звезд без счета...

Ты воспари – крыла раскинь –

В густую трепетную синь...

Двум белым ангелам сродни,

К земле направились они

Белым цветом в этом стихотворении маркируется все, что связано с небесным пространством: белые лебеди, белые ангелы. Здесь есть и синий, в этом контексте – цвет свободы, недосягаемости и простора (густая трепетная синь, синих звезд без счета). Однако автор изначально говорит о неизбежности конца этой свободы: уже в названии заявлена трагическая смерть белых лебедей, а строки «Ну и забава у людей // – Убить двух белых лебедей!» в начале баллады определяет дальнейшее развитие сюжета и отношение автора к происходящему. Авторские предпочтения подтверждаются выбором слов для описания земного пространства: здесь нет наименования темных цветов, но строки:

Трубят рога: скорей, скорей!

И копошится свита.

Душа у ловчих без затей,

Из жил воловьих свита

контрастируют с описанием любви белых лебедей.

Однако чаще всего белый в поэтических текстах В.Высоцкого – поливалентный цвет. Цветовые определения с использованием единиц данного микрополя почти всегда несут символическую нагрузку, выражая в зависимости от контекста те или иные дополнительные смыслы. Причем значение белого в творчестве Высоцкого далеко не всегда позитивно, «что в известной мере противоречит литературной (и общекультурной) традиции» [1, с: 142]. В стихотворении «Гололёд» белый цвет несёт в себе семантику обреченности, статичности и смерти. Безусловно, ошибкой было бы отнесение этого произведения исключительно к категории пейзажной лирики. Однако в песне, представляющей картину глобального безвременья и неустойчивости, автор рисует картину зимнего пейзажа, используя практически только одну примету этого времени года – гололёд:

Гололёд на Земле, гололёд

Целый год напролет гололёд.

Гололёд, гололёд, гололёд

Целый год напролет, целый год.

Нагнетание одного образа позволяет зрительно представить картину в белых тонах. В древней христианской символике белый цвет – символ причастности к ангельскому чину, лику блаженных, святых и т.д. Этот цвет традиционно обозначает чистоту, невинность и торжественность. В контексте же стихотворения «Гололед» он приобретает иную семантику. На самом деле, как утверждает Л.Н.Миронова, белый «неразделим с идеей абсолютного покоя, холода и пустоты, эквивалентом которого является смерть» [2, с: 174]. Поэтому белый – это и цвет погребальных саванов (как в нашем случае: «В саван белый одета планета // Люди, падая, бьются об лёд»), привидений, траурной раскраски и одежды у некоторых народов.

Сложная семантика белого реализуется и в другом произведении, где поэт снова рисует картину зимнего пейзажа – «Проделав брешь в затишье...». На этот раз белый цвет зимы, снега, позёмки, мороза и вьюги практически равняется темному цвету:

И битва идет с переменным успехом:

Где свет и ручьи – где позёмка и мгла...

А в зимнем тылу говорят об успехах,

И наглые сводки приходят из тьмы.

Это стихотворение является ярким примером того, когда белый (светлый) и черный (темный) вступают в синонимические отношения. «Белые рати зимы» приходят из тьмы и мрака, они же «бросают белый флаг», а мороз «играет с вьюгой свадьбу» (свадьба тоже несет в себе скрытую косвенную семантику белого), которая оказывается вовсе и не свадьбой, а дьявольским шабашем.


Литература:

  1. Купчик Е.В. Картина образного мира Александра Городницкого. – Тюмень, 2006. – 252 с.

  2. Миронова А.И. Цветоведение. – Минск, 1984. – 286 с.

  3. Михайлова Т.А. Понятие «цвета» как лексико-семантического квалификатора: К уточнению семантики древнеирландского gel // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. – М., 2003. – №5. – С. 43 – 53.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle